Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Летопись Евразии

    Г. Кудайбергенов. Наш адрес: ни дом и ни улица (окончание)
    № 8, 2011

    Часть III

    Ак  Жаик, Яицкий  городок. Уральск

    Итак, Уральск, в старину Яицкий городок. Вот уже четыре века стоит на берегу реки, которая у казахов никогда своего названия не меняла — Ак Жаик, в то время как русские её вначале называли как и татары и башкиры — Яик. Императрица Екатерина II после Пугачёвского бунта переименовала реку в Урал.
    Моя бабушка и родители, одним словом, старшее поколение, называли город по-своему — "Теке”, в переводе "Козёл”.
    В смутные 90-е годы конца прошлого столетия, когда страну захлестнула эпидемия топонимической "революции”, отдельные реформаторы предлагали переименовать Уральск в Теке, мотивируя тем, что это наиболее правильное решение для восстановления исторической справедливости! Это вызвало гром возмущений, особенно среди потомков яицких казаков, коренных жителей Уральска.
    По моему мнению, старики называли город Теке по одной простой причине. Там был большой базар козьего пуха, а при разговоре они постоянно твердили: "Помнишь на Теке-базаре?”.
    На скудных полупустынных пастбищах с бухарской (азиатской) стороны Урала козы чувствовали себя гораздо лучше, чем овцы. Более неприхотливые, они и размножались быстрее овец. По продуктивности пуха козлы в два с лишним раза превышали коз, посему их и разводили в этих краях. Мясо козлов не употребляли в пищу из-за специфического запаха. С началом весны животных вычёсывали. Пух доводили до необходимых кондиций, многие мастерицы вязали из него платки, и всё везли на Текинский базар, где это добро перекупали оптовики-коммерсанты, преимущественно местные татары, затем перепродавали. Семьями, от мала до велика, вязали пуховые платки изумительного качества, которые легко протаскивали через обручальное кольцо!
    Это уже потом, в середине ХХ века знаменитая певица Людмила Зыкина прославила пуховый платок в популярной песне, правда, под названием "оренбургский”.
    Находясь на оживлённом перекрёстке Европы и Азии, город — свидетель зарождения Евразии. Как научная концепция, евразийство появилось на свет в 1921 году, когда в Софии вышел сборник статей "Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение Евразийства”.
    Зародившись в эмигрантской среде, данное научное направление не получило своего дальнейшего развития именно там, где по логике должно было развиваться. Наиболее сжатая форма евразийства дана князем
    Н. С. Трубецким.
    "Национальным субстратом, который прежде назывался Российской империей, а теперь СССР, может быть вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемая как особая многонациональная нация, и в качестве такой обладающая особым национализмом. Эту нацию мы называем евразийской, её территорию Евразией, её национализм — евразийским. Ведущая роль в данном случае отдавалась территории. Это особый исторический и географический мир, не принадлежащий ни Европе, ни Азии”.
    Если принять данную концепцию за исходную, то, как считал
    Л. Н. Гумилёв: "Большая роль здесь принадлежит наследию, которое досталось от Чингисхана”. Согласно его завещанию, территория, по которой впоследствии кочевали племена Среднего и Младшего жузов, была отдана во владение старшего сына Джучи. Её центром во времена правления сына Джучи хана Батыя под общим названием "Золотая Орда” был бассейн Волги. Регион Старшего жуза был отдан второму сыну Чагатаю, где сформировался Жагатаевский улус.
    По мнению академика В. В. Бартольда, "Культура Золотой Орды опровергает мнение, которое теперь должно быть оставлено. Будто бы культурная отсталость России зависит от монгольского ига, что без него Россия находилась бы на той же степени культуры, как Западная Европа!
    Теперь можно сказать, что именно в период монгольского ига, когда караванные пути проходили через Россию, Россия вступила в более тесную связь и с Востоком, и с Западной Европой. Вступление Новгорода и других городов в ганзейский союз раньше не было бы возможным. Культура при монгольском иге придвигается к России, и если сравнить жизнь московскую с жизнью предшествующих периодов, например, киевского, то увидим большее развитие по сравнению с прежним временем.
    Отсталость России от Западной Европы объясняется тем, что она, будучи православной, не принимала участия в крестовых походах и т. д. На Западе арабские сочинения переводились на европейские языки, а в России православие, заимствованное из Византии, было настолько сильно, что, несмотря на непосредственные сношения с Золотой Ордой и Хорезмом, не было ни одного случая прямого заимствования какого-нибудь восточного литературного памятника и перевода его на русский язык.
    Мы знаем, что были переводы на русский язык некоторых восточных произведений, но эти сочинения появились в России в XIV веке окружным путём, через Западную Европу, и те же евреи, которые на Западе были главными переводчиками между восточной и европейской культурами, переносили эти произведения в Россию”.
    С Уральском, а в те годы Яицким городком, связаны имена грозных атаманов, которые с некоторым перерывом в течение полутора веков были головной болью Власти, вселяя грабежами страх в местах своего пребывания. Их имена в недалёком прошлом романтизировала Власть.
    Свои деяния атаманы совершали под популистским лозунгом: "Я пришёл дать вам волю!”.
    Позже большевики, действуя подобным методом, но под руководством грамотных людей, добились захвата власти, о чём атаманы только мечтали.
    Итак, первый из них Ермак Тимофеевич родился между 1532-1542 г., неизвестно где. Считается донским или волжским казаком, по другой версии — переселенец из Центральной России. Погиб в бою с сибирским ханом Кучумом в 1584 или 1585 году, положив начало освоению Сибири Русским государством.
    Степан Тимофеевич Разин родился около 1630 года. Донской казак, атаман. Предводитель крестьянской войны (1670-1671), совершил с отрядами казацкой голытьбы поход на Волгу и Яик (1667), в Персию (1668-1669). Выдан властям, казнён (четвертован) 4 июня 1671 года в Москве.
    Емельян Иванович Пугачёв родился в 1740 или 1742 году. Донской казак. Под именем императора Петра III поднял восстание яицких казаков в августе 1773 года. Выдан властям. Казнён (четвертован) 10 января 1775 года в Москве на Болотной площади.
    На Руси предусматривались пять видов казней, которые зависели от вида преступления. Четвертование применялось за оскорбление государя, за покушение на его жизнь, за измену и самозванство.
    Имя первого атамана значится среди Ста великих путешественников. Второго и третьего — среди Ста великих авантюристов и Ста великих казней.
    Первые двое — герои популярных русских народных песен. Все они вместе занесены в книгу "500 самых великих людей России”.
    Коротко об их деяниях:
    Ермак Тимофеевич.

    Почему-то мало кто обращает внимание на следующие обстоятельства. Поход Ермака по времени совпадает с эпохой испанской конкисты (завоевание, захват, грабёж) Центральной и Южной Америки. Имена конкистадоров знает весь мир — Бальбоа, Писарро, Кортес, Каседа и другие. По жестокости и коварству ни испанские, ни русские конкистадоры ни в чём не уступали друг другу.
    Не исключаю версии, что Ермак новоиспечённый     православный христианин, потому как с особой жестокостью и цинизмом в течение всего похода относился к местному люду, которые были мусульманами.
    По возвращении с войны (1581) Ермак неожиданно появляется на Каспии и начинает грабить торговые суда. Теснимый правительственными войсками, был вынужден бежать.
    Соединив свои силы на Яике с другим атаманом Иваном Кольцо, вдвоём начали громить Ногайскую Орду, что совершенно не устраивало Власть.
    Казачий круг также отверг эту затею, приняв решение направить отряд в 540 казаков в неведомый доселе Сибирский край, определив Ермака предводителем, Ивана Кольцо и Богдана Брязгу — помощниками, придав им четырёх есаулов. Нашлись, выражаясь по-современному, и спонсоры похода — известный уральский солепромышленник Михаил Строганов и его братья. В 1584 году Ермак завоёвывает Искер — столицу сибирских ханов, стоявший на месте впадения Тобола в Иртыш. Впоследствии здесь возник город Тобольск — административный центр края, откуда организовывались все операции по дальнейшему завоеванию края.
    Покорение Сибири Ермаком красочно и с документальной точностью изображено в известной картине русского художника В. И. Сурикова.
    Главной движущей силой этих завоеваний была "мягкая рухлядь” — меха, коими монопольно торговала Россия в те годы. Одним словом, "бизнес”.
    Подобных стремительных темпов освоения новых земель не знала ни одна из колониальных стран мира.

    Степан Тимофеевич Разин (Стенька Разин).

    После удачных совместных действий с калмыками против ногайцев (1661) его пригласили в Москву. За бунт среди казаков был повешен его брат Иван. За гибель Ивашки Стенька с братом Фролом поклялись отомстить боярам и воеводам.
    В 1667 году Разин, собрав отряд, начал свои грабежи на Дону и Волге. Вскоре напал на караван с хлебом, который спускался в Астрахань из Новгорода. Барки были разграблены. Люди, сопровождавшие хлебный транспорт, подверглись пыткам и были убиты.
    Атаман прослыл колдуном, который одним окриком останавливает корабли, взглядом повергает в оцепенение охрану, от его тела отскакивают пули…
    Всё было продумано и обставлено довольно просто и обыденно — плати дань. Но денег всё равно катастрофически не хватало. "Аппетит приходит во время еды!”.
    Он нападает на Яицкий городок, который не оказывает ему никакого сопротивления. Отсюда Разин совершает опустошительные набеги на крымских татар, ходит "на промысел” к устью Волги против мусульманских купцов. Каспий в то время был морским транзитом Великого шёлкового пути. Своими деяниями атаман наносил огромный ущерб государственной казне.
    В 1667 году из Москвы пришла грамота: "Чинить "происк” над воровскими казаками и не допускать их разбоя в море!”. Напрасно. Теперь уже стрельцы и солдаты с большой охотой перебегали на сторону Разина, нежели воевали против него.
    Вскоре разинцы вышли на море, совершая набеги на персидские провинции вдоль побережья Каспия. Начался самый блестящий период карьеры атамана как морского пирата.
    Опустошив каспийское побережье от Дербента до Баку, корсары достигли порта Решта, губернатор которого открыл рейд пиратам. Разин собирался обосноваться на персидской земле, послав свою просьбу шаху Сафи II, внуку прославленного шаха Аббаса, при котором Персия впервые за тысячи лет стала мощной и независимой державой. Однако переговоры затянулись.
    При Сафи II престиж Персии значительно упал. Шла борьба за власть, усугубившаяся голодом, инфляцией, коррупцией, эпидемией чумы и набегами казаков. Возможно, шах и рассчитывал на Разина?
    Тем временем жители города напали на корсаров и убили 400 казаков. Надо полагать, что на самом деле всё обстояло несколько иначе.
    Пока атаман вёл политические дебаты — торг с посланниками шаха, его подручные вели себя так, как привыкли вести при прежних опустошительных набегах. Не неся строгой караульной службы по уставу в ожидании результатов переговоров, которые их не особенно интересовали.
    Пираты забыли, что находятся в чужом мире, глубоко мусульманской стране со своими нравами, традициями, и поплатились за это сполна. Так жители города ответили нежданным "гостям”.
    Флотилия Разина срочно покинула враждебный порт и жестоко отомстила за свои потери, напав на персидский флот и уничтожив его. Адмирал едва спасся от плена всего с тремя судами, оставив на милость победителю своих сына и дочь, которую Разин незамедлительно превратил в наложницу.
    Похождения пиратов начали принимать опасный оборот. Переговоры провалились. Стенька и его корсары не знали, что делать дальше. Как поступить с награбленной добычей?
    Тем временем, выполняя высочайший указ, астраханский воевода тщательно готовился к встрече с корсарами, выставив 36 судов с 4000 стрельцов.
    Не разобравшись в ситуации, пираты бросились в бой с профессиональными войсками. Потерпев поражение, сдались.
    Следуя инструкции, астраханские воеводы, князья Прозоровские, на переговорах пошли на большие уступки. Пиратам предложили вернуть всё, что они награбили на русской территории. Разгром персидских владений посчитали как ответ за их набеги.
    25 августа 1669 года Разин и его корсары принесли торжественную повинную. Атаман, сложив свою булаву, клятвенно обещал выполнять принятые на себя обязательства, послал в Москву прошение, отделавшись снисходительным выговором.
    Стенька пировал с воеводами, одарив их награбленными в Персии товарами. Бил челом царю городами, отнятыми у шаха. Достиг своей цели — ему позволили вернуться на Дон с остатками добычи.
    В Астрахани пираты вели себя, как подобает вести себя людям их ранга, представ во всём своём великолепии в шелках и золоте. На лодках красовались шёлковые канаты и паруса. Корсары шатались по кабакам в бархатных кафтанах, расплачиваясь драгоценными жемчугами! Вызывая этим всеобщую зависть недавних своих победителей. Главный пират, державший в страхе свою рать, представлялся всюду ласковым, щедрым, великодушным. Воеводы по сравнению с ним казались жестокими, требовательными и строгими к бедному люду.
    Разин настаивал, чтобы ему оказывали царские почести, приходившие к нему должны были становиться на колени, кланяться лбом до земли. Рядом с ним постоянно находилась наложница-персиянка. Её красота и знатное происхождение ещё больше поднимали авторитет атамана, вызывая всеобщую зависть.
    Этим, вероятнее всего, объясняется неожиданный поступок. В разгар пиршества опьянённый вином и страстью Разин бросает прекрасную персиянку в Волгу. Но, скорее всего, это из области легенд.
    Атаман, как и все подобные ему авантюристы, относились пренебрежительно ко всему, в том числе и к человеческой жизни. Возможно, он убил свою наложницу в условиях не столь мелодраматических… В практике были случаи, когда он, присвоив себе роль верховного судьи, приказал повесить за ноги женщину, уличённую в измене, и утопить её соблазнителя.
    Пираты Разина своей разгульной жизнью надоели городу, наконец, ко всеобщему удовлетворению, они покинули Астрахань. По пути на Дон атаман посетил Царицын, где поил своих людей за счёт жителей. Сорвал выкуп у царицынского воеводы.
    После Астрахани Разин проникся сознанием своего величия и могущества. В его резиденцию на Дону стали собираться авантюристы всех мастей, искатели приключений. Наслушавшись молвы о персидских набегах, они с нетерпением ждали новых походов атамана, подливая масла в огонь всеобщего хаоса и неповиновения. Волнения охватили огромный регион от донских степей до Тулы. Начались поджоги усадеб, грабежи, убийства представителей власти.
    Вскоре во главе семитысячного отряда Разин сухопутным путём двинулся к Царицыну. Жители города покорно открыли ворота. Не сдавался один начальник. Башню, где он засел, взяли приступом. Несчастного воеводу с петлёй на шее протащили до Волги и утопили.
    Здесь у Разина возник грандиозный план — подняться по реке, расправиться с воеводами, взбунтовать население и пойти на Москву.
    В это время пришло известие, что к Царицыну направляются войска. Разин, разгадав намерения, наголову разбил их. Военачальников постигла участь царицынского воеводы.
    Теперь атаман, отвергнув первоначальный план наступления на Москву, повернул войска на Астрахань с целью разграбления и правления в южной торговой столице России!
    Умирающего воеводу, который годом ранее способствовал свободе атамана, сбросили с колокольни на крепостные стены. Было казнено более четырёхсот пленников.
    Такая же участь постигла старшего шестнадцатилетнего сына воеводы, которого убили после страшных пыток, чтобы узнать, где хранилась городская казна.
    В ходе мятежа была сожжена вся астраханская флотилия во главе с военным кораблём "Орёл”, спущенном на воду летом 1669 года.
    Россия претендовала на главенствующую роль в геополитике Каспийского транзита, который был основной дорогой доставки шёлка на Запад, а западных товаров на Восток. Флотилия должна была обеспечивать безопасность торговых караванов.
    Захватив город, Разин и его подручные бражничали с утра до ночи, устраивали беспрерывные оргии. В сладострастном экстазе вседозволенности и величия Разин и его разбойники находили новые жертвы для расправы. Атамана неудержимо манила Персия. Однако все переговоры заканчивались неудачно. В ярости он казнил брата своей любовницы, зацепив железным крюком за ребро.
    Город, захлебнувшись в разбоях и крови, медленно умирал. В один из моментов Разин почувствовал, что Москва может собраться с силами — и тогда с нею уже не совладать. Он приказал выступить в поход. Однако время было упущено.
    Разин постепенно начал терпеть поражения. Но авантюрная его натура не знала границ. Тем более, что народные волнения на Дону, в Поволжье и центральной полосе России приобретали громадный размах. Крестьяне убивали помещиков, управляющих имениями, массами переходили на сторону бунтовщиков. Всюду возникали новые отряды восставших, при их приближении городская голытьба бросалась на воевод и их подчинённых, заменяла их избранными атаманами, которые устанавливали новый режим, занимаясь грабежами.
    Надо признать, что в ходе крестьянской войны Степан Разин проявил себя умелым организатором обездоленных масс и руководителем. Однако царские войска, ведомые более опытными военачальниками, справившись с растерянностью и собравшись с силами, решительными действиями стали усмирять разрозненные отряды восставших огнём и мечом с не меньшей жестокостью.
    Отступив вниз по Волге, Степан Разин отчаянно сопротивлялся, прибегая к различным ухищрениям. В частности, распространял слухи, якобы вместе с ним находятся патриарх Никон и царевич Алексей, ставший жертвой бояр.
    В действительности же наследник престола к тому времени умер, а Никон после разрыва с царём ещё в 1658 году оставил патриаршество, церковный собор 1666-1667 годов снял с него сан патриарха, сам же опальный иерарх православной церкви был сослан.
    Тем не менее Степан Разин окружил глубокой таинственностью две старательно оберегаемые лодки его флотилии, в которых за красными и чёрными бархатными драпировками будто бы находились Никон и царевич. Но хитрость не помогла. Из Симбирска Стенька бежит в Самару, где перед ним закрываются городские ворота. Он уже не колдун, уже утратил сверхъестественную силу. Не принял его и Саратов. В конце концов казацкая верхушка выдала Разина царскому правительству, и атаман был казнён в Москве в 1671 году.

    Емельян Иванович Пугачёв.

    "Ужас XVIII столетия” — так охарактеризовала Екатерина II восстание Пугачёва — самое крупное социальное потрясение за 34 года её правления. Родился Пугачёв в станице Зимовейская, где и его именитый предшественник Степан Разин. Будучи донским казаком, участвовал в Семилетней (1756-1763) и русско-турецкой (1768-1770) войнах в чине хорунжего. Затем в течение трёх лет — искатель приключений, авантюрист. Постоянно в бегах. Его хватали. Сажали. Он убегал, скрывался, пока в Яицком городке не сошёлся с идейным единомышленником старообрядцем Пьяновым. Здесь и состоялся их первый разговор, сыгравший решающую роль. Самозванец Пугачёв, действуя умно, осмотрительно, тайно доверился гостеприимному хозяину дома: "Я не купец, а государь Пётр Фёдорович!”.
    Но, как говорится, "шила в мешке не утаишь!”. По доносу его сажают в тюрьму, где он пробыл до конца мая 1773 года. А затем бежал к своим новым единомышленникам. Уже к августу распространился слух, будто бы Пётр III скрывается у яицких казаков. Весть эта, разрастаясь как снежный ком, будоражила умы казаков, в памяти которых был ещё свеж бунт в Яицком городке в начале года.
    Эти события вызвали поддержку и одобрение у всех казаков на Волге, Дону, Тереке, Днепре. А тут нежданно-негаданно объявляется претендент на роль лидера. К нему стали приглядываться местная элита, участники недавнего мятежа.
    Наконец Пугачёв появился в широком кругу как "Пётр III” — со своей "программой”. Смотринами стороны остались довольны.
    Не мудрствуя лукаво, окончательно войдя в свою роль, претендент на императорский трон поведал о посещении Киева-града, Польши. Это понятно и объяснимо, в тех краях он воевал. Но чтобы всех убедить, что он и есть император Пётр Фёдорович, свергнутый в результате дворцового переворота его женой Екатериной, но не был убит в 1762 году, а сумел скрыться, красочно рассказал о многолетних скитаниях, которые якобы и привели его через Египет, Иерусалим, Рим, Царьград на Терек, Дон и наконец в Яицкий городок. Легенда сработала!
    Стремительно развиваясь, события приняли необратимый процесс. В сентябре "Пётр III” в присутствии яицких казаков, калмыков, башкир объявляет Первый манифест, написанный Яковом Почиталиным — секретарём неграмотного Пугачёва.
    "Мудрые” казаки, не имея единства в своих рядах, решили использовать самозванца в своих целях, сделав его фактически своим заложником. Они женили его на 16-летней местной красавице Устинье Кузнецовой. "Молодожёнов” венчал по всем канонам православной веры священник С.Михайлов в Петропавловской церкви. В то время как на Дону у Пугачёва остались жена Софья, сын Трофим, дочери Аграфена и Христина.
    Казаки знали, что "Пётр III” не особенно доверял крестьянам, тем более киргизам-"бусурманам”, как презрительно казаки называли местных степняков-кочевников. По этой причине жалованье в его войсках получали

    Полностью читайте в журнале.
    Категория: Летопись Евразии | Добавил: Людмила (18.10.2011)
    Просмотров: 548 | Теги: Галим КУДАЙБЕРГЕНОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz