Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » История без купюр

    О. Григорьева. «Голос свободного человека...»
    № 9, 2011

    Писательница, литературовед Мариэтта Чудакова пишет: "Книга воспоминаний Ольги Адамовой-Слиозберг издаётся не первый и не второй раз. Но ведь учебники печатают вообще каждый год. Их должно хватать непременно на всех. И эта книга, в сущности, должна быть доступна каждому. Её нужно переиздавать регулярно...”.
    Увы, при нынешней разобщённости литературного процесса, книгоиздания и книготорговли, думаю, мало кто в Казахстане читал эту книгу, хотя судьба её автора была связана с нашей республикой. После долгих скитаний по тюрьмам и лагерям Ольга Львовна Слиозберг с 1949 года жила в Караганде. Мне бы хотелось познакомить читателей "Нивы” с отрывками из этой книги и стихами автора — свидетеля страшного времени, о котором мы забывать не вправе.
    Казалось бы, в последние годы опубликовано немало произведений на эту тему. Но книга Ольги Слиозберг выделяется среди них своей предельной искренностью, правдивой и пронзительной интонацией. Навсегда запоминаются читателям боль матери по своим оставленным маленьким детям, мучительные переживания о муже и родителях, страдания ни в чём не повинных людей, которые с таким сопереживанием описывает автор. Кажется, что душа её болит за искалеченные судьбы сокамерниц больше, чем за свою... Это поразительный документ не только бесчинств бесчеловечной власти, но и высоты человеческого духа.
    События страшны своей обыденностью для того времени: жила прекрасная семья — любящие родители, маленькие сын и дочь. И в какой-то страшный день 1936 года всё рушится, арестовывают отца, потом мать. Детям, шестилетнему Шурику и четырёхлетней Эллочке, "повезло” — они оказываются не в детдоме, их отстояла и забрала к себе бабушка...
    Лубянская тюрьма, Соловки, Казанская тюрьма, этап (34 дня на поезде до Владивостока) и, наконец, Магадан, страшные колымские лагеря... Только в июле 1946 года выехала О. Слиозберг с Колымы. А в августе 1949 года была повторно арестована. Опять Лубянка... Потом ссылка в Казахстан.
    Как могла всё это вынести хрупкая интеллигентная Ольга Львовна? Только благодаря силе духа и поставленной перед собой задаче. В Казанской тюрьме, там, где режим был рассчитан на полное подавление физических и душевных сил, Ольга Слиозберг приняла решение: донести до людей всё, что виде к этому добровольному рабству, рабству мысли охватило меня. Я буду думать, я буду запоминать всё. Я должна выжить и донести всё, что видела, до людей. Я не могу сейчас всего понять, но я вижу, что творится злое дело. Я буду свидетельствовать. Это решение, созревшее во мне, наполнило новым содержанием мою жизнь. Я стала вникать в каждую услышанную повесть, запоминать всё, что вижу вокруг. Жизнь моя обрела смысл”.
    Так стала рождаться эта книга. С 1956 года рукопись распространялась в "самиздате”. О ней очень хорошо отзывались С. Я. Маршак, А. И. Солженицын, Наум Коржавин, Э. Г. Казакевич, А.А. Бек и многие другие. В 1963 году рукопись была сдана в издательство "Советский писатель”. Там её тоже высоко оценили. Но "оттепель” кончилась, и вопрос о публикации был отложен на 25 лет (журнальный вариант был опубликован в "Дружбе народов” в 1989 году). А первое издание книги "Путь” вышло в издательстве "Возвращение” в 1993 году. Свою книгу Ольга Львовна уже не увидела, она умерла в 1991 году.
    Её дочь Элла, Эльга Юделевна Силина, подарившая мне книги матери, немного рассказала о себе. Судьба детей О. Л. Слиозберг сложилась благополучно (если не считать полусиротского детства без матери...). И сын, и дочь получили после окончания школы золотые медали. Правда, ни в университеты, ни в пединституты в 1948-49 годах их не принимали (дети врагов народа), но потом всё устроилось, они оба закончили с отличием химико-технологический институт им. Менделеева. Эльга Юделевна преподавала химическую технологию в институте управления, доцент, а брат Александр — профессор, и сейчас работает в институте тонкой хим.технологии им. Ломоносова. У них прекрасные семьи. Ольга Львовна Адамова-Слиозберг дожила до правнуков, которые потом активно участвовали в издании книги "Путь”, а оплатили её издание дети Эльги Юделевны.
    Хотелось бы процитировать несколько отрывков из отзывов о книге О. Адамовой-Слиозберг "Путь” (тогда это была рукопись). А. И. Солженицын (27.12.1967, Рязань): "... Ваши записки произвели на меня очень приятное впечатление... Они — лаконичны, ёмки, без украшений. Они человечны: главное внимание — к окружающим, оттого с интересом и с симпатией читаются. Я думаю, Вы избрали правильное решение — не пытаться проследить и описать весь Ваш лагерный путь последовательно. Этим самым Вы поднялись выше обычных старательных мемуаров...”.
    Ф. А. Вигдорова (18 ноября 1963 года): "... Я уверена, что печатать книги о 37-м годе и других годах, когда наша законность была грубо попрана — необходимо. Беспамятство — не лучший воспитатель. О том, что было, — забывать нельзя. И если о событиях, сыгравших такую роковую роль в жизни страны, человек рассказывает, не смакуя ужас происшедшего, а пытаясь разобраться в первопричинах трагедии — это может принести только пользу. Что до литературных достоинств рукописи, то повторяю: скупость, простота, отчётливость рисунка. Очень хороший глаз, умение видеть и понимать внутренний мир человека и рассказать о нём с пристальной точностью — чаще с симпатией, нередко с осуждением, а иногда с отвращением и гневом...”.
    Наум Коржавин (1993 год, из предисловия к первому изданию книги): "... На всё она смотрела с человеческой точки зрения, глазами не политика, а просто человека. Впрочем, не просто человека, а человека определённой художественной культуры. Это и отразилось в её мемуарах. Через них проходят совершенно разные люди, которых свела беда: коммунисты, беспартийные, уголовники, крестьяне, верующие и неверующие. И все для неё были прежде всего страдающие люди. И во всех она видела их человеческое, когда раздавленное, а когда и устоявшее. Такими они отражались в её доброжелательных глазах, такими они и вступили на страницы её мемуаров. ...Это был голос свободного человека”.
    Предлагаю читателям "Нивы” стихотворения и две главы из книги Ольги Адамовой-Слиозберг "Путь”, посвящённые годам, проведённым в Караганде (с незначительными сокращениями). Рассказывается здесь и о её знакомстве с замечательным поэтом Наумом Коржавиным (Манделем).
    Стихи цитируются по двум изданиям книги "Путь” — 2002 и 2009 годов (издательство "Возвращение”, Москва).

    Категория: История без купюр | Добавил: Людмила (22.10.2011)
    Просмотров: 617 | Теги: Ольга Григорьева | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz