Четверг, 23.11.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Культура. Общество. Личность

    С. Беккулова. Благородное сердце
    № 12-2010

    И влюблённо свой век перелистывает…
    Булат Окуджава "Человек”

    Счастлив тот, кому в детстве привелось повстречать свою мечту. Особенно, если эта мечта имеет облик красивого, доброго, сильного человека, творящего жизнь своими руками.
    Для меня таким человеком на всю жизнь стал Шаукет Ахметжанович Хабибуллин (1914—1966).
    Родство  духовное
    Наверное, самый драгоценный дар небес в человеке — сердечность. Когда-то в юности мне привелось прочесть слова, ставшие пророческими. Тогда они спасли мою веру в жизнь. "Доброта никогда не ведёт к глупости”. Речь шла о жизни всемирно знаменитого художника, его взлётах и падениях, заблуждениях и победах. Возможно, мне очень повезло, потому что всегда, с самых ранних лет, встречались поразительной душевной красоты люди. Умные, высокие, добрые.
    Таким был Шаукет-абзи. Так звали его родные, прежде всего мама моя. Он был эталоном благородства, чуткости душевной и подлинной интеллигентности среди близких родственников по линии мамы. Нет, не самое близкое родство по крови сближает людей. Прежде — родство духовное. Оно — навсегда, не подвластно ни времени, ни переменам.
    Большая, тёплая, эта ладонь мягко ложится мне на голову и гладит, едва касаясь. А как радужно освещается мир от лёгкого бережного прикосновения! И тихий голос сверху ласково что-то говорит, говорит… Слов почти не слышно, но сердце замирает от благодарности и счастья. Это — самые ранние впечатления от встреч с Шаукет-абзи в нашей семье. Безгранично добрый, открытый, доверчивый, он заботливо и нежно относился к семье своей любимой племянницы, моей мамы, Сабиры Нурумжановны Балгожиной. Уже тогда, приходя в гостеприимный дом, утопающий в зарослях сирени и акаций, в свои 6-7 лет я ощутила трепет от сознания сопричастности чему-то большому и прекрасному. Это — труд, которому посвятил свою судьбу и жизнь выдающийся учёный, селекционер, уникальный человек Шаукет Ахметжанович Хабибуллин. Он — из когорты тех незаурядных личностей, что служили Отечеству без громких слов и ожиданий похвалы, служили делом — преданно, самоотверженно, бескорыстно. Сын репрессированного отца, он с детства познал тяготы жизни. Самым драгоценным даром судьбы оказалась любовь матери, Анайки, как звали её всегда и родственники, и знакомые, и все близкие люди. После окончания Талгарского сельхозтехникума Шаукет поступил в Тимирязевскую академию (Москва), которую окончил с отличием. Рядом всюду была маленькая хрупкая мама, хлопотавшая о благополучии единственного сына, окружая его заботой и любовью. Великолепная хозяйка, она готовила, как никто. Из картофеля ею были создаваемы шедевры кулинарного искусства — до 14-ти блюд. И юные сокурсники Шаукета с восторгом принимали её талант, называя не иначе как "наша Анайка”. Знал ли кто-либо из них, что "Анай” значит "Мама”? Важно другое. Любя и почитая любознательного, интеллигентного сына с утончённо-аристократическим мировосприятием и твёрдым убеждением в силу и красоту мира, молодёжь искренне восхищалась беззаветной и трогательной опекой маленькой женщины над большим и, казалось, вполне самостоятельным молодым человеком. Так было всегда, и много позже завершения учёбы, отъезда в Казахстан, домой, и до конца дней.
    Анай-Шамсуруй
    Мне Анайка помнится изящной женщиной с тонким морщинистым личиком и натруженными руками, вечно что-то пекущими, стряпающими, словом, творящими чудо домашнего очага, его тепло, аромат, магическую притягательную силу. Всё — без слов и лишних движений. Всё бесконечно ласково и мерно, незаметно в череде дней, часов, лет. Ароматы её кухни навсегда сохранятся в моей памяти символами благополучия душевного и телесного. Тихо, мягко умела она заставить возжелать от её стола, даже если ты ничуть не голоден, если спешишь и опаздываешь, если занят неотложными делами. Лёгкий наклон головы, взгляд, едва приметная улыбка — и ты уже готов, нет сил отказаться. А потом блаженное состояние умиротворения и нежелание отрываться от яств, столь искусно и с любовью созданных и предложенных… Парамаш, баурсак, палау, чак-чак, лагман, сурпа… Бессчётное число блюд и угощений, безмерная нежность и забота, помноженные на неустанный труд, рождающий чувство бесконечности жизни — это всё милая наша Анайка, оставившая мир в 90 лет, пережив сына почти на три десятилетия.
    Прежде не задумываясь о степени родства, лишь теперь узнала, что Анайка — сестра моей прабабушки Ани, что зовут её Шамсуруй.
    Одна из шести сестёр, она была особенно любима отцом, который самые важные решения и дела поручал только ей со словами: "Она знает!”.  И не ошибся. Спустя годы, познав счастье любви и материнства, потеряв репрессированного мужа, эта маленькая женщина показала себя самой стойкой и сильной, воспитав единственного сына одна, дав ему образование, а впоследствии испытав горе его ухода и счастье видеть и растить двоих внуков — Рустема и Миру и правнучку Саиду.
    Рустем
    Рустем с детства был похож на отца, и Анайка нередко, как бы оговариваясь, называла его Шаукетом. Гамбария-тате, супруга Шаукет-абзи, впервые увиденная мной в том же 6-летнем возрасте, поразила воображение необычностью. Миниатюрная, энергичная, большеглазая, она была полной противоположностью своего большого, несколько медлительного тихоголосого мужа. Она была в юности балериной, танцевала в Киевском театре оперы и балета. В ней кипела жизнь, и властный голос звучал повелительно и звонко всё время: и за уставленным блюдами огромным столом, и в зале-кабинете, и на кухне. А мягкий тенор Шаукет-абзи, словно резонируя, вносил покой. Ему вторила, почти беззвучно, Анайка, тенью возникая из-за спин шумных гостей-родственников и тихой улыбкой и взмахом ручки рождая гармонию уюта и нежности. Ни словом не обмолвившись о бедах своей жизни, ни в юности, ни в молодости, ни тем более в зрелости и старости, эта удивительная в стойкости и душевной красоте пара Мать-Сын заставляла даже в мимолётной мысли о них биться сердце учащённо, рождая ответственность и неизменное благоговение, как ответную реакцию. Не ошибусь, утверждая, что в генах наших течёт кровь предков самых близких по родству. Тому доказательством — не отдельные черты характера мамы моей и отца — в моём случае, но весь духовный и материальный облик Рустема, воплотивший стержень отцовской натуры — страстной, благородной, преданной. Подросли его дети, внуки Шаукет-абзи, Илюша и Алёна, строя свою жизнь на другом континенте, в Америке. А в Алматы растёт правнук Ален, продолжая поколение Хабибуллиных.
    Дело  жизни
    То большое дело жизни, что было фундаментальным трудом биографии, Шаукет-абзи оставил в своих книгах, в научных трудах по селекции. Дело огромной важности не только в масштабах Казахстана, а прежде — Советского Союза, но в ареале общемировом — возрождение к жизни фруктов и плодов на нашей, казахской земле — вот задача, которую решал кропотливо и неистово Шаукет-абзи. Он разбивал сады, выводя новые сорта чудо-плодов в пригороде Алма-Аты, проводя там денно и нощно всё своё время. Ночевал на земле под деревьями, дабы не пропустить заветный миг и час творения жизни в одухотворённом существе, живом и своенравном. И рождались новые, сказочно прекрасные, ароматные и сочные, тугие и яркие персики, груши, яблоки, сливы… Особо болела его душа о яблоках. Те легендарные алмаатинские яблоки, что сейчас знакомы всему миру и до сих пор благоухают в памяти стариков несказанной свежестью, благодатным вкусом, были заботой и тревогой номер один. Так переживать можно разве что за своих детей. А маленький Рустем рядом с отцом многие часы проводил на опытных участках, помогая, как мог, всеми силами стремясь быть полезным уже нездоровому Шаукет-абзи. Болела не только душа, серьёзно болело сердце, подорванное этим отнимающим все силы трудом. Чтобы дарить радость, надо все силы отдать служению одному делу — это знал Шаукет-абзи всегда. И в 52 года сердце его биться перестало.
    Осталось дело — созданный им Казахский институт земледелия и плодоводства, коллеги-сотрудники. Остались родные, близкие, наследники. Осталась любимая земля — Казахстан, которая возрождает лучшие из его надежд и чаяний — сделать эту землю самой плодоносной, счастливой, радостной, вечно цветущей.
    Бесценный  подарок
    15 лет — вполне сознательный возраст, не так ли? Чудесное весеннее утро, дома — мы вдвоём с мамой, легко и светло на душе. Звонок в дверь. Распахиваю, а на пороге — ласково и чуть смущённо улыбаясь, возникает мой обожаемый Шаукет-абзи. Никогда прежде такого не случалось — один, без предварительного звонка… Мама, лучась радостью, захлопотала с угощением, оставив меня в гостиной с чудо-гостем. А он как-то очень серьёзно поинтересовался моим кругом чтения и предложил обязательно прочесть новую повесть знаменитого учёного, хирурга и писателя Николая Амосова "Записки из будущего”. И добавил, что их опубликовал журнал "Наука и жизнь” в двух номерах. А потом сказал: "Возьми эти журналы и оставь себе”.
    У нас принято было в семье в присутствии старших не задерживаться за столом. Однако на этот раз произошло иначе. Мамин взгляд, укоризненно брошенный на меня, вдруг обратился на гостя. Мягко, но убедительно он сказал: "Сабира, дочь твоя уже вполне взрослый человек, не стоит ей уходить. Мы обо всём поговорили”. И заспешил, извиняясь: "Мне нужно домой, ещё много дел, не обижайтесь”. Растерянно проводив, мама требовательно поинтересовалась темой нашей беседы. И я, запинаясь от волнения и радости, что меня посчитал уже взрослым человеком сам Шаукет-абзи, поделилась своим впечатлением. Счастливая сознанием этой встречи и этой беседы, я жила весь день в состоянии окрылённости. Ощущение чего-то огромного, прекрасного наполняло душу.
    А на следующее утро мы, смеясь, стояли с мамой у окна, когда раздался телефонный звонок. В трубке рыдающий голос прокричал беспомощно: "Сауле, папа, папа умер!”. Это была дочь нашего Шаукет-абзи. Словно небо рухнуло на землю. Дрожа, мы с мамой собрались и поехали в тот дом.
    И было прощание под весенне-ярким небом, вереницы машин и горестные заплаканные лица, море людей — разных, коллег, знакомых и незнакомых. Всё слилось в реквием по утраченному навек дорогому человеку.
    "Записки из будущего” прочла на одном дыхании и захлебнулась от рыданий, внезапно осознав — зачем случился этот подарок. Он всё знал заранее и поторопился успеть. Вещь, написанная в жанре научной фантастики, ныне мало похожа на вымысел! Скорее, это исповедь учёного. Делающего выбор: влачить жалкие долгие годы, смирившись со смертельным недугом, или разом уйти, успев в короткий срок сделать всё самое главное, оставив свои знания и тело науке для людей будущего. Выбрал последнее спокойно и твёрдо, в полном сознании правильности пути. И я потрясённо поняла — так вот о чём говорил со мной мой Шаукет-абзи, вот что оставил в подарок!
    Оказалось, накануне он сбежал из кардиологии, чтобы увидеться в нашем доме.
    Долгие-долгие годы боль не стихала, чтобы лишь совсем недавно, уже после ухода из жизни мамы моей, взойти в сердце благодарной памятью и светом любви. Бесценный дар — в наследство.
    г. Алматы.
    Категория: Культура. Общество. Личность | Добавил: Людмила (06.02.2011)
    Просмотров: 725 | Теги: Сауле БЕККУЛОВА | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz