Воскресенье, 25.06.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Параллели и меридианы

    С. Беккулова. Семь встреч, или Золотое небо Индии
    № 10, 2010

    Сауле БЕККУЛОВА, кандидат искусствоведения

    Зорко одно лишь сердце!
    Антуан де Сент-Экзюпери

    Чтобы узнать Индию, нет надобности совершать дальние переходы чрез безмерные пространства суши и моря. Возможно, и суперсовременные лайнеры — не средство для познания земли с древним, как мир,
    именем "Индия”.
    Вот и теперь, проведя там две недели, а затем пережив массу впечатлений суетной жизни нашей дома, я так и не освободилась от плена магического пребывания в этой стране грёз. А как иначе назвать её, если с первого же момента принятия решения отправиться в Индию начались чудеса? И они продолжаются…

    Встреча первая
    Моя Индия началась в младенчестве. С чтения мамой "Рамаяны” и "Махабхараты”. Потом были индийские песни, фильмы, первый индийский костюм для карнавала.
    Труды Джавахарлала Неру. Рабиндранат

    В саду откровений.
    Тагор. С пронзительной чёткостью вижу: празднично бурлящая толпа, цве-
    ты, в близко проезжающей машине — смуглый человек с девушкой. И го-
    лос отца: "Запомни, это — Джавахарлал Неру и его дочка, Индира”.
    И ещё один стоп-кадр из студенчества. Почтовое отделение возле Ака-
    демии художеств в Ленинграде. Жду звонка. Вызывают, оборачиваюсь и…
    В оконном проёме с сияюще-холодным пейзажем — строгий абрис мону-
    ментальной фигуры. Голову венчает ослепительная чалма. Глаза на тон-
    ком смуглом лице устремлены в никуда. Он видит нечто, не видимое мне…
    Индия и Ленинград. Невероятно… А на душе почему-то теплеет.
    Прежде чем осознать, что мне нужно поехать в Индию, я ощутила, что
    все мысли и знания о ней — только преамбула, главное — впереди. Но
    встреча первая уже состоялась.

    Встреча вторая

    В Дели, залитый солнцем, самолёт прибыл через три часа. Февраль-
    ский полдень, словно наш июньский. До железнодорожного вокзала доб-
    ралась на автобусе. Поезд отправляется через час, но кассы уже закры-
    ты. Здесь некий индиец увлёк меня из здания вокзала на грохочущую,
    звенящую и совершенно чёрную площадь — ночь упала вдруг, мгновен-
    но — и привёл в крошечное турагентство. Светлолицый, красивый, как
    сказочный принц, молодой индиец заверил, что проблемы мои легко и
    тотчас разрешимы. Позже он "обрадовал” меня сообщением, что рейс
    отменён, а вот завтра… Так в 2- часа я оказалась на ночной привок-
    зальной площади всё с тем же провожатым. Такси, пропетляв около часу
    по городу, доставило нас на узкую улочку. Водитель признался, что сум-
    ма оплаты за проезд вдвое меньше названной сопровождавшим меня
    типом. Словом, с гидом я тотчас попрощалась.
    Всю ночь мой "отель” оглашался воплями и песнопениями, звуками
    драки. Счёт оказался втрое выше положенного. Опасения относительно
    железнодорожных билетов росли с каждым часом… Меру моей растерян-
    ности и обиды трудно объяснить словами.
    И всё же в 21 час следующего дня мой поезд отправился в Бангалор,
    увозя от страхов и потрясений предшествующих суток.

    Встреча третья

    В купе замечаю попутчика: белобородый старец, спокойный и доб-
    рый. Это я почувствовала "кожей”. Мелькнула мысль: "Боже, как он похож
    на Тагора!”. Утром увидела его молящимся и медитирующим. Невозмути-
    мо, молча, он предавался своим размышлениям или сну, а я благодарила
    небо за это соседство.
    Однако успокоиться и расслабиться не смогла. Силы поддерживали
    вода и чай. Наконец, поблагодарив и попрощавшись, оставила этот вагон с
    сильно бьющимся сердцем. Вот и Бангалор.
    Знойный полдень с иссиня-фиолетовыми тенями пыльных пальм
    встретил на перроне маленькой станции.
    Раскалённый автобус вместил всех желающих. Тронулись в путь по про-
    сёлочной дороге, вздымая облака пыли, гремя и подпрыгивая на обочинах.
    Все — впритирку друг к другу, и все — довольные. Крошечные посёлки средь жёлто-красной земли и буйной растительности сменялись белёсыми полями с редкими кактусами. Ещё два часа, и мы — в Путтапарти.
    Выпадаю из тесных "объятий” автобуса на площадь автовокзала.
    Смуглый малыш просит вручить ему сумку, медлю, затем сдаюсь. Он
    тотчас утомился (вес сумки — семь кг). Расплатившись, следую в ука-
    занном направлении.
    И вот и вывеска: "Прашанти Нилайам”. Значит, я — у цели.
    Встреча четвёртая

    Многолюдная толпа в ярких одеяниях, словно в немом кино, сколь-
    зила рядом, и никто никого не задевал, не теснил и — удивительно! —
    не раздражал. Подлинная культура — в крови. Никто не кричал на улоч-
    ках, изобилующих восточными сладостями. Каждый нахваливал свой
    товар, но признаков подобострастия не замечалось. Помедлив у входа,
    ступила на территорию ашрама, то есть обители паломников, гостя-
    щих у аватара Саи-Баба.
    Через час оказалась в небольшой комнате четырёхэтажного бетон-
    ного корпуса с тремя соседками из Аргентины. Наверное, мне надо было
    слегка отдышаться после перипетий пути, но случилось иначе.
    Едва отойдя ко сну, проснулась от грохота. Соседки мои бурно обсуж-
    дали "экипировку”, искали что-то в огромных саквояжах, пили чай. Часы
    показывали второй час ночи. В два они покинули комнату, позвав меня с
    собой. Чуть позже последовала их совету.
    Над головой бархатный купол неба сверкал гроздьями близких звёзд.
    Прохладный ветер напоминал ночную Алма-Ату. Мягкий свет струился от
    ночных фонарей, подсвечивающих аллеи с рядами цветочных клумб. И —
    полная тишина.
    Храм — Мандир — был погружён в темноту. К пяти часам стало све-
    тать и сюда последовала цепочка женских фигур, сопровождаемая сева-
    далами — смотрителями храма. Все быстро и бесшумно опустились на
    каменный пол. Наконец, огромное пространство храма, разделённое на
    две половины, для женщин и мужчин — отдельно, осветилось сиянием
    громадных хрустальных люстр. Позднее, когда солнечный свет, набрав
    силу, засверкал на востоке, они погасли.
    Все, собравшиеся в храме и за его пределами, слушали песнопения —
    бхаджаны и подпевали. Звучал индийский язык. Голоса сливались и па-
    рили под сводами, давая сказочное ощущение причастности к чуду. Леп-
    ные украшения, скульптура, драгоценные камни и цветное стекло, резь-
    ба по дереву и ганчу, сияние белого цвета, облитого светом рождающегося
    и расцветающего утра — всё вторило звукам музыки и движению души,
    жадно впитывающей краски и ароматы Красоты.
    Служба длилась, прерываясь, несколько часов. В свете дня с нема-
    лым изумлением обнаруживаю подле себя, кроме индианок, множество
    других женщин, очень разных и чем-то неуловимо схожих. Да, все — в
    сари и босиком, все — нарядные и сосредоточенные, все очень прямо дер-
    жатся. Что же ещё? Цвет кожи, волос? Поняла скоро, с большой радостью и
    волнением. Но не в те утро и ночь. Слишком сильное впечатление притуп-
    ляет разум, а он был опьянён обилием неожиданностей.

    Встреча пятая

    Когда головы всех коленопреклонённых друж-
    но обратились в сторону солнца, я УВИДЕЛА. По
    алой дорожке, легко ступая, двигалась фигура в
    шафранной тунике с огромной шапкой чёрных во-
    лос в сияющем нимбе солнца. Она шествовала бы-
    стро и неторопливо, взмахом тонкой руки привет-
    ствуя и одновременно благословляя собравшихся.
    В воздухе выдохи и всхлипы, лица просветлели и
    исполнились ожидания, восторга и мольбы. Тиши-
    на звенела. А потом Саи-Баба говорил, шутил, брал
    чьи-то письма. И уходил в глубь храма, и возвра-
    щался. И вновь дарил всех улыбкой, удаляясь из
    храма. Те, что сидели совсем близко, шёпотом го-
    ворили потом, что вслед за ним остался неизъяс-
    нимо прекрасный аромат, амбра.
    Аватар Саи_Баба. За порогом храма меня оглушил звон птичьих
    голосов. Пёстрые сари и белые мужские одеяния заполняли просторные
    улицы центра ашрама. И вдруг я заметила так поразившее сходство меж
    людьми, вернее, поняла: это выражение участия, со-радости, со-понима-
    ния, словом, именно то, чего так недостаёт каждому из нас в повседнев-
    ной жизни. Незнакомые люди шли навстречу друг другу и улыбались, со-
    единяя ладони и склонив голову.
    И стало ясно — зачем я здесь. Великая любовь ведёт людей к Свету.
    Познание, Добро, Красота — разве это не составные притяжения Любви?
    И разве итогом познания в конечном счёте не является прежде всего сам
    человек? Так неужели ему мало любви его близких, родных людей, их по-
    нимания и сочувствия?
    Да, я нашла ответ именно здесь, в ашраме Саи-Баба. И мне отнюдь не
    почудился тот драгоценный дар, что оставил Он моей душе, как память и
    наставление, как благословение и наказ. Мне предстоял трудный год ис-
    пытаний "на прочность”, и вся поездка, от первого до последнего дня, ста-
    ла как бы проекцией грядущего на ближайший год. А может быть, жизнь.

    Встреча шестая

    В памятную ночь перед отъездом, в канун главного праздника инду-
    сов — Шиваратри, я с сожалением думала о предстоящем расставании с
    ашрамом, его чудесными людьми из разных уголков земного шара. А на
    рассвете была у храма.
    Масса людей толпилась у входа, затем уселась прямо на траву. Воз-
    дух пропитан ароматами ночи: травы, цветов, воскурений, земли. Жен-
    щина рядом срывает цветок шафрана со словами: "Саи-Баба, прости
    мне этот подарок, я отвезу его дочери”. Потом, обернувшись, добавляет:
    "У нас, во Франции, они тоже цветут”. Отвечаю, тихо смеясь: "Да, и у
    меня, в Казахстане, и по всему миру”. Она улыбается и рассказывает о
    себе: родом из Голландии, зовут Колби, муж и дочь — французы, живёт
    в Париже давно. А сюда приехала впервые в день создания ашрама, 15
    лет тому назад и бывает ежегодно. Показав мне золотой перстень, пода-
    рок Саи-Баба, тихо, заливисто смеётся, и счастье — на её лице. Этот
    смех ведёт меня по ступенькам, через столпотворение "осаждающих”
    вход женских тел, в храм. Такой день! Меж тем прежде, на одной из
    служб со мной заговорила женщина чуть постарше Колби, пленив зре-
    лой красотой и женственностью. Итальянка, из Тосканы, живёт с семь-
    ёй близ Милана, приезжает сюда более десяти лет и черпает силы в
    этих встречах. Грустный голос поведал мне историю жизни, исполнен-
    ной любви и печали. И был жест, поразивший меня: на среднем пальце
    Лидии сверкало широкое кольцо из золота с платиной и бриллианта-
    ми, с изображением лица в центре. "Это — портрет Саи-Баба, его пода-
    рок”, — был ответ на моё изумление.
    Внимание моё с первого дня привлекла высокая, немолодая жен-
    щина с повелительным, низким голосом. Оказалось, она — русская,
    Татьяна, издавна живущая в Милане, владеет свободно всеми европей-
    скими языками. С удовольствием изъяснялись с ней сначала на анг-
    лийском, потом по-русски. Ко всему, они с Лидией оказались соседка-
    ми по номеру. Пригласив в гости, она долго сетовала на мой неприход к
    ней в Милане. Отважилась возразить: "Но ведь мы ещё не были знако-
    мы!”. На что тотчас последовало звонкое: "Это ещё не повод!”. О поездке
    в Италию — разговор отдельный. Но представить себе эту несостоявшу-
    юся встречу тоже было удовольствием.
    При встрече с Колби, уже не удивляясь, поразилась сходству людских
    судеб и проблем, и ещё больше — возможности исцеления от душевных
    травм. Всё так просто и так сложно… А ведь всех этих людей привели сюда,
    как и меня, нехватка любви, недостаток понимания и доброты, стремле-
    ние понять себя и мир! Вот почему кто-то живёт здесь месяцами, годами,
    кто-то остаётся навсегда или надолго, идя в севадалы или обслуживаю-
    щий ашрам персонал, а кому-то довольно ежегодной поездки.
    Мне привелось приехать сюда лишь раз. И удивительно! — словно я
    там продолжаю жить или жила там всегда — такова магия Индии.
    На автовокзал провожала меня сквозь плотную толпу людей, внима-
    ющих трепетным, зажигающим душу звукам голоса Саи-Баба, Таня-мос-
    квичка. Посадив в автобус, долго мешкала, наставляя и благословляя.
    Спутником оказался таллинец, помогший в кромешной тьме выйти из
    автобуса и погрузиться в свой вагон. Поезд был один, но больше мы не
    увиделись, а встреча была подарком.
    Встреча седьмая
    В купе меня ожидал новый сюрприз. Устроившись напротив, три мо-
    лодых индийца так спорили, разыгрывали друг друга и смеялись, что их
    веселье невольно втягивало в орбиту общей радости. Но усталость взяла
    своё, я быстро уснула.
    На рассвете потрясённо смотрела на небо: оно, медленно набирая
    тон, становилось из бледно-жёлтого всё более густым и сочным, став, на-
    конец, совершенно золотым. Это видение длилось и длилось. Пытаясь от-
    влечься на завтрак и обед, приносимые в купе, всё старалась понять, с чем
    может быть связан подобный обман зрения. И, наконец, меня осенило:
    Боже, ведь я знаю это небо по полотнам Гогена! Здесь, на юге Индии — то
    же небо? Значит, никакого вымысла и экзотики не таят картины велико-
    го француза, он видел его воочию, и я, к счастью, тоже.
    На третий день пути спутники мои, осмелев, заговорили, переби-
    вая друг друга, как дети. Все трое — банковские служащие. Все трое —
    на "В”: Винан, Виссант и Вималь. Последний уже объездил мир, был в
    Москве, собирается поехать вновь. Каждый пожелал мне удачи на про-
    щание, радуясь, что Индия мне понравилась. Смеясь, ступила я на пер-
    рон вокзала в Дели.
    Из гостиницы, скромной и чистой, рекомендованной Таней-моск-
    вичкой, ведомая необъяснимой силой, направилась в то злополучное
    агентство, лишившее меня половины средств. Внезапно потеряв само-
    уверенность, мой "принц” спешно вернул деньги с извинениями, в ис-
    пуге разглядывая меня как бы впервые. Тихо, сдержанно укорила его за
    ложь и утрату доверия, которое адресовалось не ему, но его народу, ведь
    он знал, что я в Индии — впервые. Расстались вежливо. А затем я устре-
    милась за подарками для родных. Боже, как это было приятно! И ещё
    один урок усвоен.
    В самолёте моими соседями оказались отец с сынишкой, игравшие в
    карты. К ним в компанию был принят соседский трёхлетний малыш.
    Выигрывая, он строил такие рожицы, так темпераментно стучал по лбу
    своего соперника, восседая на его же коленях, и так они урчали и бода-
    лись головами, что я, беззвучно хохоча, охрипла от слёз.
    В алматинском аэропорту стояла отнюдь не февральская, по-ве-
    сеннему тёплая погода. Меня встретили. И, уже находясь дома, в своей
    комнате, я всё не могла понять, что вернулась, что уже на родине моей,
    столь близкой с Индией, — три часа полёта "Боингом” и полчаса разни-
    цы во времени.
    Во сне я вновь иду в ашрам и мне навстречу двигаются вереницы
    улыбающихся, красивых людей. И сияет золотое небо, небо прекрасной
    земли, живущей в сердце моём. Верю, встреча моя — впереди!
    Категория: Параллели и меридианы | Добавил: Людмила (03.11.2010)
    Просмотров: 716 | Теги: Сауле БЕККУЛОВА | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz