Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    С. Соложeнкина. Реальности Риммы Артемьевой
    № 11 - 2010

           У читателя может возникнуть вопрос: «Почему реальности, а не просто – реальность?» Да потому, что сама  Римма Артемьева говорит в своих стихах, что реальностей – много:

     

                    Сколько реальностей есть – до сих пор никому неизвестно.

                    Каждая, словно луна: две у нее стороны.

                    Видно лишь то одному, что еще для другого сокрыто,

                    Этому – часть не видна, этому – обе видны.

     

                    Все обнимают друг друга, как пальцы в ладонях сплетенных,

                    Вместе – единая жизнь, вечный закон бытия.

     

         Это стихотворение могло бы служить своеобразной «визитной карточкой» поэта. Или, если угодно – ключиком,  с помощью которого можно открыть некоторые секреты ее творчества. Она, собственно, их и не прячет, но не каждый может заметить ключик, лежащий на самом видном месте: это «слишком просто», а современная поэзия, в которой много званых, еще больше – незваных, но мало избранных, тяготеет не к глубинной сложности, а к поверхностной усложненности, часто – формальной.

        Сразу оговорюсь: я вовсе не считаю, что дух экспериментаторства должен изгоняться из поэзии, словно нечистый дух. В поисках себя можно и нужно все перепробовать, поиск – вечный двигатель искусства. И надо сказать, что тяга к эксперименту, а не к формальной усложненности, у Риммы Артемьевой есть. В ее новой книге «Ритмы тишины» читатель встретит и затейливые стихи, которые можно читать как сверху вниз, так и снизу вверх, и стихи с необычным ритмическим рисунком. В небольшом стихотворении «Разговор» все слова повторяются трижды:

     

                    здесь   здесь   здесь          

                    весь    весь     весь

                    век      век       век

                    снег    снег     снег

                    звук    звук     звук

                    мук     мук      мук

                    лист    лист    лист

                    чист    чист    чист

       

                    вдруг  вдруг   вдруг

                    стук    стук    стук

                    миг     миг      миг

                    Лик    Лик      Лик

     

    И так далее…Три тонких столбика, словно три тростинки, ждущие Орфея – вот сейчас он придет, срежет их, дунет в каждую, и тростинки оживут…

         Мы привыкли, что рифма обычно рождается в конце строк, но есть и более искусные способы игры рифм. И Р.Артемьева пользуется ими в своем  творчестве: нередко она рифмует начала строк. А рифмы в конце -  у нее обретают вдруг некий отзвук, как в стихотворении «Наследство»:

     

                    Оставляю тебе глоток.

                                                          ток

                    Слез, любви не храненной впрок,

                                                          рок

                    Чтобы времени тек песок

                                                          сок

                    В пыль веков, не стирая строк

                                                          ток

                    Оставляю тебе глоток!..  

     

         Слова здесь как бы подхватывают друг друга, звучат зеркальным эхом, дают новые смысловые повороты.

         Не каждому даётся такая изощрённо-элитарная форма, как венок сонетов. Римма Артемьева сплела свой «Петропольский венок сонетов» и сделала это искусно. А добавленные ею в каждый сонет строки, ставшие одновременно концом предыдущего и началом  следующего текста, изменили и форму венка – в нем стало семнадцать сонетов вместо привычных пятнадцати, и создали смысловые вариации, сделав сонеты легкими, прозрачными, словно акварели. Но кроме прочих достоинств, этот поэтический венок  отличает и  его познавательность. Здесь не любование туристическими красотами, а знание истории Петрополя, говорящие детали, интересные комментарии к ним.

         И в этом - проявление образованности поэта. Р.А. Артемьева, получившая два высших образования, занимается, помимо литературной, еще и педагогической, и научной деятельностью. Кто-то вспомнит, может быть, некстати пушкинский парадокс: «Поэзия должна быть глуповата. Однако же, «глуповатость» еще никому не помогла создать нечто великое и прекрасное, а знания, напротив – никому пока не повредили. Обращение Риммы Артемьевой к русскому фольклору - еще одно тому доказательство. В книге читатель встретится с фольклорным циклом, соединившим «Святки», «Масленицу», «Красную горку» и «Купальские песни». Он тоже написан мастерски и со знанием фольклорных тонкостей, с исчерпывающими примечаниями.

         В ее стихах ощутимы живописное и музыкальное начала, но и философия здесь - желанная гостья. Поэт ищет свои «мыслеформы», стремясь:

     

                            Прозреть от сути вечности седой,

                            И пить ее, как жаждущие – влагу,

                            И любоваться цветом и строкой,

                            Слагающими жизни нашей сагу.

     

         Своеобразие поэзии Риммы Артемьевой, на мой взгляд, в том и состоит, что к «дичку» непосредственного познания мира здесь привиты побеги разных культур, что дает небезынтересные плоды. « Виноградьё красно-зелено моё» мирно соседствует с парижскими каштанами, а вот и вовсе загадочное для нас, но родное для казахов творение природы – чемыш, кустарник с плодами, издающими своеобразный звук от движения ветра… В этом я вижу настоящую особинку, обогащающую поэтическую палитру Р.Артемьевой. Поистине, в ее «Ритмах тишины» явлены самые разные реальности, которые «так и живут, всё собой заполняя пространство, выбрав свои языки, пишут судеб жития»…

         Есть у Риммы Артемьевой любопытный и необычный образ, от которого не отказался бы, пожалуй, Поль Верлен – великий поэт и столь же великий любитель кошек, писавший о них изысканно и странно, к примеру, так (перевод В.Брюсова): «Она ласкала кошку. Странно/ в тени, сгущавшейся вокруг,/ вдруг очерк выступал нежданно/ то белых лап, то белых рук». Тонкая гравюра!

          Так вот, у Р.Артемьевой в стихотворении «Наивность»  читаем такие строки:

     

                            Наивность – белый кот с ослепшими глазами.

                            Пленительна и вместе с тем дика!

     

         Этого «белого кота с ослепшими глазами» забыть невозможно! Да, наивность – пленительна и вместе с тем дика. Без нее, по сути,  нет поэзии. Но… если к ней  прибавить еще и утонченность знаний мировой культуры – картина бытия раскроется полнее и ярче!

         Именно в этом направлении ведет своего Пегаса под уздцы Римма Артемьева. Конечно, путь этот не может быть легким и простым. Главное, продолжать искать и верить, что есть они –

     

                       Слова,

                               хранящие

                                           от смерти

                                                       время –

                                                               в бутоне.

                                                               Будущего.

     

                                                      Светлана СОЛОЖЕНКИНА

                                                              поэт, критик, художник,

                                                 кандидат филологических наук.

    г. Москва

     

    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (03.02.2011)
    Просмотров: 760 | Теги: Светлана Соложенкина, Римма Артемьева | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz