Среда, 13.12.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Культура. Общество. Личность

    С. Сатаева. Путешествие из Алматы в Петербург и Москву
    № 5, 2010

    Сауле САТАЕВА,
    архивист Центрального государственного архива КФДЗ Республики Казахстан,
    соискатель Института востоковедения

    Сначала краткое пояснение о моём отце.
    Амантай Рахимжанович САТАЕВ, сын шахтёра из Караганды (погиб-
    шего на шахте вскоре после войны), уехал в Москву, практически не зная
    русского языка, но быстро его освоил. Там закончил два вуза — историко-
    архивный и Литературный им. М. Горького, сбор материалов для своих
    произведений он начал ещё в студенчестве, впоследствии занял особое
    место в казахской литературе: одни знают его как первого историка-архи-
    виста, другие как писателя и драматурга, третьи как кинодокументалис-
    та. Амантая Сатаева называли "ходячей энциклопедией”. Достойно пре-
    творивший свои знания в созданных работах, он и после ухода из жизни
    продолжает интересовать читателей своими творениями. В его дом при-
    ходят те, кому интересна история, исследователи, продолжающие его дело.
    Круг имён, которые он изучал, необычайно широк и разнообразен, но свя-
    зывает их один-единственный критерий его интересов — не принадлеж-
    ность к какой-нибудь национальности или клану, а вклад известной лич-
    ности в историю его народа. В этом ряду Аттила и Аблайхан, Шлиман и
    Тарас Шевченко, Чокан Валиханов и Николай Вавилов… Подвижничес-
    кий и бескорыстный труд Амантая Сатаева только сейчас начинает рас-
    крываться с должной полнотой.

    Петербург
    Всё, о чём вы, дорогой читатель, прочитаете ниже, связано с Петер-
    бургом и казахской землёй, связь эту уже третий век осуществляют пред-
    ставители науки и культуры Казахстана и России.

    1971 год. Семипалатинск.
    К 1-0-летию Фёдора Достоевского от-
    крывается литературно-мемориальный музей великого русского писате-
    ля в доме, где он жил в 18-7-18-9 годах. Здесь, на берегах Иртыша,
    окрепла дружба между Ф. Достоевским и Ч. Валихановым. Это одна из
    самых светлых и поэтичных страниц истории обеих стран. Среди пер-
    вых экспонатов музея — первые издания романов писателя "Преступле-
    ние и наказание”, "Подросток”, "Братья Карамазовы”. Первыми помогли
    в создании коллекции писатель Сергей Марков и академик Алькей
    Маргулан. В музее хранится последнее письмо академика, в котором он
    наказывает создать секцию Валиханова при музее. Сергей Николаевич
    прислал рукописи стихотворений, посвящённых Достоевскому и Вали-
    ханову. Много лет А. Сатаев являлся научным консультантом этого му-
    зея, содействовал открытию стационарной выставки "Жизнь и деятель-
    ность Ч. Ч. Валиханова” в 1984 году.

    1977 год. Ленинград.
    Из дневника участника Дней казахской ли-
    тературы Амантая Сатаева. "27 июня — 3 июля. В прославленном городе
    на Неве стоит прекрасная погода. Программа встреч, бесед и поездок
    была разнообразной, казахские литераторы встретились с известными
    деятелями культуры — М. Дудиным, А. Чепуровым, В. Фёдоровой, Г. Горы-
    шиным и многими другими литераторами. Говорили о дружбе, о помощи,
    которую оказал Казахстан в годы блокады и в послевоенные годы, о вза-
    имном творческом обмене. Были тёплые слова благодарности”.
    Один из собеседников отца вспоминал, как в годы блокады не поте-
    рять дух ему помогли несколько яблок из Алма-Аты, каким-то чудом попав-
    шие в блокадный Ленинград по "Дороге жизни”: "Запах этих яблок, их
    необыкновенный красный цвет, цвет солнца и жизни, помог мне выжить”.

    "30 июня.
    Кабинет директора Эрмитажа, академика Бориса Бори-
    совича Пиотровского. Он рассказал нам об истории создания Эрмитажа,
    о днях блокады…Прошлись по залам, были в Восточном отделе, осмотре-
    ли казан из мечети Ходжа Ахмета Яссави. Чай в кабинете Б. Б. Пиотров-
    ского, беседа академика с казахскими литераторами”.
    Позже отец рассказывал, что во время беседы академику Пиотров-
    скому очень понравилась его осведомлённость в истории, и Борис Бори-
    сович предложил ему показать то, что хранилось в запасниках Эрмита-
    жа. Вместе они до глубокого вечера общались, рассматривая уникаль-
    ные экспонаты. Незабываемая встреча. Несколько лет спустя, работая в
    Обществе охраны памятников культуры, мой папа был одним из тех, кто
    содействовал возвращению священного казана на родину.

    "30 июня.
    Пушкинский дом. Встреча и беседа с директором — Фё-
    дором Яковлевичем Приймой, доктором филологических наук, лауреатом
    Ленинской премии, учёным секретарём Сергеем Александровичем Фоми-
    чёвым, ст. научным сотрудником хранилища древнерусских рукописей
    Глебом Маркеловым, ст. научным сотрудником хранилища рукописей
    писателей Беллой Наумовной Капилуш, ст. научным сотрудником храни-
    лища Пушкинской рукописи Риммой Ефремовной Теребениной”.

    "3 июля.
    10.00. Ездили в Петродворец. Ровно в 11.00 заработали
    фонтаны Петергофа. Нашим экскурсоводом была главный хранитель
    Большого Дворца Елена Григорьевна Мясоедова. Прекрасный и содержа-
    тельный рассказ”.
    Отношение к литераторам было очень радушным, даже экскурсию
    по центральным площадям Ленинграда вела поэтесса, уроженка Казах-
    стана Елена Андреевна Кумпан.
    По возвращении из Ленинграда отец приступает к изучению ещё не
    исследованной темы — "Жизнь Чокана Валиханова в Санкт-Петербурге”.

    1985 год. Алма-Ата.
    Празднование 1-0-летия Чокана Валиханова
    и работа научно-теоретической конференции, приуроченной ко дню рож-
    дения Ч. Валиханова. А. Сатаев — один из организаторов этих меропри-
    ятий.

    2009 год. Петербург.
    17 декабря открывается выставка "Казахи в
    Санкт-Петербурге. XIX — начало XX века”. Глубоко символично, что эта
    выставка подготовлена Литературно-мемориальным музеем Ф. М. Дос-
    тоевского в Петербурге. В рамках выставки — презентация книги "Чокан
    Валиханов в Петербурге”. И проходит она как раз в то время, когда здесь
    жил и работал 1-0 лет назад Чокан Валиханов.
    Одним из авторов идеи выставки стала руководитель автономной
    некоммерческой организации Санкт-Петербурга "Диалог культур” Мак-
    пал Мусина. Дочь известных в нашей республике деятелей культуры и
    науки, соединив таланты сво-
    их родителей, она работает
    над созданием проектов, кото-
    рые призваны объединять и
    продолжать культурные тра-
    диции, развивать связи меж-
    ду Казахстаном и Россией.
    Хочется немного рассказать о
    её семье:
    Шахан Мусин (1913—
    1999) — народный артист
    КазССР, в жизни которого
    были и тяжёлые страницы,
    когда он был подвергнут реп-
    рессиям с 1938 по 19-4 год,
    однако Сибирь и Колыма не
    сломили сильного человека и

    Путешествие из Алматы ...

    Макпал Мусина.
    талантливый актёр продолжил свою сценическую деятельность, создав
    много незабываемых образов в театре и кино.
    Рабига Сыздыкова, мама Макпал — академик, профессор, доктор
    филологии, известный в нашей стране абаевед, лингвист, является на-
    ставником молодых учёных и продолжает свою научную деятельность.
    Директор музея Ф. М. Достоевского в Петербурге, заслуженный ра-
    ботник культуры России Наталья Туймебаевна Ашимбаева, один из орга-
    низаторов выставки — необыкновенная женщина, прекрасный специа-
    лист, также имеет непосредственное отношение к Казахстану.
    Её отец Туймебай Ашимбаев (1918—199-) — известный в республи-
    ке экономист, академик, профессор, доктор наук, участник Великой Оте-
    чественной войны, после которой он был обвинён в национализме, аре-
    стован и подвергнут репрессиям, шесть лет находился в лагере, после
    реабилитации продолжил научную карьеру, стал директором Института
    экономики, где работал вплоть до своей кончины. Наталья Туймебаевна
    вспоминала, как однажды её мама возила маленькую дочь на свидание
    к отцу, лагерь располагался под Ленинградом, и она была свидетелем
    той обстановки, в которой, как теперь известно, приходилось выживать,
    подниматься и достигать своих высот действительно незаурядным, та-
    лантливым и сильным духом личностям.
    Но идея выставки не смогла бы претвориться в жизнь без поддерж-
    ки министра культуры и информации Республики Казахстан Мухтара
    Абраровича Кул-Мухаммеда, о чём неоднократно говорила Макпал, вы-
    ражая министру искреннюю благодарность: он поддержал этот гранди-
    озный замысел ещё не будучи министром, проект, к которому в наши
    дни "разобщённости” многие отнеслись скептически. Слишком уж далё-
    ким казался Санкт-Петербург, да и события эти имели место даже не в
    прошлом веке. При поддержке министра вышли две последние из четы-
    рёх книг А. Сатаева — "Алашты¦ асылдары” и "Т-л тарихымызда¦
    т-ны¬ынан”. Готовится рукопись его новой книги теперь уже на русском
    языке, куда войдёт и пьеса о Чокане Валиханове "Последний день вес-
    ны”. Книга будет интересна и российскому читателю, потому что она и
    о представителях других народов, чья судьба связана с Казахстаном.
    Но вернёмся в Петербург.
    17 декабря 2009 года, 16 часов.
    Мороз-
    ный день не помешал собраться в музее учёным, коллегам, гостям, репор-
    тёрам. Наталья Туймебаевна, как хозяйка дома, накануне очень волнова-
    лась, но сейчас спокойно и очень интересно отвечает на вопросы телека-
    налу "Мир”. Макпал Мусина в праздничном национальном камзоле, она
    счастлива — сегодня итог почти двухлетней подготовительной работы.
    Слышится музыка, домбра заиграла в доме Достоевского, а может, она
    уже звучала здесь 1-0 лет назад? Я вижу и студентов, слышится казах-
    ская речь, очень уютно и тепло здесь, в доме Достоевского, по адресу:
    Кузнечный пер., -/2. Выставка была открыта в дни празднования неза-
    висимости Казахстана, о чём с большой гордостью говорили её организа-
    торы от Казахстана заместитель председателя Комитета по культуре Ми-
    нистерства культуры и информации РК Ильяс Манашевич Козыбаев и
    генеральный консул Республики Казахстан в Петербурге Жумабек Кожа-
    евич Кеншимов, отметивший, что это, несомненно, плодотворный резуль-
    тат работы обеих стран. Выставка действовала до конца января 2010
    года, её посетили очень многие, кому интересна наша общая история.
    Экспозиция включила в себя ёмкие и информативные разделы:
    Пребывание в Санкт-Петербурге казахских посольств и депутаций.
    Связи с Петербургом хана Жангира и его потомков.
    Чокан Валиханов в Петербурге.
    Казахи и музейные коллекции.
    Казахи — выпускники петербургских учебных заведений.
    Казахи в Государственной Думе.
    Среди тех, кто предоставил для выставки подлинные предметы,
    документы и фотографии, значится и семья Амантая Сатаева, в частно-
    сти, он автор работы "Набережные, помнящие Чокана”, опубликованной
    в 1984 году в "Вестнике Общества охраны памятников КазССР”. Вместе
    с известным художником Мэлсом Ержановым отец приезжал в Ленин-
    град и исследовал маршруты, по которым ходил Чокан Валиханов, со-
    ставил список имён официального и научного, литературного и светско-
    го Петербурга, входивших в круг его общения.
    Макпал во время приезда в Алматы, беседуя с доктором историчес-
    ких наук Едиге Валихановым, поделилась своими планами по проекту,
    рассказала о замысле создать список имён и своеобразную карту путей,
    по которым шагал наш великий предок в городе на Неве. Тут учёный и
    поведал ей о писателе Сатаеве, о его исследованиях, посоветовав свя-
    заться с его семьёй.
    В экспозицию вошли документы, малоизвестные широкой аудито-
    рии. Вот на снимке Чингисхан-Губайдулла Жангиров (1840—1909) и
    Николай Северцов (1827—188-). Оба получили блестящее образование.
    Один закончил Пажеский корпус, начал военную карьеру корнетом лейб-
    гвардии, другой, кандидат естественного отделения физико-математи-
    ческого факультета Московского университета, незадолго до их встречи
    был вызволен из кокандского плена в 18-8 году, проведя месяц в городе
    Туркестане. Если приглядеться к изображению, то видны шрамы на
    лице Н. А. Северцова.
    Военную карьеру князь Чингисхан-Губайдулла Жангиров закончил в
    чине генерал-майора. За участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.
    на Балканском полуострове генерал-майору Чингисхану было вручено
    золотое оружие с надписью "За храбрость”, он прошёл войну, заведуя
    всеми телеграфными линиями, начальником движения телеграфной кор-
    респонденции Балканской армии. Считается одним из родоначальников
    военной связи.
    Николай Алексеевич Северцов — легендарная личность, хотя его имя
    известно больше среди специалистов. Поэтому, думаю, здесь нелишне бу-
    дет подробнее рассказать об этом удивительном человеке, который с са-
    мого начала своей научной карьеры мечтал о путешествиях на восток. В
    18-8 году он поступает в Оренбургское генерал-губернаторство чиновни-
    ком особых поручений, без жалованья, по его словам, "для большего обеспе-
    чения успехов”! К сожалению, многие исследователи не имели другой воз-
    можности попасть в пока ещё не изведанные края. Не раз приходилось ему
    выступать в роли военного атташе, парламентёра или солдата. Северцов
    всегда отрицательно относился к этому и всегда подчёркивал "мирный,
    научный” характер своих исследований. Его соратник, академик Карл Бэр,
    восклицает в одном из писем: "Придёт ли время когда-нибудь, когда пра-
    вительства не будут больше удивляться желанию людей путешество-
    вать только для того, чтобы изучать народы, а не завоёвывать или ис-
    пользовать”. Его современники писали о неуклюжих манерах, массивной
    сутулой фигуре, своеобразной манере Северцова вести беседу, ещё учёный
    любил вставлять в свою речь казахские слова "джок” и "джаман”, чем
    всегда повергал в ступор людей мало знакомых с этим талантливым,
    очень человечным и бескорыстным человеком.
    В то время все научные экспедиции в целях безопасности и за недо-
    статочным финансированием закреплялись за военными экспедициями
    русской армии. Так, в 1864 году, проехав через Омск, Семипалатинск,
    Копал и Верный, он догоняет отряд генерала Черняева в укреплении Ка-
    стек. Юг Казахского ханства тогда находился под властью Коканда. По-
    мимо научных исследований Северцов стал невольным участником штур-
    ма крепости Чимкент, ему пришлось "… изображать из себя парламен-
    тёра, после того как двое, фигурировавшие в этом деле до него, были
    посажены Якуб-беком на кол…”. Возможно, Николай Северцов и Чокан
    Валиханов встретились в этом походе. Северцов присоединился к отряду
    в марте 1864 года, а Валиханов участвовал в военной экспедиции с марта
    по июнь этого же года. Круг их знакомых по Петербургу был общим:
    М. И. Венюков, П. П. Семёнов, Н. И. Веселовский, К. М. Бэр и другие.
    Намного больше можно рассказывать о других экспонатах выставки.
    Судите по списку её участников: Российский этнографический музей,
    музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера),
    Институт восточных рукописей, Центральный государственный архив
    Республики Казахстан, Русское Географическое общество и другие.
    Но обратимся к книге "Чокан Валиханов в Петербурге”, авторы ко-
    торой Макпал Мусина и Борис Тихомиров. Несмотря на то что издание
    не поражает своим объёмом (вначале задумывалось как буклет), оно вклю-
    чает в себя большой фактический материал, множество фотодокумен-
    тов, уникальных адресов, выяснить которые было, конечно, сложно, ведь
    прошло столько времени, сменилось столько режимов и названий. Кни-
    га помогает окунуться в эпоху XIX века и уже стала библиографической
    редкостью. В ходе работы над ней выяснились и новые факты: было об-
    наружено новое имя — П. И. Пашино, кандидата восточной словесности,
    известного путешественника и специалиста по Востоку, к которому пи-
    сал Макыжан, младший брат Валиханова. "Можно заключить, что Чо-
    кан дружил с Пашино и поручил другу опекать младшего брата после
    своего отъезда (письмо Макыжана датировано августом 1863 г.)”. Очень
    интересно: Валиханов изучал в Азиатском музее рукопись Мухаммада
    Хайдара — "Тарих-и-Рашиди”, сохранились его черновики, где он срав-
    нивал персидский и чагатайский варианты рукописи, составлял гене-
    алогические таблицы, карты Моголистана, и был, как пишет Макпал
    Мусина, "в двух шагах” от великого открытия, если бы располагал боль-
    шим временем — определить точную дату образования Казахского хан-
    ства, которое через четыре года совершил академик В. В. Вельяминов-
    Зернов. Как прекрасно, что по-прежнему учёные и исследователи двух
    стран работают вместе. Тема Чокана Валиханова в Петербурге, по мне-
    нию авторов, имеет своё продолжение, есть "материал на перспективу,
    ещё ждущий своей разработки”, она неисчерпаема, как и всё, что каса-
    ется общения между настоящими учёными, исследователями, всеми
    теми, кто любит свой народ, помнит и уважает память о своих предках.
    И тогда "аруах” — дух предков — приходит на помощь и даёт крылья. Об
    этом говорила внучка Ахмета Беремжанова — Зора Нурхановна на от-
    крытии выставки, об этом говорила и Макпал. Нас слушали наши питер-
    ские коллеги, и в их глазах я видела понимание и поддержку.
    А ведь мой отец начал заниматься этой темой ещё в далёких 70-х
    годах прошлого века. Он смотрел далеко вперёд и предвидел это событие,
    как и многое другое. Шаг за шагом мысли и идеи Амантая Сатаева
    претворяются в жизнь и он знал об этом. Больше дочери и не надо.
    Впереди Москва и встречи с людьми, памятными местами моего
    папы и продолжение моего удивительного путешествия.

    Москва. День первый

    Можете представить чувства дочери, которая вот-вот увидит места,
    где её отец ходил, думал и мечтал 63 года назад, его уже нет, а город
    живёт и хорошеет, принимает гостей, как и раньше. К слову сказать, за
    всё своё путешествие я не услышала ни одного недоброжелательного
    слова, даже от простых прохожих москвичей, хотя темп их жизни не
    перестаёт удивлять, тем более таких, как я, — потомков кочевников, для
    которых спешка не является чем-то привычным. Горожане торопились
    по своим делам, больше поглядывая на зимние тротуары и почти не
    обращая внимания на красоту архитектуры вокруг, конечно, для них это
    дело обычное, это их дом. Я вышла из метро и сразу увидела с детства
    всем знакомые красные стены Кремля, а в двух минутах ходьбы нашла
    с помощью двух-трёх проводников-прохожих (!) довольно высокое и очень
    красивое бирюзовое здание историко-архивного института с заострён-
    ными, стрельчатыми арками (XVII век), которое его выпускники во все
    времена называли "теремком” и считали символом историко-культуро-
    логической мысли, одухотворённой богатейшими знаниями архивов.
    Мой папа ушёл из жизни шесть лет назад. И вот мне представилась
    возможность увидеть институт, где он учился. Среди преподавателей и
    однокурсников Амантая Сатаева есть немало известных имён — как в
    самой России, так и за её рубежом. Волнуясь, я вошла туда, держа в
    руках папку с его институтскими фотографиями и моей статьёй о нём.
    Мне очень повезло: я сразу попала на лекцию одного из первых
    папиных педагогов — Сигурда Оттовича Шмидта (это сын легендарного по-
    лярника О. Ю. Шмидта, академик Российской академии образования, заслуженный
    профессор РГГУ, доктор исторических наук, заведующий кафедрой москвоведения,
    автор более тысячи работ). Тогда Сигурд Оттович был всего на пять лет стар-
    ше своих первых студентов, начинающий и подающий надежды учё-
    ный. Лекция называлась "Арбат как средоточие культурных традиций в
    России. Арбат и Пушкин”. Институт уже несколько лет входит в состав
    Российского государственного гуманитарного университета. Лекция
    была очень познавательной. Сигурд Оттович рассказывал, а мне каза-
    лось, создавал золотую цепь из прославленных имён и архитектурных
    памятников Арбата. Я поглядывала на студентов с интересом: какие
    они, нынешние, знают ли они, как им повезло — учиться здесь и слу-
    шать лекцию из уст такого человека. Имя его я знала с детства, сначала
    по рассказам папы, потом по его работам. Я подошла к нему с просьбой
    уделить мне несколько минут, и последовал очень дружеский ответ ин-
    теллигентного, простого и доброжелательного аксакала, голос у него был
    необычайно доверительным и тёплым. Я объяснила цель своего приезда
    и разложила на столе сделанные на плотной фотографической бумаге
    снимки студенческих лет, и тут же последовал ответ:
    — Конечно, я его помню! Ваш папа был самым молодым среди своих
    товарищей. Он прекрасно учился. В 1947 году я уже работал преподава-
    телем, и вот-вот наступит 63-й год моей педагогической практики. Чем
    же сейчас занимается Амантай Сатаев?
    Всегда трудно говорить о том, что папы уже нет. Выслушав меня,
    он как-то стал более внимательным и грустным. Я увидела в его
    глазах искреннее сожаление и сочувствие.

    Путешествие из Алматы...

    А. Сатаев, 1952 год.
    — Папу, к сожалению, очень мало
    печатали, или, можно сказать, почти не
    печатали, если учесть, какой обширный
    архив он оставил после себя, если учесть,
    что он очень много работал, читал, путе-
    шествовал по стране и писал, писал. А
    вот сейчас готовится к выходу его пятая
    посмертная книга, жаль, что он не смо-
    жет их увидеть. Он не умел, а главное —
    не любил просить, не был придворным
    писателем.
    — А это характеризует его как на-
    стоящего творческого человека, с лучшей
    стороны. Твой отец получил блестящее
    образование и направил его на изучение
    выдающихся деятелей своего отечества,
    это очень похвально. Прошло более 60
    лет, но я прекрасно помню лицо Амантая.
    У нас ведь тогда только начали появляться национальные кадры из союз-
    ных республик. Они по-разному себя проявляли. И как раз считалось сре-
    ди и преподавателей и студентов, что с казахами нам повезло, что они
    оказались способными и трудолюбивыми студентами. А про твоего папу
    я бы добавил, что он был очень любознательным, откровенным и открытым.
    Мы ведь встречались не только в стенах вуза, также вместе ездили за
    город, занимались спортом.
    Поколение моего отца, да, впрочем, и моё, прекрасно помнят исто-
    рию "челюскинцев”, это слово было символом стойкости и упорства. Их
    жизнь в ледовом "лагере Шмидта” и спасение лётчиками — потрясли
    весь мир, и "о необычайных приключениях учёного в стиле Жюля Верна,
    писала вся мировая пресса”. (Отто Юльевич Шмидт, профессор Московского
    университета, член-корреспондент Академии наук СССР, автор реформы вузовской
    системы, именно он ввёл в обиход слово "аспирант”, главный редактор Большой Со-
    ветской Энциклопедии, первый вице-президент АН СССР).
    С. О. Шмидт писал, что выбрал профессию, близкую к маминой и
    далёкую от того, чем занимался его отец. (Мать Сигурда Оттовича — Марга-
    рита Эммануиловна Голосовкер была известным литературоведом и историком. С 193-
    по 1949 годы руководила сектором художественной иллюстрации Института мировой
    литературы им. А. М. Горького).
    — Сигурд Оттович, какой совет вы дадите архивистам Казахстана?
    Я уверена, что к вашим словам прислушаются и все будущие архивисты,
    чья жизнь связана с историей, как предметом исследования. Ваше имя
    известно всем образованным жителям нашей страны.
    — Советую любить свою работу, получать удовольствие, а зна-
    чит осваивать поглубже, и приносить тем самым пользу своему оте-
    честву. Познание истории, ощущение связи времён — в генофонде
    каждого человека, а главная задача историков с максимальной полно-
    той выяснить правду.
    — Может, вы помните, с кем из казахских деятелей встречались,
    что вам наиболее запомнилось.
    — Я знал Каныша Сатпаева. Мой отец был вице-президентом Акаде-
    мии наук в военные годы. Он относился с особым уважением к Канышу
    Сатпаеву и говорил мне об этом. В начале войны Институту мировой
    литературы, где работала моя мама, предстояло решить, куда уехать в
    эвакуацию, и мой отец писал Сатпаеву об этом (с начала Великой Отечествен-
    ной войны О.Ю.Шмидт руководил эвакуацией и налаживанием деятельности академи-
    ческих учреждений в новой обстановке). Потом, уже после войны, я познакомил-
    ся с ним лично в санатории АН им. М. Горького в Кисловодске, это было в
    -0-е годы, он был уже академиком, но держался очень просто. Я был тогда
    молодым учёным. Он был там с супругой и иногда со мной заговаривал,
    оставив самое приятное впечатление. Мы беседовали на разные темы,
    тогда мы много говорили о войне, о будущем страны и науки, строили
    планы, и, конечно, были и другие темы разговоров, доверительные и от-
    кровенные. Каныш Сатпаев по-отечески ко мне относился и интересовал-
    ся моими научными изысканиями, я сразу увидел в нём учёного, который
    обладал обширными знаниями во многих областях. (Из воспоминаний ака-
    демика АН СССР В. Г. Фесенкова: "В первый год войны советские астро-
    номы, приехавшие в Алма-Ату для наблюдения полного солнечного зат-
    мения 21 сентября 1941 года, оказались на положении эвакуированных,
    так как после окончания своей работы уже не могли вернуться обратно.
    Однако мы не почувствовали тяжести положения, так как встретили ак-
    тивную поддержку со стороны Каныша Имантаевича. Для успешного про-
    должения научной работы мы предложили создать Институт астрономии
    и физики. Этот проект активно поддержал К. И. Сатпаев”).
    — Сигурд Отттович, вы прочи-
    тали мою статью о папе, опублико-
    ванную в "Казахстанской правде” к
    его 7--летию, надеюсь, из неё вы уз-
    нали, каким стал ваш студент.
    — Мне ещё не довелось побы-
    вать в Казахстане, но из вашей ста-
    тьи — большое спасибо, что дали
    мне её прочитать, — я узнал, что
    ваш папа, уехав, занялся изучением
    выдающихся людей своего народа, и
    как приятно это было узнать о на-
    шем выпускнике. Да, и как хорошо,
    что он выбрал такую преданную
    подругу жизни себе, вашу маму,
    теперь она продолжает его дело —
    выпускает его книги.
    — Знаете, Сигурд Оттович, у
    моей мамы Гульжан Абельдинов-

    Путешествие из Алматы...
    С. Сатаева с С. О. Шмидтом.
    ны, которая занимается папиным архивом, есть два главных консуль-
    танта, очень известные в нашей стране деятели, это академик Тур-
    сынбек Какишев и писатель Габбас Кабышев, они в один голос назы-
    вают маму батыром, считая, что дело, которое она продолжает, не по
    плечу многим мужчинам.
    — Это замечательно! Желаю Казахстану, всем историкам и ва-
    шей семье всяческих успехов.
    Вот такая у меня получилась, я считаю, сказочная встреча. Но
    это ещё не всё. Теперь мне предстояло встретиться с Игорем Сергее-
    вичем Фесуненко, историком, известным журналистом и политичес-
    ким обозревателем.

    День второй

    Имя Игоря Фесуненко знают многие в Казахстане. Сегодня Игорь
    Сергеевич Фесуненко, историк-архивист и журналист, накопив солид-
    ный багаж знаний и опыта, передаёт их молодому поколению журнали-
    стов-международников, будущим специалистам телевидения и радиове-
    щания. Мы сидели в одной из аудиторий института, а на Игоря Фесу-
    ненко нахлынули воспоминания, и я ещё раз поблагодарила судьбу за
    хороший диктофон. Папа рассказывал мне про это, но гораздо короче.
    — Жили мы весело, хорошо. В московские вузы тогда определённый
    процент студентов набирался от союзных республик. Если по России да-
    вали -0 мест, то для среднеазиатских республик и Казахстана оставля-
    ли 10 мест. Помню латыша Бруно Томана, Владимира Кабузана из Льво-
    ва, конечно, Амантая.
    — Расскажите, как вы жили в студенчестве, вас ведь объединяло то,
    что вы тоже приехали учиться в Москву.
    — Наш институт был самым близким к Красной площади. Мы
    жили там же, под библиотекой, там были комнаты, конфорки, окна
    наши выходили на Большую Театральную площадь. Позже, в 60-е годы,
    общежитие из вуза было переведено в другое здание. Питались мы
    сообща, это помогало нам поддерживать друг друга по очереди. Мы
    покупали масло, гречку в пакетах. Бросишь в кастрюлю полпачки масла
    и потом гречку, очень вкусная получалась каша, покупали иногда за-
    мороженные пельмени, колбасу. Самая вкусная была языковая. Была у
    нас хорошая столовая. Помню, твой папа отличился на строитель-
    стве спортивного зала в институте. Мы тогда объявили студенческий
    призыв и отданное нам помещение расширили и углубили. Потом иг-
    рали в футбол и волейбол. Хорошее было время, мы разговаривали о
    футболе, о политике. О девушках тогда среди настоящих мужчин было
    не принято откровенничать.
    — А о чём думали будущие историки-архивисты, чем интересова-
    лись студенты далёких пятидесятых годов?
    — У нас было очень интересное время. Это были последние годы
    Сталина. В нашем институте была очень хорошая библиотека, до кото-
    рой ещё не добрались руки КГБ и всех других специальных служб. Там
    были редкие для того времени книги, например, работы Троцкого, мы
    прочитали там знаменитое политическое "Завещание” Ленина, где он
    прямо говорил, что Сталин не годится для должности вождя. И мы сиде-
    ли и обсуждали, болтали ногами, сидя на окне с видом на Большой театр,
    и обсуждали, как же так: ведь Ленин сказал, что Сталин не годится, что
    он слишком груб и не годится для этой должности, а вот всё-таки он
    стал отцом всех народов. Что-то произошло, мы считали, ненормальное
    в истории нашей страны. Обсуждали и другие темы, которые были есте-
    ственны для будущих историков. А потом как-то приехал мой отец, узнал
    об этом и за голову схватился, как же так, спрашивает, сколько у вас
    человек в комнате, — я говорю: нас там сорок два студента. Он говорит:
    "Да из них половина наверняка "сексоты”, они пойдут и расскажут, вас
    всех пересажают”. Но, как ни странно (а может, и не странно, а как раз
    здорово), никого не пересажали. И твой отец Амантай тоже активно и
    вдохновенно принимал участие в этих беседах, и мы вместе пытались
    найти какую-то правду. Однако правды так и не нашли, потому что
    Сталин вскоре скончался, а мы все, студенты и жители этого района,
    оказались в осаде, весь центр был оцеплен, в этот район никого не впус-
    кали и никого не выпускали. Мы жили в основном старыми своими запа-
    сами три дня, потому что все магазины были закрыты.
    — Что же было дальше, ведь это был последний год вашего обуче-
    ния, а потом основная масса новоиспечённых специалистов вернулась в
    родные края?
    — Я помню, у нас была вскоре после этого практика в Ленинграде,
    в здании, которое сейчас занимает Конституционный суд. Здание Сена-
    та и Синода. Получив диплом, я поступил в МГИМО и с головой ушёл в
    журналистику.
    — Игорь Сергеевич, вы бывали в Казахстане, правда, много лет
    назад, брали для телезрителей России интервью у нашего президента,
    скажите напоследок, что сейчас вы думаете о Казахстане?
    — Ваша страна огромная, великая, а для меня она самая симпатич-
    ная. Мы прошли долгий путь вместе. Из всех бывших советских респуб-
    лик я не жду от вашей страны никаких подлостей. У нас общая история.
    Вот и твой отец был таким — весь, как на ладошке, мне очень нравился
    своим весёлым и жизнерадостным характером.
    Так отзывался мэтр журнали-
    стики и телевидения о моей роди-
    не и моём отце. Я окунулась в те
    времена, когда мой отец был мо-
    лодым, ощутила дух той эпохи, о
    которой знала лишь понаслышке,
    и он стал для меня ещё ближе,
    всегда, несмотря ни на что, жиз-
    нерадостный, очень трудолюби-
    вый и мудрый, всегда радовался
    успехам других, был очень скром-
    ным, когда речь заходила о нём.
    О нём я узнала больше от других
    людей. В конце разговора Игорь
    Сергеевич сказал, что хотел бы за-
    вершить свой жизненный путь в
    Бразилии, где он жил несколько
    лет. Грустно. Книга Игоря Фесу-
    ненко (им написано около 20
    книг) "Бразилия и бразильцы” ос-
    тавила неизгладимый след в моём
    детском воображении. Сейчас он

    Путешествие из Алматы...
    С. Сатаева с И. Фесуненко.
    занимается преподаванием сразу в нескольких вузах Москвы, в том
    числе в МГИМО, институте телевидения и радиовещания. Очень энер-
    гичный и интересный собеседник, прекрасный педагог, впрочем, это
    не удивительно, ведь он выпускник историко-архивного института.
    Было бы замечательно, если бы и наши студенты получили возмож-
    ность послушать его интереснейшие лекции.

    День третий

    Я всё ещё в Москве. Спешу на встречу с доктором исторических наук
    Владимиром Марковичем Магидовым. Это талантливейший учёный, ко-
    торый является наставником для всех архивов, хранящих кино- фото- и
    фонодокументы, имя его известно специалистам и у нас в стране. Фа-
    культет технотронных архивов и документов Российского государствен-
    ного гуманитарного университета, деканом и заведующим кафедрой
    научно-технических и кинофотофоноархивов которого он является, рас-
    положен совсем рядом с основным корпусом на той же улице Никольс-
    кой. Здесь в прошлом находилась Славяно-греко-латинская академия,
    затем здание принадлежало Заиконоспасскому монастырю, буквально
    соседняя дверь ведёт в небольшую по московским меркам церковь. Это
    очень необычно и создаёт впечатление защищённости храма истории,
    придаёт необыкновенный колорит учебному заведению. Их общий дво-
    рик очень тихий, студенты только вчера сдали последние экзамены.
    Мне повезло, Владимир Маркович сегодня не так сильно занят и смог
    побеседовать со мной. Но, конечно, главной причиной того, что он охотно
    и обстоятельно общался со мной, было то, что он через меня теперь
    говорит со многими архивистами и исследователями Казахстана. У моего
    собеседника необычайно живые голубые глаза, он очень просто держится
    и чувствуется, что это от большого опыта и знаний настоящего педагога.
    Магидов с большим интересом взял посмотреть папин диплом, с удоволь-
    ствием прочитал фамилии, которые его подписали, — он был студентом
    первого курса, когда мой отец с дипломом вернулся на родину. Сегодня
    меня интересует чисто профессиональная тема, касающаяся истории
    моей страны, и в то же время нашей общей с Россией истории.
    — Владимир Маркович, вы, конечно, знаете, что в Казахстан в годы
    Великой Отечественной войны было эвакуировано около тысячи пред-
    приятий из западных районов СССР. Ваше мнение о Казахстане как
    фронтовом тыле.
    — Дело в том, что всё-таки большая часть моей жизни прошла в
    Советском Союзе, и естественно, это время особое в моей жизни, так и
    среди других союзных республик Казахстан занимает особое место. Преж-
    де всего, применительно к военным годам. Сам я был в небольшой по
    времени эвакуации под Уфой, но даже будучи там, мы знали, что не
    только много предприятий, что само собой разумеется, но и жители
    Москвы, а я в основном о Москве могу судить, где родился, были отправ-
    лены на казахстанскую землю и в Алма-Ату в том числе. Их приютили,
    обеспечили работой, помогали им устроиться.
    Поэтому Казахстан занимал и продолжает занимать исключи-
    тельную роль в истории, он сыграл в войне, может быть, ещё недоста-
    точно, не до конца оценённую роль, потому что работали предприя-
    тия, жили и работали люди и надеялись на Победу, вносили большую
    лепту в Победу. И поэтому здесь вообще никаких других мнений, по-
    моему, не существует ни в отечественной, ни в зарубежной литера-
    туре. Зарубежные исследователи также интересуются историей
    Советского Союза, в том числе и периодом Великой Отечественной
    войны и тылом. Но сейчас такая ситуация, мы сейчас условно, мне
    кажется, разъединены, потому что мы здесь считаем, что у нас осо-
    бые отношения с Казахстаном среди других республик, и дай бог, что-
    бы они только больше улучшились.
    — В Казахстане был организован ЦОКС на базе Московской и Ле-
    нинградской киностудий, где работало много известных советских ре-
    жиссёров и операторов, некоторых из них вы ведь знали лично.
    — Да, это всем нам известная страница истории, когда наша
    Московская киностудия находилась на территории Алма-атинской
    студии. Выдающиеся режиссёры — Эйзенштейн, Пудовкин, Пырьев,
    кинодокументалисты Вертов и Свилова, Рошаль и Строева, они там
    очень плодотворно работали и выпустили массу интересных фильмов,
    вошедших в сокровищницу советской классики. Я прекрасно помню
    фильмы "Иван Грозный”, "Она защищает Родину”, "Жди меня”, "Тебе,
    фронт” и другие, которые оказали на таких подростков, как я, колос-
    сальное влияние.
    (Здесь можно добавить работы о казахских героях Великой Отечественной вой-
    ны: фильмы "Батыры степей” режиссёра Г. Рошаля, "Белая роза” режиссёра Е. Арона,
    "Под звуки домбры” режиссёров А. Минкина, С. Тимошенко, созданные при непосред-
    ственном участии казахских деятелей культуры: А. Тажибаева, К. Сиранова, Ш. Ай-
    манова, К. Ходжикова, К. Байсеитовой, К. Куанышпаева, Ж. Омаровой, Д. Нурпеисо-
    вой, Ш. Жиенкуловой и многих других).
    — Но наиболее тесно, уже в послевоенные годы, вы, как учёный,
    общались с создателями кинодокументов — операторами и режиссёрами,
    авторами кинохроники и документальных фильмов. Расскажите об этом,
    ведь очень многие и
    Категория: Культура. Общество. Личность | Добавил: Людмила (14.11.2010)
    Просмотров: 1269 | Теги: Сауле САТАЕВА | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz