Воскресенье, 25.06.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    В. Рубцов. «Вижу солнечные дали...». Стихи.
    № 4, 2011

    Виктор Николаевич РУБЦОВ
    родился в 1950 году в городе Грозном. Многие годы жил на Мангышлаке, работал
    журналистом в областной газете. Ныне проживает в г. Отрадном Самарской
    области. Публиковаться начал в 1973 году. В 1982 году его стихи были помеще-
    ны в коллективном сборнике "Утреннее эхо”. Первый отдельный сборник стихов
    "Эхо тишины” вышел в 1991 году в издательстве "Hiperion”. Пишет рассказы и
    повести. В 2005 году закончил работу над романом "Утро любви”, в 2007 — над
    повестью "Серые птицы на белом берегу”. Автор нескольких поэтических сбор-
    ников. В Москве со стихами публиковался в альманахе "Поэзия” и журналах
    "Молодая гвардия”, "Московский вестник”, "Русская жизнь”, "Молоко”, "Голос
    эпохи”, "Арион”, "Новая литература”, а также в российско-американском журна-
    ле "Я”, "Мой город” (США), "Литературные берега” — приложении газеты "Рус-
    ская Америка”, республиканских и региональных журналах- "Простор” (Казах-
    стан), "Кодры” (Молдавия), "Острова”, "Островок” (Германия), "Колесо”, "Южная
    звезда”, "Русское эхо” (Россия), "Наброски” (Украина) и других печатных и элект-
    ронных изданиях.
    В "Ниве” выступает впервые.

    Господи! Хоть ты их покарай —
    Морегубов злых из "Минводхоза”!
    Погибает голубая роза…
    И не манит рукотворный "рай”…
    Поезда гремучая змея,
    С золотистой чешуёй из окон,
    Прожигала чёрной ночи локон,
    И молчала в муках Азия.

    Мастеру Аманкулу

    Ракушечника кружево. Акулы
    Скелет, застывший в розовой скале…
    У Аманкула выпуклые скулы,
    Блестящие, как чайник на столе.
    Распиливают кладбище акул.
    Откуда им в пустыне было взяться? —
    Гадает старый мастер Аманкул.
    Но даже он не может догадаться.
    В Сарматском море, что ракушек, тайн.
    Оставил их потомкам Авиценна…
    Вгрызается в историю комбайн,
    И весь карьер — грохочущая сцена.
    За слоем — слой — всё зримее распил,
    Загадочного прошлого явленье.
    Гружу бруски на запылённый "ЗИЛ”,
    Везу к ЖД — до пункта назначенья…
    Везу на экспорт каменных акул,
    Пусть украшают праздничные залы…
    Для них старался мастер Аманкул,
    Мечтавший натолкнуться на кораллы.
    Он ищет их уже который год,
    Как амулеты — заболевшей внучке
    И верит, что спасут кораллы род —
    Застывшие в Сармате закорючки.

    Гимн Актау (Шевченко)


    Мерцает мириадами огней
    Актау в фиолетовой ночи.
    И кажется, что нет его родней-
    В любую дверь, как в сердце постучи!
    И он тебе откроет, ты поверь,
    Усталый путник, сбившийся с пути,
    И сердце и души широкой дверь,
    Не даст пропасть, обиженным уйти.
    Накормит, обогреет в трудный час.
    И, если надо, даст постель и кров.
    Хотя ему и нелегко сейчас,
    Но тот же в людях дух и та же кровь,
    Как в юности Актау, на заре
    Его надежды, веры и любви…
    Магнитом тянет память к той поре!
    И ты её, Господь, благослови!
    Она дала нам многое понять
    На краешке обветренной земли —
    Присягу человечности принять,
    Поднять БН, дома, как корабли…
    Поднять людей на добрые дела,
    Поднять сады и благородный дух…
    Она своих героев родила,
    И я молю, чтоб их огонь не тух
    В сердцах потомков, в вечности, в ночи…
    И озарил пустыню и прибой…
    Большое сердце города, стучи!..
    Пока ты бьёшься, жив и я с тобой,
    Пока ты бьёшься, живы сыновья.
    Пусть берегут священные огни.
    Любовь к тебе им завещаю я,
    И верю, что не подведут они.
    Шагай же в степь походкою былой,
    Пари над морем, вскинувший крыла,
    Чтоб никогда историк удалой
    Не написал- "Здесь тоже жизнь была”…
    Была и будет! И покуда есть!
    Не истребить достоинство и честь!..
    Горит огонь! — Летит, как чайка, весть
    О том, что жив и молод город мой, —
    Приходит первой зрелости пора…
    Плыву во тьме на огоньки домой
    И привечает Белая гора.
    Мерцает мириадами огней
    Актау над каспийскою волной.
    И чувствуешь, что нет его родней,
    И ты ему — желанный и родной.
    Сияй сердцами, Белая гора,
    Плыви по морю вечности, плыви!
    А юности счастливая пора
    Звездой надежды в зрелости живи!
    Мерцай потомкам верным маяком,
    Указывай им самый точный путь,
    Чтобы приплыть желанным земляком
    И с истинной дороги не свернуть!
    Актау — в переводе с казахского — Белая гора (прим. авт.). БН — сокра*
    щённое название атомного реактора на быстрых нейтронах. БН*350 — первый
    в мире реактор такого типа, построенный в Шевченко — ныне г. Актау на
    Мангышлаке.

    Мыс Актау

    Прибрежная волна похожа на кумыс.
    Напившись допьяна, упал к прибою мыс.
    Забыл годам и дням гигант щербатый счёт.
    Как пенная вода история течёт.
    В расщелинах камней — тысячелетий пыль.
    Поведай нам, Хазар, о пережитом быль,
    Про древний Мангышлак и буйные пиры,
    Про канувшие в прах заснувшие миры,
    Про саков, кипчаков и гордый род адай!
    Из древности слова их правды передай!
    На кончике копья, на острие стрелы,
    В орнаменте ковра, в терпении скалы,
    Что точит день за днём солёная волна,
    И криком грудь скалы могучая полна.
    Задавлен в глубине громадами камней,
    Но, кажется, вот(вот прорвётся он ко мне.
    И я узнаю гнёт и дикий клич веков,
    Стремленье к небесам, смешенье языков,
    Кипучую, как в шторм, историю(волну
    Про этот вечный мир и вечную войну…
    Про жизнь, что на века пришла на белый мыс,
    Про пенную волну, хмельную, как кумыс.

    Кошкар-ата


    Солнце и луна над Кошкар(ата,
    Словно в мир иной древние врата.
    Мир вам, сыновьям неба и земли!..
    Громкий сердца стук, чуточку замри!
    В мёртвой тишине сон не потревожь…
    Серою гюрзой отползает ложь…
    И чиста душа на Кошкар(ата,
    В золоте лучей древние врата…
    А за ними ширь — взгляд, куда ни кинь-
    Выжженная степь и морская синь,
    Воля и простор да полёт души…
    Слышу клич орлов, реющих в тиши.
    Слышу голоса табуна веков,
    Вижу бренный прах спящих стариков.
    Солнце и луна над Кошкар(ата, —
    Словно в мир иной древние врата.

    Ниже уровня моря

    Ниже уровня моря порою случается чудо.
    В жёлтом мареве зноя и белом содоме песков
    Вдруг двугорбая тень на тебя упадёт от верблюда,
    И живая прохлада остудит каналы висков.
    Успокоится кровь, закипевшая было в сосудах,
    Над тобой, ослабевшим, наклонится сильный бура*…
    Меньше думай, собрат, о подземных запасах и рудах,
    И хватайся за гриву, хрипя от спасенья "ура!”
    Он дотащит тебя, твой неведомый друг, до аула.
    Там напоят шубатом, не помня обиды и зла…
    Лишь поморщится кто(то от частого грома и гула,
    Что с собой в этот край твоя новая жизнь привезла…
    * Бура — верблюд (каз.).

    Нет в душе соловья


    Над сизой кошмою Устюрта —
    Лиловая, звёздная юрта.
    Лежим, распластавшись, под ней,
    Не видя родимых огней.
    Они затерялись за далью,
    Как будто всё прошлое сталью
    Судьба, как палач, отсекла,
    И болью душа истекла.
    Внутри омертвело, остыло,
    И стало гордиться постыло-
    "Мы — русские, мы — сыновья..!”
    Нет в душах сирот соловья!
    Нет радости песенных дней,
    Когда пели гимны о ней —
    России великой и милой…
    С размашистой ширью и силой.
    Над сизой кошмою Устюрта
    Рождается племя манкурта,
    Которому сруб или юрта,
    Со звёздами даже — одно!
    Не тронет души ни рядно,
    Ни отчий двуглавый туяк…
    Так кто же — чужак иль свояк
    Мой сын вдалеке от тебя…
    Россия, пойми хоть себя,
    Куда и зачем ты идёшь,
    К какому рассвету ведёшь!
    Себя по пути не забудь,
    А мы уж, поверь, как(нибудь…
    Покуда над ширью Устюрта
    Нас греет просторная юрта.
    Не держат обид сыновья.
    Но нет уже, нет — соловья!

    Письмо другу


    Пишу из далёкой России.
    Стоит золотая пора.
    В округе пшеницу скосили,
    И гуси ушли со двора.
    Жиреют стада на покосах,
    В стерне — золотое зерно…
    Луга умываются в росах,
    И галки кричат озорно.
    Я бедный, заброшенный странник.
    Бреду неизвестно куда,
    Как тихого счастья изгнанник,
    А куры мне вслед- "Куд(куда?”…
    — Туда, где земная свобода,
    Туда, где для сердца простор,
    И синий орёл небосвода
    Крыла, как хотел, распростёр.
    1996 год.

    Мангышлак


    Солнце из жидкой стали,
    Песчано(глиняный зной.
    Жадными люди стали
    С белою новизной-
    Пьют воду, как будто пиво,
    Из полных ещё баклаг.
    Как жёлтую воду — ива,
    Как бронзовый чай — Сайлаг.
    Жадно, но скоро кончится.
    Тогда за себя держись.
    Слабый от жажды скорчится,
    Ящеркой юркнет жизнь.
    Солнце ударит в темя,
    Выпьет глаза, как сок,
    И остановят время
    Глина, жара, песок…
    Но сильный возьмёт лопату
    И станет до крови рыть
    Землю. Сверху, как вату,
    А ниже!.. Но, значит, жить,
    Смеяться потом и плакать
    От мутной, сырой воды…
    Вот так бы влюбиться в слякоть
    И в утренние плоды,
    Что в жизни давно приелись.
    Вон — гоним в запасы сок…
    Мне в душу, как в кожу, въелись-
    Жара, Мангышлак, песок…

    Дождь в пустыне


    Вот и грянуло,
    Вот и вылилась
    Чаша неба, вдруг наклонившись.
    И пустыня
    Как будто выгнулась,
    К ливню жёлтому
    Прислонившись
    Воспалённой,
    Горячей кожею…
    Зашипел песок вековой…
    Зашатался,
    Как конь стреноженный,
    И упал
    Летний зной.

    Ночной разговор

    Звезда грустила в уголке окна,
    А месяц веселился за окошком.
    По небу из лилового сукна
    Ступала ночь неслышной, дикой кошкой.
    Пыталась всё дотошно рассмотреть,
    Обнюхать всё увиденное разом…
    Одним зрачком заметить чью(то смерть,
    Другим — рожденье, вспыхнув, как алмазом…
    У диких кошек тоже радость есть.
    Особенно в минуты материнства. —
    Тогда они урчат, забыв про месть
    И про людские дикие бесчинства.
    Над всем встаёт, благословляя, мать!
    Над хищностью, жестокостью и злостью,
    И хочет, чтобы стали понимать
    Когда(нибудь её — ночную гостью…
    Она урчит о высшей доброте,
    О высшем даре, данном нам природой,
    Об истинной вселенской красоте,
    Не меченной ни видом, ни породой.
    Мы — люди — мало ценим доброту!
    Мы разрушаем хрупкую природу!
    И, презирая мира красоту,
    Себя возносим — высшую породу.
    Но это — драматический обман —
    Нельзя взойти, топча своих собратьев…
    Безумен и несчастен пироман,
    Что любит женщин лишь за пламя платьев…
    Что любит мир за то, что он горюч,
    За то, что слёзы матерей горючи!
    Он, просветлённый знанием, дремуч,
    И жалкие дела его дремучи!
    Без теплоты душевной и любви,
    Без состраданья к матушке(природе!
    Опасный эгоизм в такой крови,
    Как гниль, как яд, как бешенство в народе…
    Народ не видит кошек в небесах
    (Пусть этим забавляются поэты!),
    Он бьёт в упор зверьё в своих лесах,
    Для скольких тварей песенки отпеты!
    Но он не понимает — человек! —
    Без острой боли чувствуя отдачу,
    Что обокрал не только этот век,
    Но и другие обокрал в придачу.
    Ударила свинцовая картечь
    Не только в повалившегося зверя, —
    Но в совесть нашу, в нравственность и речь,
    Во всё, чем живы мы, в гуманность веря…
    Я не сгущаю краски. — Это ночь
    Наполнила палитру грустным светом
    Звезды… А я старался лишь помочь
    Стать свету и портретом и ответом
    На, может быть, банальнейший вопрос-
    Кто и какие мы в подлунном мире?
    И ужас, как космический мороз,
    Обжёг мне сердце в городской квартире!

    Шамиль

    Вдалеке от Кавказа,
    За тысячи миль,
    У священного камня
    Молился Шамиль.
    Бритый череп
    На солнце арабском блестел,
    Прогибалась спина
    И бешмет шелестел…
    Что просил у Аллаха
    В пустыне Шамиль,
    Прошагавший паломником
    Тысячи миль? —
    Знают чёрный валун
    И горячий песок
    Да узнавший имама
    Калужский лесок,
    Где молился Аллаху
    Мятежный имам,
    Завещавший возмездие
    Страшное нам,
    За свободу, распятую
    В Чёрных горах,
    За бесчестие горцев
    На вражьих пирах…
    Но беззлобную песню
    Поёт мне зурна…
    Звук печали растёт,
    Как росток из зерна.
    Всё насквозь пробивает
    Упрямый росток,
    А пробьётся, и нежный
    Раскроет листок.
    Так и горец,
    Судьбу одолевший душой,
    Вдруг наполнится нежностью
    Дружбы большой.
    И откроет дорогу
    Навстречу друзьям —
    Без ухабов коварных
    И мстительных ям…
    Не напрасно в пустыне
    Молился Шамиль,
    От родного Кавказа
    За тысячи миль!..
    И недаром о братстве
    Вещал Магомет
    До того за суровую
    Тысячу лет…
    Сердцем друга и брата
    Написан Коран,
    А не кровью из старых,
    Открывшихся ран.
    Не отмщения просит
    Бессмертный имам,
    А прощения всем,
    Заблудившимся нам.
    Милосердны и Бог, и Великий Аллах
    В светлых мыслях, словах
    И бессмертных делах!


    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (25.06.2011)
    Просмотров: 833 | Теги: Виктор РУБЦОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz