Р. Рябцовская. Рубаи - Поэзия - Проза, поэзия, критика - Памяти Владимира Гундарева
Суббота, 21.01.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 241
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Р. Рябцовская. Рубаи
    № 4, 2011

    ***
    Надменный бархат глаз меня приворожил,
    Столь изощрённый ум себе служить заставил.
    О, что это, как не игра без правил?!
    Я столько лет лечу к тебе, хоть не имею крыл.
    ***
    Любовь чиста, как грёзы родника,
    Как горный воздух или яблонь цвет,
    Как страстный стон, что к выходу одет,
    В печали даже, как она сладка!
    ***
    Секретов много в нём, он сам — сплошной секрет,
    Красив, умён и стильно он одет,
    Но до секретных нелегко нам достучаться:
    Ведь на любой вопрос — уклончивый ответ.
    ***
    Сижу я в скорлупе, как в бочке Диоген,
    И, судя по всему, не жажду перемен:
    Ведь никогда не знаешь, что они несут с собою
     — Иль повышенье, или пониженье цен?
    ***
    Любовь — это когда общаешься сердцами —
    В общении таком нет фальши никогда!
    Ведь у сердец особая среда,
    В них — лучшее, что мы имеем сами.
    ***
    Блуждает ошалелая истома
    По тайникам столь жаждущей крови
    И сколько ты её к благоразумью не зови,
    Свои законы у неё! Она ведь — дома!
    ***
    Спокойна красота твоя и бесконечна,
    И восхитительна, как тысячи цветов!
    Мой взгляд сейчас к ответу не готов —
    Я из последних сил стараюсь показать, что я беспечна.
    ***
    Мне редко нравились восточные мужчины,
    Или, быть может, не было причины,
    Но ты такой, что нечем мне дышать,
    Сказать я не могу. Могу лишь написать.
    ***
    Раз не хочешь, чтоб имя забыли твоё,
    Брось безделье, обжорство, без меры питьё,
    Стань таким, как Господь, совершенным,
    И останешься в жизни, на скрижалях её.
    ***
    Я с райским яблоком могу любовь сравнить:
    Пока румяно и нетронуто оно,
    Всё таинство сердец в него заключено,
    Надкусишь раз, другой… Перестаёт манить.
    ***
    Меха её интимно привлекали,
    Особо тех, кто стоимость их знали,
    Но привлекала ль их она сама?
    Они тому значенья не придали.
    ***
    Нет никого коварней подлеца,
    Который, словно раб, лизал твои колени,
    Как и любой, шепча лишь о любви нетленной,
    И если раб красив, как Бог, с лица.
    ***
    Нищета никому не приносит добра
    И особенно тем, кто богат был вчера,
    Вот ему нищета — горше всяческой хины:
    Когда был он богат, "отдыхал” до утра.
    ***
    Дева юная, что весною цветок.
    Так невинна она и на вид ангелок,
    Эта девочка всё уже в жизни познала —
    На верёвочке негде вязать узелок.
    ***
    Посмотри же вокруг, мир красивый какой!
    Краски, цвет, аромат — всё пока что с тобой,
    Уничтожил ты разум почти без остатка:
    От наркотиков, пьянства ты еле живой.
    ***
    Когда любовь уходит — камни вслед,
    Уже не важно, торжественно ль ты, траурно одет,
    Глядишь, и обернётся с ласковым коварством,
    Она ведь знает, что ты смотришь вслед.
    ***
    Ни с кем я не могу тебя сравнить,
    Сознательно не рву с тобою нить,
    Ты — лучшее, что в моей жизни было,
    И этого уже никак не изменить.
    ***
    Я не во всякого Мечту б свою вселила,
    Была в тебе особенная сила,
    И столь особенная глубина была,
    И тайна, плод которой не вкусила.
    ***
    Тебя люблю за образ и за стать,
    С кого б смогла я столько силы взять,
    Чтоб море написать прекрасных слов?
    Всего один! А сколь большой улов!
    ***
    За дверью мир чужой. Не смей туда звонить!
    Ни в дверь звонить и не по телефону,
    Не подчинишься этому закону —
    Тебя же отчужденьем станут бить.
    ***
    Любовь пронизывала два наших существа,
    И разве здесь нужны какие(то слова?
    Когда мы каждой клеткой ею напитались,
    Теперь мы связаны навек, хоть и расстались.
    ***
    Любовь большая в муках возрождается,
    Поэтому Великой называется,
    Ибо в любом величии страдание сквозит,
    А если так, то сердцем отзывается.
    ***
    Любая строчка, написанная о тебе,
    Скажу я честно, мне дороже злата,
    Она мне говорит о том, как я богата!
    Ведь стал ты украшением в Судьбе!
    ***
    Любимый, словно бабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
    ***
    Мне кажется, что всё уже сказала,
    Что все слова, что связаны с тобою, написала,
    Однако же польются иногда,
    Коли душа опять насобирала.
    ***
    Для чего нам Создатель выдал столько ума?
    Благодушью Его удивляюсь сама:
    Сколько в мире для нас Он чудесного создал!
    А ленивых, бесчувственных — целая тьма!
    ***
    Без раны изнывает сердце в нас,
    Коль резкое словцо любимый твой припас
    И выпалил его сегодня не случайно,
    Всего лишь слово, но разделит вас.
    ***
    Нелепа женщина, что курочкой резвится,
    Когда под шестьдесят годков к ней постучится,
    Не меньше отвратителен "козёл”,
    Когда на ваших же глазах к молоденькой стремится.
    ***
    Уныние в нас тот же мракобес:
    Чуть ослабеешь — щупальца готовит,
    Оно, нам кажется, ни в чём не прекословит,
    Но с удовольствием вас разжуёт и съест.
    ***
    Чужая жизнь — закрытый прочно мир,
    Хотя приманкой в нём — твой собственный кумир,
    Не поддавайся чарам искушенья —
    Ключ редко нам дают от собственных квартир.
    ***
    Свою семью, свой мир мы сами строим,
    Чужие люди — только гости в ней,
    Сколь человек войдёт и столько же теней,
    Они уйдут, а мы уж меньше стоим.
    ***
    Богатые сейчас страшней голодного зверья:
    Им люди — дичь! И видят эту дикость сыновья.
    Но хоть в Природе все законы уцелели,
    Как говорил Хайям: "Бывает очередь твоя…”
    ***
    "Ты — мне, я — тебе!” — вот девиз у богатых,
    Оттого и так много людей бесноватых,
    Коль не может он выполнить обещанье своё,
    Потому и "базары” на "пушках” и матах.
    ***
    Всегда хотим мы больше, чем дают,
    Нам недостаточно того, что предлагают,
    А те, кто требует, и не подозревают,
    Что из стакана лжи за это пьют.
    ***
    О, жернова большой Любви
    Легко справляются с сердцами,
    Куда кладём сердца мы сами,
    Затем с печалью: "C’est la vie…”
    ***
    Когда мужчины похотливый взгляд,
    Блуждая, шарит по лицу и телу,
    То нет ему до остального дела,
    Какая личность вы? Гормоны говорят!
    ***
    Ты обидел, "пошутил” —
    Твои шутки однобоки.
    Ну и что ты ощутил?
    Все шуты так одиноки!
    ***
    Мы к сладостям стремимся испокон,
    Каким был сладким изначально он!
    Слова и речи, губы, поцелуи…
    Вдруг целый вечер ядом напоён!
    ***
    Сарказм убогий множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…
    ***
    "Голубушка” — сказал он так приятно,
    А как для сердца это благодатно!
    Особо, если искренность звучит в словах,
    Тогда и отзывается в сознаньи многократно…
    ***
    Голубушкой меня ещё никто не называл,
    Подобный образ никто не создавал,
    Великому романтику такое лишь подвластно —
    Как отклик словом вызвать, лишь он один и знал.
    г. Актау.

    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (26.06.2011)
    Просмотров: 1173 | Комментарии: 2 | Теги: Раиса Рябцовская | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 2
    2  
    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!

    1  
    Я просто в восторге от Ваших стихов.
    - Но ты такой, что нечем мне дышать - это просто Анна Ахматова!
    В общем, все хорошо! heart

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz