Пятница, 23.06.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    П. Власов. «Вдруг обрести протянутую руку...». Стихи
    № 11-2011

    Павел ВЛАСОВ
    живёт в Санкт-Петербурге. Родился 30 декабря 1971 года в Коми АССР в посёлке Лемтыбож. Название посёлка сделал своим  литературным псевдонимом, под которым опубликовал сборник стихов и прозы  «Говориша»  в 2009 году.
    Выпустил две серии открыток (2009-2010), героями которых стали русские и зарубежные писатели.
    На книгу и открытки были статьи-рецензии в журнале «Ровесник», «Российской газете», «Комсомольской правде.

    ***
    Городской степенный житель,
    Урождённый в деревнях,
    Вы порой домой спешите:
    Мните  мчаться на санях,
    Прямо в детство, вдоль опушки,
    Шапку – набок, повод – в жгут…
    Только вас совсем не ждут
    Прятки, футбиши, войнушки,
    И костёр, который жгут
    Там – не вам печёт ракушки.

    Там другой теперь хозяин –
    Лет семи худой молчун,
    Он теперь грызёт ферзями
    Королевскую парчу,
    Он счастливый обладатель
    Горя школьных  «единиц»,
    Для него горит в закате
    Зов прочитанных страниц,
    Он не знает тех границ,
    Что ведут людей к расплате…

    Городской степенный житель,
    Урождённый в деревнях,
    Вы порой домой спешите:
    Мните мчаться на санях…
    Не ходите. Не ходите.
    Я оттуда. Был на днях.

    Начало

    Вода шумит и льётся свет,
    И кожа ёжится от ласки,
    И всё слипается как глазки,
    И мира мягкого привет
    Ты принимаешь.
    Сколько лет
    Уже живётся в этой сказке,
    Она всё так же глубока
    И с каждым днём её бока
    Роднее.
    В карнавальной маске
    Сюда пытаются войти
    Чужие сделанные люди,
    Но не даётся мир в горсти
    И он даваться им не будет –
    Им свой придётся обрести.

    Вода шумит. Кровавый ток
    Вторит своей живой двойняшке
    И тот же делает виток –
    Упругий, выверенный, тяжкий.
    В такое время на упряжке
    Прекрасно ехать за китом
    Последним. Бросив дол и дом,
    Лишив себя сполна при том
    Прав на ошибки и промашки.

    И вместо ванны океан,
    И вместо лампы солнце встало,
    Но не меняется начало
    Внутри трепещущих лиан.
    Всё неизбывнее оно
    И твёрдо празднует одно:
    Когда лицо к воде припало, –
    Ему другого не дано.

    ***
    Без меня собачка плачет,
    Задирая высоко
    Морду, что, конечно, значит:
    «Мне, хозяин, нелегко!
    Мне, хозяин, очень горько
    Без тебя сидеть одной».

    – Понимаю. Вижу. Только…
    Я сегодня выходной.
    Я сегодня не на сутках,
    У меня свои дела…
    А собачка: «Это шутка?
    Что-то я не поняла…»

    Сядет. Смотрит скорбным взглядом.
    Ей – в отсутствии родных –
    Нужно, чтоб всё время рядом
    Был бы я. Без выходных.

    ***

    Что возвышает нас?
    Падение в себя.
    Падение до самой низкой сути,
    И чаянье при бледной той минуте,
    Под спудом зол надежду погребя,
    Вдруг обрести протянутую руку,
    Забыть умы, сомнения,  науку,
    И страшно обнажённым встать на свет,
    И тотчас с миром получить разлуку,
    И возыметь на всё один ответ.
    Что возвышает нас?
    Олимп? Эльбрус? Парнас?
    О, нет. Они приносят только муку.

    ***

    Не меня, а того есаула
    Бил плетьми атаман на войне.
    Девяносто годов, как минуло.
    Только шрамы вспухали… на мне.

    Не меня, а мальчишку худого
    В Ленинграде измучил мороз.
    Только это… моё полуслово
    На губах замерзало от слёз.

    Не меня блатата ломовая
    За политику вмяла в сугроб.
    Только кто, как не я этот гроб
    Обживал, на ветру застывая?

    Не меня на допросы вдоль стенки
    Волокли в кителях опера.
    Только содраны были коленки,
    Были попраны зёрна нутра
    У меня… у Алёшки… у Ленки…

    Не на мне, фанатично гортаня,
    «Духи» резали звёзды ножом.
    Только в крови на пыльной поляне
    Я когда-то затих нагишом.
    Не по мне, скрежеща и борзея,
    Шла страна, сострадания  вне.
    Только вся ты, сякая Расея,
    Глубоко поселилась во мне.

    ***

    Обычаем и свычкою
    Встречает всё старинное,
    И стан склонить немедленно
    Оно тебе велит:
    Здесь двери очень низкие,
    И даже если недруг ты –
    Поклон с тебя, кудлатого,
    Оно уже взяло.

    Так старина устроена,
    Таким набита сахаром:
    Скрипи зубами, гадина,
    А всё же поклонись.

    ***

    Писать не медля ни секунды!
    Покрыть листы рядами строк!
    Про снег, про валенки и унты,
    Про туго взведенный курок,
    Про деда (знавшего оброк),
    Что всё ещё ведёт на фунты
    Вес хлеба…
    Утро. Снег глубок, –
    В его сиреневом отливе,
    В его искристой белизне
    Такая жизнь открылась мне,
    Такой от ветра вздулся кливер,
    Что только сосенки одне
    Поймут меня!..
    По чёрной гриве
    Гнедка бежит живьём волна,
    Когда он тычет морду в ясли;
    Глаза – как будто в чёрном масле,
    Копыта – в зёрнышках пшена;
    И, пав на круп, тотчас погасли
    Снежинки…
    Бим залаял на
    Сороку, севшую на баню.
    Она, клегча, летит на тын,
    Кричит: «А я нашла алтын,
    И вот в гнездо его тараню…»

    Пройдёт соседка в магазин,
    «Буран» проедет ярко-красный,
    И тишина  –  неделей страстной,
    И ветра свист среди лозин,
    И пахнет дорого бензин,
    И сизый дым – такой прекрасный!..

    Поленья горкой у печи.
    С них каплет серебро и злато.
    И дядя Коля щи перчит,
    И ест на завтрак в два прихвата:
    Сначала суп, а после кость,
    И выбивает мозг на ложку,
    И со стола сметает крошку
    В свою как ковш литую горсть…
    Потом сидит спиной к печи
    И курит, курит… и молчит…
    Глаза лучатся без конца,
    И бакенбарды вдоль лица –
    При облысевшей голове –
    Ещё милее для ребёнка,
    И мы, все 22 опёнка, –
    Кто сбоку, кто на рукаве –
    На дяде Коле вырастали,
    Как на огромном пьедестале,
    Как на большом и мшистом пне…

    Минуло всё. Прожить вполне
    Такое больше не придётся.
    Пусть дядя Коля остаётся
    Внутри меня. Во мне. Во мне.
    Пусть он в монтажном колпаке
    Идёт каким-то дальним брегом,
    И пахнет дымом, светом, снегом,
    И «Дружбу» тащит на руке.

    ***

    Поехать, что ли, в Абакан?
    А там Тува, и за границу?
    Закинуть за спину зарницу,
    Ещё зовёт оно пока?
    Поехать, что ли, сей же час?..
    Купить билет в просторной кассе,
    Мне всё равно, в котором классе,
    Я ко всему привычный класс,
    Молчать дорогою в купе
    И хмурить брови, чтоб отстали,
    Глядеть в темнеющие дали,
    На верхнем лёжа канапе…

    Ступить на замерший пейзаж
    И ощутить колючку пяткой,
    И за десятой пересадкой
    Не в книжный врезаться типаж,
    А в жизнь саму, в её начало,
    В её распахнутую твердь,
    И рядом с ней почуять смерть,
    Что разговаривать почала…

    Баян-Ольгий и Учкекен
    Проехать засветло на «ГАЗе»,
    И оборвать на полуфразе,
    Когда заглохнет «ГАЗ» в реке…
    Петляя между серых гор,
    «Алтан Навчис» курить с монголом,
    И замечать на небе голом
    Своей нервозности укор…
    Въезжать в гонимый ураган,
    И посреди его отдушин
    Сидеть в пыли и долго слушать,
    Как свищет рыжий тарабан.
    В Лахте
    Хорошо репетировать в Лахте,
    Где не слышно гуденья машин,
    Где на каждой на бабе по плахте –
    Шириной и длиною в аршин,
    И высокий-высокий кокошник,
    И понёва лиловая в тон,
    Где у всякой лицо как творожник,
    А бедро как столичный батон.

    Хорошо репетировать в Лахте,
    Где мужик, неприкаянный тать,
    Целый день пребывает на вахте
    У ларька,  в настроеньи поддать,
    Где он, выжженный маленьким солнцем,
    Упирая ручищи в бока,
    О родстве с пресловутым эстонцем
    Всё кричит, и ругает ЦК.

    Хорошо репетировать в Лахте,
    Где из миски, на кухне,  в углу,
    Котик серенький вылакал – ах, те –
    Молоко, и заснул на полу…
    Где глухая собака на будке
    Отдыхает от мнимых погонь,
    И её в смысле лахтинской шутки
    Называют не «Шарик», а «Конь».
    .................................
    Не трещит побелённая печка…
    Всюду газ, батареи … и что ж?
    Как взошёл на кривое крылечко,
    Так и вспомнился мне Лемтыбож.
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (13.01.2012)
    Просмотров: 515 | Теги: Павел ВЛАСОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz