Вторник, 21.11.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Б. Лукин. «Что не упало, то и не поднять...». Стихи
    № 11, 2009 г.

    Борис Иванович ЛУКИН
    — поэт, переводчик, член СП России.
    Родился в 1-64 году в Нижнем Новгороде. Рабо-
    тает в "Литературной газете”.
    Автор книг стихов "Понятие о прямом пути”
    (1--3), "Междуречье” (2007), "Долгота времени” (2008),
    "Воздаяние. Три поэмы” (2008) и многочисленных
    публикаций в российской и зарубежной периодике.
    Живёт в Подмосковье.
    Постоянный автор "Нивы”.

    Долгота времени
    I.
    Как ты устал. Скажи, что ты устал.
    Земную злую жизнь и боль, и скуку,
    ни рук, ни ног не чувствуешь, уста
    твои
    не следуют ни разуму, ни звуку —
    всё — есть, и нет.
    Скажи, что ты устал.
    Как ты устал.
    Не удержись, скажи,
    как вынес ты сомненья и насмешки,
    тех, чьи лишь имена, а не дела и жизнь
    Потопом смыты…
    Ты перескажи,
    как стёр поток их торжество навеки.
    II.
    — Когда мы шли в ковчег, вы проклинали нас.
    Вам было не понять, что с нами происходит.
    Мы оставляли с вами вашу власть.
    Мы от небес не отводили глаз.
    Мы верили. Мы убирали сходни.
    Мы верили, что беды все пройдут,
    и прежнее уже не повторится,
    оно лишь в янтаре останется, во льду,
    замрёт на слове или на ходу…
    Мы к свету обращали наши лица.
    III.
    … И всякой плоти, чтоб в живых осталось!
    Как повелел Господь, так ты и сделал:
    и бабочки, и птицы… всё вмещалось
    в единое… ползло, рычало, пело,
    своими именами называлось,
    а главное — цвело, росло и зрело.
    Нам не было покоя, забытья.
    Рвались, ревели, звали эти звуки!
    Как быть им взаперти, когда у них весна!
    Ковчег качало. Крепли жизни сгустки.
    И всякой плоти не было числа.
    IV.
    Мы только-только начинали жить.
    Я до сих пор не понимаю, как же
    всё бросили, поверив, что любить
    так надо, чтоб Ему не стало страшно
    за нас…
    И нам досталось жить.
    И края нет земли, хотя века прошли,
    и те, кто нас не знал, и мы кого не знали,
    всё кануло.
    Ковчега борт дрожит
    под натиском воды.
    Как мучился Ты с нами!
    Не это ль главное?
    — Любить — до дна души.
    V.
    Как будто я — Адам, ты — Ева;
    в тех краях
    ни краткой тропки нет, и нет дороги долгой;
    и даже пыли нет,
    одних имён пра-прах
    и память пра-пра-предков… Вера… Страх…
    ... Покинули, а эхо не умолкло...
    Возьми же яблоко.
    На случай, если мы вернёмся в мир опять,
    всегда возможность есть
    свести концы с началом,
    нам есть к кому прийти и передать
    то, что смогли с тобой в пути немалом,
    гонимые и грешные — понять.

    Трудник
    Вернулась речка в берега.
    Вновь обжита скворечня…
    А мне Ивана-дурака
    Судьба легла на плечи.
    Не то чтоб завистью влеком,
    Но точно — не по чину,
    Совсем забыв про стариков,
    Почтили дурачину.
    Почто приметила судьба,
    Свалив под ноги злато?
    Была бы вислою губа,
    Тогда уж вроде ладно…
    Тут — ни горба, ни сундука;
    Одна мечта да вера,
    Да чуть умения в руках,
    Да стыд сидеть без дела.
    Таким он вышел на базар
    И объявил народу:
    — Бери, что хочется глазам;
    Плати же — чем угодно.
    На золотишко всякий хват;
    И отдавали с лишком —
    И честь, и совесть, и права
    На предков и детишек.
    А ввечеру, подбив итог,
    Карман наружу вынув,
    Забрал с собой Иван, что смог:
    Всё, что взвалил на спину.
    И вот теперь к землице гнут
    Чужие: честь и слава;
    И на погостах — крест к кресту;
    Безродных птах орава.
    Другому б это не поднять…
    А дураку — забава…
    Растёт под боком ребятня
    Дурацкого всё нрава.
    Хоть рядом, хоть издалека,
    Гляди, спешу навстречу —
    Судьбе Ивана-дурака
    Свои подставив плечи.

    Воля
    Самым трудным было в жизни,
    так себя любя, свергать:
    на коленях, как о сыне,
    помолиться за врага.
    Прошептать: Дай силы, Боже,
    разум дай и кров.
    Пусть помолится он тоже,
    чтоб не кровь за кровь.
    Но опять душа тревожит,
    торит путь земной.
    … Вроде бы прощать негоже,
    но и враг с крестом.
    Холодком бежит по коже
    память о живом.
    Он — не друг, не брат… И всё же
    шли одним путём.

    Середина жизни
    В. Шемшученко
    Ещё не поздно? — я спрошу
    Сквозь тыщу вёрст.
    И я проделал сей маршрут:
    Болот, берёз.
    Мелькали дали за окном —
    Сургут, Тобольск.
    Всё как-то было не темно,
    И не спалось.
    Потом заспорил мой сосед
    Про факела,
    И всё искал, где солнце село
    И где река;
    Курил, забыл совсем про запад,
    И спать пошёл.
    Я провожал восток глазами:
    Семь лун взошло.
    — Ещё не поздно! — говорю
    Во тьме с собой.
    — И если завтра не умру,
    Вернусь домой.

    ***
    То ли день прошёл в заботе,
    То ли — год прошёл.
    Умереть в рубахе потной —
    Грех-то небольшой.
    Но прожить хоть день без строчки…
    Как без новенькой сорочки
    К Господу пошёл!..

    Междуречье
    Венок сонетов
    Путь
    Когда бы знать, что это половина
    Дарованного Богом бытия,
    И жизнь немолодая мех старинный
    Ещё устанет на разрыв пытать.
    Когда бы путь не показался длинным…
    И не пришлось под стать реке петлять,
    Дано понять — есть Русская Земля.
    И заново слагать напев былинный.
    Столь милым всё покажется ещё,
    Что будут и слова — наперечёт.
    Успей узнать, назвать, не перепутать.
    И различат потом день ото дня:
    Что не упало, то и не поднять.
    Но каждому свой час назначен судный.

    I. Мир
    Когда бы знать, что это половина
    Моя — гадает, ждёт который год.
    Ей снятся чудны сны. Меня ли видно,
    Иль в зеркале клубится небосвод?
    Гляди, я выхожу на поединок,
    Преодолев забвенья реку вброд.
    Иначе угасает древний род,
    Мятущийся у жизненной стремнины.
    Мы рядом, только руку протяни —
    С живой водой и мёртвой родники.
    И во хмелю родители-сватья.
    И счастье, если, стоя под венцом,
    Постигнешь смысл, не бывши мудрецом,
    Дарованного Богом бытия.

    II. Отцы и дети
    Дарованного Богом бытия
    С лихвой хватает новым поколеньям:
    По серьгам — сёстрам, синяки — братьям,
    И те же пересуды и сомненья.
    Жизнь станет камнем, будет отлита
    По нашей плоти, ждущей Воскресенья.
    Хвала Творцу за вечное терпенье.
    Опять весна, и птицы встречь летят.
    Потворствуя любви, возлюбишь тело, —
    Оно для увядания поспело,
    И этого перед душой не стыдно.
    Пускай дожди сменяются метелью,
    Но тем дороже нам за канителью
    И жизнь немолодая — мех старинный.

    III. Венок сонетов
    И, жизнь немолодая, мех старинный
    Венка сонетов с гордостью примерь.
    Младенцем в храм вносили на крестины,
    Теперь ты в вечность отворяешь дверь.
    И вот поэт выходит на смотрины
    Сквозь времена, пространство, Чудь и Мерь.
    И отступает восхищённо смерть.
    Звенят катрены, гулко бьют терцины.
    Увенчанный златыми кандалами,
    Дыханье измеряет он словами.
    И с каждым шагом обретают стать
    Сонеты, как по щучьему веленью.
    Пиит иных времён кольчуги звенья
    Ещё устанет на разрыв пытать.

    IV. Царство земное
    Ещё устанет на разрыв пытать
    Гордиев узел Родины моей
    Огнём набегов лицемерный тать, —
    Георгия копьё не чует змей.
    И нашу крепь, и Божью Благодать,
    Торгуя, примеряет по суме…
    Сии сокровища не счесть в уме.
    Не может человек их взять иль дать.
    Наш пост — велик вовеки. Русь Свята!
    Дай силы нам во вся дни живота
    Не впасть от тягот жизненных в унынье.
    И чаемо явленье Божества.
    И Пасхи нет без тайны Рождества.
    … Когда бы путь не показался длинным.

    V. В ту же реку
    Когда бы путь не показался длинным…
    Но добрели волхвы издалека.
    Нам прожитого ноша непосильна,
    Да хоженая тропочка легка.
    Хоть тенью повернул я вспять с повинной:
    И — мама умирает на руках;
    Она простила "неслуха”, близка
    Её душа моей — одна кровинка.
    Крылата тень; но плоть моя земная
    Терзает душу, жизни смысл не зная,
    Что нажито — боится потерять.
    Уж если хлеб насущный дан нам днесь,
    То снова повторилось всё, что есть.
    И не пришлось под стать реке петлять.

    VI. Кануны
    И не пришлось под стать реке петлять
    Между войной, Ташкентом и Сибирью.
    Он просто затерялся средь деляг —
    Век двадцать первый, мутный мой пузырик.
    Я вижу — что листву сжигает тля,
    А память накрывает густо пылью,
    И страшно забрести пустынной ширью,
    Куда Макар телёнка не гонял.
    Забыто, что в веках вершило злато.
    Вновь поутру, как прежде, тьма разъята
    Соборным звоном древнего литья.
    Как горних звуков гул — вода с небес.
    Каких ещё нам требовать чудес!
    Дано понять — есть Русская Земля!

    VII. Поэт
    Дано понять — есть Русская Земля!
    Уходит в смертный бой за взводом взвод…
    Заметно поредевшаясемья
    С названьем гордым — праведный народ.
    Нет царства… Где парад у стен Кремля?
    Жизнь городская полная забот
    Осталась и работы смертный пот...
    Да Родины безлюдные поля.
    Но нам не выбирать земной юдоли,
    Что в Божье воле, то и в нашей доле,
    Хоть сложно снова жизнь лепить из глины.
    Ты — царь и воин, пахарь и отец,
    Но надо выживать — поэт, певец,
    И заново слагать напев былинный.

    VIII. Спорщики
    И заново слагать напев былинный
    С утра мой принимается сосед,
    Контуженный лет в двадцать на чужбине,
    Но избежавший больших ран и бед.
    Давно с ним пить желающих не видно:
    Нет рядом закадычных непосед,
    И только грустный оставляет след
    Его с чертями пьяный поединок.
    А терпят горе: мать, отец… и дед,
    Что с немцем воевал, и тоже сед,
    Но это ныне здесь уже не в счёт.
    Один младшой врывается во двор,
    Извечный с жизнью продолжая спор.
    Столь милым всё покажется ещё.

    IX. Жить
    Столь милым всё покажется ещё,
    Хотя сегодня мы с любимой в ссоре.
    Какой-то пустяковый недочёт.
    Рассеянность моя — для ближней — горе.
    А может быть, я здесь и ни при чём?
    Забыл спросить тебя о сущем вздоре.
    Но что-то страшное читается во взоре:
    Не стоит жить, и мир весь обречён.
    Как эту боль, любимая, лечить?
    Мгновение — и мы с тобой ничьи,
    И даже наше прошлое — ничьё.
    Я свиток нашей жизни разверну:
    Мы доживём до сладостных минут,
    Что будут и слова — наперечёт.

    X. Немота
    Что будут и слова — наперечёт,
    Не верилось, не думалось, не зналось.
    Теперь от книг душе негорячо.
    Нет писем. И общаемся так мало.
    А было — предок, словно звездочёт,
    Владеющий магическим кристаллом,
    Рассказывал о том, что повидал он.
    "Ты помнишь вьюгу?” — начинал вечор.
    Обычное письмо дарило тайну.
    Черёд свой знало всё. Патриархально,
    Неспешно шли века, года, минуты.
    Мир онемевший жмётся у Креста,
    Но прежде чем кричать "Распни!”, простак,
    Успей узнать, назвать, не перепутать.

    XI. Узнавание
    Успей узнать, назвать, не перепутать —
    Ни бабочки похожей, ни цветка.
    Ласкает спину ветерок попутный,
    И волны гонит времени река.
    Песчинки мотыльков сгребу под утро,
    Под лампою... О как же смерть легка —
    Земля и пепел, срез известняка, —
    И распознать в ней то, что жило — трудно.
    Для этого мы, кажется, живём.
    Потомок подчеркнёт карандашом
    И вспомнит междуделом про меня,
    Про облачко, звезду и колосок.
    Я — север, юг… Я — запад и восток…
    И различат потом день ото дня.

    XII. Засека
    И различат потом день ото дня.
    Как брёвна — по условленной засечке.
    Готовую избу легко поднять
    До матицы, до песни на крылечке,
    До жаркого в моём окне огня
    И расторопной жёнушки у печки,
    Которой — лишь бы тайные словечки
    Шептал, что колокольчиком звеня.
    Уверенно в строфу ложатся строчки:
    Как будто в колыбель: сынок и дочки,
    И на погост — родители, родня.
    И вот почти готов венок сонетов.
    Здесь дышит отблеск будущих рассветов.
    Что не упало, то и не поднять.

    XIII. Времена и сроки
    Что не упало, то и не поднять…
    От революций — оторопь и жуть.
    Твой сын, Россия, с головы до пят,
    Един аз в неразумии лежу.
    Завистнику — богач, родне — бедняк.
    "Бог помощь…” — я соседушке скажу, —
    Выкраивает во поле межу,
    С собой не заберёт он даже пядь.
    Век двадцать первый, верный мой читатель,
    Пойдёшь с сумой или подашься в тати?
    Что впереди? Лежат слова под спудом.
    Кто б ни был ты, но будет страшно жить,
    Не помня о спасении души.
    Но каждому свой час назначен судный.

    XIV. Жизнь
    Но каждому свой час назначен судный.
    И вот Любовь вошла, не постучась.
    Хозяйничает, грохает посудой,
    Решив, что у поэта жизнь скучна.
    А он уже бредёт по первопутку,
    Охолонив пыл ражий у ручья.
    Помедли, смерть — он музу повстречал, —
    Забудь его, оставь хоть на минутку.
    Дай вынянчить и выпестовать стих,
    Что на руках, как дитятко притих.
    Болит ещё покуда пуповина.
    Пусть жизнь даётся раз и лишь одна.
    Пусть эту боль не вычерпать до дна,
    Когда бы знать, что это половина.
    г. Москва.
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (16.12.2009)
    Просмотров: 1019 | Теги: Б. Лукин | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz