Среда, 13.12.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » К 65-летию Великой Победы

    С. Жагипаров. За вечный мир в последний бой
    Сапаргали ЖАГИПАРОВ,
    полковник
    За вечный мир
    в последний бой…

    Пахнет детство
    травами_покосами,
    Где_то там, у жизни на краю,
    Злая доля грузными колёсами
    Раздавила молодость мою,
    Беру гитару в руки —
    Плачет_стонет каждая струна,
    И под эти медленные звуки
    Засыпает вся страна.
    Дмитрий Дёмин

    Об авиаторе майоре в отставке Евгение Богунове, участнике
    двух войн, кавалере ордена Отечественной войны, медали "За бое_
    вые заслуги”, удостоенном грамоты Президиума Верховного Совета
    СССР за мужество и воинскую доблесть при выполнении интерна_
    ционального долга.

    "Сынок, что поделаешь, война…”

    Несколько раз Богунову предлагали новую квартиру в многоэтажном
    доме в центре Петропавловска, но ветеран двух войн отнекивался, мол,
    зачем мне жильё.
    — У меня есть частный дом, — говорил Евгений Аврамович, — лучше
    отдайте квартиру нуждающимся людям. Это будет справедливо.
    Руководители аэропорта, где трудился Богунов старшим инженером,
    были в недоумении, сказав: "Вот чудак, как фронтовику и передовику про-
    изводства, предлагают квартиру, а он который раз уж отказывается. Где
    видели человека, не желающего стать счастливчиком и жить в уютной
    благоустройке?”.
    Да, фронтовик более полвека своей жизни посвятил труду. Когда на-
    чалась Великая Отечественная, то на мальчишеские плечи Жени легла
    особенно тяжёлая ноша. Ему тогда едва исполнилось пятнадцать лет. Он
    заменил в колхозе отца Аврама Ивановича, ушедшего на фронт. Уходя из
    дома, отец вздохнул:
    — Сынок, что поделаешь, война — она есть война.
    Малыши, сбившись в кучу, ничего не понимая, таращили глаза на
    отца. Аврам Иванович расцеловал каждого. А из глаз жены Марьи Андре-
    евны по лицу ручейками текли слёзы.
    Помолчав, старший Богунов тихо добавил:
    — Женя, ты ещё молод, не спеши на фронт и в тылу нужны рабочие
    руки — помогай матери.добавил:
    — Женя, ты ещё молод, не спеши на фронт и в тылу нужны рабочие
    руки — помогай матери.
    В колхозном поле Евгений и его мать трудились каждый день без пере-
    дышки, стараясь доделать всё то, что не успели завершить ушедшие на фронт
    мужчины. Особенно на сенокосе Женя по-взрослому проявлял усердие и на-
    стойчивость. Невысокого роста, щупловатый, в закатанных штанишках, он
    босиком всегда шёл среди косарей в числе первых. Острая коса беззвучно
    срезала траву. Вжик-вжик — и ровный густой рядок ложился под ноги. Был
    трудолюбив и старателен, выполняя другие задания руководства колхоза.
    Время от времени Богунов не забывал заглянуть и в военкомат. Он,
    как и его сверстники, просился на фронт. Впоследствии наступил и его
    черёд, стал Евгений курсантом Селищинской авиационной школы ме-
    хаников.

    Материнское сердце

    Опустел неказистый домик в селе Плоское, что в Северо-Казахстан-
    ской области. Марья Андреевна осталась с малышами. На сердце стало
    тускло. Беспокоилась: "Как они там, на фронте?”.
    Какой мерой измерить, сколько она пережила за годы войны? Сколь-
    ко душевных сил нужно было для того, чтобы нести тяготы будничных
    колхозных дел. Казалось бы, оставалась она спокойной внешне, в то же
    время все её мысли были там, где смертельная опасность каждую мину-
    ту грозила мужу и сыну. Каждая их рана была и её раной. С нетерпением
    ждала от них весточек. Как много значило получить с фронта сложен-
    ный треугольничком листок, с корявым почерком от Аврама Ивановича
    и Евгения. Даже несколько слов: "Жив и здоров”, присланных из неведо-
    мой фронтовой дали, зашифрованной номером полевой почты, могли по-
    радовать и придать силы.
    До сих пор в семье Богуновых сохранились документы, фотокопии га-
    зет, благодарственные письма, в которых сообщается о подвиге отца и сына.
    Их сумела сохранить добрая и отзывчивая Марья Андреевна.
    — Вот фотографии отца, — рассказывает Евгений Аврамович. — На
    обратной стороне надписи: "Пенза, госпиталь, 26.01.1942 г.”; "На Эльбе, в
    пехоте — в 314-й стрелковой дивизии, 30.05.1945 г.”.
    Есть у ветерана и свои памятные фотографии, благодарности, вру-
    чённые командиром части полковником А.Вишняковым, за образцовое
    выполнение им воинского долга.
    Эти документы не могут не растрогать каждого, кто прошёл трудны-
    ми дорогами войны и тех, кто ковал победу в тылу.

    С гармошкой всю войну
       
    Мы сидим в доме Евгения
    Аврамовича. На плите кипит
    чайник.Вспоминая пережитое,
    боевых друзей, майор в отстав-
    ке не сдержался, взял в руки
    гармонь и запел: "Тёмная ночь
    разделяет, любимая, нас…”.
    А затем спел другую:
    "Эх, дороги,
    Пыль да туман,
    Холода, тревоги
    Да степной бурьян”.

    Играл Богунов с задором, с настроением. Пел бывший механик бое-
    вых самолётов и о небе, о крыльях, в том числе вспомнил свою, курсант-
    скую: "Пропеллер громче песню пой”.
    — Не поверите, с гармошкой прошёл всю войну, — продолжает вете-
    ран. — С ней было всегда легко и весело. Игра бередила душу, воодушевля-
    ла, звала в бой. Да, песня, песня, что она делала с человеком! Тут рядом
    раздаются взрывы, надо выполнять задачу, а песня всё не выходит из
    головы, звучит и звучит.
    Сейчас, возвращаясь к тем боевым годам, я смотрю на них через при-
    зму времени, как будто всё было во сне. Подумать только: тогда, несмотря
    на свою молодость, хотелось жить, презирал смерть. Мы-то хоть живы ос-
    тались, а ведь скольких боевых товарищей потеряли, уму непостижимо.

    Вместо сердца — "пламенный мотор”

    Фронтовик, о чём-то ещё подумав, заговорил вновь:
    — По молодости всё казалось преодолимо, и в самом деле, вместо сер-
    дца бился "пламенный мотор”.
    Богунов кряжист, среднего роста, говорит неторопливо, обстоятель-
    но. Так и кажется, что и со словами обращается, как когда-то с самолётом,
    готовя его к вылету.
    — Окончив авиационную школу, я прибыл в 176-й гвардейский Про-
    скуровский, орденов Александра Невского, Кутузова истребительный авиа-
    полк, в тот период принимавший участие в освобождении Крымского по-
    луострова от гитлеровских захватчиков. Часть дислоцировалась на поле-
    вых аэродромах Княжевичи и Джанкой.
    После назначения его механиком самолёта "Ла-5” познакомился со
    своим командиром, лётчиком-лейтенантом Сергеем Крамаренко. Выгля-
    дел он стройным, подтянутым. Внешне чем-то был похож на отца Богуно-
    ва и в манере разговора чувствовались доброжелательность, заботливое
    участие, но в то же время требовательность.
    — Осмотрев меня с головы до ног, — говорит фронтовик, — Сергей
    Макарович подробно расспросил, откуда родом, есть ли отец, мать, другая
    родня, чем занимался до войны.
    Когда Крамаренко коснулся боевого пути части, то с гордостью сооб-
    щил, что полк неоднократно одерживал победы в жарких боях, и в этом
    есть заслуга прославленных лётчиков Ивана Кожедуба, Александра Ко-
    маничкина и многих других героев.
    Со временем я узнал, что Крамаренко не только отважный лётчик,
    незаурядный тактик воздушного боя, но и человек добрейшей души.
    Гордостью для меня до сих пор являются мой командир, Герой Со-
    ветского Союза, генерал-майор авиации Сергей Крамаренко, конечно
    же, ас, трижды Герой Советского Союза Иван Никитич Кожедуб, сбив-
    ший в воздушных боях 62 самолёта противника. С ними я прошёл через
    две войны.
    В том, что Сергей Макарович стал Героем, думаю, есть и мой вклад.
    По признанию самого Крамаренко, лётчик, техник, механик — одно це-
    лое. И в самом деле, выпуск боевой машины в небо не обходился без наше-
    го участия. А готовить самолёт надо было мгновенно и качественно. Тем
    более, события весны 1944 года развивались стремительно, не было ни
    минуты для отдыха. В те дни, укрепляя свои позиции на южном берегу
    Сиваша и под Керчью, фашисты во что бы то ни стало пытались удержать
    за собой Крым. Воздушные бои разгорались над крымской землёй все
    сильней и сильней.
    Наши истребители и штурмовики, несмотря на непогоду, надёжно
    прикрывали наземные войска. Блокировали аэродромы противника,
    тем самым не давали возможности взлетать гитлеровским бомбарди-
    ровщикам. Но и фашисты упорно сопротивлялись. Их "Юнкерсы”, "Хей-
    нкели” бешено огрызались, а "мессеры” яростно набрасывались на наши
    аэродромы.
    Так случилось, что однажды надо было немедленно оказать помощь
    лётчику, попавшему в беду, то есть приземлившемуся вдали от нашего
    аэродрома. Взяв с собой бортовую сумку, канистру масла, пришлось
    через вражеские укрепления добираться до самолёта, у которого отка-
    зал мотор.
    Откровенно говоря, мне не надо было долго объяснять, в чём причина
    отказа мотора. Оказывается, лопнул масляный шланг. Отважный лётчик
    старший лейтенант Виктор Стулов остался доволен, что я смог за корот-
    кое время устранить неисправность.
    Не раз механику приходилось кроме машины своего командира об-
    служивать самолёты других лётчиков.
    Именно за отзывчивость и профессионализм его уважали пилоты,
    штурманы части. "Настоящий труженик, к любому делу относится с ду-
    шой, ответственностью, к тому же у него "золотые” руки, до тонкости знает
    технику и её вооружение”, — так отзывались сослуживцы о Богунове.
    Как-то, уже спустя годы после войны, встречаясь с бывшим своим
    механиком, майором в отставке Богуновым, генерал-майор авиации
    Крамаренко припомнил ему весну сорок четвёртого, как фашисты пре-
    вратили Сапун-гору в мощный узел обороны, как отстаивали каждый
    клочок земли.
    В ответ Евгений Аврамович вспомнил и другие сражения, сказав:
    "Всё помню, будто было вчера, как день и ночь. Не забуду, как вы, лёт-
    чики, пять-шесть раз ходили на штурмовку, видели вываливающихся
    из-за облаков "мессеров”. И над землёй вертелась такая огненная кару-
    сель, что словами передать трудно”.
    — Помню подвиги, кроме авиаторов, и других специалистов, на-
    ших боевых товарищей, которые оказывали всяческую помощь в строи-
    тельстве аэродромов, мостов, в разминировании. Разве не героизм, ког-
    да по шестнадцать-восемнадцать часов сапёры стояли в ледяной воде
    под огнём гитлеровцев, сооружая мост? Разве без храбрости, отваги и
    партизан, тружеников тыла, антифашистов одолели бы врага, воору-
    жённого до зубов? Именно наши воины в 41-м остановили врага под
    Москвой, в 43-м сломали хребет под Сталинградом и Курском, в 45-м
    добили его в собственном логове.
    Хоть я и авиатор, но считаю, что вклад в Победу внесли все предста-
    вители видов и родов войск, но всё же главный вклад внесли наземные
    войска. Первый автограф на рейхстаге заслуженно оставил пехотинец.
    Мы ему помогли завоевать Победу — одну на всех. Нельзя её делить. Ведь
    воевал весь наш народ.

    Корейский след. Под грифом "секретности”

    — А каким ветром вас занесло на корейскую землю? — спрашиваю
    ветерана.
    Евгений Аврамович тяжело вздыхает, а затем из шкафа вынимает
    пожелтевшие документы.
    — Жизнь, как говорят, непредсказуемая штука, — успокоившись, про-
    износит фронтовик. — В те 50-е годы эта война за "морем” для нас была
    засекречена. Но война есть война, каждый из нас делал своё дело добро-
    совестно, никто не прятался за спины друг друга. Каждый вылет, каждый
    бой были особенными. Разумеется, и страна была чужая, отличалась как
    климатическими условиями, так и в плане географического положения.
    Но как бы там ни было, советские лётчики надёжно защищали независи-
    мость Северной Кореи от вражеского нашествия.
    Конечно же, когда наступила весна сорок пятого, каждый военнослу-
    жащий из нашей части думал, что с войной покончили мы счёты, и разго-
    воры теперь шли о будущем, о мирной жизни. Люди мечтали… Я собирал-
    ся вернуться домой — в Казахстан, но нас, особенно лётчиков, механиков,
    техников, почему-то задержали. Продолжил дальнейшую службу в каче-
    стве техника самолётов в Подмосковье. Были горячие деньки. И риск тоже.
    В Заполярье, на острове Шмидта, в условиях полярных ночей пришлось
    испытывать новую технику, а затем — командировки на остров Врангеля.
    Живёт человек буднями. Приходят радость и печаль. Одно сменяет
    другое. Наступил день, когда командование отдало приказ на погрузку
    самолётов в эшелон. Требовалась величайшая скрытность, чтобы никто
    не узнал: куда и зачем направляемся?
    … И вот Японское море. У всех нас, — рассказывает Богунов, — инос-
    транные имена, штатская одежда, документы, по которым значатся спе-
    циалисты разных профессий, и безмятежный вид туристов. Хотя перед
    этой длительной поездкой прошли обучение в Китае, значит, мы на ко-
    рейской земле должны воевать в роли китайских лётчиков, механиков,
    техников, мотористов… Всё это — необходимые меры предосторожности.
    До сих пор помню, перед моими глазами — чужая земля. Пелена
    мглистых облаков лежала над городом. Вечерело. В разрыве туч выгля-
    нула тусклая красная полоса. Последний луч заката упал на серебрис-
    тые крылья машин.
    Оперативная группа, возглавляемая трижды Героем Советского Со-
    юза Иваном Кожедубом, накоротке провела совещание. Иван Никитич
    довёл до нас общую обстановку и поставил задачу. Прославленный лёт-
    чик внешне выглядел спокойным, однако в нём чувствовалась какая-то
    озабоченность. Но мы понимали, что именно на его плечах большая ответ-
    ственность за принимаемые оперативные решения.
    "Мы на чужой территории, — говорил Кожедуб, — поэтому прошу со-
    блюдать дисциплину, проявлять единство и характер, разумеется, боевое
    мастерство, а его вам не занимать…”.
    Многих лётчиков я знал уже давно, с ними прошёл боевой путь в со-
    ставе 176-го гвардейского истребительного авиаполка. Тем более, моим
    командиром стал тот же самый Сергей Крамаренко, с которым на фронте
    мы делили глоток воды и горбушку хлеба.
    Поздней весной 1951 года началась боевая работа. Особенно жарки-
    ми были боевые сражения в районе железнодорожного моста через реку
    Ялуцзян. Он представлял собой важный стратегический узел, и амери-
    канцы пытались вывести из строя мост, бросив в этих целях почти до пяти-
    десяти бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Иван Кожедуб,
    зная ситуацию, распорядился на перехват поднять самолёты "МиГ-15”. И
    закрутилась в небе карусель. Наши лётчики сбили 12 "летающих крепос-
    тей”. Отличился и Сергей Крамаренко, вступив в неравный бой с группой
    американских машин. В корейском небе он — командир эскадрильи, лёт-
    чик смелый, напористый, в целом сбил 13 "сэйбров”, за что был удостоен
    высокой награды.
    Ветеран и по сегодняшний день помнит фамилии своих героев-од-
    нополчан, таких асов воздушных боёв, как А. Вишняков, Д.Титаренко,
    А. Шербестов, Г. Гесь, Г. Олейник. А машины "Миг-15” считает самыми
    лучшими, проявившими в сражениях живучесть, "непотопляемость”. В ка-
    честве примера он привёл такой факт. После одного боя на "МиГе” насчи-
    тали более 60 пробоин, но когда машины коснулись руки техников, само-
    лёт остался в боевом строю.
    Советские лётчики часто использовали как манёвр уклонения косую
    петлю. Это трудный манёвр для преследователя, не дававший ему воз-
    можность найти огневую позицию.
    Успех сражений во многом зависел от мастерства и наземных спе-
    циалистов. Техник Богунов работал и здесь основательно, снимая узлы,
    разбирая их до деталей. Промывал, чистил, смазывал, методично со-
    бирал узлы и ставил их на место. И машина летала, словно боялась
    ослушаться техника.
    Евгений Аврамович — не только профессионал высочайшего класса,
    но и открытый, весёлый человек, чем-то напоминавший своего команди-
    ра. Он, как и ранее на фронте, привлекал лётчиков своей общительнос-
    тью, музыкальными способностями. В минуты досуга брал в руки гармонь
    и старался поднять настроение товарищей.
    И сегодня фронтовик не расстаётся со своим музыкальным инстру-
    ментом.
    — В доме хоть не всегда людно, но хлопот по хозяйству хватает, —
    говорит ветеран. — В разговоре некоторые пенсионеры сетуют на то,
    что рядом нет детей, стало скучно жить, а я им отвечаю: "Займитесь
    любимым делом, тогда будет и настроение, радость”. Моё здоровье, на-
    строение — пчеловодство, игра на гармошке, на баяне. Не всегда рядом
    и мои дети, у каждого из них своя жизнь, судьба, работа. Сын Николай
    — кандидат экономических наук, трудится в конструкторском бюро,
    дочь Татьяна — юрист, внук Илья после окончания Череповецкого воен-
    ного института радиоэлектроники проходит воинскую службу. С супру-
    гой Раисией Николаевной мы прожили счастливую жизнь. Не так дав-
    но она ушла в мир иной, но соседи не дают скучать, заглядывают на
    огонёк. И тогда за шумящим самоваром, под звуки баяна поём песни, да
    есть и о чём поговорить.

    г. Петропавловск.
    Категория: К 65-летию Великой Победы | Добавил: Людмила (21.05.2010)
    Просмотров: 905 | Теги: С. Жагипаров | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz