Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Поэзия

    Г. Ударцев. «На земле, святой и грешной...». Стихи
    № 10, 2010

    Геннадий  Серапионович УДАРЦЕВ

    родился 26 ноября 19-8 года на Алтае. С детства познал нелёгкий труд
    колхозника, затем выучился на токаря. После службы в рядах Совет-
    ской Армии на Дальнем Востоке учился в Барнаульском машиностроительном техникуме.
    С начала шестидесятых годов его трудовая биография связана с журна-
    листикой. Работал на Алтае в ряде районных газет. Через несколько лет
    Г. Ударцев по приглашению переехал в Целиноград, был литсотрудником га-
    зеты "Целинный край”, а после её закрытия — заведующим отделом област-
    ной газеты "Целиноградская правда”, где и трудился до выхода на пенсию по
    состоянию здоровья.
    Стихи начал писать в период армейской службы. С тех пор его произ-
    ведения стали публиковаться во многих периодических изданиях Рос-
    сии и Казахстана — "Простор” и "Шмель”, вошли в различные коллективные
    сборники.
    Геннадий Ударцев с 1991 года постоянный автор "Нивы”. Его перу
    принадлежит около десятка поэтических книг, вышедших в Акмоле-Астане
    (в их числе "Крутояры”, "Тропики сердца”, "Корни”, "Там, где цветёт багуль-
    ник”). Несколько лет назад в Москве издан сборник его стихов "Верь в счас-
    тливую звезду”.
    В мае 2010 года увидела свет книга избранных произведений Г. Ударцева "Прощание с веком”, приуроченная к 50-летию его творческой
    деятельности. Подборку стихов из этой книги, выпущенной под эгидой
    "Нивы”, мы предлагаем читательскому вниманию.

    Человек
    Каким он был — двадцатый век?
    Что ж, предыдущего покруче.
    А царь природы — человек?
    Он стал умнее. Но не лучше!
    Разброд. Россия без царя.
    Братоубийственная сшибка.
    Колхозы, мор, концлагеря —
    Век с нами нянчился не шибко.
    Мы изменяли русла рек,
    Мы разбудили спящий атом.
    Но человеку человек
    Не стал товарищем и братом.
    Мы так мудры, мы говорим:
    Не сотвори себе кумира.
    Но тут же идолов творим,
    И те решают судьбы мира.
    Команда: "Взлёт!”, и человек
    Рванул в космические дали.
    Но двадцать первый встретив век,
    Мы человечнее не стали.
    Мы мир изменим, обновим,
    Ну а природу человека?
    И позавидуешь ли им —
    Собратьям будущего века?

    ***
    Я живу во мраке ночи,
    Вижу солнце лишь во сне.
    Вот и эти двадцать строчек
    Диктовать придётся мне.
    Как хотелось бы ворваться
    В лучезарный, светлый мир,
    Чтобы вновь полюбоваться
    На него хотя бы миг.
    Пусть всего лишь на мгновенье
    Воссияют небеса,
    Вновь повергнут в изумленье
    Те же долы и леса.
    И как заново родиться —
    Через столько мглистых лет
    Мне бы вновь увидеть лица
    Тех, кого дороже нет.
    Всё же выше нет награды,
    Чем на Божий мир смотреть.
    Много, мало ли мне надо?
    Умереть или прозреть.

    Душа

    Я давно готов к уходу
    В мир нездешний, в мир иной,
    Хоть в него не верил сроду
    Ни минуты, ни одной.
    Только как в него не верить,
    От реалий не уйдёшь:
    Предстоит и мне примерить
    Деревянный макинтош.
    И, почувствовав свободу,
    Бестелесная душа
    Устремится к небосводу,
    Тихо крыльями шурша.
    А потом куда-то канет,
    Затерявшись в сизой мгле.
    Но и там не перестанет
    О родной грустить Земле.

    Не всё так просто

    Ты далеко не так уж прост,
    Хотя таким порой и кажешься.
    Ты не хватаешь с неба звёзд,
    Но будет случай — не откажешься.
    Я — твой товарищ, друг и брат;
    О чём трепаться ты не ленишься.
    Но вот нашёл ты некий клад,
    А с другом "двушкой” не поделишься.
    Что — табачок, выходит, врозь?
    А как же с дружбой это вяжется?
    Нет, человек совсем не прост,
    Хотя таким порой и кажется.

    Покаяние

    Да, тяжелы мои грехи,
    Коль разобраться строго.
    Ну, например: писал стихи.
    Простите, ради Бога.
    Ещё винюсь: не раз, не два
    Рука тянулась к чарке.
    А как кружилась голова
    От женских взглядов жарких!
    Я не пишу теперь стихов,
    Не пью, без женщин маюсь
    И, очищаясь от грехов,
    Лишь каюсь, каюсь, каюсь…

    Эка невидаль!

    Всё в этом мире быстротечно,
    И, к сожаленью, жизнь сама.
    Небытие лишь длится вечно…
    Есть от чего сойти с ума.
    Но мы живём, с ума не сходим,
    Поём, смеёмся, водку пьём…
    Мы оптимисты по природе —
    Ну эка невидаль — умрём!

    ***
    Катастрофы, смерчи, войны?
    Да, и всё же мы спокойны,
    Ведь с рожденья мы не знаем,
    Где найдём, где потеряем.
    Для кого в алмазах небо,
    А кому лишь корка хлеба.
    Чей удел — загнуться в "зоне”,
    А кому сидеть на троне,
    Кто умрёт в сторонке дальней,
    Кто на койке госпитальной,
    Чьей душе настанет время
    Быть в аду или в Эдеме.
    Знать судьбу свою? Увольте
    И незнайкой быть позвольте.

    ***
    Стремглав сменяются года,
    Всему на свете свой черёд.
    Моя закатится звезда,
    Твоя, сверхновая, взойдёт.
    Она одна, всего одна,
    Неповторимая, твоя,
    И дай-то Боже, чтоб она
    Была счастливей, чем моя…

    Давай поверим…

    Е. В.
    Не бывают годы лишними,
    Как и деньги в кошельке.
    Прошагали бы по жизни мы
    Лет до ста рука в руке,
    А потом не в землю стылую —
    Прямиком на небеса…
    Ну давай поверим, милая,
    Что бывают чудеса.

    На грешной земле

    На земле я этой грешной
    Истоптал сто пар штиблет,
    Дня не мог прожить без женщин
    И боялся слова "нет”.
    Я любил, меня любили,
    И за влюбчивость меня
    Так соперники побили,
    Что не взвидел бела дня.
    Юность, юность! Отлежался
    И обидчиков простил.
    Столько раз ещё влюблялся
    И любил, что было сил.
    Я давно не тот, не прежний,
    И жалею об одном:
    На земле святой и грешной
    Так недолго мы живём…

    ***
    Как ни бодришься, как ни пыжишься,
    Вдыхая жизни аромат,
    А напоследок не надышишься,
    В рай направляясь или в ад.
    "Жизнь хороша”, нам "лет до ста расти”, —
    Трубил восторженно поэт,
    Но от болезней и от старости
    Гарантий не было и нет.
    Где б ты ни жил — в России, в Англии,
    Кончай с иллюзиями, брат,
    И пусть по наши души ангелы
    По расписанию летят.

    Тот уголок земли…

    Ты меня не забыла, родина?
    Ну а я, разве я забыл
    И Чумыш, и село Забродино,
    Где когда-то я жил да был?
    За лесами, горами, долами
    Мой давно затерялся след.
    Был крещён я огнём и холодом,
    Много горестей знал и бед.
    Сколько лет колесил по свету я!
    Оторвавшийся от сохи,
    Я связал свою жизнь газетами,
    Заказные слагал стихи.
    Но каким бы я ни был грешником,
    Вдалеке, на краю земли,
    Видел домик с дуплом — скворечником,
    Кур, купающихся в пыли.
    В красно-белых играя конников,
    Я, как птица, взлетал в седло —
    От цветущей в логах черёмухи,
    Помню, было белым-бело.
    Нет, меня не забыла родина,
    Как и я её не забыл.
    Как живёшь ты теперь, Забродино, —
    Уголок, что так сердцу мил?
    Этого больше не будет —
    Стать на Земле свидетелем
    Того, как вступают люди
    В третье тысячелетие.
    В мире, таком безумном,
    Как же был рад увидеть я:
    Шаг этот сделан шумно,
    Но без кровопролития.
    Факты такого рода
    Вправе войти в предания.
    Значит, нашли народы
    Взаимное понимание?
    Грех на судьбу мне сетовать —
    Прожил не зря на свете я:
    Мне довелось приветствовать
    Третье тысячелетие!

    ***
    Как жилось?
    Да не особенно.
    Не лентяй, а бедовал.
    Но друзей своих и Родину
    Никогда не продавал.
    В годы страха и безверия
    Верил в разум здравых сил.
    Посадил у дома дерево
    И наследника взрастил.
    Пил по-русски,
    лишь стаканами,
    Но ума не пропивал.
    И не путался с путанами,
    Хоть в святошах не бывал.
    Может быть,
    немного сгорбился
    И, везучий человек —
    Удостоился, сподобился —
    XXI-й встретил век.
    Не спеши ты,
    моё солнышко,
    Заходить за облака.
    Жизнь, как мёд,
    допью до донышка,
    До последнего глотка.

    Спасибо

    Спасибо всем! Друзьям хорошим,
    Что не дадут в беде пропасть.
    Врагам — и тем спасибо тоже:
    Не позволяют в спячку впасть.
    Спасибо утке — вольной птице —
    За взмах крыла в рассветный час.
    Теплу спасибо, что струится
    Из глубины любимых глаз.
    Спасибо шалым вешним водам,
    В окно влетевшему шмелю —
    Ведь сам я тоже часть природы
    И этот шумный мир люблю.
    Луне спасибо, что окошко
    Моё опять не обошла.
    Спасибо матери за то, что
    Меня когда-то родила…

    Так и живём

    Так и живём, земные дети:
    Чередой то радость, то беда.
    Только жить от этого на свете
    Не надоедает никогда.
    Что бы ни случилось, есть надежда,
    Что минуют пасмурные дни
    И, глядишь, безоблачно, как прежде,
    Нам заулыбаются они.
    Но надолго ль? То-то и оно-то —
    Вкривь и вкось опять пошли дела…
    Как охотник глупого енота,
    Вновь судьба на мушку нас взяла.
    На возможный выстрел чем ответим?
    Только б стороной прошла беда,
    Только б жить, ведь жить на этом свете
    Не надоедает никогда…
    Категория: Поэзия | Добавил: Людмила (02.11.2010)
    Просмотров: 859 | Теги: Геннадий УДАРЦЕВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz