Понедельник, 11.12.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Параллели и меридианы

    А. Егоров. Письма из Греции (продолжение)
    № 8, 2011

    А. Егоров.  Письма  из  Греции (продолжение)
    Письмо 3.
    В молодости (Юрий Дмитриевич, ты помнишь!) я работал на юге Казахстана, в Кызыл-Орде, заместителем редактора областной газеты.
    И как-то (чтобы не засиживаться в "руководящем кресле”), сам поехал перед Днём Победы в кызылординский военкомат — "найти героя”. Перерыл немало бумаг, и мой взгляд (ЕСТЬ БОГ НА СВЕТЕ!) остановился на наградном листе одного фронтовика: ЧЕТЫРЕ (!!!) медали "За отвагу”. И всё. Ни гвардии, ни орденов, ни партбилета, ни даже ефрейторских лычек... РЯДОВОЙ ВОЙНЫ. Я нашёл его потом, ещё внушительного исполина за метр восемьдесят, с уже согнувшимися под грузом лет плечами. Фамилия выветрилась, а имя помню — Василий. Четыре боя за всю войну. Четыре ранения. Четыре госпиталя.
    На себе, на своих шрамах он показывал мне "живую ИСТОРИЮ”. Вот кинжалом в Белой Церкви полосонули: дрались врукопашную, в пыли немца сзади не заметил. Тот сверху бил. Друг плечо подставил, скользнул кинжал. Только руку располосовал. А вот эти шрамы за Ягодную балку под Бекетовкой (на южной окраине Сталинграда). "Метров двести, — говорит, — и пробежали. Немцев из первой траншеи выбили. Шрапнель сверху ударила... Кровью истекал. Но снова друг вытащил из траншеи, дотащил до санитаров”.
    ТАК ВОТ! История деда только начинается. Приведу в прямой речи, как сохранила память.
    "Вытащили меня на берег Волги. Много нас, раненых, под обрывом лежит. Головой вертеть не могу, но голоса и стоны слышу. КАК НАС ЧЕРЕЗ ВОЛГУ ПЕРЕПРАВИТЬ?! Катером нельзя — уже лёг первый лёд. На санях — провалимся. Лёд ещё тонкий. И вот укутали меня в одеяло и положили в лодку-байдарку. (Русская смекалка! Это была довоенная лодочная станция для отдыхающих). А к лодке этой прикреплена большая верёвка с крюком на конце, а другой конец привязан к лошадке впереди. Мою правую руку медсестра положила на этот крюк и сказала: "Провалится лошадь под лёд, пока будет барахтаться и пойдёт ко дну — ты успеешь выдернуть крюк с верёвкой и отбросить его. Байдарка деревянная, на льду останется. Если что, мы тебя потом с реки вытащим. Ты не первый и не последний!..”.
    И вот потянула меня эта лошадка через Волгу. На спуске я её рассмотрел: худая, кожа да кости! Аж шатается. Лежу и молюсь. И Матерью Божьей её благословляю: не провались, не угоди в полынью от немецкой бомбы!.. А она, умница, все преграды стороной обходит! Дотащила-таки меня до того берега. Вынули меня из байдарки, стали в сани укладывать, чтоб везти в госпиталь. И тут я увидел глаза этой ЛОШАДИ! Сколько живу — не забуду!
    А когда меня уже увозили, я чуть приподнял голову и вижу с бугорка: лошадка снова потащила байдарку с верёвкой на ТОТ берег. С патронами ли? Сухарями? С бинтами?.. Ладно мы, люди. А какие страдания и за что приняла эта ЛОШАДЬ!..”.
    С той встречи с дедом (а материал свой я, помнится, так и назвал тогда: "ДВЕСТИ МЕТРОВ ВОЙНЫ...”) прошла уже четверть века. Жив? Навряд ли. А история эта врезалась в мою память навсегда.
    Вот это и есть та самая ПРАВДА ВОЙНЫ...
    ***
    Летали недавно с сыном в Алма-Ату повидать близких и поклониться родным могилам. Заглянули и в гости на бывшую машиноиспытательную станцию КазМИС (ставшую теперь Калкаманом) к потомку уссурийских казаков, старшему брату моей матери Тимофею Михайловичу Минакину (один он из старейшин нашего рода на сегодня и остался).
    Встретил нас старый солдат историей невероятной, из "потустороннего мира”. Рассказывал, и нас самих дрожь пробивала...
    Приведу и его рассказ в прямой речи, как сохранила память.
    "Наша армия в августе 45-го наносила удар по японцам от Лесозаводска — через Уссури — на Мишань. Народ у нас в основном был "битый”, "втянутый в войну” и переброшенный с германского фронта "во всеоружии”. Дожди в приграничье размыли всё. Но мы быстро взломали оборону — и ушли вперёд. Артиллеристы тащат орудия на тягачах: "Да ЭТО НЕ ВОЙНА!”. Танкисты громыхают мимо: "Да ЭТО НЕ ВОЙНА! Вот под Кёнигсбергом было!..”.
    А для нас, для пехоты, ВОЙНА! Всё размокло, раскисло, разлезлось. На второй неделе боёв пообрывались все. Одежда висит лохмотьями (хоть японскую в отбитых складах надевай!).
    И шёл за мной на марше солдат. Я-то ростиком невелик — "мал золотник, да дорог!” — последний в строю. Солдат этот и говорит мне: "Не дойду я, умру. "Лягушатины” напился из болота. А таблетку сэкономил. Понос полощет уже который день”. (Питьевая вода за нами не поспевала. Поэтому нам давали какие-то американские таблетки. Раздвинешь зелёный мох в болоте, портянку постелишь, таблетку бросишь и как козлик "братец Иванушка” из той сказки эту жижу сосёшь!..).
    Приободряю, как могу. Но вижу — зачах солдат. Я уже и винтовку его себе на плечо взял. А он всё отстаёт и отстаёт. И вдруг тихонько-тихонько потянул вправо к обочине, упал и... затих. Бросился санитар с сумкой и порошками. Поздно. Умер СОЛДАТ! (Вроде как был приказ Сталина тела на маньчжурской стороне не оставлять, по возможности вывозить на нашу территорию и хоронить в родной земле). Но ушли мы уже от границы сотни на полторы километров, и похоронить солдата командиры приказали прямо здесь, у дороги. Мы с ребятами ему могилку и выкопали. Определили его "в Наркомзём”, земличкой присыпали, стрельнули прощальным залпом из нескольких винтовок — и ушли...
    Добили Квантунскую армию, вернулись, кто куда мог. Работал я в Приморье, в Сибири, а перед пенсией переехал к родне в Казахстан. И лет 60 уже не вспоминал о том солдате (я ведь даже имени его не помню — он был из соседнего взвода).
    И вот недавно ночью он мне приснился. КАК ЖИВОЙ. Стоит у того же самого поворота маньчжурской дороги, на том же месте, где мы его и похоронили. И говорит мне с обидой (слово в слово!): "Вот вы живёте, а я тут под дождями в мокрой яме лежу! И все обо мне забыли!..”. И так всё это явно, протяни руку — и дотронешься!
    Не мистический я человек, а проснулся в холодном поту. Жена, увидев меня, от страха захолодела. Еле дождался утра. С рассветом поехал в церковь в Алма-Ату свечку за упокой души его поставить. Купил на полпенсии конфет и детям в посёлке раздал: помяните!
    А ночью снова его вижу. Опять явно, как живого. Опять на том же месте: счастливый, улыбается, молчит. И ВСЁ. Как отрезало. Никогда его с тех пор уже во снах не видел.
    Вот как вы мне всё это объясните?! Кто б рассказал — не поверил. Столько лет прошло. И вдруг — как ЖИВОЙ! Значит и вправду что-то есть в "ТОМ” мире!” — заключил свой рассказ наш дед-фронтовик и задумался...
    ***
    ... А на седьмой день Бог создал Internet и "GOOGLE”! И я уже "заразился”. Сын "братец Иванушка” смотрит "девок, FERRARI и HARLEY DAVIDSON”. А я свои исторические материалы и языковые блоки английского (кстати, самый лучший у BBC). Иногда "залезу в спутник”, зависну над местами детства. Всё как на ладони. Ах как ШАГНУЛО вперёд человечество! Один клик "мышкой” — и вот тебе река Уссури, наша станция, деревня Буссе и материнский дом...
    Наши предки были казаками. Стояли на охране царских границ. Линия была условной, плавали на лодках "оттуда и отсюда”. Под честное слово брали товары. И не обманывали НИКОГДА. На китайской стороне были два магазина: один "Мишки”, другой "Петьки”. Каких-то Минь-Пень-Цы. Старшую сестру матери мой дед посылал на ту сторону замёрзшей Уссури с саночками и запиской... Потом пришла "новая власть”, поставили вышку с пулемётом и населению объявили: будем стрелять. Местный народ рассмеялся: да это всё враньё! Всю жизнь плавали и плавать будем. И наутро поплыли на лодке за китайской рисовой водкой. А на обратном пути красноармеец с вышки ударил по ним прицельно. Пуля пробила местному парню обе ноги. Два дня бедолага мучился и орал. Потом тихо истёк кровью... И народ понял: новая власть пули не пожалеет...
    Потом наступил и 37-й год. И мой дед попросил соседа: "Сосед, привяжи свою собачку. Она забегает в наш двор и пугает детишек. Те писаются потом от страха”. А картавый сосед был с гонором: "Миска (в смысле Мишка), я тебя посазу”. И посадил, мерзавец, моего деда — казака с тремя Георгиевскими крестами "За храбрость”! (От греха подальше те кресты потом в землю закопали...). Написал-накатал: враг народа, против Сталина и большевизма, царю служил. И посадили. И сгинул. (А того подлеца картавого тоже потом взяли. Нашёлся тот, кто накатал письмецо и на него...).
    Писали потом (в Хабаровск и Владивосток) наша мать с её старшим братом, просили сказать — где хоть могилка. Съездить поклониться. Извинились перед ними: ваш отец арестован незаконно, по ложному доносу, невиновен и государством реабилитирован. И всё. Вот так. А когда деда забирали, шестилетний мамин братишка бросился к нему: папочка! Красноармеец прикладом по голове ударил. И отлетел мальчонка к печке. Зачах и умер. Где-то там и схоронили, в 100 метрах от границы. Вот такая СУДЬБА БЫЛА У ВСЕЙ СТРАНЫ...
    Я даже нашёл на карте "GOOGLE” тот остров на реке, где оказался впервые на рыбалке со СТАРШИМИ ребятами. Моей гордости не было редела: первый раз меня взяли с собой! У ночного костра мальчишки пели частушки (конечно же, те, что пели после третьей рюмки их отцы!):
    "Эх, яблочко. Да куда кОтишься. За Байкал попадёшь — Хрен воротишься!..”.
    "Эх, яблочко. Да на тарелочке. Застрелился капитан из-за девочки!..”.
    А я — десятилетняя дурёха! — сидел, сжав до боли коленки, и мне было так жалко капитана, который застрелился. А к утру я поймал КОСАТКУ. Плавниками она изрезала мне все руки. Но я был счастлив.
    Да, где оно — наше детство...
    Анатолий.
    Греческая Македония.
    Письмо 4.
    Дорогой Юрий Дмитриевич! Я понимаю, что сегодня только больной человек может (с карандашом в руках!) читать "какую-то там” СЕДЬМУЮ КНИГУ "какого-то там” ГЕРОДОТА. Но я не стыжусь признаться, что я и есть тот самый "больной”. Я болен Историей Древней Греции!..
    И единственный достоверный первоисточник о подвиге 300 спартанцев, на котором основываются позднейшие упоминания, — и есть эта самая VII книга Геродота. Кстати, книга эта величественно названа им "Полигимния” (в греческой мифологии — муза торжественных гимнов (!).
    Независимо от Геродота о сражении при Фермопилах поведал более поздний автор Ктесий из Книда (по персидским источникам). Вполне вероятно, что труд Ктесия (дошедший в виде фрагментов) использовал Диодор в своём описании подвига 300 спартанцев. (Остальные античные источники передают уже сложившуюся легенду с дополнением вымышленных деталей).
    Лет сорок назад американцы запустили в космос спутник "Пионер”, который уже благополучно вышел за пределы Солнечной системы. И американские компьютеры СОВЕРШЕННО ТОЧНО просчитали, что за все эти годы он отклонился от заданной траектории на 400000 км (!!!).
    С Древним миром сложнее. У греков был ЛУННЫЙ календарь. И сегодня он допускает ошибку в 10 дней. Но что касается Фермопил, то у Геродота я НАШЁЛ (!) ссылку на то, что Фермопильское сражение состоялось в дни 75-х Олимпийских игр, а они приходились примерно на 14-19 сентября 480 года до н. э. Я взял "усреднённую” цифру 15 сентября.
    Этот материал, естественно, — моё историческое видение. Специально написал его (а что делать!!!) в "облегчённо-описательно-завлекательной форме”, чтоб заинтересовать МОЛОДЁЖЬ и приобщить её к историческим знаниям. (И сподвигнуть её не на поездку в Анталию, Тунис или Марокко, а на туристическое путешествие в Грецию!).
    "… На 198-м километре национального шоссе Афины — Салоники, в ущелье с безобидным названием "Тёплые ворота” (по-гречески Фермопилес) лежит камень. На нём слова, выбитые 25 веков назад: "О ксен ангелин лакедемониис оти тидэ кимеса тис кинон римаси писомени” — "О, странник, весть принеси лакедемонцам (т. е. жителям Спарты); верные их слову, здесь мы мёртвые лежим...”.
    За две с половиной тысячи лет река Асоп и её помощница речушка Меланас намыли с гор камней, песка и ила, линия берега ушла на километр, и теперь (в мареве автобана и вилл) уже мало что напоминает тот день 15 сентября 480 года до нашей эры...”.
    Древние Фермопилы (проход между горами Эты и морем из Фессалии в срединную Грецию) тянулись на 9 километров и в ширину были в самом узком месте 12 (!) метров. Как свидетельствует названный Цицероном "отцом истории” Геродот — пространство было настолько узко, что "только одна повозка могла проехать в одну сторону”. (В этом месте в давние времена ещё фокийцы построили защитную стену от набегов фессалийской конницы).
    Ксеркс привёл с собой половину Востока. Через пролив Гелеспонт (нынешние Дарданеллы) были переброшены два понтонных моста длиной по семь стадий (около 1300 метров). По преданиям, армада Ксеркса переправлялась по ним непрерывным потоком шесть дней и шесть ночей. (Геродот исчисляет войско персов и зависимых народов в фантастические миллион семьсот тысяч).
    Современные историки на основании логистики оценивают численность персов в пределах 200 тысяч.
    Греки собрали ассамблею в Коринфе. Что делать? Если встретить персов на равнинах Фессалии, то они раздавят греков, как слон муравья, и пойдут дальше. Кто-то предложил оборонять только полуостров Пелопоннес по узкому перешейку, построив защитную стену "от моря до моря”. Однако в таком случае многие греческие города на материке оказались бы беззащитны. "Демократически” спорили полдня, но, как свободные граждане, приняли общее решение — держаться вместе. Оборонять путь в Среднюю Грецию в узком проходе у Фермопил. Стержнем "сухопутной войны” стала Спарта, войны с персами на море — Афины. Греческий флот стал заслоном персидской флотилии у мыса Артемисии недалеко от Фермопил (чтобы персы не могли прорваться через пролив и оказаться в тылу у греков).
    Незадолго до этого в Спарту привезли ответ дельфийского оракула. Смысл его был однозначен и прям. Или Спарта падёт (вместе с Афинами и всей Грецией). Или останется свободной, но за это должна будет заплатить жизнью одного из своих царей. Леонид, не колеблясь, принял второе...
    В Спарте правили всегда ДВА царя. Одновременно и вместе. Они руководили армией на войне. Но приказ всему войску мог дать лишь Совет старейшин (поэтому Леонид и пошёл к Фермопилам только с личной охраной — 300 воинов (которые подчинялись лично царю и на которых не распространялось решение Совета старейшин) — в ожидании подхода основных сил после окончания 9-дневных празднований в честь Аполлона Карнейского, совпавших к тому же с 75-ми Олимпийскими играми). Уходя (и предчувствуя свою судьбу), Леонид в последний раз обнял жену и дал напутствие своему юному сыну Плистарху. "Мой царь, — сказала лакедемонская красавица Горго. — Это были не все слова прорицания. Ты станешь самым великим царём Спарты. И о нашей любви будут петь в веках!..”.
    Леонид приказал выяснить, у кого из его охраны нет сыновей. И заменить этих воинов без возражений. "Я не хочу, чтобы прервался хоть один спартанский род!” — был его ответ. И спартанцы начали свой 500-километровый марш...
    Кстати вспомнить, ЧТО сказал афинский стратег Фемистокл царю Леониду в Лакрицком заливе у Фермопил. Удивительнейшие слова! Как будто сказал сегодня!..
    Фемистокл: "Я послал гонцов оповестить всех греков, что армия Спарты выступила на север”.
    Леонид: "Но это же неправда. Со мной лишь моя личная охрана. Остальная армия подойдёт позже”.
    Фемистокл: "А правда, мой друг, это слишком терпкое вино и его надо разбавлять, чтобы оно не сильно ударяло в голову. Ни один грек не двинется с места, пока не узнает, что вы начали марш в своих красных плащах под звуки флейт!..”.
    "Ложь во спасение” помогла единению греков. К Фермопилам стали стекаться "ручейки помощи” городов-государств Пелопоннеса и "срединной” Греции (север её уже был захвачен персами). Войско греков состояло из профессиональных тяжеловооружённых воинов-гоплитов, посланных как передовые отряды, пока города собирали ополчение.
    Спартанцы перед боем восстановили старую защитную стену фокийцев (невысокую баррикаду, выложенную из тяжёлых камней), встали перед ней в боевом порядке и заперли проход. Другой дороги выйти к Афинам и Пелопоннесу у персов просто не было. На равнине персы поглотили бы греков, как океан соломинку. Но в узком проходе греческая фаланга была неуязвима с флангов. У греческих воинов-гоплитов были более тяжёлое вооружение и доспехи, длинные копья, круглые окованные медью щиты. Боевой опыт. И главное — ДУХ.
    Ксерк не учёл опасности Фермопил. (Почти одногодок 40-летнего Леонида, Ксеркс был вял, недалёк, бесхарактерен, легко подчинялся чужому влиянию, но отличался самоуверенностью и тщеславием). Приблизившись со своей армадой, он лично послал гонца посмотреть, кто посмел закрыть ЕМУ путь к сердцу Греции. Гонец проскакал до самого прохода. И вернулся назад — никто ему не мешал этого сделать, никто его не преследовал. И привёз гонец "Царю Царей” впечатления странные: сидят на скалах немногочисленные воины, точат о камни свои мечи, причёсывают волосы и украшают головы...
    — Это спартанцы, — пояснили царю. — Они готовятся к смерти. И они будут сражаться до конца.
    — Да они ненормальные! — вскричал Ксеркс. — Как можно остановить мою непобедимую армию?! Поймайте их и приведите ко мне! Я посажу их в клетки и стану показывать всей Азии!..
    Ксеркс послал Леониду приказ: сдай оружие. Спартанский царь ответил знаменитым на всю Грецию "молон лавэ” (приди и возьми!). Наутро Ксеркс атаковал. Началось сражение, которое и вошло в мировую историю как Фермопильское.
    Историки свидетельствуют, что Ксеркс намеренно отправил в первой волне атакующих близких родственников воинов, погибших за 10 лет до того в битве с греками при Марафоне.
    Греки встретили персов (которых эллины называли мидянами) в теснине лицом к лицу. Применив тактику "притворного отступления”, они (организованно и стремительно) разворачивались и контратаковали расстроенные отряды персов. Легко вооружённые и не имеющие строевой подготовки эллинов, воины персидского царя не могли прорвать плотную фалангу греков, укрывшуюся за сплошной стеной больших щитов. Уже перед сумерками в бой пошла личная гвардия "Царя Царей” — "бессмертные”. Но и они отступили после короткой схватки... Ксеркс положил тысячи воинов. И не продвинулся ни на метр. (Как рассказывают, в тот день царь в страхе за своё войско трижды вскакивал со своего трона)...
    да Леонида с персидским наместником.
    Вот, уже в сумерках, к Леониду стремительно подходит начальник его охраны:
    — Мой царь, персидский сатрап Гидарн хочет говорить с тобой.
    — Гидарн, говоришь?
    — Прикажешь его проводить сюда?
    — Нет, он может увидеть наши укрепления. Я выйду сам. Подай мне новый плащ.
    — Кого тебе дать в сопровождение?
    И Леонид произносит слова, которые эхом облетели всю Элладу: "Спартанский царь не нуждается в сопровождающих, чтобы говорить с персом!”.
    Вот они сблизились. Гидарн отделился от группы охранников.
    — Приветствую тебя, Леонид!
    — Привет и тебе, Гидарн!
    — Великий Царь Царей выражает восхищение вашей доблестью.
    — Спасибо. Передай, что сегодня мы заслужим ещё большее восхищение.
    Гидарн: "Вчера мы лишь разведали вашу оборону. Но сегодня начнётся атака, и наши копья и стрелы закроют вас от солнца!”.
    Леонид: "Значит, мы будем сражаться в тени”.
    Гидарн: "Упрямец! На что вы надеетесь?! Сражение вы всё равно проиграете!”.
    Леонид: "Возможно. Но, быть может, к этому времени вы уже проиграете войну”.
    Гидарн: Если вы сложите оружие, Великий Царь дарует вам жизнь! Что же мне передать моему Царю?”
    Леонид: "Передай своему царю — ему я жизни не обещаю!”...
    Казнив бежавших с поля боя, Ксеркс снова атаковал. И снова безрезультатно. Волны атакующих словно разбивались о невидимую скалу. Уже отчаявшись, Ксеркс было хотел отступить. И тут к нему подвели предателя... О, золото мира! Грек предал греков и провёл тысячи персов дикой горной тропинкой в обход Фермопил...
    Обойдённые по козьей тропе сзади, спартанцы бились уже в кольце... Рассчитывая лишь на славную смерть, спартанцы и феспийцы вместе приняли свой последний бой. (Чудеса храбрости показали все воины и особо Дифирамб, в чью честь поколения греков потом пели песни). Здесь пал и Леонид. Окружённым и израненным воинам передали волю Ксеркса: отдайте тело Леонида и уходите. Ответ их был поистине спартанским: "Мы останемся с нашим царём!..”.
    — Я не хочу больше терять ни одного воина! — вскричал Ксеркс. — Лучники! Прикончить их стрелами!..
    Спартанцы недёшево отдали свои жизни: персы потеряли под Фермопилами 20 тысяч убитыми. Как свидетельствует Геродот, пали два сына Дария и два брата самого Ксеркса. В ярости Ксеркс приказал найти мёртвого Леонида и отрубить ему голову. Посадить на кол — пусть видят враги Персии. Леонида похоронили без головы. Потом, уже после битвы под Платеями (когда наголову разгромленные персы бежали с поля боя), голову Леонида передали спартанцам, и они захоронили её рядом с телом.
    ***
    О подвиге спартанцев (спасибо Голливуду, и это совершенно искренне!) вспомнили в 1962 году, когда по миру начал своё победное шествие одноимённый фильм. Воодушевлённые греки-патриоты из Америки прислали даже (в те, ещё голодные для Греции послевоенные годы) вспомощение, на которое в Фермопилах кое-что восстановили.
    Сейчас это — место массового паломничества туристов всего мира. Оно находится под охраной греческого государства и заботливым вниманием греческих учёных.
    В героической теме этой, как всегда в Истории, нелегко отделить "зёрна от плевел”. (В последней версии фильма "300 спартанцев” (года 2007 — с компьютерными эффектами и "стомиллионным” бюджетом), "Царь Царей” Ксеркс уже ГОМОСЕКСУАЛИСТ (а то ли ещё будет!!!).
    Реальность и мифы сегодня переплетены в один узел, в один неразрывный клубок.
    Первый миф. Что в Фермопильском проходе было всего 300 спартанцев. Это не так. Кроме Спарты ещё десять греческих городов-государств послали свои отряды помощи. Тяжеловооружённых воинов-гоплитов здесь сражалось ШЕСТЬ ТЫСЯЧ. Плюс тысячи легковооружённых и вспомогательных единиц. (Общие греческие потери к персидским составили ОДИН воин к ПЯТИ. В сравнении гоплиты греческой фаланги — персы: ОДИН к ДЕСЯТИ!).
    Когда поступил сигнал, что персы уже обходят ущелье и нависает угроза окружения, Леонид приказал уйти из Фермопил ВСЕМ. Не послушались его только феспийцы. "Мы останемся умереть вместе с вами”, — был их ответ. Их было 700. "Ты плохой воин, но хороший ГРЕК! — сказал их полководцу Демофилу Леонид. — Становись за нашей спиной у выхода из ущелья и держись сколько сможешь...”.
    Сегодня на могиле феспийцев восседает бронзовый воин-орёл со сломанным крылом...
    Каждого из 300 тяжеловооружённых спартанцев-гоплитов из личной охраны царя сопровождали — по Геродоту — семь оруженосцев и вспомогательных легковооружённых воинов из покорённых Лаконии и Мессинии. Этих "государственных рабов” называли илотами. Спартанцы всегда использовали их в бою, но никогда не делились с ними славой. (Они были лучниками, метателями лёгких копий и камней из пращи. И все они — до одного — испили чашу смерти и вместе со спартанцами полегли в том последнем бою. Запишем в анналы истории и ИХ подвиг...).
    Второй миф. Что персы быстро прошли Фермопилы. Это не так. Греки задержали армаду Ксеркса в ущелье на 8 дней и успели увести (по приказу Леонида) несколько тысяч воинов других городов-государств, которые и стали (вместе со всей спартанской армией, тегейцами и афинянами) стержнем будущей победы греков под Платеями.
    Третий миф. Что все спартанцы погибли в том последнем бою (поскольку по неписаному закону раненые спартанцы принимали участь остальных и в случае поражения погибали вместе со всеми).
    И это не так. Двое остались в живых. Ксеркс даровал им жизнь. Один вскоре скончался от ран. А другой, Аристодем, стыдясь вернуться в Спарту (потому, что остался жив!), через год под Платеями устремился в бой в первой фаланге. Он бился, как исступлённый, выйдя из рядов, и совершил великие подвиги, ища (как полагали спартанцы) смерти из-за своей вины. И пал на поле брани. И ЛИШЬ ТОГДА в Спарте выбили на мраморной плите имена всех 300.
    Миф четвёртый. О греческом единстве. И это не так. Северная Греция покорилась Ксерксу и (вынужденно) помогала ему. Фокийцы без боя отступили с вершины горы, пропустили персов по тропе и позволили им к утру обойти Фермопилы с тыла. А могли бы атаковать (их было до тысячи). Погибнуть, но задержать...
    Кроме спартанцев, вместе с добровольцами феспийцами (после отхода всех греков из Фермопил) остались и фиванцы. Последние не по своей воле. "Царь Леонид, — прямо пишет в своей "Истории” Геродот, — задержал их силой в качестве "заложников”. Колеблющихся и могущих предать”. (Фиванцы участия в последнем бою не принимали, и Ксеркс их потом "помиловал”). Через несколько веков на защиту своих земляков-фиванцев встал сам великий Плутарх. Он даже написал специальный трактат, где защищает фиванцев. Плутарх грозно назвал свой труд: "Относительно злонамеренности Геродота”. Ни много ни мало!.. Вот вам и древний мир!.. (Справедливости ради стоит сказать, что Геродот писал свой исторический труд (и знаменитую 7-ю книгу о сражении в Фермопилах) в пору вражды Фив с Афинами, поэтому и не упустил случая выставить фиванцев трусливыми...).
    Миф пятый. О предателе. Укоренилась легенда о "диком пастухе, что пас коз в окрестных горах и единственный из греков прельстился персидским золотом”. И это не так. В "Истории” Геродота приведены имена ещё двух других — Онитиса и Коридаллоса, которые вместе с Эфиальтом провели отряд персов горной тропой через Фермопилы. И как ни прятался потом Эфиальт, бежавший из Фессалии, рука судьбы настигла его. Геродот называет имя человека, кто отомстил и убил главного предателя — Афинадис из Трахины. Спарта чествовала его как героя.
    Миф шестой. О божественном величии "Царя Царей”. На самом деле Ксеркс (чьё имя с древнеперсидского переводится как "Царь героев” (!!!) трусливо бросил своё войско и бежал из Греции на корабле. (В последней битве персов под Платеями их ждал полный разгром, здесь пал их полководец Мардоний, смерть которого Геродот прямо назвал "местью за Леонида”). И когда тяжелогружёный корабль Ксеркса стал крениться, грозясь потонуть, он воскликнул своим подданным, указывая усыпанной драгоценными камнями и перстнями рукой на море: "Кто любит своего Царя — докажите это!”. И десятки его подданных (время было такое!) прыгнули за борт в бушующие волны...
    Я ИМЕЛ ЧЕСТЬ ПОБЫВАТЬ В ФЕРМОПИЛАХ, ПОКЛОНИТЬСЯ ПРАХУ и ПАМЯТИ ГРЕКОВ и ПОСТОЯТЬ В ФИЛОСОФСКОМ РАЗДУМЬИ НА ПОЛЕ ИХ ПОСЛЕДНЕЙ БИТВЫ с ПЕРСАМИ ПОД ПЛАТЕЯМИ!..
    P.S.: Мысль (может, и не к месту): если бы немцы взяли Сталинград, Красная Армия не была бы разгромлена и могла ещё отступать хоть до самого Тихого океана. Но война была бы проиграна. Всё решили СИЛА ДУХА и ЖЕРТВЕННОСТЬ победить врага "чего бы это ни стоило...”. Как всё решили сила духа и сами жизни спартанцев, положенные у Фермопил на алтарь ГРЕЧЕСКОЙ ПОБЕДЫ...
    Анатолий.
    Греческая Македония.

    Продолжение  в  следующем  номере.

    Полностью новеллы читайте в журнале.


    Категория: Параллели и меридианы | Добавил: Людмила (19.10.2011)
    Просмотров: 653 | Теги: Анатолий ЕГОРОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz