Понедельник, 11.12.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    О. Малинин. «Лебединые песни побед...». Стихи
    № 12 - 2010
    Олег
    МАЛИНИН
    родился в 1983 году в Костромской области. Закончил МГУ им. М. В. Ломоносова (социологический ф-т) и Литинститут им. А. М. Горького (ВЛК). Работает учителем. Изъездил Россию с севера на юг, ходил по Сибири.
    Печатался в журнале "Аврора”, коллективных сборниках поэзии.
    В "Ниве” выступает впервые.
    Олег МАЛИНИН — молодой поэт. Потому, безусловно, и творчество его молодое. Он встречает распахнуто весенний ливень и зимний серебристый ветер. Звенящий день России — радость его. История России — раздумья его и опора духовная. Энергия, содержательность, красота слова и образа всего стихотворения, да, да, образа стихотворения, — и есть талант, данный ему богом и судьбою. Стихи Олега Малинина лиричны, природны, обильны чувством и беззащитной искренностью. Он учится восторженно на победах отцов и дедов. Мудро склоняет голову, присягая любви и подвигу, горюя над бедами русской земли. Воля и цель его зовущи и благородны.
    Валентин  СОРОКИН,
    лауреат  Государственной  премии  России,
    председатель  Всероссийского  Есенинского комитета
    ***
    Черноголовка. Белая скала.
    Ну почему, ну почему ты не пришла?
    Я не хотел ни песен, ни любви.
    Мне волосы понравились твои!
    И помутнённый, отстранённый взгляд,
    И пальцы, рыскающие наугад...
    Пожухлая трава. Заснежен дол.
    Под горизонтом не летит орёл.
    Сегодня, как широкие столы,
    Лежат снега и ранены, и злы.
    Вот почему тоскую я о нём,
    О восходящем солнце озорном.
    Смолёные тягучие снега,
    Похоже, мне наскучили слегка.
    И лишь припомню тихие глаза —
    Весенний дождь окутает леса,
    За руки взявшись, вычертит скала
    Два белых-белых каменных крыла!
    Короткий сон. Легки дела твои.
    Я не хотел ни песен, ни любви.
    Сегодня ночь и темнота над ней
    Мне кажутся ресниц не тяжелей.
    И потому заслуженно права
    Пожухлая осенняя листва,
    Остывшие высокие стволы
    И облака из пепла и золы!
    Расставание
    Слабо греет северное солнце.
    У тебя — красивые глаза.
    Выгляни в широкое оконце,
    Разметает ярко-белый стронций
    Вдоль по небу лента-полоса!
    Тяжко думать о прошедшем. Что же,
    Расплетайся, розовая нить.
    Мне мятеж волос твоих дороже,
    Угли глаз, которым не остыть.
    Вбиты навсегда тугие клинья
    Птиц российских между нас двоих.
    Но хочу вернуть тот вечер синий,
    Шёпот губ, полёт неровных линий
    Рук тяжёлых и кистей твоих!
    Где бы ты сейчас ни находилась,
    Веришь или нет моим словам,
    И теперь готов судьбу и силу
    Разделить с тобой напополам.
    Потому что помню очень много,
    И воспоминанием одним
    Я могу поклясться, рухнуть в ноги,
    Широтой души твоей храним.
    Вспоминаю дальние свиданья,
    Новолунья лёгкие лучи,
    На седых налётах козлодранья
    Вымрите во мне воспоминанья,
    Сильный голос памяти, молчи!
    Теплится ещё в груди надежда,
    Отзвук еле различимый: где ж ты?
    Глух удар, тягуча темнота...
    И тоска обвальная такая,
    Что я б вырвал сердце!.. Истекая,
    Тяжкой кровью память разлита.
    Память встречи, первой нашей встречи
    У туманной ягодной воды,
    В не глухом саду Замоскворечья
    Мучает меня… И этот вечер
    В полушаге от слепой беды.
    Выстрелить в себя? Одно мгновенье:
    Кончен всех мучений страшный путь.
    Будет мне тогда успокоенье,
    Но твоих ладоней не вернуть...

    Но волос твоих густого хмеля
    Возвратить не суждено назад…
    Что же я разнылся, как Емеля?
    Как войны не видевший казак?

    Вон вдали колышутся знамёна!
    Маршируя, взводные пошли.
    Будет каждый назван поимённо
    На просторах горестной земли.

    Будет солнце также слабо сеять
    Тыщи лет вперёд свои лучи,
    Чтобы нам легко с тобой поверить
    (Как ни тяжелы порой потери)
    На земле в любовь и жар свечи...

    Выгляни в широкое оконце:
    Небо разрезает полоса!
    И пускай подохнет это солнце.
    У тебя — бессмертные глаза.
    По  дороге  домой
    Ветра косые вдоль отрога
    Шуршат,
    Губами шевеля...
    Неистово, мятежно, строго,
    Бросая полстраны под ноги,
    Бежит полынная земля!

    Смотрю в плацкартное окно я
    На облаков густую вязь.
    Мне нравится цветьё степное,
    Пускай идёт весна войною,
    Пар поднимается, клубясь.

    А ливни тёплые, тугие,
    Размашествуя тут и там,
    Идут за нами по пятам,
    Даруя камни дорогие
    Твоим тяжёлым волосам.

    Я от страны моей не скрою,
    И от тебя не утаю —
    Ни жизни, обагрённой кровью,
    Ни песни, раненной в бою.
    Хочу с тобой, моя Наталья,
    Услышать журавлиный клич,
    В расстеленной полдневной дали
    Познать всё то, что не познали,
    Непостижимое постичь.

    Чтоб гнал тоску степной, собачий,
    Безумный ветер, чтобы жить.
    Чтоб чувствовать, чтоб наудачу
    И ненавидеть, и любить.

    Чтоб воротя весну и волю
    Стерляжьих, птичьих, ясных дней —
    Смотреть на мчащие по полю
    Составы гривистых коней!..
    Рассказ  о  реке  Юл
    Она пришла сюда издалека,
    Девчонка с белоснежными руками:
    Притоком правым с именем Ока,
    Притоком левым — тихой Камой.

    Мальчишка повстречался ей один.
    И в половодье был с ней откровенен...
    Он подарил цветы из белых льдин,
    И первые прикосновенья.

    Ещё поведал тайну ей одну,
    Влюблённые, они давно молчали...
    Качая отражённую луну,
    Степные косы мчались за плечами...

    И если рыскали над нею облака,
    Орлиные свои теряя перья —
    То всё равно вовек им свысока
    Не высмотреть людского суеверья.

    ... Она пришла сюда издалека,
    Девчонка с серебристыми руками,
    И вспоминала что-то, а пока
    Плотиной переломана рука,
    Запястья сдавлены цепями.
    Крейсер "Варяг”
    Григорию Гукасову
    Мы, последние дети советской державы,
    Поднимаем над пропастью флаг.
    На осколках прошедшей свободы и славы
    Отоснился бесстрашный "Варяг”.
    Ледяные моря и умы ледяные,
    Безотчётная вера в успех —
    Вот что силу ковало, куёт и поныне,
    Прихлебателей мучая всех.

    Прозревать и трудиться упорно желаю,
    Хоть родитель мой бодр и не сед.
    Навсегда предпочли подзаборному лаю
    Лебединые песни побед.

    Поднимается ветер грудной и суровый,
    И над знаменем горько звеня,
    Молодая листва золочёного слова
    Отрывается вдаль от меня.

    На тяжёлых камнях древнерусских поверий
    (где монголы и гунны прошли,
    где разбились могучие волны о берег),
    Лишь назвав поимённо лихие потери,
    Мы построим ещё корабли.

    И родятся тогда благодарные дети,
    Полетит над зеваками флаг,
    Прославляя величие прошлых столетий,
    И "Аврору”, и крейсер "Варяг”!
    ***
    Я прошу, чтоб осудила строго,
    Залихватскую смирила прыть,
    Только прежде разреши с дороги
    Грязь лица и ног истёртых смыть.
    Я к тебе вернулся слишком поздно,
    Но легко простить, коль веришь ты
    Недосчитанным сгоревшим звёздам,
    Падающим не из пустоты.
    В этот раз, обрызганный рассветом,
    Не поверю всем огням земли.
    Если назывался я поэтом —
    Это от цветов, что зацвели.
    Помни всё. И, в праведной обиде,
    Если хочешь, ты меня кори!
    Только небо, словно счастье в сите —
    Звёзды отпускает до зари.
    Звёздам падать — то же, что кометам;
    Но звезде упасть, по мне — честней.
    Хвост её, сгорев мгновенно следом,
    Не обманывает чистоты очей.
    Ты прикрой слегка у окон ставни,
    Выйди в этот сад, как я прошу —
    Мы с тобой припомним вечер давний,
    Вспомним тихий яблоневый шум...
    Ты подслушай песню в этот вечер:
    Расплетающиеся ветра
    На ресницы падая и плечи —
    Здесь не утихают до утра...
    Потому что небо стало злится.
    Ведь когда расстанемся мы, тут
    Первые осиновые листья
    Птицами подбитыми падут.
    Станут под свинцовым этим светом,
    Если не нарушить тишины,
    Голоса расстрелянных поэтов
    В переливе лиственном слышны.
    Ослеплённых поколений дети,
    "Мы” переродились в грани "я”,
    Отчего и вижу в пистолетах,
    В грязных ружьях копоть от огня!..
    Вот зачем прошу, чтоб крайне строго
    Залихватскую смирила прыть,
    Только прежде разреши с дороги
    Грязь лица и ног истёртых смыть.
    Много я в пути кривом изведал,
    Множество дорог исколесил —
    Потому теперь зовусь поэтом,
    Что пою безвестный крест Руси.
    ***
    Сербу Любо Костичу
    Вечно славен город Херцег-Нови!..
    Сквозь туман забытой старины
    Вижу я движенье гордой крови,
    Чьи глаза в пролив устремлены.

    Да, возникли в памяти, безлики,
    Отзываясь в сердце и висках,
    Образы славянского владыки
    С песней непокорной на устах.

    Он глядит: над солнечным простором
    Над святой землёй его страны —
    Золотой воды уют, в котором
    Волчьи лапы недруга видны.

    Море плещет. Резкими рывками
    Злые вёсла гнутся под надрыв.
    Устремляясь в городской залив,
    Мчится хищник с дерзкими руками,
    Парусами в чёрный перелив.
    Розовеет море в битве ярой,
    Цепи гор увенчаны кругом
    Дымом — разгораются пожары
    Справедливым, праведным огнём.

    Знаю я, что потускнеет вскоре
    Пламя вражье, каясь и ворча,
    Помнит каждый: на войне и в ссоре
    Меч поднявший — гибнет от меча!..
    Парад  Победы
    Я слышу, я вижу над городом рано,
    Над Чкаловским, росчерком злого пера,
    Орлиные стаи клинок ятагана
    Вонзают в широкое небо, и пьяно
    Шевелятся листья лесные с утра.
    А в Черноголовке кусты зацвели!
    Я вышел на улицу ветреным утром.
    Над городом сумрак хрустел, а вдали,
    Гудя и срываясь от белой земли,
    Огромные птицы с хрипением лютым
    Показывались.

    Не спеша накали
    Начавшее биться уверенней сердце,
    Грудной ветровей! Мне приятен такой,
    Костями жестокими сдавленный бой,
    Звучащий не в такт злым сердцам иноверцев.
    Я верю, сам Чкалов гордился б тобой.
    Ты бей горячей, непокорное сердце.
    Теплеющий ветер, лети и зови
    Меня за собой, где на площади Красной
    (Настоянной на неостывшей крови),
    Сейчас в этот миг, не ведя и брови,
    Солдаты российские выкриком празднуют,
    Волнами шеренги качая: "Ур-ра-а”! —
    Я слышу, я вижу над Афганистаном,
    Над Чкаловским, росчерком злого пера,
    Орлиная стая клинок ятагана
    Вонзает в широкое небо, и пьяно
    Шевелятся листья лесные с утра!
    Лети и зови, я успею вдогонку.
    Кати, нагнетай тучевые вагоны,
    Я слышу глухой нарастающий гул.
    Мы верим в победу над вскормленным игом
    И в слове "победа”, промчавшемся мигом,
    Из нас бы любой, как в траве, утонул!
    Для нас не пусты костяные созвучья
    "За нами победа, Советский Народ!..”
    ... И вдруг мы узнали, терзаясь и мучась,
    По праздничной площади НАТО пройдёт.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Показывались. Не спеша, нарастая,
    Над краем прекрасным, вдоль русской земли,
    Несметная гордая шумная стая
    Под возгласы: "наши!” возникла вдали!
    Летите за ней эти мысли вдогонку,
    Могучие перья свои опалив,
    Огромные крылья расправлены, тонко
    О воздух оттачивай лезвие, гриф.
    Нам сердце, похоже, пронзили солдаты
    От натовских стран, маршируя сейчас...
    А мы не могли оторвать синих глаз,
    Восторженных глаз от героев когда-то.
    Но что ж... Ничего, что прицелы подсбиты,
    Но нам приручать пулемёт не впервой.
    И если потребуется — головой
    Мы жертвовать будем и рушить граниты
    И падать и снова вставать над землёй!
    Стучи ж моё сердце! И бейся о кости
    Случайных преград. Поднимайся, расти,
    Страна революций, и песен, и гроздьев
    Багряных салютов на вечном пути!
    Да здравствуют взрывы гремящих салютов,
    И крики "ура!” басовитых. В пальбе,
    В раскатах прибойных и прениях лютых
    Мы выдюжим и перейдём на разбег...
    И каждую пулю назад возвращая,
    Мы цинику злому накажем, — поверь,
    Мы, разинцы, мининцы, потчуем чаем
    Свинцовым, и горьким кнутом привечаем —
    Так было, так будет вовеки теперь.
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (05.02.2011)
    Просмотров: 941 | Теги: Олег МАЛИНИН | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz