Суббота, 24.06.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Философские беседы

    З. Мукашев. Содержательная логика как оппозиция марксизму'ленинизму
    Зия Аташевич МУКАШЕВ
    родился в 1925 году. Участник Великой Отечественной войны. Награждён орде'
    нами и медалями. Заслуженный работник высшей школы Казахской ССР. Автор
    более ста публикаций. Среди них наиболее значимые: "К. Маркс и марксизм'
    ленинизм”, "Очерки социальной философии Ф. Достоевского”, "Лики добра”,
    "Женские образы культуры”, "Гримасы массовой культуры”, "Преемственность
    как момент развития и всеобщей связи”, "Оппозиции процесса познания”, "Ре'
    лигия и женщина” и др.
    В № 5 "Нивы” за 2009 г. опубликована статья З. Мукашева "Космонавты —
    новая историческая общность”.

    Большая часть современного населения Земли индифферентно относится к
    философии. А редкие индивиды, как'то пытающиеся ею заниматься, вызывают
    презрение остальных как экстравагантные типы, которые стараются мудрство'
    вать по'пустому. Вообще трудно назвать такие периоды истории в целом или
    отдельных стран, когда философия становилась актуальной областью сознания
    всех или большинства людей. В истории религии, искусства и даже в истории
    науки нередки периоды широкого увлечения ими населением той или иной стра'
    ны. Религия вообще массовое сознание. Не то философия. Сама по себе история
    философии свидетельствует о жёсткой борьбе философских течений, систем, от'
    дельных мыслителей при решении ряда значительных проблем. Но внутренняя
    философская борьба очень слабо отражена в разного рода массовых запомнив'
    шихся исторических социальных движениях. Говорят, что философы, как пауки,
    заключённые в тесную банку, грызут друг друга так, что в результате остаются
    лишь жалкие остатки, обрывки того, что претендовало на всеобъемлющие тео'
    рии. Это суть свидетельства недюжинных страстей философской борьбы, кото'
    рые скрыты на молчаливых страницах мало кому известных фолиантов. Мало
    кто знает, что философская полемика освещает существенные проблемы челове'
    ческой трагедии, ведь обыватели искажают философию, приписывая некоторые
    ходячие бессмысленные словесные выражения тому или иному мыслителю. При'
    чём и в этих случаях они стараются блеснуть своей оригинальностью и глубиной
    мысли. Философия всех обывателей, в лучшем случае, сводится к сумме мнений.
    Особенно антифилософична массовая культура, господствующая в совре'
    менном мире. Индивиды, формируемые ею, в конце концов становятся бездумны'
    ми потребителями наличного бытия. Они поглощены стремлением к комфорту и
    уже потому не нуждаются в философии. Так же, как не нуждаются они ни в рели'
    гии, ни в искусстве или нравственности. Компенсацией духовной нищеты, иллю'
    зиями на духовность в парадигмах массовой культуры строятся различные сурро'
    гаты философии в виде постмодернизма, постпозитивизма и многих других "из'
    мов”, напяливающих на себя одежду из остатков терминологии былых философ'
    ских систем. Но и это всё для широкой публики не привлекательно. О подобного
    рода философских претензиях знают только лишь некоторые учителя.
    Анализ причин, породивших такую ситуацию безразличия к философии, уве'
    дёт в дебри вопросов, часто не решаемых вообще, и лишь для частичного проясне'
    ния дела можно ограничиться напоминанием открытия К. Маркса о том, что жи'
    вые индивиды являются реальной предпосылкой истории. Они становятся творца'
    ми исторического процесса при условии активного или пассивного участия в том
    уровне общественного развития, которого достигли социальные процессы.
    Сумма индивидов синтезируется в зависимости от преобладания того или
    иного вида исторической деятельности в особые общности в виде племён, наро'
    дов и наций. А теперь складывается новая историческая общность — космонав'
    ты. Короче, индивиды всего лишь чистая потенция социального бытия, и эта
    потенция актуализируется при действии объективных законов общественного
    развития. У индивидов всегда есть возможность быть лишь массой людей, объе'
    динённой внешней силой социального пространства и времени.
    В этом контексте вспоминается утверждение американского писателя
    Р. П. Уоррена о том, что в дерьме и крови рождается человек и идёт к смердящему
    савану. Достаточно чуть'чуть подняться над натурализмом, и станет ясно, что
    он прав. Собрание мифов, сказаний, легенд, религиозных догм, политических
    доктрин и ещё много другого, короче, вся ложь и есть дерьмо и кровь, составля'
    ющие атмосферу индивидуального бытия.
    Но наряду с этим активная деятельность индивидов в системе обществен'
    ного организма создаёт тонкие механизмы дистилляции — общественную прак'
    тику, в горнилах которой кристаллизуется истина. В этом процессе человек идёт
    не к смердящему савану, а к сияющим вершинам науки и философии. Именно в
    общественной практике рождается человек. Он результат действия законов ди'
    алектики, а это синтезируется в совпадении диалектики, логики и теории по'
    знания, как писал великий Гегель.
    Поскольку индивиды являются предпосылкой общественных отношений, они
    причастны ко лжи и невежеству, но в этом дерьме не ограничивается их жизнь. Они
    поднимаются над ним, создавая основы общественного бытия. Как бы ни были утон'
    чёнными и вездесущими различные сплетения лжи, в том числе и политической
    идеологии, они всегда несут и со временем обнаруживают тенденции иллюзорности.
    Каждый индивид как таковой нуждается в труде для удовлетворения своих
    потребностей, который исторически обусловлен развитием орудий труда. Он
    утверждается как индивид в труде. Ребёнок, родившись, должен стать индиви'
    дом. Естественные различия особей в труде становятся предпосылками соци'
    альных. По аналогии и для иллюстрации нетрудно вспомнить, скажем, листья
    растений. Каждый из них своеобразен, но все они выполняют процесс фотосин'
    теза, роль механизма, передающего энергию Солнца живым системам. Луч Сол'
    нца упал на Землю, но не на голый камень, а на былинку растения, преобразо'
    вался в нём и может, теперь играет в нашем мозгу, — писал К. А. Тимирязев.
    Поскольку каждый индивид неповторимый атом мироздания, в нём нахо'
    дят воплощение черты социального целого, и это порождает целостность бы'
    тия. Целостность, как её понимал Платон, не в виде частей золота, а соотноше'
    нии частей лица.
    В отношении к знаниям описание индивидов может означать, что на каждом
    историческом этапе развития может сосуществовать истина, а также бытовать
    атмосфера лжи и невежества, где актуальны не философия, а психология и её про'
    явления в виде религии и разного рода эклектических построений оккультизма.
    Атомарность индивидов, убеждение о их абсолютной неповторимости яв'
    ляется квинтэссенцией политиканов, т. е. современной идеологии. Индивидуа'
    лизм и его существенные политические формы проявления в разного рода де'
    мократиях ограничивает космос людей суррогатами его "Я”. Ведь и Бог — суть
    абсолютный индивид с садомазохистскими наклонностями, поэтому индивиду'
    ализм и есть самая пагубная, хотя и самая распространённая дорога, ведущая в
    болото лжи и невежества. Забегая вперёд, скажем, что в данном случае обраща'
    ется внимание на то, что и тоталитаризм, полностью игнорирующий индивиду'
    ализм, может также благополучно отвергать или искажать философию.
    На сегодняшний день трудно сказать, в каком типе социальных отноше'
    ний живут люди на постсоветском пространстве. Совсем недавно жители СССР
    были убеждены, а если нет, то убеждались разными способами в том, что диа'
    лектический и исторический материализм есть философское учение марксиз'
    ма'ленинизма. В этом случае тоталитаризм проявлялся в навязывании филосо'
    фии каждому индивиду. Все средства пропаганды и идеологического воздей'
    ствия на мировоззрение населения страны старались достичь единства взгля'
    дов и пропагандировали мысли о том, что основные принципы диалектическо'
    го и исторического материализма сформулированы в 40'х годах XIX века
    К. Марксом и Ф. Энгельсом, а в XX веке разрабатывались В. И. Лениным.
    В период существования СССР догматизированный диалектический и ис'
    торический материализм был провозглашён единственной теоретической осно'
    вой науки, культуры и социальной жизни в целом, и в этом виде поставлен на
    службу идеологии и политики компартии. Материя, согласно диалектическому
    материализму — единственная основа мира, сознание — свойство материи, дви'
    жение и развитие мира — результат его внутренних противоречий. Основные
    законы диалектического материализма: единство и борьба противоположнос'
    тей, переход количественных изменений в качественные…
    И. В. Сталин в своей публикации "О диалектическом и историческом мате'
    риализме”, которая должна была рассматриваться как творческое развитие мар'
    ксизма'ленинизма, провозгласил, что законы диалектического материализма
    следует перенести на общественные процессы, и тогда вся история человечества
    должна рассматриваться как классовая борьба за обладание материальными
    средствами жизни людей. Эта статья была превращена в основной документ
    политической и партийной пропаганды и включена в основной и обязательный
    источник политического просвещения всего населения страны.
    Все без исключения, вплоть до домохозяек, раз в неделю собирались для
    изучения указанного произведения. Они должны были зазубривать его очень
    часто непонятные формулировки. Но занятия в кружках политического просве'
    щения были одним из критериев политической благонадёжности индивидов со
    всеми вытекающими из этого последствиями ежовщины или иных форм пре'
    следования. В атмосфере поиска и систематического преследования врагов на'
    рода, в разгуле жёсткого террора люди вынуждены были находить силы и воз'
    можности молча отсиживать мучительные часы политического просвещения.
    В результате постепенно выработалось своеобразное поведение, которое можно
    характеризовать как способ исключения из жизни чего'то чуждого и бессмыс'
    ленного и поэтому искусственно существующего, например, как собаке пятая
    нога, но заданного в виде капризов левиафана, т. е могучей и неодолимой силы,
    от которой нет возможности избавиться и нужно терпеливо сносить как ещё
    одну из нужд, доведённых до уровня естественных отправлений.
    Возможно, такой тип социального давления был как раз одним из самых
    жутких проявлений тоталитаризма со всеми его гнусными последствиями. Но,
    повторяю, большинство населения страны научилось не замечать "этой пятой
    ноги”. Забот у человека всегда предостаточно, тем более что формальное отно'
    шение к этой философии было настолько всеобщим, что в глаза не бросалось.
    Всё шире распространялись здравый смысл и вместе с ним аполитичность и
    полное безразличие.
    Говоря о здравом смысле, я не имею в виду философию "здравого смысла”,
    понимаемого как интуитивная способность ума, как совокупность врождённых
    принципов, "заложенных” в умах людей Богом. Такой тип философии возник и
    получил распространение в 60'80'х годах XVIII века в шотландских универси'
    тетах. Основателем был Т. Рид, а виднейшие представители — Дж. Освальд,
    Дж. Битти, Д. Стюарт. Эта разновидность философии сформировалась в поле'
    мике со скептицизмом Д. Юма и французским материализмом.
    Здравый смысл людей советского тоталитаризма был проявлением полно'
    го равнодушия человека в отношении к философии как к чему'то неизбежному,
    хотя и мучительному процессу. Даже превратности природы в виде крайностей
    климатического характера находят свою оценку. А вот от политической пропа'
    ганды люди спасались за стеной безразличия к ней.
    Мне могут возразить, сказав, что и, тем не менее, в социуме находились
    сторонники творческого развития философии марксизма'ленинизма, велись
    дискуссии… Но не трудно понять, что такого рода духовная атмосфера очень
    похожа на европейское средневековье. Ведь там уже был религиозный тотали'
    таризм, и среди равнодушных людей всё же появлялись одиночки, которые,
    пытаясь доказать истинность религиозных источников, становились отшель'
    никами, жили в гнёздах, построенных на столбах, заковывали себя в вериги и
    прочее, чтобы доказать истинность бытия Бога. В анналах истории не трудно
    найти много примеров изуверства. Они дают основания для утверждений о том,
    что та или иная историческая общность всегда сохраняет иммунитет против
    различного рода массовых заблуждений. Примеры же экстравагантного поведе'
    ния как раз и являются свидетельствами такого иммунитета. Стремление к па'
    губному оригинальничанию глубоко укоренено в индивидах.
    Цель статьи показать, что марксизм'ленинизм был заблуждением, именно
    это я попытаюсь здесь раскрыть и в этой связи показать, что диалектическая
    логика была серьёзной оппозицией ему, но почему'то не приведшей к тотали'
    тарным формам политического преследования.
    Итак, публикация Сталина "О диалектическом и историческом материа'
    лизме” была объектом тотальной зубрёжки в сети политического просвещения.
    Но прежде чем она стала таковой, Сталин провёл работу по доказательству того,
    что ленинизм есть марксизм эпохи пролетарских революций, т. е. творческое
    развитие марксизма в новых исторических условиях. Он ставил цель и достиг
    того, что философское невежество лидера Октябрьской революции Ленина ста'
    ло трактоваться как творческое продолжение и больше того — практическое
    применение высших достижений человеческого мышления.
    Ещё в памяти ныне живущего поколения людей прямолинейная, настой'
    чивая и навязчивая пропаганда тезиса о том, что К. Маркс открыл объективные
    законы общественного развития и что в силу ситуации, сложившейся во всём
    мире, эти законы находят ясное проявление в России, а поэтому, вооружившись
    такого рода научными знаниями, в СССР идёт успешное строительство новых,
    доселе невиданных общественных отношений, целью которых является постро'
    ение коммунистического общества, где будут удовлетворяться все потребности
    каждого индивида. Восторжествует вековая мечта человечества о справедливо'
    сти — от каждого по способностям, каждому — по труду. Это было вербальной
    интерпретацией положений материалистического понимания истории, создан'
    ного гением Маркса.
    Любую теорию можно словесно упростить, выхолостить, лишить содер'
    жания. Путь такой вербализации теории Маркса можно проследить на реаль'
    ных фактах советской истории. Обращаю особое внимание на то, что он начал'
    ся с проявления заботы Сталина превратить ленинизм в марксизм'ленинизм,
    т. е. творческое развитие материалистического понимания истории, возник'
    шего как закономерный результат познавательной деятельности человека и
    его самопознания.
    В 1909 году Ленин опубликовал свою работу "Материализм и эмпириокрити'
    цизм”. По существу это была эклектическая публикация, в которой приводились и
    использовались для прямых политических выводов некоторые актуальные про'
    блемы философии, так или иначе влиявшие на политические баталии разных
    партий, которые сложились в России на тот период времени. Уже тогда полити'
    ческие противники Ленина отмечали его философскую беззаботность. Но Ста'
    лин отбросил всякого рода сомнения, и после одного заседания в институте крас'
    ной профессуры было объявлено, что ленинизм есть марксизм эпохи пролетарс'
    ких революций, есть творческое развитие марксизма в новых исторических усло'
    виях. Так появились следующие в истории четыре евангелиста: Маркс, Энгельс,
    Ленин, Сталин. Кроме того для систематического осуществления и реализации
    тезиса о ленинизме как творческом развитии марксизма всё обучение и пропа'
    ганда свелись к повторению ставших догмами выдержек из упомянутой работы
    Ленина. Вся их премудрость сводилась к повторению надоевшего ленинского оп'
    ределения понятия "материя”, ощущений или ленинской критики Канта слева и
    справа. Никого не касалось то, что это определение материи было буквально спи'
    сано из работы А. Гольбаха "Система природы”, да и в других положениях тоже
    ничего нового не было. Но главное в том, что вся система ленинизма была далека
    от философии тем, что реально была лишь вербальной схемой. Кстати, сам Ле'
    нин, конспектируя работы Г. В. Ф. Гегеля уже в 1916 году, спустя несколько лет
    после публикации его основной, так сказать, философской работы, писал, что
    нельзя понять Маркса, не изучив полностью работ великого немецкого классика
    философии. Иначе говоря, он и сам не понимал Маркса, поскольку не знал произ'
    ведений Гегеля. Но идеологическая конструкция, сложившаяся вокруг работ Ле'
    нина, уже была запущена и сыграла в жизнедеятельности многих народов, кото'
    рые составляли Советскую империю, весьма значительную роль. Ей верили. Или
    ких свершений. Отсталая феодальная империя Россия с её окраинами, которые
    были населены народами, прозябавшими на уровне неолита, смогла подняться до
    лучше сказать, не подвергали сомнению по причине равнодушия к философии
    вообще. Хотя официально она была знаменем, мобилизующим и организующим
    силы этих народов, которые в своём единстве достигли выдающихся историчес'
    достижений мировых капиталистических систем, где наука стала непосредствен'
    ной производительной силой. А это означало, что был преодолён уровень край'
    ней нищеты и голода. Создана новая инфраструктура общества, сопутствующее и
    необходимое ему образование и здравоохранение.
    Однако идеология, способствовавшая достижению столь колоссальных
    исторических результатов, согласно именно той же теории Маркса, была лож'
    ной. Вывод действительно парадоксальный. Иначе говоря, сложилась в нашей
    ментальности ситуация, которая требует для понимания некоторого уяснения.
    Неожиданный обвал СССР сопровождается буйством неисчислимого ко'
    личества хулителей жизни в советский период и прежде всего этой идеологии.
    Ругаются кому не лень. При этом очевидно, что путают божий дар с яичницей.
    Конечно, разобраться во всей путанице мнений возможности нет, кроме того в
    этом нет особой нужды. На каждый роток не накинешь платок! Но для понима'
    ния основ советской идеологии разобраться в её истоках можно и нужно. Здесь
    не рассматриваются политические и иные черты лидеров СССР. Как раз они'то
    точно отвечали потребностям социально исторических реалий того периода
    времени в России, и поэтому даже ложная идеология способствовала и заверши'
    лась историческим прогрессом. Такое заключение вполне объяснимо с позиции
    теории Маркса, поскольку она исходит из целостности исторического процесса
    и не вырывает из неё отдельные звенья.
    Тема весьма обширна. Во всяком случае, одной статьёй не отделаешься. В
    данном случае предлагается тезис о том, что теория Маркса, марксизм и мар8
    ксизм8ленинизм далеко не одно и то же.
    Претендентов на творческое развитие и продолжение теории Маркса в своё
    время появилось немало, и они продолжают существовать в разных формах.
    Можно напомнить, например, маоизм, его утрированный вид полпотовщину и
    пр. Все они имеют свои особенности и достойны особого внимания. Может быть,
    со временем и эти идеологические теории будут исследованы.
    Я же осознаю, что в пределах статьи достаточно будет рассмотреть безос'
    новательность претензий марксизма'ленинизма на абсолютную творческую
    идентичность его букве и содержанию теории Маркса. И в этой связи попытать'
    ся показать, почему Маркс говорил, что он не марксист.
    Увлечение теорией Маркса началось примерно с середины XIX века. Про'
    тиворечия капиталистического общества к этому времени достаточно обнажи'
    лись, а это значит, что общество раскололось в основном на два противополож'
    ных класса — буржуа и пролетариев. Это был эмпирический факт. Появилась
    историческая возможность и необходимость просвещения и формирования ан'
    типода капиталистов — пролетариат.
    Однако, осознавая этот факт, уже здесь нужно подчеркнуть, что речь шла
    по существу об исторической форме самопознания человека, дальнейшем раз'
    витии всего теоретического наследия человечества. И этот процесс, как всякий
    другой, является противоречивым. Важно отметить, что теория Маркса сложи'
    лась как освещение практической деятельности человека после того как фило'
    софия уже завершила своё историческое существование. В системе Гегеля при'
    ходит конец истории философии. Её выводы стали прозрачны, и человечество
    получило возможность их реализации в своих соотношениях. Общий вывод о
    совпадении логики, диалектики и теории познания требовалось воплотить в
    эмпирическую действительность. Но прозрачность теоретических выводов ещё
    не означает таковой в реальной истории. К ней нужно и можно было прийти в
    процессе решения ряда противоречий исторического характера.
    Как всегда в истории, то там, то здесь появлялись различные партии и
    объединения, претендовавшие на роль лидеров эксплуатируемых трудящихся.
    Известно, что появление новой исторической силы всегда заявляет о себе через
    выразителей своих чаяний, надежд, устремлений и прежде всего чувством ан'
    титезы. Некое единство интересов людей той или иной части общества заявля'
    ют о себе прежде всего на уровне общественной психологии. Затем различные
    настроения могут в процессе дистилляции проходить различные метаморфозы
    и исчезать или появляться в обновлённом виде.
    На рассматриваемом этапе исторического развития с самого начала после'
    дователи и ортодоксы теории Маркса пошли по пути её профанации. Им хотелось
    увеличить массы своих сторонников. И первым марксистом оказался Ф. Энгельс.
    Это он пошёл по пути пропаганды им самим же созданной словесной схемы, яко'
    бы излагающей теорию Маркса. Дело в том, что это была подлинная теория, а не
    только сумма настроений. Её принципы выводились путём использования и
    синтеза всех достижений культуры. Но претенденты на лидеров трудящихся хоте'
    ли привлечь на свою сторону широкие массы населения европейских стран и вы'
    нуждены были пропагандировать лишь выводы, результаты кристально чистой и
    филигранно отточенной теории. При этом не обращали внимания на то, что, как
    убедительно доказал великий немецкий философ Г. В. Ф. Гегель, результат, без
    пути к нему приведшему, является трупом, лишённым тенденции.
    Самым первым выводом, как бы лежащим на поверхности, была вековеч'
    ная мечта о справедливости, ликвидации эксплуатации человека человеком.
    Она подавалась в виде утверждения о том, что Маркс открыл историческую не'
    обходимость и неизбежность социалистических преобразований общества.
    Действительно, открытые Марксом законы общественного развития дают
    все основания для этого вывода. Но представления, отметьте, не понятия, о
    социализме, доведённые Марксом до уровня научной теории, возникли в исто'
    рии давно. Ещё во втором веке до нашей эры была секта ессеев, которая провоз'
    гласила принцип "Всё моё — твоё, и всё твоё есть моё”. Сектанты пытались даже
    жить по этому принципу. С тех пор указанная парадигма считается коммунис'
    тическим идеалом. В последующем появлялись и иные подходы, которые, так
    или иначе, укладывались в неё.1
    Маркс жёстко критиковал различные мечты о коммунистическом переуст'
    ройстве общества, начиная с потребительского коммунизма ессеев и кончая уто'
    пическим социализмом Ш. Фурье, Оуэна, Т. Мора, Т. Кампанеллы и многих дру'
    гих. Он считал их убогими, нищенскими и лишёнными фантазии вредными
    поделками.
    Представители же марксизма во главе с Энгельсом пытались доказать, что
    одним из теоретических источников теории Маркса являются именно эти пси'
    хологические раздумья. В. И. Ленин даже написал брошюру "Три источника и
    три составных части марксизма”, где пытался обосновать мысль о том, что тео'
    рия Маркса является развитием этих утопий. При такой постановке вполне ос'
    новательно можно было заявить "Я — не марксист”. Уже в этом случае сильное
    отличие между теорией Маркса и марксизмом заключается в том, что свои вы'
    воды Маркс, в том числе и учение о социалистическом переустройстве обще'
    ства, обосновывает анализом и синтезом объективных законов общественного
    развития, так называемым материалистическим пониманием истории и совсем
    не сбором различных мнений. Причём материалистическое понимание истории
    разработано им на базе тщательного изучения всей культуры человечества во'
    обще и философских, экономических теорий в частности. Маркс осуществил
    преемственность между этапами культурного наследия человечества, а ему пы'
    таются приписать неосновательно возведённые в теории ограниченные, сугубо
    психологические противостояния ментальности богатых и бедных.
    Разумеется, полный анализ указанных расхождений может стать убеди'
    тельным и возможен при условии демонстрации категориального аппарата те'
    ории Маркса. Иначе говоря, требуется тщательное изучение его произведений,
    в пределах же статьи при попытке лишь постановки вопроса приходится огра'
    ничиваться указанием на некоторые принципиальные расхождения в толкова'
    нии самого материалистического понимания истории и его инструментария.
    Теория Марка изложена в его многочисленных работах. И без знания "Ка'
    питала”, "Немецкой идеологии”, "К критике политической экономии”, "Тезисов
    о Л. Фейербахе”, значительного рукописного наследия и др. её не понять. Одна'
    ко после тщательного изучения первоисточников, а также всего духовного арсе'
    нала человеческой культуры во взаимоотношениях между специалистами мож'
    но использовать некоторые узловые произведения. В частности, суть диалекти'
    ко'материалистического понимания истории изложена в краткой форме в пре'
    дисловии "К критике политической экономии”. Маркс утверждает, что история
    1 Желающие могут почерпнуть некоторые сведения об этом из работ К.Каутского "Томас
    Мор и его Утопия”, а также "Предшественники новейшего социализма”. Они опубликова'
    ны отдельными изданиями или в его Соч. т. 1'4, М. 1923'1930 гг., см. также "Из истории
    общественных течений”. Т. 1'2. СПБ., 1907'08.
    человечества может быть подразделена на некоторые дискретные образования,
    которые он называет общественно'экономическими формациями. Каждая из
    них представляет собой целостный естественноисторический организм. При
    этом он называет: азиатский, рабовладельческий, феодальный и капиталисти'
    ческий типы общественных формаций. Каждая формация может быть подраз'
    делена на свои части. Это производительные силы, куда входят орудия труда и
    люди, владеющие навыками их использования, производственные отношения,
    состоящие из производства, обмена и распределения. Взаимодействие произво'
    дительных сил и производственных отношений, которые юридически называ'
    ются формами собственности, составляют способ производства.
    Производительные силы являются изменяющимся фактором и это неиз'
    бежно приводит к возникновению противоречий между ними и производствен'
    ными отношениями. На определённом этапе развития эти противоречия не мо'
    гут разрешаться в рамках данного способа производства, наступает период ре'
    волюционных преобразований формации и переход её на следующий более про'
    грессивный уровень. Разумеется, указанные понятия отражают взаимодействия
    индивидов, которые всегда являются предпосылками общества. В последова'
    тельной смене поколений людей сохраняются и изменяются по объективным
    законам развития материалы, капиталы и производительные силы общества.
    Итак, возникновение новых формаций обусловлено закономерными, про'
    тиворечивыми связями в рамках той или иной формации. Маркс подчёркивает,
    что ни одна формация не может появиться без предварительного развития со'
    ответствующих производительных сил общества. Для перехода же от капита'
    лизма к социализму необходимо такое развитие производительных сил, кото'
    рое превратит весь мир в целостную систему. Наука должна превратиться в не'
    посредственную производительную силу. Должен сложиться мировой рынок,
    конкуренция между нациями и пр. По существу, если бы Маркс использовал со'
    временный язык, он мог бы написать, что противоречия глобализма должны
    обнажиться до крайних форм.
    Но для представителей марксизма подразделения истории, данные Марк'
    сом, оказались не убедительными. Энгельс вводит свои, ничем не обоснован'
    ные этапы истории. Он пишет о первобытной общественно'экономической фор'
    мации, иногда называя её первобытным коммунизмом. Недаром критики марк'
    сизма иронизируют по этому поводу, называя дикость Эдемом. А для теоретиков
    марксизма'ленинизма всё это было лишь мнением. Они без всяких оснований
    стали утверждать, что Россия и есть самая передовая страна, которая совершит
    пролетарскую революцию. Хотя в то время эта страна не имела действительного
    пролетариата как класса. Дальше больше, развивая марксизм, начали пропа'
    гандировать идею построения коммунизма в отдельно взятой стране, разгла'
    гольствовать о так называемом некапиталистическом пути развития. Так наро'
    ды, которые оставались на уровне неолита, стали строителями социализма.
    В действительности же Россия под давлением мировой конкуренции наций
    и по законам мирового рынка вынуждена была совершить буржуазную рево'
    люцию.
    Но давние психологические противостояния народов России и западных
    стран обусловили возможность использования критических концепций, направ'
    ленных против капитализма, в частности, его проявлений в виде голого расчё'
    та и наживы. Ментальность народов России была предрасположена против бур'
    жуазного индивидуализма, что нашло выражение в произведениях Л. Толстого,
    Ф. Достоевского, А. Герцена и т. д., и большевики не могли не учитывать
    идею соборности, чтобы вовлечь народные массы в переустройство феодаль'
    ных отношений. Поэтому построение капитализма в земледельческой стране
    осуществлялось под флагом критики капитализма, для чего использовалась мар'
    ксистская фразеология. Работы Маркса дают возможность во всём этом разоб'
    раться. Читая их, например, "Немецкую идеологию”, убеждаешься, что больше'
    вистская пропаганда шита белыми нитками.
    Разумеется, ментальность русского народа заставляла отклоняться от клас'
    сических форм капиталистического движения, представленных путём, прой'
    денным европейскими странами, но утверждать, что здесь строят социализм,
    не было никаких оснований.
    Рассматривая соотношение частей общественно'экономической формации,
    Маркс писал, что общественное бытие определяет общественное сознание. Это
    ёмкое и сложное соотношение общественных явлений прежде всего было иска'
    жено в марксизме, а затем и в марксизме'ленинизме. Например, в работе "Люд'
    виг Фейербах и конец классической немецкой философии” Энгельс пишет о за'
    висимости бытия и сознания. Опуская определение "общественное”, он резко
    меняет суть дела. Общая постановка вопроса о соотношении бытия и сознания
    присуща всей философии и в каждой системе находит свою конкретизацию.
    Только диалектико'материалистический подход к пониманию истории тракту'
    ет вопрос в указанном выше виде. Далее Энгельс в одном из своих писем призна'
    ёт, что марксисты недооценили влияния на историю форм общественного со'
    знания. Но к Марксу это замечание не имеет отношения. Нетрудно привести ряд
    положений, которые свидетельствуют, что он отводил должное место роли со'
    знания в общественном развитии.
    Марксизм'ленинизм же, исходя из вторичной роли сознания, дошёл до того,
    что пытался ликвидировать путём законодательства такую форму общественного
    сознания, как религия. Это было выполнением заветов Ленина о воинствующем
    материализме. Больше того, в самой идеологии СССР было вопиющее противоре'
    чие. Так, утверждая плановое хозяйство, пытались исходить из экономических
    показателей, и они были определяющими, а общественное бытие подчинённым
    явлением. Директивы партии, как проявления политики, тоже были определяю'
    щими. В этой связи возникли культ личности Сталина и другие волюнтаристские
    действия. Законы общественного бытия попирались так же, как и в феодальных
    системах. Например, Ф. И. Голощёкин — секретарь крайкома ВКП(б) в Казахстане
    взял да отменил указом кочевой тип общественных отношений. Исполнение этого
    распоряжения сопровождалось неисчислимыми бедствиями народа.
    Грубым искажением материалистической теории общественного развития
    Маркса было забвение концепции отчуждения, которая составляет существен'
    ную часть его учения. Представители марксизма и марксизма'ленинизма будто
    бы договорились и вычеркнули это понятие.
    Материалистически переосмысливая систему Г. В. Ф. Гегеля, Маркс писал, что
    социальная сила самих взаимодействующих индивидов противостоит им как не'
    кая чуждая и неизвестная им сила. Отчуждение возникает в связи с разделением
    труда и появлением частной собственности на средства производства. А в процессе
    производства товаров оно доходит до крайности, лишая производителя всех его
    человеческих качеств. В системе капиталистических отношений все формы созна'
    ния являются силами отчуждения и противопоставляют индивидов друг другу в
    виде монадных образований. Отчуждение является одной из сторон капиталисти'
    ческого производства, которая способствует назреванию социалистической рево'
    люции. Оно есть одно из объективных условий саморазрушения капитализма.
    Идеология марксизма'ленинизма строилась на пропаганде тезиса о твор'
    ческом развитии марксизма. Но при этом вынуждена была признавать, что мар'
    ксизм является профанацией метода мышления Маркса. В частности, в "Фи'
    лософских тетрадях” Ленин писал, что Энгельс трактует диалектику как сумму
    примеров. Ясно, что в таком случае от диалектики и особенно её теории не оста'
    ётся ничего.
    В этой связи формируется особая философия марксизма'ленинизма, так
    называемый диалектический и исторический материализм. Хотя у Маркса та'
    кого понятия нет и в помине. Фундаментальным произведением, содержащим
    основы диалектического и исторического материализма, следовало в то время
    рассматривать работу Ленина "Материализм и эмпириокритицизм” и публика'
    цию И. В. Сталина "О диалектическом и историческом материализме”, а также
    некоторые сопутствующие им статьи.
    Указанная работа Ленина являлась по существу некоторым нонсенсом и
    сразу же после издания вызвала жёсткую критику со стороны некоторых боль'
    шевиков и в ещё большей степени меньшевиков, которые упрекали автора в
    философской безграмотности. Но это не помешало в последующем заставлять
    чуть ли не зубрить её, особенно студентов. При этом как величайшее достиже'
    ние всей философии выставлялось ленинское определение материи. На самом
    деле оно было пересказом произведений французских материалистов ХVIII века,
    которых Маркс считал всего лишь метафизиками, т. е. проводниками субъекти'
    визма и произвола. Гегель не включил их даже в историю философии.
    У Маркса нетрудно найти, что материя есть нечто чувственно'сверхчув'
    ственное. Оно обозначает примерно то же, что и у классиков философии — не
    только вещи, но и процессы, и людские отношения. Например, материя орудий'
    ной деятельности, материя языка и многое другое. Такой подход был совершен'
    но чужд марксизму'ленинизму, а ведь речь шла о новейшем материализме.
    По крайней мере, странное было отношение к истории философии. В "Фи'
    лософских тетрадях” Ленин, выписав положение Гераклита о том, что "Ни кем
    из людей и ни кем из богов создан этот порядок вещей…”, на полях записал:
    "Очень хорошее изложение начал диалектического материализма”2 . Видимо,
    он надеялся на то, что сможет доказать, что вид философии, им предлагаемый,
    проходит красной нитью через всю историю человечества. Уже в этом налицо
    грубое упрощение процесса самопознания, истории философии или намеренное
    идеологическое его искажение. В том же произведении Ленин называет Гегеля
    "Идеалистической сволочью!” и пытается переосмыслить его в духе диалекти'
    ческого и исторического материализма. Правда, в "Философских тетрадях” Ле'
    нина можно обнаружить ряд верных заметок, сделанных под давлением текста
    конспектируемых работ, но они не были учтены марксизмом'ленинизмом, ибо
    очень часто соскальзывали от уровня понятий до представлений.
    Но ещё вульгарнее была работа Сталина "О диалектическом и историчес'
    ком материализме”. Здесь вся теория была сведена к чет
    Категория: Философские беседы | Добавил: Людмила (17.05.2010)
    Просмотров: 969 | Теги: Зия Аташевич МУКАШЕВ | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz