Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Документальная проза

    В. Владимиров. По уставу быть самим собой (продолжение)
    № 9, 2010

    (Продолжение. Начало в № 8 за 2010 г.)

    IV. Трудная "наука побеждать”. И это ещё
    не всё о нём. Бахытжан Момыш-Улы-
    "… Отец всегда выходит мне навстречу”.
    Кривые домыслы полковника Б.
    Книга "Волоколамское шоссе” обошла чуть ли не весь мир,
    из неё многие впервые узнали о существовании казахского
    народа и его героизме в Великой Отечественной войне.
    За это Беку тысячекратное спасибо… Казахский народ
    очень благодарен ещё одному писателю — Александру Кривицкому. Он первый прославил двадцать восемь героев…
    Баурджан МОМЫШ-УЛЫ
    "ДА ЗДРАВСТВУЕТ мой фантастический герой Момыш-Улы!” — та-
    ким восторженным восклицанием завершила своё жаркое послание одна
    из его зарубежных читательниц.
    Особенно грели его большое сердце весточки от однополчан.
    Из Татарии обратился к нему его личный фронтовой шофёр Шафик
    Сафиуллин, с которым он расстался в победном 1945 году в городе Айспуте-
    "… Я часто Вас вспоминаю, как увижу на своей груди Красную Звез-
    ду, которой Вы меня наградили, за что Вам очень благодарен и своей Ро-
    дине. Война давно прошла, а фронтовые товарищи не забываются. До сих
    пор всё это снится мне во сне всё чаще и чаще. Мне 80 лет, я уже в преклон-
    ном возрасте. Очень хочется поздравить Вас с нашим праздником свобо-
    ды, счастья и мира — Днём Победы!.. Сам писать не могу, трясутся руки
    после войны. Писала внучка”.
    И он, этот понимающий читатель, прекрасно знал и знает, что у его ку-
    миров нет и никогда не было в ратной и писательской ипостасях метаморфо-
    зы, присущей иным из тех, кто, выбрав крутые тропы Слова, не запамятовал
    бы о тропах Войны и её людях, но, поиграв в прятки со своей совестью, изоб-
    разил бы их и её упрощённо и лубочно, в стиле бравурно-шапкозакидательс-
    ких отечественных довоенных песен типа "Если завтра война”.
    Для Бауке это было неприемлемо.
    Чтобы не быть голословным, прошу повнимательней прочитать хотя
    бы эту его запись — одну из превеликого множества его точных, строго
    взвешенных суждений о военном искусстве — нелёгкой суворовской "на-
    уке побеждать”-
    "Соотношение кадровой армии и запаса выражается примерно один
    к тридцати. В самый разгар Великой Отечественной войны у нас было
    одиннадцать фронтов. Если считать условно каждый фронт в кадровом
    составе по 500 тысяч человек, то на первой линии были задействованы
    почти шесть миллионов солдат. Но современная война до того прожорли-
    ва, что в день глотает сотни тысяч людей. Если вы не имеете за спиной
    этих шести миллионов в резерве, ещё двенадцать миллионов под ружьём,
    то было бы нереально мечтать о нормальном ходе боевых действий на
    вашем фронте. Такое же соотношение должно быть в боевой технике, ко-
    личестве боеприпасов, продовольствия, горючего, обмундирования… Для
    того, чтобы прокормить эти восемнадцать миллионов солдат, одного про-
    довольствия потребуется 740-750 эшелонов в день. 22 200-22 500 в месяц.
    Такие сугубо условные данные я привожу лишь для того, чтобы показать, с
    каким напряжением приходилось работать советским людям в тылу для
    обеспечения фронта всем необходимым…”.
    Как отец, он говорил сыну-
    "Мне кажется, что писателю следует знать цену пуле, каждому сна-
    ряду, лекарству, производимым в военное время стариками, женщина-
    ми, детьми. Люди падали у станков от истощения, недоедали, недосыпа-
    ли. Легче всего оценить двадцатикопеечную автоматную пулю в денеж-
    ном измерении. Ты найди другую цену… Обо всех этих трудностях тыла
    хорошо знали наши бойцы и командиры из писем родных и близких, по-
    этому высоко ценили хлеб и пулю, приближавшие победу. Проступком было
    послать снаряд не по врагу, а в белый свет. Преступлением было выбро-
    сить хлеб на дорогу. Значит, правду надо искать в письмах на фронт. Если
    даже в них не говорится о нужде и напряжении всех сил, то в них есть
    правда человечности. Родные оберегали бойца от тяжёлых дум, от огорче-
    ний перед сражением. Да, нам часто писали, что дома всё хорошо, но мы-
    то знали, что в войну и дома хорошо быть не может”.
    Непременная Победа стала (незабвенный Булат Шалвович Окуджа-
    ва, в войну защищавший Кавказ- "Мы за ценой не постоим!”) делом чести
    всего советского народа и каждого честного советского человека.
    И недаром Мухаммед-Халел Сулейманов свою лучшую книгу о Бауке,
    избрав непростой жанр литературно-музыкальной композиции и адресо-
    вав её юношеской аудитории, озаглавил девизом всей жизни своего (на-
    шего) главного героя- "Честь выше славы”. На этой же высоконравствен-
    ной формуле всегда правомерно акцентируют в ярких выступлениях и зна-
    чительных общественных акциях (каждый по-своему, но с неизменным
    почтением к Истине!) и активные пропагандисты жизни и творчества
    Бауке составитель программы "Наследие и патриотическое воспитание
    Баурджана Момыш-Улы” Оралжан Жакаевич Масатбаев и любимый сын
    Снегина выдающийся казахстанский кардиохирург лауреат Государ-
    ственной премии Дмитрий Дмитриевич Поцелуев, известный казахста-
    но-российский поэт, переводчик, публицист, в прошлом геройский подвод-
    ник КТОФ — Краснознамённого Тихоокеанского флота Александр Ивано-
    вич Матвеев, экс-секретарь Президиума Верховного Совета Казахской ССР
    Бижамал Рамазанова, главный специалист Института философии и по-
    литологии, доктор наук, доцент Грета Георгиевна Соловьёва, педагогичес-
    кие коллективы республиканского специального военного училища име-
    ни Баурджана Момыш-Улы, 131-й школы его имени и южностоличной
    школы-гимназии № 30 имени Снегина, Казахской национальной акаде-
    мии искусств имени Жургенева, уже упомянутые мною выше каратаус-
    кие историки и культурологи Фатима Койлыбаевна Оразбекова и Арман
    Алимханович Шауханов, крупный казахстанский культуролог и краевед
    Кенжехан Исламжанович Матыжанов, опытный публицист и политолог
    Турар Жалмухамед, писатель-документалист Мамытбек Калдыбай, из-
    давший на казахском языке 372-страничную книгу невыдуманных но-
    велл и рассказов о нашем героическом соотечественнике "Атак пен Шатак”
    (можно мягко перевести- "Слава и Фронда”, а ежели дословно, то- "Извест-
    ность и Скандал”), лауреат престижных российских премий, писатель-
    баталист Василий Васильевич Шупейкин…
    Считаю исключительно содержательным обстоятельный труд профес-
    сора военных наук, полковника Кима Серикбаевича Серикбаева под тит-
    лом "Вклад Баурджана Момыш-Улы в развитие тактики общевойскового
    боя и оперативного искусства”, опирающийся на концепции самого Бауке о
    психологии войны, ныне прилежно изучаемые в военных академиях, ин-
    ститутах и училищах многих стран ближнего и дальнего зарубежья. Весь-
    ма примечательно, как свидетельствовали первый посол Государства Изра-
    иль в Казахстане г-н Бенцион Кармель и наш, ныне, увы, покойный, акаде-
    мик-историк Манаш Козыбаев, прежде чем аттестоваться офицерами, из-
    раильские курсанты вместе с другими необходимыми для этого дисципли-
    нами сдают зачёты по специальному предмету, который именуется — "Во-
    енно-теоретическое наследие Баурджана Момыш-Улы”.
    Но это ещё не всё о нём.
    Особое место в создании (многомерного и живого!) портрета Баурджа-
    на Момыш-Улы занимает воспоминательная проза его любимого сына —
    Бахытжана Баурджановича Момыш-Улы, как я уже говорил, хорошо мне
    знакомого ещё с юношеской поры и даже раньше, моего ровесника — ну уж
    если быть точным, то он на пару лет меня моложе — 1941 года рождения.
    В литературу Бахытжан, постигавший европейскую лингвистику в
    Алма-Атинском институте иностранных языков (ныне Университет миро-
    вых языков и международных отношений имени Аблай-хана), вошёл ещё с
    середины 60-х годов минувшего ХХ-го столетия активным переводчиком на
    русский язык целого ряда книг выпускника факультета журналистики
    Московского государственного университета имени Ломоносова, известно-
    го казахского прозаика Шерхана Муртазаева, увлекательной повести "Вы-
    стрел на закате” замечательного писателя-фронтовика, основателя детек-
    тивного жанра в казахской литературе Кемеля Токаева, рассказов и повес-
    тей видного уйгурского писателя Шаима Шаваева, содержательных произ-
    ведений других казахстанских авторов. А к началу 70-х годов и сам стал
    оригинальным прозаиком, поэтом тоже. Издаваемые затем массовыми ти-
    ражами его повести "Добрые мосты” (1971), "Раскалённые камни” (1974),
    "Прозрачные льдины” (1976), "Тихие голоса” (1978), роман "Когда ты рядом”
    (1983) расходились моментально. Быть может, повышенному интересу к ним
    способствовало и отчество его знаменитого отца, ставшее фамилией сына
    — Момыш&Улы, но как бы то ни было, Бахытжан уже с первых своих но-
    велл заявил о себе со всей полноценной художественностью.
    Чем ещё он привлекал думающего читателя?
    Не ошибусь, если скажу — своим собственным зорким мировидени-
    ем, а также лирической теплотой, личной творческой интонацией, изу-
    мительной мягкостью слога, щедрым и чутким жизнелюбием, исключи-
    тельным и ненавязчивым добрословием, которое спутать с чьим-либо
    другим, право, невозможно. А ещё необыкновенной памятливостью.
    Но лишь 27 декабря 1983 года (в аккурат столица Казахстана город
    Алма-Ата была награждена орденом Ленина), он, считаю, человек огром-
    ного личного мужества и физической стойкости, в дружеском письме ко
    мне сообщил о своём неотступном намерении "написать наконец чис&
    тую книгу об отце”…
    Строки его письма грели душу- "Не знаю, может, сказывается возраст,
    но я начинаю сильно тосковать по тем людям, которых знаю давно и дОбро,
    а о тебе, признаться, скучаю всегда и помню твою настоящую поддержку,
    которая так нужна было мне именно в те дни, когда я приносил тебе свои
    рассказы, в которых ты одним из первых увидел какой-то проблеск и пото-
    му так тепло отнёсся к ним. Я вообще считаю тебя очень зорким и правди-
    вым человеком, умеющим распознать даже самую крошечную тень чуж-
    дых нам слов, мыслей, чувств, умеющим глубоко видеть любой подтекст,
    распознавать нехороший намёк… Ты всегда хорошо понимал меня, может,
    потому я всегда старался быть искренним, а, может, был просто наивным.
    Но мне другим быть почему-то и не хочется. Я доволен тем, что есть у меня,
    и большего мне не надо. А есть у меня очень многое- хорошая семья, тёплый
    дом, безотказная машинка, белая бумага, честные друзья, мир, Родина,
    республика, город, спокойная совесть… Я счастлив тем, что стараюсь идти
    в ногу с лучшими людьми, любить высокое и пытаться не упасть. Я знаю, ты
    улыбнёшься моим словам, но поймёшь правильно… Я уже подписал тебе
    свой первый роман ("Когда ты рядом”. — В. В.), который, очень надеюсь,
    тебе понравится. Основанием для такой уверенности служит общность на-
    ших взглядов на мир, на Отечество, на людей, на хлеб. А если не понравит-
    ся, то значит, моя вина, значит, я не смог справиться с большой работой…
    Ни в какие суетные дела вмешиваться не хочется, а есть одно только жела-
    ние — писать. Хочется давать всё новое и новое людям, не думая ни о каких
    переизданиях- может, что-нибудь достойное и выйдет из-под пера…”.
    Бахытжан правильно понял мою трилогию "Вернуться и ничего не
    забыть”, не далее как в 1984 году церберами из Отдела пропаганды ЦК
    КПСС занесённую по разряду антисоветчины со всеми вытекающими
    потом для меня последствиями.
    К тому времени он перенёс шесть серьёзнейших хирургических опе-
    раций. Однако от своего главного замысла, горячо поддержанного не толь-
    ко мной, но и пожизненным фронтовым побратимом Бауке Дмитрием Фё-
    доровичем Снегиным, Бахытжан не отступился.
    Через три года его роман-эссе под названием "Восхождение к Отцу”
    (1986) с мудрым напутствием Снегина вышел в свет. А ещё через пять лет,
    когда говорить и писать стало несравненно свободнее, но вот издаваться
    намного труднее, всё-таки появилась у Бахытжана новая книга о самом
    близком для него на этой земле Человеке, почти не повторяющая первой
    — "Во имя Отца” (2001). Нравственным штандтпунктом обеих вещей
    стали проникновенные слова древней заповеди-
    "Каким бы путём я ни шёл к нему, Отец всегда выходит мне
    навстречу”.
    Лучшие главы этих книг, как, впрочем, и романа 1983 года "Когда ты
    рядом”, исполнены свободной символики и вольного полёта умной мысли,
    они глубоко философичны, их светлая печаль очищает людские сердца и
    делает их благороднее.
    Так что сыновний долг перед отцом Бахытжан выполнил блестяще.
    А разве можно обойти стороной созданные по горячим следам воен-
    ных лет батальные книги самого Снегина "На дальних подступах”, "В на-
    ступлении” и Героя Советского Союза, тоже испытанного панфиловца
    Малика Габдуллина "Мои фронтовые друзья”?
    Да никак нельзя!
    Категория: Документальная проза | Добавил: Людмила (03.11.2010)
    Просмотров: 877 | Теги: Владислав ВЛАДИМИРОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz