А. Матвеев. Алматинские сюжеты. Стихи - Поэзия - Проза, поэзия, критика - Памяти Владимира Гундарева
Вторник, 21.02.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 242
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    А. Матвеев. Алматинские сюжеты. Стихи

    № 7 - 2013

    Александр МАТВЕЕВ

    Алматинские сюжеты

    Алматинские сюжеты

    Мой город славен в праведных делах:

    В обыденно#житейском и великом.

    Прямые улицы со всполохами бликов –

    В сусальном золоте, в витринных зеркалах,

    В артериях струящихся арыков.

    Когда весь мир светилом раскалённый

    И под ногами плавится земля,

    Вас приютят в своём шатре зелёном:

    Аллеи лип, карагачи и клёны,

    Акации, дубы и тополя.

    Придёшь туда, где свежесть беспрестанна,

    С великой благодарностью не раз…

    Не оторвать заворожённых глаз

    От феерически расцвеченных фонтанов,

    Особенно в предсумеречный час.

    Над городом заснеженный карниз,

    Цепь древних гор с их величавой мощью.

    Но ощутишь их, повидав воочию,

    Как в перегретый город душной ночью

    Стекает с Алатау свежий бриз.


    Солнцеворот


    Жарит солнце – подошвы горят.

    Проседает асфальт пластелинно.

    Это знойного лета средина,

    У казахов, – шилде, говорят.

    Дети, взрослые и старики

    От фонтанов часами – ни шагу:

    Поглощают ионную влагу,

    Им до южных морей – не с руки…

    Разморённых кварталов картинки

    Меж деревьями видно в просвет.

    Осыпается липовый цвет,

    Будто мелкие вьются дождинки

    ***

    Радуга роскошная зависла

    Над фонтаном чудо#коромыслом.

    Много ль детворище в жизни надо? –

    Чтобы в зной ласкала их прохлада.

    Эти завсегдатаи фонтанов

    Плещутся в них летом постоянно.

    Стебли струй, взметнув свои бутоны,

    Осыпаясь, хлещут по бетону.

    Ребятня им подставляет спины –

    Гены предков жаждут хворостины?!

    Этих безмятежных дней наследство –

    Будут сниться и фонтаны детства.

     

    В Бутаковке

     

    Душный выдался денёк...

    Не махнуть ли в мир прохлады,

    Где рокочут водопады –

    Под шатры ветвей, в тенёк?

    От жары в ушах звенит,

    Будто с дикого похмелья.

    Снова благостно манит

    Бутаковское ущелье.

    Достархан под тополями

    Окропит из тучки хмарь.

    Исцелит нутро стопарь –

    Под огурчик и салями...

     

    Свято-Вознесенские колокола

     

    Какое утро свежее – нет слов! –

    Ночными ливнями пылищу посмывало.

    Вдруг разлился по улицам кварталов

    Ядрёный перезвон колоколов.

    Собор открыли, – надо полагать…

    Стекают звуки, огибая крыши.

    Впервые, на шестом десятке слышу –

    Не в записи такую благодать.

    Вновь ожили святые купола! –

    Воистину, то благостная новость.

    … И снова пропускаю свой автобус

    Во власти упоенья и тепла…

     

    В парке

     

    Прохладою дышат аллеи тенистые.

    Лишь шорохи в кронах... Покой, тишина.

    Задумчивы клёны – хранители истины.

    Во веки веков и во все времена.

    Кровавый двадцатый прошёл здесь шалея,

    Сметая устои, и правду поправ.

    Дубы вековые стоят сожалея,

    С желаньем поведать: кто прав, кто не прав...

    Здесь будто б стерильно от шума и гама.

    Громада собора духовно чиста.

    Смиренно идут посетители храма

    Душой прислониться к Заветам Христа.

    Другие на смену придут поколенья

    С идеей великой, прекрасной, иной.

    Какие событья грядут и явленья

    В безбрежье галактик и в жизни земной.

     

    Баня по-восточному

     

    Не приверженец Асан,

    Чувственной индийской йоги…

    Донесли бы только ноги

    До строенья – «Арасан».

    Не помывки – ритуал!

    Мир общения без брани.

    Древний культ восточной бани

    Ни на что б не променял.

    Суфы нежно горячи,

    В глубь нутра тепло проходит,

    Потом вся хандра исходит –

    Возлежишь, как на печи.

    Выйдешь – будто побывал

    В невесомом состоянье,

    Как вериги разорвал…

    … А всего-то побыл в бане.

     

    Однажды

     

    Вдоль раскидистых дубов

    Нам со спутницей на пару, –

    Стоило больших трудов

    Проскочить по тротуару.

    … Арыка струилась речь,

    Среди скрежета и гула.

    Вдруг, как будто бы картечь

    По асфальту стебанула.

    Тьмы тяжелых желудей

    Низвергались, как из тучи

    Словно бешеный халдей

    Их швырял рукой могучей.

    С мощных веток, свысока,

    (Слава Господу – не хилы!)

    При порывах ветерка –

    Бил с убийственною силой.

    По плечам, по голове,

    (Это же, считай, прижучил)

    Выше дуб – удар сильней,

    Хлещет, аж до боли жгучей.

    Поспешил её увлечь,

    Да скользим, как по паркету,

    Чтоб причёску уберечь, –

    Ей презентовал газету.

    На Дмитриевских дачах

    Отодвинув мирские дела,

    Обозначив иные задачи

    Мы к Петровым, с ночёвкой, на дачу –

    Прём вдвоём, закусив удила.

    На природу, к воде… В этот раз,

    Отбываем на целые сутки!

    В до отказа набитой маршрутке,

    Под прицелом завистливых глаз.

    Хлеб и водка, и прочая снедь:

    Сумки, емкости с пивом и квасом.

    Умудрились навьючить с запасом,

    Чтоб вовсю: уж гудеть, так гудеть!..

    За спиною завалы рутины,

    А в лицо – холодок ветерка.

    Вот и дачи… Вон хлещет река

    По усталому телу плотины.

    За стаканами, вплоть до утра

    Шлифовать будем памяти глыбу…

    … Вздёрнет прошлое душу на дыбу

    Под шаманское пламя костра.

     

    Ода воробью

     

    За окном кулачные бои...

    Стырив на балконе хлеба корку,

    Шумную устроили разборку,

    В диком винограде воробьи.

    Видно в изначальном: вора бей,

    Растворилась непредвзятость к птичке...

    Пусть шустрят трусливые синички,

    Клюй же посмелее, – не робей.

    Я, дружок, причастен к прегрешенью:

    О, отродье брошенок и вдов!..

    Злобный клич дурацкий – «Бей жидов!» –

    Были вы всегда живой мишенью.

    Голубь превозвышен Пикассо!

    Не переусердствовать бы слишком:

    Добрым жестом обелив воришку, –

    Не швырнёт упрёком кто в лицо?..

    Ты задирист, вроде деловит,

    В пестро#серой вышарканной робе.

    Не прельщают алчные утробы,

    Голубей нахальных пышный вид.

    Поделом прослыл ты неумехой,

    Не сужу про то по мелочам,

    Соловей, как свищет по ночам!.. –

    Ты молчишь, забившись под застрехой.

    ... Я водицей хлебец окроплю:

    Подкрепись, порхай себе доколе...

    Для души мне почирикай что ли?! –

    Современных песен не терплю...

    Дмитрию Снегину

     

    Бесславность рыцарских набегов

    На древнюю Святую Русь,

    Не охладили пыл стратегов –

    Судить об этом не берусь.

    И орды Батыя бивали,

    История, как ни строга…

    Двадцатый век. И вновь напали

    Тьмы полчищ лютого врага.

    …В разводах розового снега

    Дымилось поле вдоль и вширь:

    Неравный бой вёл Дмитрий Снегин,

    Наш казахстанский богатырь!

    Скупые фронтовые сводки:

    Заслон, мол, крепкий из солдат...

    Он их крушил прямой наводкой,

    Но был нахрапист супостат.

    Друзей Панфиловское братство:

    Плечом к плечу с Момышулы…

    Геройски жить, а не казаться –

    Достойно вечной похвалы!

    Здесь захлебнулся немец кровью,

    Познав морозы и пургу,

    Увяз в сугробах подмосковья –

    Москву не отдали врагу.

    И в годы мирных лихолетий,

    Был Снегин на передовой.

    Его звезда нам ярко светит.

    Он был всегда самим собой.

    Путь жизненный перебирая

    С рождения и до седин –

    Певец судеб родного края,

    Страны – Великий гражданин.

     

    Земляку

     

    В колхозе дел невпроворот,

    С фронтов рои ужасных слухов…

    Сентябрь, сорок первый год,

    Родился мальчик – Боря Глухов.

    … Шли похоронки без конца,

    Судьба благоволит к немногим.

    Он пацанёнком босоногим

    По лужам шлёпал. Ждал отца.

    И с ребятней за почтальонкой

    Пытался семенить вослед.

    Лишь появился он на свет,

    В их дом вселилась похоронка.

    А время шло – за годом год,

    Рос безотцовщиной парнишка.

    Мотался с кинопередвижкой,

    Тащил весь груз мужских забот.

    Несправедливо суждено

    Такую пережить утрату…

    Он каждый раз с отцом-солдатом

    Ждет встречи в фронтовом кино.

    Однажды дав себе обет,

    Священной клятвы не нарушил:

    Кино в нём будоражит душу

    Уж много, много долгих лет!

    Готов служить ему свой век.

    Вся жизнь в кино – такое дело.

    Работе предан без предела –

    Большого сердца человек.

     

    Полностью читайте  в журналев формате PDF на нашем сайте
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (03.09.2013)
    Просмотров: 433 | Теги: Александр МАТВЕЕВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz