Четверг, 24.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » К 65-летию Великой Победы

    С. Жагипаров. Последний фронтовик из Даукары
    № 10, 2010

    Сапаргали ЖАГИПАРОВ, полковник

    Откровенно говоря, не помню, что надоумило меня записывать рассказы фронтовиков о Великой Отечественной войне. Видимо, поводом стало
    то, что рядом всегда находились ветераны войны, родные братья моего отца Нурдаулета — труженика тылаПоследний фронтовик из Даукары… Нургали, Курмангали, Конкай.
    Меня особенно поражал дядя Курмангали, вернувшийся с фронта из-
    раненным, без одной руки, но не унывающий в жизни. Глядя на него,
    как он трудится в дни сенокоса, забрасывая одной рукой поддетый на
    вилы пласт сена в высокий кузов автомашины, не скажешь, что инва-
    лид. Педагог по профессии, Курмангали Жагипарулы всегда для нас,
    детей, во всём был ярким примером, олицетворением мужества. Или дру-
    гой родственник Кажиакпар Аяганулы, герой-разведчик, воевавший
    в прославленной армии Василия Ивановича Чуйкова, на фронте по-
    терявший ногу. Несмотря на это, оставался оптимистом по жизни, хо-
    рошим семьянином, воспитал не только своих шестерых детей, но и
    дал путёвку в жизнь воспитанникам интерната, возглавляя его.
    Многие из них стали известными людьми в Казахстане. А добрые
    традиции Курмангали Жагипарулы и Кажиакпара Аяганулы пере-
    няли дочери Гаухар, Сайран, Кульмара, Марал, став педагогами, а
    внуки — Тимур, Жасулан, Асет избрали профессию защитника Оте-
    чества. Ныне они — офицеры, служат в Вооружённых Силах РК.
    Поразительно, но все ветераны, с кем я встречался, скромничали, отнекиваясь, мол, какой я герой? Таранов на самолёте не совершал, в танке не горел, амбразуру дзота грудью не закрывал.
    Просто выполнял свой гражданский и воинский долг, воевал, как и все,
    трудился для блага народа.
    То же самое слышал от моих родственников-односельчан, которые проживали и проживают в селе Даукара Айыртауского района Севе-
    ро-Казахстанской области. Они всегда были приветливы и скромны,
    старались быть незаметными. Никогда не любили вспоминать о вой-
    не, о своём боевом пути, но при этом умели душевным словом и дружес-
    ким участием согревать как взрослых, так и детей, лелея в них доб-
    рые семена.
    Для них благородство, честность, порядочность, душевная чистота были сутью жизни.
    Перебираю свои блокноты, и не отпускает мысль сколько можно было бы услышать от тех же даукаринцев, кавалеров орденов Славы — пехотинца Мешеля Михина, орденов Красной Звезды — разведчиков Жусипбека Махметова, Акжигита Кажикенова, военного водителя Касена Омарова, некоторых других, займись я этим раньше. Ведь только в одной Даукаре из 90 ушедших на фронт мужчин больше половины не вернулось. А уцелевшие в кровавой мясорубке жили скромно, не выпячивая себя.
    А время берёт своё, уходят ветераны, победители, дорогие мои старики...
    "Что касается моих односельчан-фронтовиков, то их в нашем селе
    Даукаре уже нет, был Жамантай Альмагамбетов, и тот ушёл в мир иной
    перед празднованием 65-летия Великой Победы, да и в самом районе ос-
    тавшихся можно на пальцах пересчитать, — с грустью говорит дядя Кон-
    кай. — Память неподвластна времени. Пока они живы, надо использовать
    все возможности, чтобы они поведали о войне всю правду. Поверьте, всё
    было в ходе битв: и радость побед, горечь тяжёлых потерь, кровавое месиво
    "котлов”. Лишь несведущему кажется, что война всюду одинакова.
    Именно Великая Отечественная стала рубежом, разделившим
    жизнь целого поколения на то, что было до и после. Образно сказал Кон-
    стантин Симонов:
    Война такой вдавила след
    И столько наземь положила,
    Что 20 лет и -0 лет
    Живым не верится, что живы…
    И через 65 лет, и позже каждый из нас, фронтовиков, кто ещё останет-
    ся на этом свете, не перестанет воспринимать как дар судьбы то, что ему
    удалось выжить после всего перенесённого в ходе боевых сражений.
    Считаю самым дорогим и священным то, что отец передаёт эстафету
    сыновьям, внукам, одно поколение другому — это память. Надо нести даль-
    ше, как святую чашу, не расплескав в пути, беззаветную преданность Ро-
    дине, готовность в большом и малом ставить её интересы выше личных.
    Этим всегда была сильна наша страна, в этом, наверное, стержень её на-
    ционального духа. Память о былом, о людях, чьи героические подвиги яв-
    ляются нашей гордостью.
    Что касается моих фронтовых дорог, — вспоминает аксакал, — то я про-
    шёл боевой путь в составе 89-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта под командованием выдающегося полководца, четырежды Героя Советского
    Союза, маршала Георгия Константиновича Жукова. Исполнилось моё жела-
    ние, моих боевых друзей дойти до Берлина — логова фашизма. Но каким
    трудным был до этого путь! До сих пор в ушах звучат голос командира бата-
    реи: "Держись, сержант!”, его команды: "Орудия к бою! Заряжай! Огонь!”. И
    раскатистый грохот артиллерийской канонады. Перед глазами — ощети-
    нившаяся штыками людская масса, ворвавшаяся во вражеские траншеи.
    На поле боя, окутанном дымом и копотью, мы вступили в рукопашную. Высо
    ту отстояли, а значит — очередной рубеж нашей Отчизны.
    Уже не раз меняли огневые позиции, поддерживая огнём пехоту.
    Встречаясь с товарищами из пехоты, запомнил одну и ту же фразу: "Бра-
    тишка, огонька не жалей, поддерживай!”.
    Очередной артобстрел фашистов. Взрывается снаряд, за ним второй,
    третий, переворачивая толщи земли, заваливая нас. Поднимаешься, ни-
    чего не видно в рыжей пыли. А в узких просветах проглядывает лишь уста-
    лый диск солнца. Он после артобстрела кажется обуглившимся и обгоре-
    лым. Бывало, когда у нас снаряды заканчивались, раздавалась команда:
    — Гранаты к бою!
    Вспоминая события давно минувших дней, я и сегодня слышу при-
    пев знакомой песни:
    Сапаргали Жагипаров
    Эх! Граната, моя граната!
    Мы с тобой не пропадём!
    Мы с тобой, моя граната,
    В бой за Родину пойдём”.
    Бои под Берлином навсегда остались в памяти ветерана ещё и пото-
    му, что там он был тяжело ранен.
    "Наступила последняя военная весна, — продолжает старый сол-
    дат. — Под ногами чавкала набухшая почва. С запада дули тёплые вет-
    ры. Каждый, кто находился на фронте, носил в себе затаённую мечту
    быть участником штурма столицы фашистской Германии. Бойцы между
    сражениями вели разговоры о мирной жизни, о доме родном”.
    Конкай Жагипарулы ещё в учебке, где осваивал противотанковое ору-
    жие, подружился со своим сверстником, весельчаком Айтмухамбетом Ора-
    залиным, делясь с ним самым сокровенным. "Айтеке, вот закончится про-
    клятая война, — говорил он, — приедем домой, будем учиться, работать,
    обустроимся, заживём. Главное теперь, чтобы всегда были мир на земле,
    взаимопонимание между людьми, дружба, не об этом ли гласит поговор-
    ка: "Любой мир лучше вражды людской, добрая дружба крепче объятий
    родичей”. Меня дома с нетерпением ждут отец, мать, сёстры Саркен, Зипа,
    Газиза, брат Нурдаулет. Они, как и многие, от мала до велика, трудятся от
    зари до зари. Словом, подпирают фронт. Молю Аллаха, чтобы живыми и
    здоровыми вернулись с фронта братья Нургали и Курмангали”.
    Не было в те апрельские дни бойца, который не понимал бы — конец
    войне близок. Об этом напоминали на дорогах указатели: "Вперёд, на Бер-
    лин!”, "До Берлина осталось столько-то… километров!”. И на танках, полу-
    торках тоже красовались такого рода надписи.
    "Трудно представить наше состояние в тот момент. Мы были одер-
    жимы стремлением добить гитлеровцев в их логове. В непрерывных боях
    не до сна было, а если спали, то урывками. Помнится, 16 апреля ран-
    ним утром земля содрогнулась от залпа "катюш”. Следом заговорили
    наши пушки. Стреляли мы, не переставая, ствол орудия так накалил-
    ся, что на нём можно было печь баурсаки или оладьи. После первых
    разрывов над полем боя повис плотный слой пыли и гари, сквозь кото-
    рый едва пробивался свет прожекторов и танковых фар. Это были са-
    мые труднейшие дни и километры. Чего стоил только штурм Зееловс-
    ких высот!? Каждый метр земли был окутан колючей проволокой, густо
    заминирован. Каждый бугорок, каждая лощинка пристреляны. И пехо-
    тинцы шли под прикрытием огневого вала. С тяжёлыми боями преодо-
    левали глубоко эшелонированные заграждения.
    Пришлось форсировать реку Шпрее и многочисленные каналы. Оже-
    сточёнными были сражения на улицах Берлина, эсэсовцы дрались отча-
    янно, отстаивали каждую улицу, дом, подвал, чердак. Велики были и наши
    потери. Самым обидным было терять в последние минуты перед победой
    друзей, с которыми делили глоток воды и горбушку хлеба.
    Никогда не забуду и такой случай, — говорит ветеран. — День уже
    клонился к концу, казалось, что фашисты прекратили огонь, вдруг нео-
    жиданно, где мы наступали, откуда-то выскочила маленькая девочка, а к
    ней рванулся наш боец. Ему стали кричать: "Назад, вернись!”, но он,
    пригибаясь, всё убыстрял шаг. Повисла напряжённая тишина. Замерли
    бойцы в ожидании. Вот солдат уже рядом с ребёнком, но тут внезапно
    раздаётся вражеский выстрел. Боец упал — им оказался Айтмухамбет Ора-
    залин. Вскоре его увезли в госпиталь, так мы расстались. Встретиться
    нам удалось лишь через 62 года после войны, к сожалению, ныне его уже
    нет в живых. Затем я сам получил ранение.
    Что и говорить, жил и воевал Оразалин, как и все, кажется, ничего
    особенного, примечательного в нём и не было. Но когда возникла такая
    ситуация, связанная с жизнью ребёнка, он не посмотрел ни на что, бро-
    сился спасать малыша. Тогда, как вспышка молнии, озарило его, и стали
    видны каждая его чёрточка, каждый штришок, и предстал перед нами
    совершенно другой человек. Конечно же, этот необычный поступок оцени-
    ли все. Были и другие отчаянные боевые друзья, которые не боялись ниче-
    го, когда возникали непредвиденные обстоятельства”.
    Да и сам Конкай Жагипарулы среди бойцов выделялся внутрен-
    ней собранностью, сдержанностью, отзывчивостью. Готовность протя-
    нуть руку помощи товарищу в любом деле просто поражала в нём. В од-
    ном из боёв, когда ранило товарища, он под огнём противника вытащил
    его. Или другой случай. Силы с фашистами были неравные. Отбита одна
    атака, другая. Ценой больших потерь солдаты отстояли высоту. Ране-
    ные стонут, просят пить, а воды нигде нет. Но Конкай не растерялся,
    увидев вдали кроны сосен, отыскал там родничок. Напоил водой ране-
    ных, затем перевязал их раны.
    "До сих пор задумываюсь над тем, что же помогало командирам,
    бойцам выдержать неимоверные испытания? — поражается мой собе-
    седник. И сам же отвечает: — Думаю, что хладнокровие, смелость, мас-
    терство. Но есть ещё одно обстоятельство, которое сыграло немаловаж-
    ную роль — земное притяжение… За ним не что иное, как любовь к
    Родине, своему краю, отчему дому”.
    … С Конкаем Жагипарулы мы вновь встретились в день юбилея Ве-
    ликой Победы в новой квартире, в кругу большой семьи. За праздничным
    столом находились внуки и все десять сыновей и дочерей аксакала. Сы-
    новья Марлан, Сайлаубек, Галымбек, Мереке прошли армейскую службу,
    а нынче в боевом строю внук Саят.
    "Рад за сыновей, что они до сих пор гордятся воинской службой, —
    говорит дядя Конкай, — как и я сам. Ведь армия — хорошая школа, школа
    патриотизма на всю жизнь. Ведь после войны я ещё долгое время оставал-
    ся в боевом строю, будучи командиром артиллерийского расчёта в одной
    из частей Приволжского военного округа.
    Сыновья и дочери выбрали себе дорогу по душе и идут по ней уверен-
    но. Что скажешь, наверное, — характер мой и супруги Клары Жанузаккы-
    зы. Мы стремились воспитать в них уважение к старшим, целеустремлён-
    ность, настойчивость, чувство локтя по отношению друг к другу”.
    Конечно же, и в труде фронтовик был примером для детей. Более
    сорока лет он проработал в родном селе Даукаре бригадиром животно-
    водства, тракторно-полеводческой бригады, а затем управляющим от-
    делением совхоза.
    Годы, как старые раны, не проходят бесследно. Хоть и хворает ветеран, но держится как настоящий солдат.
    Категория: К 65-летию Великой Победы | Добавил: Людмила (02.11.2010)
    Просмотров: 919 | Теги: Сапаргали ЖАГИПАРОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz