Пятница, 20.10.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Т. Окольничья. «И приходит озаренье...». Стихи
    № 7, 2011

    ***
    Как окошко жизнь раскрыта
    Прямо в утро, прямо в лето,
    С маковки до пят облита
    Золотистым мёдом света.
    Как душист, как звонок, лёгок
    Этот свет — душа взлетает!
    И, спустившись на ромашку,
    Словно карамелька, тает.

    Городу моему

    Иду к тебе, мой старый Павлодар,
    Саманный, деревянный город детства.
    Не ведал о заборах наш квартал,
    И было близким дальнее соседство:
    Тогда тебе не заслоняли сердца
    Слои бетона — ты тогда дышал
    Свободной грудью степью изумрудной,
    Где ветры пряны от дыханья трав.
    А как гулял по праздникам квартал! —
    Живёт во мне той радости наследство:
    Тех песен и частушек шквал —
    Гармонь с домброю по соседству!

    Горница

    В горнице дома Павла Васильева
    Ах ты, горница-солнце
    В четыре оконца! —
    Образа и бумажные
    Розы в углу.
    Раствори мне окно,
    Моя звонкая горница,
    Я к рассветной реке
    Босиком убегу.
    Мне прошепчут черёмухи
    Возле колодца
    То, что кроме меня
    Не понять никому:
    Они учат меня,
    Как весеннее солнце
    Превращать в лепестки
    И в цветы, и в листву,
    Как — корнями с землёй —
    В мир, как в небо, глядеться —
    Они учат
    Простому на вид волшебству:
    Как, строку напоив
    Жаром щедрого сердца,
    Ветки первых стихов
    Прорастить в синеву.

    У бюста Павла Васильева

    Красный сок гвоздик замёрзших,
    На граните в бронзе — ты.
    В декабре тебе приносят
    Эти красные цветы.
    С них, оттаявших весною,
    В снег, как кровь, стекает сок.
    Ты ж — весь бронзовый — спокоен,
    Будто яростным прибоем
    Стих не бился о висок.
    Было так: палач и жертва,
    Кровь и боль, и волос сед…
    На скаку умолкло сердце
    В 27 полынных лет.
    Смолк твой сочный мощный голос,
    Стих в ночи твой смертный крик,
    Будто солнце раскололось,
    И, пронзая чёрный космос,
    Лик сияющий возник.

    Поэт

    А у птиц не бывает морщин:
    Птичье сердце
    От взлёта до взлёта
    Птичью кровь,
    Как крылом, ворошит
    Голубым продолженьем полёта!

    В начале всё же было слово…

    Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
    Исполнись волею моей
    И, обходя моря и земли,
    Глаголом жги сердца людей.
    А. С. Пушкин
    В начале всё же было слово,
    Во тьме сверкнувшее, как нож, —
    Не сказанное всуе слово:
    Произнесённое есть ложь!
    Прекрасен замысел Господен —
    Небесным оком обозрим —
    Где мысль сверкнула третьеводни,
    Возник из слова Божий мир.
    Разъединились темень с светом,
    Заголубели небеса,
    И если б не был Бог Поэтом,
    Он жизни бы не написал!
    И кто поэт? — Творца творенье,
    Провидца даром наделён,
    Он — божий сын? Земной ли гений,
    Он — ангел света? Демон он?!
    Приходят в мир земной поэты,
    Его пророки и творцы,
    Чтоб на земле медвяным светом
    Сияли божьи бубенцы,
    Чтоб на лиловых струях ветров
    Сверкала молний мишура —
    Влетают в мир земной поэты,
    Как искры божьего костра.
    Влетают в мир земной Есенин,
    Цветаева, Васильев, Блок —
    В мир этот радостно+весенний,
    Где был поэтом первым Бог!

    К книге стихов Ольги Григорьевой
    "Вечный сюжет”

    Вот книга стихов. Вот "Вечный сюжет”
    — Кто автор их?
    — Женщина с именем Ольга.
    — Княгиня, святая?
    — Нет. Просто — поэт.
    А это всегда
    Где'то рядышком с богом!
    Какая чистая и ясная душа,
    Какая мудрость!
    Как трепетно, светло и грустно
    Коснулись сердца крылья строк.
    Как хорошо мне — видит Бог!
    Так тихо люстра
    В конце спектакля освещает зал, —
    А в нём ещё страстей накал,
    И не уходит потрясённый зритель.
    Тихонько кто-то слёзы вытер,
    Волнуется оваций шквал,
    И тянутся к сердцам незримо нити.
    И пусть не нов сюжет стихов —
    Сюжет их вечен.
    В них жизнь земная и любовь,
    Как в храме свечи.
    И в вязкой тине дел и дней
    Стихи — как праздник.
    Как хорошо мне — ей-же-ей!
    На сердце радость.
    Как хорошо мне — видит Бог:
    Коснулись сердца крылья строк.

    Берёзы

    Моей маме Окольничьей Тамаре Михайловне
    Он является не многим,
    Он слетает с дальних звёзд,
    Этот чудный иноходец,
    С чёлкой, сотканной из грёз.
    Прихотлив, как мир поэта,
    Волен, как поэта мысль,
    Он рождается из света,
    Пьёт из лунных чаш кумыс.
    Он проносится над степью,
    Не касаясь сонных трав,
    В бег свой звон тысячелетий,
    Словно музыку, вобрав.
    И когда в окно влетает
    Сквозь времён седые мхи,
    У поэта расцветают
    В сердце песни и стихи!
    Сквозь берёзовые ветки
    Весь февраль гляжу на небо.
    Я совсем как птица в клетке
    Вижу небо сквозь ажур,
    Где оранжевой креветкой
    Солнце плавает в лазури
    И качается на ветках
    Сонный лунный абажур.
    Две берёзки, две соседки —
    Чистота и озаренье!
    Я ловлю, я пью мгновенья
    Этой звонкой чистоты.
    И на ум приходят горы:
    На скале крутой и голой
    В круговерти всех ненастий,
    Напружинясь как струна,
    Тихий свет струит берёза,
    Так доверчиво и просто,
    Будто все людские слёзы
    Утолить должна она!..
    Так я думаю в ненастье,
    Примеряясь к слову "счастье”,
    В ожиданьи откровенья
    На извечный сей вопрос.
    И приходит озаренье
    Как языческой простушке,
    Что как вдруг святые души,
    Что слетают с дальних звёзд,
    Чтобы мир земной послушать,
    Чтоб подать пример смиренья,
    Стали душами деревьев,
    Стали душами берёз?!

    Синий конь

    Бахытжану Канапьянову

    В полуяви, в полудрёме,
    В полугрёзе, в полусне
    У скирды ржаной соломы
    Синий конь приснился мне.
    — Синий конь, а птице синей
    Вы, случайно, не родня? —
    В незаконченности линий
    Профиль дивного коня.
    Покосился влажным глазом,
    Веком бархатным моргнул —
    Заискрил восточной вязью
    Тонкий месяц возле скул.
    Этот конь — шальной, крылатый —
    В гриве звёзды и цветы —
    Он к тебе влетает, брат мой,
    Из вселенской темноты.

    Кисловодская легенда

    Науму Григорьевичу Шаферу

    Вечерело в Кисловодске,
    Пел шарманщик возле дачи,
    И ему с его шарманкой
    Мало верилось в удачу.
    Пел шарманщик, и шарманка,
    Словно старый шкаф, скрипела.
    Пел шарманщик, и шарманка
    Думала, что тоже пела.
    Потускнела позолота,
    Поистёрлась бахрома —
    Знать, шарманкина работа
    Недоходная весьма.
    Хоть пестрит народом площадь, —
    До артистов дела нету.
    Разве только вон извозчик
    Кинул мелкую монету.
    Тут в ответ на скрип шарманки
    Заскрипела вдруг калитка,
    И к шарманке+оборванке
    Господин пошёл не прытко.
    В белой чесучовой паре,
    Шляпа, трость — богатый барин!
    — Ну, гляди, шарманка, в оба —
    Видно, знатная особа.
    Господин серьёзно слушал,
    Шляпу снял и глаз прищурил.
    Будто глядя песне в душу,
    Брови светлые прихмурил.
    А когда замолкла песня,
    Господин сказал басисто:
    — Вот, дружок, возьми на память —
    Как артисту от артиста!
    Ты меня до слёз растрогал.
    От души дарю, ей-богу!
    — Нищему зачем брильянты?
    Мы — ночлежные таланты.
    Не возьму, брильянт, простите —
    Лучше чаркой угостите!
    — Ну, тогда, что делать, знаю —
    Песней заплачу за песню.
    Что ж, шарманка дорогая,
    Будешь петь со мною вместе?
    Ты играй, играй, шарманка,
    В жизни раз бывает случай.
    У шарманки-оборванки
    Собралась народу куча.
    Словно тройка громыхнула
    Вдоль по Питерской+Ямской,
    И "Дубинушка” дохнула
    Человеческой тоской.
    А потом, взяв шляпу в руки,
    Господин пошёл по кругу.
    — Эх, какую кучу денег
    Заработали мы вместе!
    — И теперь одна забота —
    Поделить их честь по чести!
    — Всё твоё, что в этой шляпе!
    — Ну, спасибо. Сам-то кто ты?
    — Сам я — вроде как Шаляпин —
    Твой коллега по работе.
    А толпа рукоплескала —
    Зной взрывался от оваций!
    И от криков "бис” и "браво”
    Осыпался цвет с акаций.

    Лучик

    Галине Беспаловой,
    павлодарской художнице
    Тараканом рыжим солнце
    Соскочило с края тучи,
    И на скатерти смеётся
    Крохотный, но дерзкий лучик.
    Ты следишь за ним тихонько,
    Лишь бы только не спугнуть!
    Он по ниточке по тонкой
    Вытанцовывает путь.
    Он тебе устроил праздник
    Этот маленький проказник,
    Он тебя как будто дразнит:
    Белый, синий, жёлтый, красный…
    Вот скользнул на край мольберта
    В непросохшие мазки.
    И свернулся вдруг креветкой,
    Как вопрос в конце строки.
    Лучик радостного солнца —
    Дуновенье вдохновенья!
    И, как вздох со дна колодца,
    Кто+то властный — разум вспенил!
    И оркестр палитры грянул
    Под рукою дирижёрской.
    На холсте мазки от "piano”
    До "пронзительно и остро”!
    В круг языческие боги
    Сдвинулись, сверля очами,
    В пляске яростной и строгой,
    Татьяна Окольничья
    То ль в восторге, то ль в печали.
    Кисть в немом забилась крике.
    Роем — лица, светом — лики!
    Жемчуга, браслеты, кольца
    В стоне росных колокольцев!
    И, расписывая лики,
    Кисть художника взлетает.
    На цветах и листьях — блики,
    Над холстом сам Бог витает.
    И когда черным чернее
    Ночь примчит с куском сангины,
    Звонким светом обогреет
    Лучик, впаянный в картины.

    Художник

    Павлодарскому художнику
    В. М. Мартынцеву

    Свечи сгорают,
    И вянут цветы —
    Хрупок, не вечен
    Миг красоты.
    Только художник
    С мгновеньем "на ты” —
    И на холсте
    Не завянут цветы,
    И не погаснет
    Зажжённая свечка:
    Миг красоты их
    Продлён в бесконечность. —
    Миг озаренья,
    Служенья, горенья, —
    Сплав вдохновенья —
    И краски чисты! —
    И не утрачен
    Миг красоты, —
    Если художник
    С гореньем "на ты”!

    Рождение музыки

    Ларисе Лобченко,
    музыканту, композитору,
    обаятельной женщине

    Оттого ль, что медь браслетов
    Жарко тлела на запястьях,
    И стонали кастаньеты
    В брызгах огненного счастья,
    Рассыпался смех гитары
    Разноцветным монпансье,
    Пёстрой шалью с кистью алой,
    Яшмой, яхонтом, опалом,
    Жарким шёпотом перстней.
    Словно вихрь душа взлетала —
    Ей всё было мало, мало
    Красок пепельных рассвета,
    Где превыше всех запретов
    Ртутью медленно стекала
    Страсть по шёлку одеяла.
    И искрилось, и звенело
    В синих звуках скрипки тело!
    Из намёков, из проклятий,
    Волхвований и объятий,
    Из молитв и откровений,
    Из восторгов и сомнений —
    Вдруг — в безмерности мгновенья —
    Точно выстрел! Озаренье!
    И — рутинная работа:
    Сердце положить на ноты.

    Атос

    Моему мужу
    Петеру Владимиру Карловичу

    На кровати лежит человечек,
    Одеялами стиснуты плечи,
    Темень в доме. Погашены свечи.
    Мать сказала: — Спать, спать, человечек!
    Но ему не лежится, не спится.
    Темень чёрною пряжей на спицах,
    Страхи впитывая зрачками,
    Выползает из недр зазеркалья.
    Чёрный плащ, чёрный глаз, чёрный шорох.
    Ужас прячется в бархатных шторах!
    Заворочались чудища в норах,
    Воры рыщут в ночи вдоль заборов!!!
    Чьи там чёрные пальцы на раме?
    Человечку хочется к маме,
    Но молчит человечек упрямо.
    "Храбрый мой, — пела вечером мама. —
    Храбрый мальчик мой,
    Рыцарь мой славный...” —
    Пальцы крошечные на раме!
    Настежь створки — и вниз,
    К чёрным страхам —
    В мокрый парк,
    Точно рыцарь на плаху!
    Тень от вяза маячит на шторах...
    Тень безглаза, плащ тучи разорван... —
    Нет ни чудищ, ни воров... А шорох?!
    Дождь гуляет бочком вдоль заборов!
    Человек рассмеялся средь сада:
    Глупых страхов бояться не надо!
    Гордый — в дом — победитель химер —
    Пятилетний граф де ля’Фер!

    Золотой кораблик

    Дочери Ксюше в день рождения

    Золотой кораблик сердца,
    Яркий, солнечный прибой —
    То ли фуга, то ли скерцо
    Над землёю голубой!
    Золотой кораблик сердца
    Так доверчив, весел, чист,
    Что порханьем лёгких терций
    Заполняет нотный лист! —
    Тут и скрипка, и валторны,
    И литавры, и свирель —
    И гитаре вторит томной
    Лёгких клавишей капель.
    Золотой кораблик сердца,
    Дат семейных карусель —
    Это солнечное скерцо,
    Эти март, октябрь, апрель!

    Июльский дождь

    Моей дочери Наташе
    в день её 33-летия

    Как радовался город,
    Как счастлив был весь город,
    Когда вдруг дождь нескорый
    Прошёл над мостовой,
    Над рыжими домами,
    Над крышами трамваев,
    Над тусклыми словами,
    Над грустною листвой.
    Помолодело лето,
    Зазеленело лето,
    И, как усталость, с веток
    Стекает грусть забот.
    Промокшее до нитки,
    Хохочет в арках эхо,
    И, выгнув спину, чинно
    Обходит лужи кот.
    Я в утро окунаюсь,
    Я заплываю в утро,
    Я утром восхищаюсь
    И растворяюсь в нём.
    И как в такое утро
    Быть правильной и мудрой? —
    И я снимаю туфли —
    И в утро — босиком!
    А в каждой луже солнце
    Блестящей рыбкой бьётся,
    И я несусь за солнцем
    Вприпрыжку и бегом.
    И пусть в окно трамвая
    Мне кто-то улыбнётся,
    И в счастье окунётся,
    И растворится в нём!

    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (11.09.2011)
    Просмотров: 1080 | Комментарии: 1 | Теги: Татьяна ОКОЛЬНИЧЬЯ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Спасибо, Владимир Романович, что Вы познакомили нас с таким прекрасным поэтом! очень понравились стихи, и они так близки моему сердцу. Понравилось стихотворение, посвященное старому Павлодару, очень много удивительных образов.

    Как душист, как звонок, лёгок
    Этот свет — душа взлетает!
    И, спустившись на ромашку,
    Словно карамелька, тает.

    — Нет. Просто — поэт.
    А это всегда
    Где-то рядышком с богом!

    Можно цитировать до бесконечности. Браво, Татьяна!
    flower flower

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz