Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    В. Василенко. «Дикие маки бескрайней степи...». Стихи
    № 10, 2011

    Вера Владимировна ВАСИЛЕНКО
    родилась 22 декабря 1957 года, лауреат премии Московской
    ассоциации «Искусство народов мира» (1997), победитель
    городских литературных конкурсов в номинации «Поэзия»
    (2002, 2006), в номинации «Проза» (2007); серебряный при-
    зёр областного литературного конкурса поэзии «Серебря-
    ный стерх» (2009), победитель областного литературного
    конкурса прозы «Серебряный стерх» (2010).
    Печаталась в коллективных поэтических сборниках:
    «Просветление души» (1994), «Пьеса экспромтов» (1996), «Снегири» (1997), «Объяс-
    нение в любви» (1998), «Новый день» (2006); в литературных газетах «Искусство
    народов мира» (Москва), «Пигмалион» (Рудный), «Берега» (Костанай), в журнале
    «Простор». Автор поэтических сборников «На семи ветрах» (2008), «Листопад»
    (2010). Постоянный автор «Нивы» с 1997 года.
    Живёт в г. Рудном Костанайской области.

    ***

    Красные маки в степях Казахстана…
    Это такая на сердце печать!
    Это любимых глаза, это пламя,
    Пламя любви. Это время – молчать,
    Если увидишь по долгой дороге
    К югу от севера, маем спеша.
    Так пред иконами Божьей подмоги
    Просишь, бывает, и ждёшь не дыша.
    Это как будто из Космоса кровью
    Брызнули звёзды в отчаяньи, и
    Тихая радость искрится любовью,
    Свежим дыханием тёплой земли.
    В каждой росинке от солнца не много,
    Но благодатью исходит дорога.
    Это такая печаль и истома!
    Поезд уносит, и жаль – не сойти…
    В долгие зимы на севере, дома,
    Греют и просятся словом в стихи
    Дикие маки бескрайней степи…

    ***

    Взыскуя по подъездам и в прохожих
    Штриха, мазка невыполненной сказки,
    Так хочется немного быть похожей
    На икс в улыбке карнавальной маски.
    На икс, на ноль, на звук пустой5незрячий,
    На полое пространство поднебесья.
    Над полем, степью, лесом и полесьем
    Лишь каплей влаги, в облако не прячась,
    Зачем5то быть. Парить незваным оком.
    Зачем5то жить, исследуя насущно
    Чужих, неузнаваемых, несущих
    Отрезок времени на светлом и высоком.
    И, падая в обратном, как спросонок,
    Не убывать. Не убивать желаний.
    Так тянет руки к матери ребёнок,
    И постоянство ищет оправданий…

    ***

    Птичка моя, Земля. Мой маленький вертолёт.
    Утро начав с нуля, ветер тебя поёт.
    Шарик-аэроплан, кругленький НЛО.
    Маленький мой капкан.
    Да мне ли не повезло?
    За суетой дорог, ставших моей страной,
    Выдуманный итог пренебрегает мной.
    Видишь, воскрес твой дождь,
    Как колокольный звон.
    Радугой над прудом
    Радует, невесом…
    Каждому по ключу – это твоя игра…
    А кто не зажжёт свечу,
    Тому – не его пора…
    В поисках Шамбалы сердце рискует сдаться.
    Рейсом взлететь кометы или легко остаться?
    Босячкой ли, на коне, на облаке ли верхом?
    И вспомнишь ли обо мне,
    Если взойду цветком?..

    ***

    Июльский день, сорвавшийся с поста,
    Плывёт и плавится (слова немного значат),
    Как не закончен и ещё не начат
    Круговорот с пришествием Христа.
    В горячем мареве зелёных тополей
    Призыв спасительный тщедушен и неясен.
    И безмятежны лишь высокий ясень,
    Да ветерок, бегущий вдоль аллей.
    И где трава ещё стопой не смята,
    И к разварным пионам жмётся мята,
    Вдруг ручеёк живительный…Откуда?
    Кипит средь зелени небес запруда…
    И тянется июль от января
    И к январю…и снова…и покуда
    Весь пыл не переплавится в остуду,
    Мы живы, ожиданьем измеря…
    Считать круги – высокая награда.

    ***

    Покуда Земля крутится-вертится,
    Каждый второй будет ей другом.
    Так листопад слюбится-стерпится
    Быть городским и только недугом.
    Чуток и зорок глаз
    Чрева её церквей.
    Он выбирает в Спас
    Лучших из сыновей.
    Братья мои евреи-молдово-россы,
    Француз Мишель и немец Эммануил.
    Каждый из них про-ро-про-ро и
    Пророчил…
    Каждый из них плати-плати и
    Переплатил…
    А мы оказались, проще некуда, «лохи».
    Остаётся гадать на Святки, да у Солохи.
    И в Сочельник флаги спустить и мор
    Узаконить, глядя в себя в упор.
    Тянется рука услышать светильник.
    Слух мешает и ржавый пустой будильник.
    Воины5сарацины сторожат мой гнев,
    Гномики Мнемозины – лес им и дикий лев.
    Тянется молитва моя к садам
    Вифлеемским, которых давно уж нет,
    И душа всё ищет и ждёт не там,
    И не знает кому принести обет
    Верности…
    Утрусь рукавом по-русски.
    То ли выпрямиться на взлёте,
    То ли присесть на спуске?..

    ***

    Голым деревьям неважно, что здесь ноябрь.
    Кошки скребут невпопад, а в душе весна.
    Падает снег в отраженье моё и дабы
    Вовсе не впасть в одиночество, у окна
    Жду НЛО. Не появится и не надо!
    Пусть его! Но какая пришла зима!
    Резвый малыш протоптал себе путь, и рада
    Юная мама его неумелым «ма»…
    Разве нескладно слагаются дни и ночи?
    Если молчит любовь, но журчит строка?
    Метит мне в сердце, но падает между строчек
    Голос зимы, оступившись в свои века…
    Как бы его падение не нарушить…
    Через заслон стекла научиться слушать…

    ***

    Гладковыбритый Свет, не отыщешь какого
    В совершенных умах, в откровениях свыше.
    Запредельных софитов сияющим словом
    Выжигаются души, пока ещё дышат.
    Отравиться любовью не страшно, но это…
    Ни звезда ли Полынь притаилась у ног?
    Засыпаешь с надеждой на слово Завета,
    Но с рассветом в окно – то ли дар, то ли рок:
    Открывается небо за птичьей кормушкой
    Без ключей поутру, и не помня себя
    Отрывается память от тёплой подушки,
    Бестолковую жизнь на ходу теребя…
    Он рече, яко буен, и жалит жестоко
    Неугодных священников и пророков…

    ***
    Вверх и вниз по тропе в монастырь
    Православный, в горах Алатау
    Ручейки паломников-верующих,
    А чаще, просто – любопытных,
    Можно видеть в любой день и час.
    Там, в святых местах, люди
    Всякого цвета кожи и разных наций
    Ищут Бога или какой-то тайны,
    Или ответа на все вопросы…
    Внизу, у ледяной речки Алматинки,
    Спустившись, трапезничают чинно
    Русские, англичане, казахи, немцы.
    Все понимают, зачем пришли.
    На могилу святых Серафима и Феогноста
    Ложатся и вянут круглый год цветы.
    Монахи в чёрных одеждах, как знаки
    Восклицательные, для порядка в душах,
    Синий храм в золотых куполах
    Меж высоких гор (рукотворный)
    В объятиях вечных елей и сосен…
    И над всем этим, где-то высоко,
    Дыхание…моего давно пропавшего сына…

    ***

    Здесь кроме света нечего терять.
    А свет терять мне здесь совсем не хочется.
    И если «добивает» одиночество,
    Так это свет его диктует вспять.
    Бросать ключи и пятиться в сознание.
    Искать затвора, избегая «войн»,
    И знать, что самого себя достоин
    В пределах добровольного изгнания.
    Сухой октябрь без устали хлопочет
    За каплю влаги, за скупой осадок.
    И в наркотическом бреду всю ночь хохочет
    Микрорайон, транслируя упадок
    За окнами. И каяться пристало…
    И гусли Божии держать, и песни петь,
    И самому себе не дать сгореть
    В огне печали, празднуя Начало
    Какой-то новой жизни в новом Боге.
    На новом небе – новые дороги…
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (02.12.2011)
    Просмотров: 1310 | Теги: Вера ВАСИЛЕНКО | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz