Среда, 26.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Н. Дубовицкий. «Путеводная наша звезда...». Стихи
    № 12, 2011

    На Кавказе

    1
    Среди гор и ущелий Кавказа
    Есть знакомые с детства места
    По рисункам, поэмам, рассказам,
    Поверяющим тайны с листа.
    В книге старой, страницы листая,
    Я с поэтом был рядом в пути:
    Был в Тамани, в Шемахе*, мечтая
    Наяву на Крестовый взойти...
    Поколенья прошли на планете,
    На которой когда)то он жил,
    И однажды, почти на рассвете,
    Я последний приют* посетил.

    2
    Клён* раскинул высокие ветви,
    Над террасой – зелёный шатёр,
    В вышине чуть колышет их ветер,
    А внизу всё, как прежде. С тех пор
    Удивительно всё сохранилось:
    Белый домик, настил камыша*,
    Мне как будто всё это приснилось,
    Я стою у дверей чуть дыша.
    Он здесь жил.
    Здесь когда)то звучали
    Его голос, стихи и шаги,
    Здесь друзья с ним подолгу бывали,
    За спиною шептались враги.

    3
    Он был весь в предвкушенье полёта,
    Всё о планах своих говорил
    В этот день. Если б рядом был кто)то,
    И от пули его заслонил!
    Но свершилось...
    Судьбы ли решенье,
    Или тайные козни врагов?
    Не погиб он в военном сраженьи
    От картечи иль острых штыков,
    И не сослан в Сибирь, как иные
    Сотни, тысячи славных сынов,
    Не болел, как болеют больные
    В казематах с цепями оков,
    Не зарублен за Тереком где)то
    И от пули судьба берегла,
    Даже горцы все знали поэта* –
    Не держали за пазухой зла.

    4
    А друзья? С ним как будто дружили,
    Разделяли и пищу и кров,
    Вместе тяготы службы делили
    Эти отпрыски знатных родов.
    Не смогли уберечь.
    Не хотели.
    Легкомысленно день провели,
    Как обычно, посветски, без цели,
    А потом их двоих развели.
    По команде... и выстрел раздался...
    Плачь, Россия! Великая, плачь!
    Почему-то один он остался
    На земле. Где друзья и подруги? где врач?
    Ведь его беззаветно любили,
    Волновались, страдали о нём,
    А когда у барьера убили,
    То оставили* стыть под дождём.

    5
    Где Монго*? – В тень уйти постарался,
    Не ему ли защитником быть?!
    В стороне доктор Майер остался,
    Невозможно всё это простить!
    Почему-то подробности скрыли,
    Секундантов вдруг стали менять,
    И убийцу,
    Убийцу покрыли
    И старались его оправдать.

    6
    А Поэта под буркой в телеге
    От Перкальской скалы* привезли...
    Небо плакало, громы гремели
    Над поверженным сыном Земли
    И Отчизны...
    Три дня беспрестанно
    Шёл проститься с поэтом народ.
    И с тех пор, каждый год неустанно,
    На свиданье, как к сыну, идёт.

    7
    Был ли он в самом деле пророком?
    Или как гениальный Поэт
    Видел в людях не только пороки,
    Обнажая их души на свет?
    Он всё знал.
    Знал, что кончит дуэлью,
    «Чёрной речкой»*...а вместо врага
    Будет целиться в сердце Мишеля
    Друга близкого
    Злая рука.

    8
    Нестерпима душевная мука.
    Сколько было здесь горя и слёз...
    От неясного тихого звука
    Вздрогнул я.
    Из долины принёс
    Ветер музыку. Волны печали
    Окружили задумчивый лес,
    Капли первые наземь упали
    С опустившихся низко небес.

    9
    Словно только вчера это было...
    Тишина... Грохнул выстрел, в упор...
    Где-то здесь его сердце остыло
    На виду этих каменных гор.
    Боль утраты во мне не стихает...
    Над уснувшим навечно Бешту*
    Те орлы, как и прежде, летают,
    То паря, то стремясь в высоту...
    Надпись медленно всю разбираю,
    Трудно скрыть мне душевный порыв...
    От дождя* я лицо вытираю...
    Зорким взглядом следит за мной гриф* –
    Символ смерти.
    За сумрачной далью
    Я былое здесь сердцем постиг...
    С этой горькою думой-печалью
    Словно рядом встал вместе в тот миг.

    10
    Что он видел здесь внутренним взором
    У подножья Перкальской скалы?
    Секундантов, напуганных громом?
    Пистолетов тупые стволы?
    Или Вареньки*образ печальный
    С песней матери вместе возник?..
    Сын Отчизны,
    Гонимый, опальный,
    И поэзии чистый родник!
    В море жизни,
    В бушующем море
    Белым парусом* стал навсегда.
    В светлой радости,
    В буднях и в горе,
    Путеводная наша звезда.

    В степи

    – Вы ещё и охотник?
    Из разговора

    Я не охотник. Я – поэт.
    И невзирая на погоду,
    Люблю я спящую природу,
    Луны спокойный ровный свет,
    Когда она, как в колыбели,
    Вся в одеянье облаков...
    И тишина...
    Лишь где-то спела
    Дуэтом пара петухов.
    И стихло всё.
    Шурша соломой,
    Я под копной нашёл ночлег
    И с вдохновеньем незнакомым
    Здесь ожидаю скрип телег.
    Вдыхаю ароматы поля,
    Соломку пробую на вкус
    И от российской грусти, что ли,
    За тему трудную берусь...

    Сквозь дрёму чувствую прохладу,
    Как будто в санках я лечу.
    Мне так легко, забот не надо,
    Любая тема по плечу...
    На перевале гор туманных
    Мне Лермонтов своей рукой
    Автограф пишет строф желанных –
    Поэм, навеянных тоской.
    Я трепещу, готов молиться...
    Такая встреча! И ему
    От всех живущих поклониться...
    Но вдруг очнулся...
    Я в плену
    Иллюзий, грёз и сновидений...
    Лишь мелкий дождик моросит,
    В туманном свете полутени
    Луна за облаком висит,
    Как призрак сказочных видений.

    Явь и полусон

    Не смог на этот раз я рядом быть –
    Застолье разделить с гостями,
    Пришлось лежать, стонать, не пить,
    Довольствоваться новостями.
    Я не скучал, ведь Лермонтов со мной
    Все эти дни был рядом постоянно,
    Как другу кружку подносил с водой,
    Свои стихи читал печально.
    Я в жизнь его от пензенских Тархан
    До Пятигорска вдруг проник нечаянно...
    С ватагой пёстрой из простых крестьян,
    За жизнь его и честь бился отчаянно.
    Я так летел, чтоб смерть предотвратить,
    Убийц коварных был готов привлечь к ответу,
    Успел на миг от выстрела прикрыть
    И вместе с ним упал на землю эту...
    «И снилась мне долина в Дагестане,
    весёлый пир в родимой стороне...»
    Очнулся вдруг в далёком Казахстане,
    А за стеной судачат обо мне.
    И чей-то тоненький печальный голосок
    Стихи читает надо мною, как молитву...
    А жар внутри! И кровь стучит в висок...
    Кинжал! Коня! И я скачу на битву.
    По узким тропкам и ущельям гор,
    Минуя мглистых сопок перевалы
    И чей-то незатушенный костёр,
    Пробрался в тыл сквозь реки и завалы.
    Когда же я до цели доскакал,
    Следы побоища застал повсюду...
    В отчаянии, что опоздал,
    Взмахнул рукой... Разбил посуду....
    Тогда лишь только до меня дошло,
    Что бред мой был наполовину,
    А остальное явь и полусон,
    И жар души, увлёкший на стремнину.
    И что пока с винтовкой за плечом
    Скакал по тропкам, защищал и бился,
    День угасал,
    И трепетным лучом
    За дальней кромкой леса опустился.
    ... Оставив за собою сигаретный дым,
    Последний гость ушёл...
    И ты за ним.

    Отчизна

    Люблю Отчизну я,
    но странною любовью...
    М. Лермонтов

    Любил Отчизну так гусар, лейб)гвардии корнет,
    Убитый на Кавказе в поединке.
    Убийцам оправданья нет,
    И каждый год справляю я поминки.
    Но отчего на каждый юбилей
    Война, разгром, Отчизны разрушенья!
    И всё печальней клики журавлей,
    И бесконечные кровавые сраженья?
    А что свершится через десять лет?
    Наверно, Нострадамус только знает...
    А вечно юный Лермонтов)поэт
    Свои стихи мне по ночам читает.
    В Отчизне той покоя нет с тех пор,
    И не видать пути к возникшему просвету.
    Всё так же льётся кровь в Чечне средь диких гор,
    И нет преемника Великому Поэту.

    Примечания:

    Шемаха – населённый пункт на Кавказе.
    Крестовый – перевал на Военно=Грузинской дороге.
    Последний приют – домик в Пятигорске, в котором до своей трагической
    гибели 15 июля 1841 года жил Лермонтов.
    Клён – по преданию клён рос под окном комнаты Лермонтова в том
    1841 году. И заботливо выращен на том же месте работниками музея уже в
    послевоенные годы.
    Настил камыша – крыша домика Лермонтова покрыта камышом, как это
    было при жизни поэта.
    Даже горцы все знали поэта – во время боевых действий Лермонтов сни=
    мал свой китель и оставался в ярко=красной рубахе, привлекая к себе внимание
    горцев. Считается, что делал он это намеренно. Надеясь на ранение, которое
    давало бы ему отставку от военной службы. Но по сохранившимся преданиям,
    горцы знали,что в красной рубахе против них выступает поэт. А поэт на Восто=
    ке, в отличие от России, личность священная. И горцы оружие против Лермон=
    това не применяли.
    Оставили стыть под дождём – после смертельного ранения Лермонтов
    остался лежать на земле под проливным дождём. Секунданты не позаботились
    об экипаже на случай ранения дуэлянтов и более того, после начала грозы уска=
    кали в Пятигорск. Возле Лермонтова оставался Глебов, прикрывающий его ши=
    нелью от проливного дождя.
    Монго – прозвище А. Столыпина – родственника Лермонтова. Участие Монго
    в дуэли было скрыто.
    Майер – врач Пятигорска, лично знавший Лермонтова.
    Подробности скрыли – до настоящего времени так и не установлено –
    сколько человек было на месте дуэли и кто был в действительности в каче=
    стве секундантов.
    Перкальская скала – автор считает, что намеренно было скрыто и само
    место дуэли, которая по некоторым данным произошла не на склоне Машука, а
    у Перкальской скалы.
    Чёрная речка – место дуэли Пушкина с Дантесом.
    Мишель – так родные и близкие звали Михаила Лермонтова.
    Друга близкого злая рука – убийца Лермонтова – Мартынов был одно=
    кашником Лермонтова по юнкерской школе. Они были в дружеских отношени=
    ях. Семьи Мартыновых и Арсеньевых были близко знакомы. Арсеньева – бабуш=
    ка Лермонтова, у которой он воспитывался.
    Бешту – устаревшее местное название горы Бештау, на склоне которой яко=
    бы происходил поединок и где установлен памятник Лермонтову.
    От дождя я лицо вытираю – во время моего первого посещения па=
    мятника вдруг загремел гром и пошёл дождь. Капли дождя смешались с
    моими слезами.
    Гриф – на склоне Машука установлен памятник с каменными грифами.
    Вареньки образ – Варвара Лопухина, в замужестве Бахметьева, была юно=
    шеской любовью Лермонтова.
    Белым парусом – ассоциация со стихотворением Лермонтова «Парус».
    М. Лермонтов родился в 1814 году.
    На столетний юбилей – началась война между Россией и Германией и Пер=
    вая мировая война.
    М. Лермонтов убит в 1841 году.
    На столетний юбилей – нападение нацистской Германии на Советский
    Союз и вторая Мировая война.
    Будет ли отмечен 200=летний юбилей в 2014 году, или России, ввергнутой
    перестройкой в пучину хаоса, будет не до юбилея?
    По предсказаниям Нострадамуса, отметить 200=летний юбилей в 2041 году
    по всей вероятности не придётся.
    Ожидаются катастрофические изменения на Земле. Один из предвестни=
    ков таких катаклизмов – потепление климата на планете, сопровождаемое зем=
    летрясениями и цунами.
    Даты рождения и смерти Лермонтова – 1814 и 1841. Даты=перевёртыши.
    Они сами по себе уже что=то означают. Поэт обладал даром пророчества. Он
    предугадал свою смерть и описал её в стихотворении «В долине Дагестана».
    Предлагаемые «Ниве» стихи, посвящённые памяти Лермонтова, так и не
    были приняты в печать. Ни в 1974 году на 160=летний юбилей, ни в 1984 на 170=
    летие. В 1994 году автор оказался за границей, где русскоязычных заинтересо=
    ванных издательств не нашлось. Миновал 2004 год. Тоже юбилейный.
    Эта подборка стихов – моя очередная попытка увидеть их в печати.

    г. Висбаден, Германия.
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (14.01.2012)
    Просмотров: 586 | Теги: Николай ДУБОВИЦКИЙ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz