Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Е. Кирсанов. «Много в мире прекрасных явлений...». Стихи
    № 5, 2011

    Ночной перелёт

    В пару и облаках,
    Над бездной океана,
    Забыл про риск и страх
    Пилот аэроплана.
    В дыхании зари
    Купается машина,
    И вроде до земли
    Должно хватить бензина.
    И сердце рвётся ввысь,
    Вослед кипящей дали,
    Туда, где собрались
    Все те, кого мы знали.
    Заоблачный мирок
    Кружит перед глазами,
    Вихрящийся поток
    Неодолим местами.
    Но вновь прольётся синь
    Над крышей самолёта,
    Синей морских пучин
    И глаз того пилота.

    Раскаяние

    Листья падали, падали вниз,
    Устилая собой гладь воды,
    И последний, держась за карниз,
    Слов прощения ждал от звезды.
    Он всё лето, на самом верху,
    От других закрывал её блеск,
    Но его, что поддался греху,
    Ждал лишь чёрной воды тихий всплеск.
    Средь ветвей оголевших видна
    Та звезда, только где тот листок?
    Над опавшей листвою — одна,
    Чтобы каждый узреть её смог.

    *

    К нам колючие метели
    Из Сибири долетели,
    Знать, в России в самом деле
    У зимы большой размах.
    Может показаться сложно,
    Но прожить зимой возможно,
    Всё же не в глуши таёжной
    Мы живём, а в городах.
    Может быть, всё обойдётся,
    Клеить окна не придётся,
    И ботинок не сверзнётся
    С батареи в унитаз.
    В оттепель не канем в лужу,
    Ветер не изгонит душу,
    Лютую не встретим стужу,
    Минус двадцать — в самый раз.
    Мы о солнце не жалеем,
    Развлечёмся как сумеем —
    Мы, дистрофики, успеем
    В сильный ветер полетать.
    А когда развеет тучи,
    С неба глянет солнца лучик,
    И вокруг благополучно
    Заискрится благодать.

    ***

    Снова сплету из прожилок заката
    Нового чувства узор —
    Страстно, прерывисто, в общем'то, сжато
    Свой оформляю фольклор.
    Чувства врываются в сети страницы
    Чёрного цвета строкой,
    Будто в агонии мечутся птицы,
    Пойманы этой рукой.
    Сможет ли дар поэтизма, как рыцарь,
    Снова вскочить на коня,
    Если достанется честолюбивцу —
    Да, вот такому, как я?
    Мне ль расставаться с душевной отрадой,
    С гулом мятежных сердец,
    Если другого венца мне не надо,
    Только творенья венец.
    Вроде наладилось жизни теченье,
    Я только, экий глупец,
    Всё бы отдал за экстаз вдохновенья,
    Музы безвестный гонец.

    Дедушке

    Я люблю, но не так, как велят...
    Темиртау, ты сам позови,
    И во тьме не угаснет закат,
    Пусть закат, но горячей любви.
    Ну а после заката мой дед
    Звал меня на веранду с собой,
    А на небе, как будто в ответ,
    Загоралась звезда за звездой.
    Он курил по прохладе ночной
    И задумчиво что'то свистел,
    Только я лишь качал головой,
    Потому что свистеть не умел.
    Я любил тот густой аромат —
    То полынью тянул ветерок,
    Долетевший от сопочных гряд.
    И потом тут и там огонёк
    Загорался за этой грядой —
    Это город огни зажигал.
    Дед назвал его "Город ночной”,
    Очень просто и точно назвал.
    Там, где город опять, как тогда,
    Гладью озера манит мой взгляд,
    Где его не состарят года —
    Я люблю, но не там, где велят.

    ***

    Средь листьев пару поплавков
    Качает водоём,
    И в отраженьях облаков
    Толкуем ни о чём.
    И вьётся нимфою мечта
    Над гладью тёмных вод.
    Смертельна эта красота,
    Затянет, если вброд.
    Вот здесь топи свою мечту,
    А я уж утопил,
    И впредь не вспоминай про ту,
    Которую любил.

    ***

    Жухлая трава
    Под ботинками хрустит,
    Неба синева
    В зыбком деревце сквозит.
    Прыгни, ухватись, —
    Листья опадут в огонь,
    Вспыхнут, взмоют ввысь,
    И под каждым — рыжий конь.

    Дождю

    Вот и проснулся, мне птицы щебечут,
    Зеленью пышет листва.
    Музыка Баха тревогу залечит —
    Что нам чужие слова?
    То всё слова, и они не опишут
    Тяжесть литых облаков,
    Свежесть росы на траве и на крышах
    Дремлющих старых домов.
    Сырость и мгла, и степенная серость
    В воздухе, в полах плащей,
    Тише, мудрее, учтивее, верно,
    Взбалмошных солнечных дней.
    Небо безмолвно, и только пичуги
    Сеют свой утренний гам.
    День наступает, друзья и подруги,
    Скоро вставать по делам.

    ***

    Власть любви над людьми велика,
    И пусть чудо её иллюзорно,
    Всё же страшна расплата, бесспорно —
    Выпив сок, пустит всех с молотка.
    Ведь корыстны истоки любви,
    Все мы ищем на чувство ответа,
    Твари с сердцем, способной на это.
    Только это мечты не мои.
    Несравнимо ни с чем постоять
    Под мистическим звёздным покровом,
    Каждый раз неизведанным, новым,
    Никого для себя не искать.
    Ночь ушла, тронув струны души…
    А рассвет? Это чудо природы,
    Что в душе сохраняется годы,
    В предрассветной рождаясь тиши.
    Вот бы вечно на небо смотреть
    И в бездонном тонуть небосводе!
    Как приятно по ясной погоде
    Ничего для себя не хотеть.
    Иль вдохнуть нежной лирики прах
    И пройтись рядом с пушкинским Фебом?
    Как чудесно под пасмурным небом
    Помечтать о высоких мирах.
    Что там ждёт, на тропинке лесной?
    Чуть туманно, что тоже прекрасно.
    Что же ждёт тех, кто любит, то ясно —
    После долгих скитаний… покой.
    Вновь за деньги любовная ласка,
    Жизнь без смысла уходит, как сказка.
    Полевые цветы на гробу…
    Много в мире прекрасных явлений —
    Не хочу уподобиться тени,
    На любовь променявшей судьбу.

    ***

    Мне умный дядя в Костроме сказал,
    Что я неискренен в стихах и в прозе,
    И мысленно ему я возражал,
    Что искренни бывают только слёзы.
    Души тревога ни к чему стихам,
    Ведь так же искренне бушуют грозы.
    Цветут лишь розы, искренние розы,
    Я эти розы никому не дам.

    г. Темиртау
    Карагандинской области.
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (28.06.2011)
    Просмотров: 590 | Теги: Евгений Кирсанов | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz