Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Летопись Евразии

    Г. Кудайбергенов. Наш адрес: ни дом и ни улица
    № 6, 2011

    Часть I

    Джунгарское ханство

    Название повествования — строка из некогда популярной песни прошлого столетия. Как мне
    представляется, в ней отражена география и топонимика некогда существовавшей и неожидан-
    но исчезнувшей страны…
    Топонимика, видоизменение смыслов, терминов, которые они пре-
    терпевают с течением времени в различных местностях, дают немало све-
    дений и указаний на ход политики, перемещение народных масс и вза-
    имное влияние на этот процесс соседних народов.
    В абсолютном большинстве с детских лет мы любим путешествовать.
    Кто как сможет или кому как повезёт. С возрастом, по мере накопленных
    знаний, жизненной мудрости в результате путешествий возникает масса
    вопросов: "Что, как и почему?”.
    Начав поиски ответов на них, открываешь новые интересные факты. А
    это новый повод для новых путешествий! Воистину: "География — служанка
    истории!”, а история — вечный двигатель познания. А что было раньше?!
    Многое происходит на наших глазах. Меняется Власть. Полити-
    ка. Под неё переделывается, переписывается История. Так было во
    все времена! Но начинается всё почему-то с топонимики. Меняют на-
    звания улиц, площадей, сёл, городов. Может быть, вся причина в том,
    что их менять просто и легко. На переименованиях некоторые про-
    двинутые люди, пребывая в соответствующих комиссиях, самоутвер-
    ждаются в процессе увековечения имён, среди которых нередко зна-
    чатся родичи отдельных "переименователей”…
    Когда я работал в Монголии, много ездил по стране, не переставал удивляться мно-
    гим названиям местностей,гор, рек, озёр, а произнося ихпо-монгольски, чувствовал не-
    повторимый аромат моего родного языка — казахского.
    Оно и понятно. Монголия —пуповина Азии. Здесь возникали многие великие кочевья.
    Монголия — родина тюрок.Свидетельство тому каменные изваяния, с застывшей в
    них изумительной музыкой древнего языка. По мнению филологов —
    хранителем тюркского языка, в наиболее сохранившемся
    виде, является казахский. Что ж, специалистам виднее.
    Тем не менее современный казахский, по моему мнению, слишком
    модернизировался, особенно за последние десятилетия. Появились но-
    вые слова, термины, которых ранее не было и в помине. Особенно много
    сложных образований, где ведущее место принадлежит слову "хана” от
    персидского "хона” — "дом”.
    "Дари-хана” — аптека, "саук-хана” — казино, "зерт-хана” — лабора-
    тория. И пошло-поехало "ханить”.
    Кто остановит подобный новояз? Кому это нужно или выгодно? В то
    время как во всём мире идёт интеграция терминов, мы движемся в другую
    сторону. А как быть в банковской деятельности? Почему бы банк в таком
    случае не переиначить в "Тенге-хана”? Или реформаторы боятся олигар-
    хов-финансистов, что им может не понравиться подобный термин? А как
    быть с компьютерной технологией? С общепринятыми в мировой практи-
    ке терминами в бизнесе, политике? Мы по населению маленькая страна
    — нас всего 16 миллионов.
    Конечно, у реформаторов есть сильные доводы. Например, израильский
    талантливый лингвист Элиэзере Бен Иегуда создал современный словарь ив-
    рита. Но когда он приступил к осуществлению своего замысла, на иврите не
    было даже слова "словарь”. На иврите читали только Тору в синагогах.
    Или Турция. Великий отец турок Мустафа Кемаль выбросил из турец-
    кого лексикона, в отместку, арабские слова, а арабский алфавит, который
    был в Турции государственным в эпоху Османской империи, заменил ла-
    тиницей.
    Но это Израиль, Турция!
    А не проще ли нам издать "Словарь иностранных слов”? Как в Рос-
    сии. Подобным словарём, включающим 20000 слов, пятым изданием ко-
    торого, выпущенным ещё в 1955 году, я постоянно пользуюсь.
    Может быть, имеет смысл призадуматься над синонимами для та-
    ких труднопроизносимых, но столь необходимых и важных слов, как, на-
    пример, "кyкык” — "права”. От подобных рациональных действий филоло-
    гов выиграет всё общество в целом!
    Вернувшись домой, я вновь столкнулся с топонимикой, на которую
    раньше не обращал внимания. Но она, к моему удивлению, нередко была
    монгольской! Откуда всё это? Однажды возникнув, вопрос этот не давал
    мне покоя. Эту тему я впервые осторожно поднял в своей книге "Монголия
    — глазами кочевника”.
    Теперь заново пришлось перелопатить сотни книг, в которых одни
    авторы напрочь отвергали мнение других. Впрочем, так бывает всегда.
    Итак, начнём с топонимики.
    Разложив на столе карту Казахстана, двигаемся по ней с запада на
    восток. Тут не обойти часть территории России.
    Элиста — столица Калмыкии, в переводе с монгольского "песок”. Как
    откровенно, в шутливой форме делился мой друг — пожилой учёный мон-
    гол: "Монголы-кочевники двигались до тех пор, пока не дошли до своих
    любимых песков. Тогда и успокоились: совсем наша земля!”.
    На крайнем западе Казахстана посёлок Сайхин, в переводе "красави-
    ца”. Как поясняют некоторые источники, Чаган, на месте слияния которого
    с Уралом стоит город Уральск, происходит от монгольского "цаган” — "белый”.
    Река Хобда в Актюбинской области. В Монголии на западе страны рас-
    положен красивый город Ховд — центр одноимённого аймака (области).
    В Акмолинской области — знаменитый Кургальджинский заповед-
    ник с сетью озёр, где обитает самая северная в мире колония розовых фла-
    минго, ныне взятый под эгиду ЮНЕСКО. Название происходит от мон-
    гольского "корган дюржин”. Местные охотники и рыбаки показывают ту-
    ристам остатки арыков, прорытых руками. По их словам, на прекрасных
    пастбищах останавливались конники хана Батыя, спрятали здесь клад,
    который многие любители приключений ищут до сих пор!
    Название жемчужины Казахстана "Зеренда” происходит от "дзерен”
    — а это синоним "джейрана” — многотысячные стада этих грациозных
    животных некогда проносились здесь. Они и сейчас пересекают дорогу в
    степях Монголии, когда едешь в овеянный легендами Халкин-Гол.
    Джунгарский Алатау, Джунгарские ворота. Это только незначитель-
    ная часть топонимических названий — наследие Джунгарского ханства.
    Вечного врага казахов. Кто они? Где они сейчас? Испарились! Исчезли!
    Оставив в памяти народной негативные воспоминания. Постоянно подо-
    греваемые идеологами — национал-патриотами, для которых поиск веч-
    ного врага и превознесение собственного имени — своеобразная реклама,
    теперь уже политическая.
    XVI век, первая половина XVII столетия — особое место в истории За-
    падной Монголии.
    Занимая в то время северную часть современной китайской провин-
    ции Синьцзян (Новая граница), джунгары без особого кровопролития за-
    няли огромную территорию в Азии. От Алтая на востоке до Каспийского
    моря на западе. На юге до пределов Индии. Как бы частично восстановив
    империю Чингисхана.
    Пройдя через горный проход в Алтае, который впоследствии был на-
    зван "Джунгарскими воротами”, они начали кочевать по обширным степ-
    ным пастбищам Западной Сибири, левобережью Иртыша, от озера Зай-
    сан до линии современной Транссибирской магистрали (Петропавловск
    — Новосибирск), пока не очутились в низовьях Волги, где образовали Кал-
    мыцкое ханство, подвластное русскому царю.
    Движение на северо-запад было единственно свободным направле-
    нием, освоение которого шло по современной линии Семипалатинск, Пав-
    лодар, Акмолинск, далее на запад. Только этот регион был мало заселён и
    освоен. Оно и понятно. Маловодная сухая степь!
    Движение джунгар на север и восток было закрыто Алтан-ханом —
    их соплеменником, лидером восточных монголов — халхов. На запад путь
    преграждали казахи, которые стремились полностью вытеснить их из
    Семиречья и прилегающих к нему областей.
    До этого периода взаимоотношения кочевников в течение столетия
    были мирными и добрососедскими. Толерантные народы. Широкая душа.
    Добра всем хватает!
    Натиск казахов объясняется просто и обыденно: они тоже испытыва-
    ли, как и соседи, острый дефицит пастбищ. Обстановка в этот период бла-
    гоприятствовала казахам. Объединённые под властью Тевеккеля, они до-
    бились значительных успехов в борьбе против своих главных противников
    — ханов Могулистана (название тюрок Жагатайского улуса, одних из пред-
    ков современных казахов Старшего жуза) и Бухары. Упрочили позиции в
    долине Сырдарьи, овладели Ташкентом. Подчинили себе некоторые ой-
    ратские княжества.
    В этих условиях изгнание джунгар из долины Иртыша было перво-
    очередной задачей. Борьба с переменным успехом длилась почти два века
    до развала и распада Джунгарии, положение которой в это время из-за
    внутренних противоречий было крайне тяжёлое. В мрачных красках ри-
    совалось будущее. Отдельные племена покорятся мусульманам, другие —
    Китаю и Тибету, третьи — России.
    Единственным органом, имевшим возможность хоть как-то регулиро-
    вать внутренние разногласия и сглаживать конфликт князей, был Чулган.
    Чулган — традиционная форма феодальной демократии. Некоторые
    авторы приписывают Чулган наследию Чингисхана "Ясе”. Так называл-
    ся свод законов, игравший заметную роль в общественно-политической
    жизни Монголии.
    История взаимоотношений между кочевыми народами того периода
    нашла отражение в литературе. Особой популярностью среди казахского
    народа пользовался эпос "Козы-Корпеш и Баян-Слу”, имеющий пятнад-
    цать или шестнадцать вариантов изложения.
    История любви проходит по местам многочисленных кочёвок, кото-
    рые говорят сами за себя: Семей, Коканд, Ташкент, Аягуз, Кульджа, Чир-
    чик, Сырдарья, Лепсе, Урджар, Жетысу, Бетпак-Дала, Кар-Каралы.
    Любовь молодых усилена и драматизирована наличием третьего
    "лишнего” Кодара, который был торгаутом, то есть чужаком — ойратом.
    Спустя столетия, в конце ХХ века к теме взаимоотношений кочевых
    народов в новой политико-идеологизированной форме "манкуртизм” вер-
    нулся в одном из своих прекрасных романов "И дольше века длится день”
    писатель Чингиз Айтматов.
    Отмечу, что под различными названиями в художественной и исто-
    рической литературе — ойраты, джунгары, калмыки — значится один и
    тот же народ — монголы.
    Как и почему произошло подобное разделение? Попытаюсь объяс-
    нить. Версия эта не претендует на истину в последней инстанции.
    Ойраты. Здесь необходимо сделать отступление во времени.
    В 1227 году умер Чингисхан. Чувствуя приближение смерти и осоз-
    навая, что она создаст для его близких большие проблемы, видя раздоры
    между старшим сыном Джучи и вторым Джагатаем, он передал власть
    третьему сыну Угедэю — более миролюбивому, терпеливому и менее чес-
    толюбивому.
    Согласно завещанию, его официально должны были провозгласить
    верховным ханом — каганом через три года. До этого периода обязаннос-
    ти кагана исполнял младший сын Тулуй, который жил и кочевал вместе
    со своей матерью, хранительницей семейного очага Бортэ, на территории
    современной Монголии по рекам Онон, Орхон, Керулен.
    По одной из версий, Угедэй принимал пищу только после того, как её
    попробовал младший брат, — во время одной из подобных дегустаций Ту-
    луй был отравлен…
    Ещё при жизни Чингисхан свою империю разделил между сыновья-
    ми: Джучи досталось пространство от Алтая до Волги и Каспия, Джагатаю
    — Средняя и Малая Азия, Тулую — Монголия до Тибета. Угедэй должен
    был руководить всей империей.
    Старший сын Чингисхана Джучи умер ещё при жизни отца. Власть
    была незамедлительно передана его второму сыну Батыю, впоследствии
    сопровождавшему нового верховного хана Угедэя в его китайском походе.
    Власть в империи перешла к Угедэю, а после его смерти к его сыну Гую-
    ку, которого впоследствии сместил сын Тулуя Мункэ с помощью Батыя.
    Это захватывающая интрига борьбы за власть! После удачного китай-
    ского похода, выполняя заветы Чингисхана, монголы двинулись на запад
    во главе с Батыем. В его войсках наряду со старой гвардией — полководца-
    ми Джабе и Субутаем, были многочисленные внуки Потрясателя Вселен-
    ной. В этом походе Батый подружился с Мункэ. В то время как Гуюк, став
    верховным ханом, решил избавиться от них обоих. Он завидовал успехам
    Золотой Орды. Батый, зная это и несмотря на приглашение, не появлялся
    на курултае. А когда он решился на поездку, судьба Гуюка была решена.
    Завершилась эпоха наследников Угедэя. Наступило время наслед-
    ников Тулуя, с чем никак не могли смириться бывшие тронодержатели. В
    конце концов их выслали на запад страны. На то и Власть. Её не дают. Её
    завоёвывают!
    По времени это совпадает с периодом распада правления монгольс-
    кой, или юаньской династии в Китае.
    Переместившись на запад, пассионарии смешались с проживавшими
    там ойратами, приняв при этом их название. Во времена Чингисхана ойра-
    ты, как союз племён, принимали активное участие в его завоевательных по-
    ходах на самостоятельных правах, занимая левый фланг его войск. Отсюда
    впоследствии возникли антоним "дзунгар” (левый) и топоним "Джунгария”.
    "Калмык” — название происходит от тюркского "хальмык”, что озна-
    чает остаток. Возникло в мусульманской среде в XV веке для обозначения
    ойратов, не принявших ислам.
    Русские приняли это название не ранее конца XVI века. В то время
    как сами калмыки приняли его гораздо позже. До этого периода они назы-
    вали себя либо ойратами, либо прежними племенными именами: торгау-
    тами, дорбетами, чоросами, хойтами.
    В армии Чингисхана они составляли отдельные подразделения: тор-
    гауты — дневная стража, охрана ставки; дорбеты — построенные в каре
    (строение пехоты в форме четырёхугольника для отражения кавалерийс-
    ких атак); чоросы — отдельный отряд; хойты — арьергард войск.
    В начале 80-х годов прошлого столетия, когда я работал в Монголии,
    абсолютное большинство в руководстве страны, включая генеральных сек-
    ретарей ЦК, президентов Ю.Цэдэнбала и Ж.Батмунха — выходцы из За-
    падной Монголии (Убсунурский аймак) — дорбеты.
    В 1434 году ойраты напали на восточных монгол, в наказание за то,
    что те занимали прокитайскую позицию. Спустя десятилетие они разгро-
    мили китайские войска, но отказались от захвата Восточной Монголии,
    где к власти вернулись чингизиды. Таким образом, они стали как бы степ-
    ной республикой, отказавшись от имперских амбиций.
    В течение 1452-1455 годов ойраты совершили грандиозный набег на
    запад, после чего на карте Азии исчезла Белая Орда, на месте которой
    сформировались различные племенные союзы, заменившие ханскую
    власть советами князей.
    Приблизительно на это время приходится рождение легенды о про-
    исхождении казахов и казахских жузов: у одного из ханов 32 тюркских
    племён от пленницы родился сын, названный Ала ("пёстрый”). По науще-
    нию старшей жены хан решил избавиться от этого ребёнка и отвёз его за
    Сырдарью, где он был усыновлён каким-то бедняком.
    Спустя годы юноша прославился своими подвигами. Ну чем не "Гад-
    кий утёнок” Андерсена! Добрая молва о нём дошла до хана, и тот решил
    вернуть сына домой.
    Советники хана Котан-бий и Майлы-бий посоветовали послать за ним
    сотню джигитов во главе с его старшим сыном Уйсуном.
    Прибыв на место и подружившись со своим братом, Уйсун отказался
    возвращаться домой.
    На следующий год был послан второй сын, который тоже не возвра-
    тился. На третий год был направлен младший сын Алшын, но и тот тоже
    остался в тех краях.
    Объединившись, братья принялись нападать на соседей, и их за дер-
    зость стали называть казахами, то есть "свободными”, "вольными”, как
    отделившимися от своего рода-племени.
    Брошенного ханом сына Ала братья, подняв на белой кошме, избра-
    ли своим ханом, дав ему имя Алаш.
    Уйсуну выделили верхнее течение Сырдарьи, второму брату — сред-
    нее, Алшыну — нижнее. Примечательно, что имена сыновей хана Уйсун и
    Алшын совпадают с названиями крупных племён Старшего и Младшего
    жузов.
    Легенды не возникают просто так, на пустом месте. Вспомним хотя
    бы легенду о Трое.
    Таким образом, после распада Белой Орды племена вернулись к идил-
    лии, утраченной в XIII веке, периоде формирования мировой империи —
    своеобразной глобализации, говоря современным языком, принялись за
    реставрацию дочингисовских социальных структур, при сохранении эт-
    нических норм в среде кочевников.
    Теперь сил хватало лишь на междоусобицы и взаимные набеги, но не
    на завоевания, какими бы заманчивыми они ни были.
    С позиции социальной истории эти изменения, произошедшие в Ве-
    ликой степи, следует рассматривать как регресс, поскольку восторжество-
    вали традиции родоплеменного строя.
    Пользы номадам от этого было мало. Межплеменные войны сопро-
    вождались постоянным угоном скота — нарушением экономики как у по-
    бедителей, так и у побеждённых. Молодёжь занималась не созидатель-
    ным трудом, а бессмысленным кровопролитием. В социально-экономи-
    ческом аспекте кочевой мир сделал шаг назад!
    Началом официальных русско-джунгарских отношений считается
    1607 год, когда в г. Тару прибыла делегация, которая просила у русского
    правительства разрешения кочевать вверх по Иртышу и оберегать от на-
    бегов казахских ханов.
    В ответ было заявлено: "Не приняв русского подданства, они не име-
    ют права кочевать и должны эту территорию покинуть. Если же они при-
    сягнут на верность царю, это право им будет дано”. После падения Кучум-
    ского ханства, благодаря стараниям Ермака Тимофеевича, большая часть
    Западной Сибири принадлежала уже русскому царю.
    К этому периоду положение джунгар стабилизировалось после их по-
    беды над восточными монголами и казахскими ханами.
    К середине второго десятилетия XVI века все влиятельные князья
    Западной Монголии приняли ламаизм.
    Но это никак не отразилось на политическом положении религии в
    светской жизни, где власть была сосредоточена в руках единодержавного
    хана. По этой причине в дальнейшем ни в Джунгарском, ни в Калмыкском
    ханствах не сложилось централизованной организации ламаистской цер-
    кви, подобно той, которая возникла на востоке Монголии.
    Тем временем из-за внутренних распрей часть джунгарских князей
    всё больше и больше проявляла интерес к огромному и богатому пастбища-
    ми региону между Волгой и Аральским морем, именуемому Ногайской сте-
    пью, которая тогда была малообитаемой. Летом и осенью она превраща-
    лась в арену взаимных набегов кочевников с целью угона скота друг у друга.
    Её бескрайние просторы могли полностью удовлетворить потребнос-
    ти в пастбищах, обеспечив независимую и спокойную жизнь. Политичес-
    кая обстановка не препятствовала их планам, тем более что в тот регион
    джунгары уже многократно хаживали, знали все пути-дороги.
    К началу XVII века произошло окончательное разделение ойратс-
    кого общества, часть которого численностью около четверти миллиона
    человек под руководством хана Хо-Урлюка начала откочёвку в район
    Поволжья.
    Двигались номады медленно. Торопиться им было некуда. Люди не
    проявляли особого желания покидать родные края.
    Даже в XXI веке трудно представить себе картину одновременного
    конно-пешего передвижения четверти миллиона человек по огромной бес-
    крайной степи с юго-востока на запад Казахстана на расстоянии несколь-
    ких тысяч километров по тылу и фронту.
    Помимо людей — это и несколько миллионов голов различных видов
    скота: овец, лошадей, верблюдов.
    Всех их надо было охранять, оберегать, заботиться круглый год. Так
    что по времени кочевье длилось не меньше десятка лет, если не больше.
    Постоянная боевая готовность, разведка, дозор. Тем не менее люди
    двигались. Какая идея владела ими?
    Понятно, места эти были им хорошо знакомы. По пути ойраты спо-
    койно переправились через несколько десятков мелких и средних рек, а
    также преодолели крупные водные преграды: Эмбу, Урал, Волгу. Они и
    раньше бывали в ногайских степях, но, отдохнув на джайляу, возвраща-
    лись домой в Джунгарию.
    Теперь, став калмыками, они двигались на запад, по всей вероятнос-
    ти, не сомневаясь, что покидают родные края навсегда.
    Но у истории свои законы. Пройдёт полтора века, и большая часть из
    них вернётся на "землю обетованную” — в Джунгарию. Подобно евреям,
    бежавшим из египетского плена. Не ведая и не гадая, что на некогда исто-
    рической родине калмыки попадут под геноцид. Как, впрочем, зачастую
    бывает с возвращенцами.
    Зная храбрость, отвагу и преданность калмыков, русская власть ис-
    пользовала их на службе в ратных делах на новых землях.
    Для повышения статуса, карьерных интересов калмыков — тради-
    ционных кочевников — стали приучать к оседлости. В 1737 году с нача-
    лом организации Астраханского казачьего войска был создан отдельный
    полк из числа крещёных калмыков.
    Спустя почти два века из их потомков выйдет командарм 2-й Конной
    армии, кавалерист, военачальник, генерал-полковник, Герой Советского
    Союза Ока Иванович Городовиков.
    Интенсивное освоение степных пространств и их заселение, в том
    числе немецкими колонистами (Визенталь, Сарепта) ещё до известного
    манифеста Екатерины II, привело к значительному сокращению пастбищ
    и изгнанию с них калмыков.
    В борьбе за власть среди калмыцкой элиты усилились внутренние
    противоречия, подогреваемые коррупцией, произволом, взяточничеством
    и вседозволенностью русской администрации, что сыграло на руку "пат-
    риотам” Великой Джунгарии, откуда в своё время бежали калмыки.
    В 1770 году 30 тысяч юрт под руководством хана Убаши двинулись из
    междуречья Урала и Волги к другой реке на востоке — Или.
    Чтобы вернуть бежавших на прежние места жительства, губернатор
    Оренбургской губернии И.А. Рейнсдорп дал приказ хану Нуралы — лидеру
    Младшего жуза, принять все меры для возвращения калмыков — с правом
    сражаться и пользоваться награбленной добычей. Аналогичную команду
    получил хан Средней Орды Аблай.
    Это было излишним. Поскольку каждый казах рвался в бой с калмыка-
    ми и… грабить их. Впрочем, это аксиома всех войн! Победителей не судят!
    Вся степь от реки Урал до китайской границы с нетерпением ждала
    возвращавшихся калмыков с их жёнами, детьми, стариками, имуществом,
    многочисленными стадами животных, а те пребывали в ожидании встре-
    чи с мифической родиной.
    В помощь казахам были брошены регулярные войска из района
    Орской крепости под командованием капитана И.Рычкова. Погоня эта
    описана им в книге "Дневные записки путешествия по Киргиз-кайсац-
    кой степи”.
    Войсковая погоня не удалась. Измученные от голода и жажды солда-
    ты начали опухать от болезней, лошади сбивали копыта, начали падать.
    Возле гор Улытау войска с большими потерями вынуждены были вернуть-
    ся по современной линии Караганда — Кокшетау — Троицк в Россию.
    А каково было бегущим калмыкам, которые во враждебном окруже-
    нии день ото дня всё более удалялись от мест недавнего обитания? Невоз-
    можность остановить их становилась всё очевиднее.
    Избавившись от казахов, калмыки оказались в руках киргизов…
    В общем, калмыцкий хан Убаши вступил на землю "обетованную” не
    как её владелец, каковым он мечтал быть, оставляя Волгу и Урал, а в виде
    униженного подданного, спасающего собственную жизнь.
    Число приведённых калмыков в Джунгарию — а теперь в Китай, со-
    ставило меньше половины от первоначального откочевания. Таков печаль-
    ный итог ностальгии по Родине!
    За Волгой калмыков осталось всего 13 тысяч юрт. В октябре 1771 года
    было ликвидировано Калмыцкое ханство. Оставшихся передали в веде-
    ние Астраханского губернского правления. Крещёных калмыков, живших
    на Дону, зачислили в число донских казаков.
    11 марта 1801 года указом императора Павла I по представлению гу-
    бернатора Астраханской губернии К.Ф. Кнорринга земли, покинутые кал-
    мыками, были переданы внуку Абулхаир-хана султану Букею. Позже эту
    местность назвали "Букеевской Ордой”.
    Спустя полтора века декретом ЦИК и СНК была создана Калмыкская
    автономия в составе РСФСР. В 1927 году её столицу из Астрахани переве-
    ли в Элисту. С декабря 1942 года по январь 1943 года Калмыкия находи-
    лась под гитлеровской оккупацией, за что жестоко поплатился народ, об-
    винённый в пособничестве врагу. (Хотя такие факты действительно име-
    ли место). Калмыков выслали в Казахстан, Среднюю Азию и Сибирь. А их
    автономия была упразднена и восстановлена лишь в 1957 году!
    Вот такими иногда трагическими и жестокими бывают зигзаги ис-
    тории, которые всегда надо помнить.
    В результате распада одного ойратского образовались два ханства:
    Джунгарское на востоке и Калмыцкое на западе.
    Теперь необходимо пояснить, что представляла собой Ногайская Орда,
    Ногайская степь, куда в начале XVIII века держали свой путь калмыки, —
    под именем ногай обитал тюркоязычный кочевой народ исламской веры.
    Ногайская Орда — крупное государственное образование, возникшее
    на западе территории современного Казахстана, в ходе распада Золотой
    Орды оно состояло преимущественно из мангытов.
    Во второй половине ХIII века мангыты входили в состав владений вре-
    менщика Золотой Орды Ногая, отсюда и название "Ногайская Орда”.
    Основная её территория находилась в степях между Волгой и Ура-
    лом, центром которой был город Сарайчик в устье реки Урал. Спустя годы
    кирпичи Сарайчика были использованы купцом Михаилом Гурьевым при
    строительстве одноимённого каменного городка взамен деревянного ост-
    рога. Ныне это город Атырау — нефтяная столица Казахстана.
    Нанеся сокрушительное поражение хану Золотой Орды Тохтамы-
    шу в 1396 году, Хромой Тимур не сумел окончательно сломить Орду. Он
    оставил на её теле "занозу” в лице верному ему мангыта, мурзы Едигея,
    ставшего фактически "правителем дворца” и всего Джучиевого улуса и
    возводя на роль новых лидеров поочерёдно его правителей. Едигей —
    основатель Ногайской Орды.
    Политическая и экономическая власть после его смерти находилась
    в руках мангытов — потомков Едигея, и наследовалась в порядке родового
    старшинства.
    Существовала традиция, по которой без согласия потомков Едигея
    возведение ханом кого-либо из чингизидов на территории владения счи-
    талось недействительным.
    Племена, населявшие Ногайскую Орду в процессе её распада, не-
    посредственно участвовали в сложном этническом процессе формирова-
    ния казахов Младшего жуза. В период правления Едигея ногайцы выш-
    ли из состава Золотой Орды, позже от неё отделились Крымское и Астра-
    ханское ханства.
    Борясь за свою независимость, они были постоянными врагами Зо-
    лотой Орды, её столица Сарай пала в 1480 году, в чём абсолютно не были
    заинтересованы русские князья. Это было делом рук ногайцев и крымцев.
    Пассионарность к этому периоду окончательно и бесповоротно пере-
    местилась к Москве. Древняя Русь стремительно превращалась в Вели-
    кую Россию, в то время как в Орде вооружённые до зубов воины различных
    племён в кровавой борьбе за власть вырезали друг друга. Простой люд, не
    желая кровопролития, хлынул в Русь, чтобы служить великим князьям за
    скромное жалованье.
    Это означало необратимый конец Орде. Москва стала стремительно
    превращаться из княжества в царство. По всеобщему признанию, выход-
    цы из Орды в XV веке были лучшими в мире специалистами по конному
    строю и манёврам. Эти рубаки и конные стрелки были для русских людей
    чужими, но они женились на русских женщинах, их дети и внуки стано-
    вились россиянами.
    Не прошло и века, как Иван Грозный в 1552 году начинает кампанию
    и завоёвывает Астраханское и Казанское ханства. Всё Поволжье до Кас-
    пия было присоединено к России. Мусульмане впервые становятся рос-
    сийскими подданными. Астрахань, более известная в хрониках того пе-
    риода как Хаджи-Тархан, была взята без боя.
    Ногайская Орда, снижая свои непомерные амбиции, постепенно ус-
    танавливает торгово-экономические и политические связи с Русским го-
    сударством.
    Для защиты Волжского торгового пути и распространения русского
    влияния на восток в 1586 году основана Самара, в 1589 — Царицын, в
    1590 — Саратов. Одновременно со строительством городов-крепостей даль-
    новидно и предусмотрительно следом наступала идеология с целью по-
    всеместной христианизации края.
    В 1586 году в Астрахань прибыл игумен Кирилл, основавший первый
    монастырь — Троицкий.
    В 1596 году на Яике был основан Яицкий городок. Кочевавшие там
    ногайцы были приняты в русское подданство. Городок возник не на пус-
    том месте, а на месте коша. Название говорит само за себя, кош с тюркско-
    го — "кочевье”.
    Вот что написал об истории происхождения народа, который стал
    именовать себя яицкими казаками, посетивший Яицкий городок в 1778
    году член-корреспондент Петербургской академии наук П. И. Рычков, от-
    давший много сил изучению этого края.
    История эта привлекала А. С. Пушкина, когда он собирал материал о
    Пугачёвском восстании, и во время написания "Капитанской дочки”.
    П. И. Рычков слышал эту историю из уст войскового атамана Андрея Бороди-
    на, тот от своего предшественника, а он от своей бабушки. В годы её молодо-
    сти, когда ей было двадцать лет, знавала она престарелую женщину-татарку
    по прозванию Гугниха, которую взял в жёны первый атаман края, донской
    казак Василий Гугня — вот от них и берут своё начало яицкие казаки.
    Несомненно одно и самое главное: народ, живший в этих краях, явля-
    ется основой, от него произошли яицкие казаки.
    Как мне представляется, в те далёкие годы практически невозможно
    было заполнить огромный степной край беглыми крестьянами из малооб-
    житой центральной полосы России, тем более с её севера. Эта возможность
    появилась гораздо позже при грандиозных реформах и наличии техни-
    ческих средств (П. Столыпин, И. Сталин, Н. Хрущёв).
    Тем более, всего лучше и проще прибегать к услугам местного народа,
    который к тому же не был фанатически религиозен. Православие давало
    ему огромный материальный и моральный шанс в улучшении жизни.
    Медленно, шаг за шагом на службу стали призывать местный люд,
    который стал отходить от своего народа, превращаясь в государственных
    служащих. Их обязали принимать присягу, они получали денежное до-
    вольствие и другие льготы.
    Главной движущей силой при этом было принятие православия. При
    этом после крещения давалось новое наименование "казак”, означавшее
    не степное сословие, а участник казачьего войска.
    С Яицким городком, ныне Уральском, связаны имена грозных ата-
    манов-казаков, которые, вначале служа империи, спустя некоторое вре-
    мя превращались в головную боль Власти. Так продолжалось в течение
    полутора веков. В местах своего пребывания атаманы наводили страх и
    ужас, занимаясь грабежом и насилием. Впрочем, это типичная черта для
    всех смут. Но об этом позже.
    После откочёвки в низовья Волги ойратами, как уже упоминалось,
    было основано Калмыцкое ханство.
    Москва разрешила им свободно кочевать, защищать новые земли от
    недругов. Шла навстречу в вопросах торговли, требуя в обмен принятия
    русского подданства и обязательства служить русскому царю — вечно и
    неотступно.
    Тем более, с самого первого периода переселения калмыков в Повол-
    жье они во главе со своим ханом Хо-Урлюхом неоднократно пытались ов-
    ладеть Астраханью, а до этого на город ходили походом ногайцы.
    Оставив в покое калмыков, обратим внимание на джунгар, которые
    занимали огромные степные пространства южной и западной Сибири,
    Восточного Туркестана, непосредственно соприкасаясь с границами на-
    бирающей силы и мощь молодой России и Китая.
    1635 год считается годом образования Джунгарского ханства с лиде-
    ром Эрдэни-Батур-хунтайжи. Годы его правления — стабильность, кото-
    рая позволила ему в сентябре 1640 года (сентябрь — лучшее время года в
    этом регионе) провести в Тарбагатае всемонгольский съезд ханов и кня-
    зей, куда съехались лидеры Восточной, Южной, Внутренней Монголии,
    Джунгарии, Калмыкии.
    На съезде был принят ряд документов. Участники съезда торжествен-
    но поклялись выполнять принятые обязательства. Вот некоторые из них:
    — обеспечение внутреннего мира. Невмешательство во внутренние
    дела друг друга;
    — урегулирование старых споров, взаимных претензий, постоянно
    таивших в себе угрозу военных конфликтов и междоусобных войн;
    — предусмотреть меры борьбы против внешнего врага, вплоть до при-
    менения смертной казни;
    — к лицам, которые, узнав о неприятельском вторжении, не сделали
    всего необходимого для широкого оповещения о возникшей опасности (пре-
    дательство);
    — к лицам, не явившимся по вызову на место сбора для участия в
    походе (дезертирство), кто не оказал помощи в бою князю.
    Съезд решил предать забвению взаимные претензии, возникшие до
    1628 года — периода отделения калмыков от джунгар.
    Был узаконен ламаизм как официальная государственная религия.
    Второй всемонгольский съезд состоялся спустя почти полвека, на него
    ханы съехались от Джунгарских ворот до Большого Хингана, от Хэнтэйс-
    ких гор до Гималаев, от Лхасы до Пекина. Прибыли и калмыки с Волги.
    Этот съезд старательно готовил и Тибет от имени Далай-ламы V, Пекин от
    имени императора Поднебесной Кан-си — с целью примирения монголь-
    ских ханов и признания их величия.
    Каждый хан имел свою ставку с белой юртой в центре. По утрам и
    вечерам над юртами висел сытый мясной дух. Слуги бегали от телег к
    юртам своих повелителей, волоча тяжёлые бурдюки с кумысом. На ханс-
    ких столах впервые появились экзотические напитки: китайская и рус-
    ская водка. Несмотря на мирный тон съезда, где на устланных мягким
    войлоком и звериными шкурами кого-то с кем-то мирили-примиряли, воз-
    никла и первая заминка — кого, где и с кем рядом посадить. Тем не менее
    по завершении курултая все монгольские лидеры торжественно провозг-
    ласили: "Отныне клянёмся жить в вечном мире!”. Однако не пройдёт и
    года, как эти слова останутся "гласом вопиющего в пустыне”.
    Таким образом, идея объединения — как воздух — витала в монголь-
    ской среде. Самое главное, под чьим и каким знаменем? Вот в чём суть
    проблемы!
    Оставив монголов, вернёмся к взаимоотношениям джунгаров с казахами.
    Локальные стычки между номадами всегда происходили за среду
    обитания, даже среди единоверцев. А тут появляются джунгары, и теперь
    это уже не только территориально-экономические, но и политические вой-
    ны: разные религии — ислам и ламаизм.
    Первая война казахов с джунгарами произошла в 1630-е годы, вто-
    рая — в 1643, третья — в 1651-1652 гг.
    Если в конце XVI и начале XVII веков объединённым казахским пле-
    менам противостояли разрозненные малосильные ойратские княжества,
    которые постоянно терпели поражения, то с организацией единого Джун-
    гарского ханства положение круто изменилось.
    Казахи, разобщённые после смерти хана Тевеккеля, в борьбе за власть
    противостояли друг другу. А для победы над своим соперником стали при-
    бегать к помощи ойратских князей, что было на руку джунгарам.
    В третьей войне отличился 17-летний Галдама — племянник джун-
    гарского хана Галдана, который в единоборстве победил казахского хана
    Джангира, что и решило исход сражения.
    Спустя столетие правнук Джангира султан Аблай отомстит за своего пред-
    ка, поставив окончательную точку в вековой борьбе… Но это произошло потом.
    После этой битвы джунгары шаг за шагом теснили казахов, облагая
    побеждённых данью.
    По завещанию Чингисхана, они не вмешивались в духовную жизнь
    подвластного им народа. Как это было раньше и на Руси.
    Там, где у власти стояли духовные лидеры мусульман — хаджи (Тур-
    кестан, Средняя Азия), их не свергали. Установив вертикаль власти, джун-
    гары оставляли своего наместника с отрядом войск.
    Недолго продолжалось относительно мирное сосуществование между
    джунгарами и казахами. Война между ними в 1698 году положила начало
    новой полосе вооружённых столкновений, следовавших одно за другим.
    Формальным поводом для начала этой войны, по мнению джунгарс-
    кого хана Цэвен-Рабдана, стало вероломство казахского хана Тауке, кото-
    рый обратился к нему с просьбой помочь освободить его сына, взятого в плен
    его предшественником и отправленным к Далай-ламе в качестве подарка.
    Добившись освобождения, Цэвен-Рабдан отправил ханского сына в
    сопровождении 500 воинов, которые по прибытии были ограблены, уби-
    ты, взяты в плен (повторение отрарской истории, когда послы Чингисха-
    на были перебиты Кадыр-ханом, наместником хорезм-шаха).
    Затем люди Тауке-хана напали на караван, в котором везли в Джун-
    гарию с берегов Волги невесту Цэвен-Рабдана, дочь калмыцкого хана Аюка.
    Ограбили купцов, возвращавшихся из России с товаром.
    Браки между верхушками Джунгарии и Калмыкии служили сред-
    ством для достижения более широкой цели — взаимной военной поддерж-
    ки, возвращению калмыков с Волги в Джунгарию.
    Россия внимательно следила за подобными связями, стремясь со-
    хранить над ними контроль. Главное — не дать им объединиться.
    Как отмечает знаток истории, географии и этнографии казахов, ко-
    торый, по мнению Ч. Валиханова, является "Геродотом казахского наро-
    да”, А. И. Левшин: "Если бы джунгары, уже давно покорившие Большую
    казачью орду и имевшие аманатов от всех знатнейших султанов Средней
    орды, соединились бы по родству и с Меньшею ордою, тогда всё население
    земель, начиная с нынешних западных владений Китайской империи до
    северной части Каспийского моря, двигалось бы по мановению одного по-
    велителя, и граница наша от верхнего Иртыша до устья Урала могла бы на
    всём протяжении своём подвергнуться нападению в один и тот же день”.
    В данном случае А. И. Левшин имеет в виду достоверный факт, когда
    хан Младшей орды Абулхаир тайно послал к джунгарскому хану Ламе-
    Дорже несколько доверенных лиц с предложением выдать за него замуж
    свою единственную дочь Зулейху. Однако этому не суждено было сбыться.
    Произошло убийство хана Абулхаира, Ламы-Доржи и юной красавицы.
    За весь период существования Джунгарии ею правили восемь ханов.
    Если первые четыре правили государством в период её расцвета и могуще-
    ства от 18 до 30 лет каждый, то последний квартет в пору её развала — не
    более четырёх лет каждый из них!

    Категория: Летопись Евразии | Добавил: Людмила (09.09.2011)
    Просмотров: 632 | Теги: Галим КУДАЙБЕРГЕНОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz