Среда, 13.12.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    Л. Костевич. Все совпадения случайны. Роман о лицах (продолжение)
    № 2, 2010

    (Продолжение. Начало в № 1 за 2010 год)

    Женя торопил подчинённых: к вечеру Мамкин хотел посмотреть оче-
    редные сценарии.
    — Ирина! — окликнул он Снесову, — пожалуйста, поскорее.
    — Я не пулемёт, — отозвалась Снесова, тоном показывая, что только
    несправедливая судьбина вынуждает её подчиняться этому человеку, не
    известно за какие заслуги поставленному начальником над ней, глубоко
    одарённой журналисткой.
    — Будет готово, распечатай на принтере.
    Женя принципиально правил её сказания не на компьютере, а по
    писаному, чтобы красотка видела великое число собственных ошибок и
    ляпов. Обычно он сам придавал окончательный вид текстам всех "писате-
    лей” отдела, но ему надоело переписывать Снесову почти полностью.
    Сев к монитору, Табашников собрался дописывать свой сценарий про
    сборную России по футболу. Идея состояла в том, чтобы во время тренировки
    в Лужниках подменить главному тренеру сборной всех игроков двойниками.
    Женя решил усложнить задачу: каждому двойнику объявят — подменили
    только его, а все остальные футболисты настоящие. Сценарий ещё не был
    готов, но всех дублёров уже нашли и тренировали каждого отдельно, дабы их
    непрофессионализм, собранный в кучу, не сильно резал тренеру глаз. Любо-
    пытно будет посмотреть на выражение его лица, когда он увидит своих орлов
    в такой форме накануне чемпионата страны. Это не театр, на поле не ска-
    жешь — футболист ищет. Мамкин потирал руки, предвкушая очередную сен-
    сацию. Чтобы информация не утекала за пределы "Лиры”, Костя даже при-
    думал брать с сотрудников сценарного отдела подписку о неразглашении.
    Стуча по клавиатуре, Табашников слышал, как Снесова спрашивала
    кого-то: "А как это сказать, когда я хочу написать, что он должен?..”. Его
    выводило это звучавшее из уст некоторых журналистов "а как это ска-
    зать?”. Если не умеешь формулировать собственные мысли, какого леше-
    го делаешь здесь? О каком полёте фантазии тогда может идти речь?
    Наконец еле слышно заскрипел принтер. Снесова протянула Табаш-
    никову несколько страниц.
    — Снесла? — не отрываясь от монитора, спросил он. Услышав сдер-
    жанный смех отдела, исправился: — Прости, пожалуйста. Принесла, я
    хотел спросить.
    Снесова не отреагировала. Отойдя от стола, послала полный горечи
    взгляд единственному близкому ей здесь существу, переводчице с английс-
    кого Дине Быкаевой. В отделе обеих не любили одинаково сильно. Знание
    языка Быкаева несла так, будто не по-чужеземному говорить умела, а как
    минимум могла видеть сквозь стены. Вот они, плоды паршивой советской
    системы изучения иностранных языков, думал Табашников, — на любого,
    кто худо-бедно в состоянии объясниться по-иноземному, у нас до сих пор смот-
    рят как на изобретателя машины времени. Хотя, и Табашников знал это по
    себе, тут не требуется никакого таланта — голимое упорство.
    Говорят, стресс она снимала так: звонила по объявлениям в газете и
    собачилась с продающими-покупающими. Особенно ей легчало, когда уда-
    валось вывести из себя интеллигентных людей, желающих приобрести
    собрание сочинений Фолкнера или Джойса. Со Снесовой они ладили.
    В ящике стола Дина всегда держала колоду карт: унаследовав от баб-
    ки дар гадания, компенсировала им недостаток любви коллектива.
    Щёлкнув кнопкой шариковой ручки, Женя начал читать снесовскую га-
    лиматью. Не вынося издевательства над русским языком, поминутно мор-
    щился. Ручка клевала буквы, как голодная курица крошки. Обычно Табашни-
    ков возвращал Снесовой тексты без комментариев, но теперь не сдержался:
    — Ирина, ну как же так можно? Посмотри, что ты пишешь: "в этой
    связи”, "под патронажем правительства Москвы”.
    — А что не так? — Снесова с вызовом взметнулась из-за стола: заме-
    чания начальника отдела неизменно трактовались ею как придирки.
    — Всё не так, Ира, всё. Патронаж — это система медицинского обслу-
    живания больных на дому, отсюда пошло "патронажная сестра”. То, о чём
    ты хотела сказать, это патронат. Форма покровительства такая существо-
    вала в Древнем Риме, когда одни от других зависели. Это совершенно раз-
    ные вещи. А того, кто придумал говорить "в этой связи”, я бы вообще выпо-
    рол публично.
    Снесова упёрла руки в бока:
    — Знаешь, Женя, если ты такой грамотный, шёл бы в газету коррек-
    тором работать. А я — тележурналист, моя задача — грамотно выстраи-
    вать телевизионный материал. К твоему сведению, меня недавно в кори-
    доре Эрнст встретил. Говорит: "Я давно слежу за вами, Ирина, почему вы
    не идёте работать на ОРТ? Нам такие нужны”.
    Табашников просто задохнулся:
    — У нас ты пишешь сценарии! Так будь добра, пиши их грамотно,
    иначе вылетишь с канала, как пробка.
    — Не ты, Женя, платишь мне деньги, не тебе и решать, оставаться
    мне на канале или нет.
    Против такой холуйской постановки вопроса Табашников возраже-
    ний не нашёл. Самое печальное — безобразная сцена происходила на гла-
    зах у всех. Если бы в отделе не знали, что представляет собой их бойкая
    сотрудница, Женя почувствовал бы себя униженным.
    Его попытался отвлечь Глеб Померанцев — недавно принятый в штат
    "писатель”, большой знаток русского языка. Полностью разгаданные Гле-
    бом кроссворды почти не сходились с ответами, но при этом придраться к
    ним было невозможно. "Такой человек — словарь Даля наизусть знает!” —
    восхищалась Глебом Снесова.
    "В миру” Померанцева больше знали как хорошего журналиста. Не-
    большого росточка, моторный, он начинал в журналистике в незапамят-
    ные времена, носился по Москве с портативным венгерским "Репортёром--”
    на плече, воспринимая чужие беды ближе своих. Померанцева поделом не
    любили чиновники: многие из-за него повылетали из своих кресел, а двое
    вообще лишились партбилета. Когда бегать стало не по возрасту, Глеб, бла-
    годаря живому уму вкупе с бойким пером, зело преуспел в написании сце-
    нариев для телевидения.
    — Покурим? — позвал он Женю.
    Не куривший Табашников двинулся за Глебом.
    — Не бери ты в голову, старик! — посоветовал Померанцев. — Давай
    лучше по пиву после работы? Вчера полдня журналистов с РТР уговари-
    вал, так и не уговорил. Идропарастаты чёртовы!
    Женя облокотился на стену курилки:
    — Когда уже все забудут про эту аварию, от которой она давно оправи-
    лась, и наш Костя сможет уволить это хамское отродье?
    — Я как-то случайно встречал их в ГУМе, — возразил Померанцев, —
    и папаша, и маман внешне вполне интеллигентные люди.
    — Брось, Глеб. Приличная внешность — ещё не интеллигентность.
    — А сколько ей лет, часом, не знаешь?
    — Точно не помню, но не очень сильно за тридцать.
    Померанцев прищурился, что-то подсчитывая:
    — Да тут дело не в происхождении, старик! Получается, в конце вось-
    мидесятых — начале девяностых ей было двенадцать-тринадцать.
    — Ну и что?
    — То есть время формирования личности пришлось на период, когда,
    помнишь, никому ничего не надо было: в театрах пусто, высшее образова-
    ние — на фиг, главное — деньги. Мальчики мечтали стать бандитами,
    девочки проститутками. А когда все прозрели, стало поздно: что выросло,
    то выросло. Ещё скажи спасибо, что она в проститутки не пошла.
    — Может, лучше бы она стала проституткой.
    — Злой ты, старик. Там вуз-то хоть есть какой-нибудь за плечами?
    — Журфак.
    — Журфак — не образование.
    Они вернулись в отдел. Подойдя к столу Снесовой, Табашников креп-
    ко сжал её запястье:
    — Запомни раз и навсегда. Ты — несчастное быдло. Раньше таких, как
    ты, в приличных домах не пускали дальше передней. Но коль уж так вышло,
    что я вынужден с тобой общаться, запомни: если ты ещё раз откроешь свой
    рот в ответ на мои замечания, я съезжу тебе по мордасам прямо здесь.
    Не зная, что её начальник ни за что не нарушил бы одного из главных
    своих принципов — не поднимать руки на женщину, Снесова испуганно
    вырвала руку.
    ***
    "Лицевой счёт” продолжал наращивать обороты. Мамкин умело ис-
    пользовал для этого дополнительные средства, начав выпускать майки с
    двусмысленной надписью: "Ты ещё не нашёл себя?” и электронным адре-
    сом сайта программы.
    Вдруг стало обретать популярность всё, хоть как-то связанное с ли-
    цом человека. Второе дыхание обрела физиогномика. Чувствуя необходи-
    мость учитывать антропологические признаки при написании сценари-
    ев, Табашников специально остался на запись выпуска с участием очень
    некрасивой физиогномистки в полосатой кофточке, увлечённо рассказы-
    вающей о лбах, челюстях и носах.
    — Физиогномика, — вещала "полосатая кофточка”, — это учение о свя-
    зи облика человека с типом личности, благодаря чему по внешним призна-
    кам мы можем установить психологические характеристики индивида.
    — Вы хотите сказать, что сколько бы человек ни старался, сколько бы
    ни самосовершенствовался, он не в состоянии изменить предопределение,
    написанное с рождения у него на лице? — подначил ведущий "Лицевого
    счёта” Игорь Тихонов, обдавая дурнушку своей неотразимой улыбкой.
    — Вы сами убедитесь в этом, если примените знание физиогномики
    к лицам удачливых людей или к лицам лузеров.
    — А может, это не потому, что лицо диктует судьбу? Просто каждое
    сочетание черт лица люди воспринимают определённым образом. В том
    числе и те, от кого зависит, помочь или не помочь, дать денег или не дать.
    Внешне симпатичному человеку легче идёшь навстречу, так? Поэтому
    располагающие к себе люди более удачливы, нерасполагающие — менее,
    вот и весь секрет. И, к примеру, если какой-нибудь квазимодо сделает пла-
    стику лица, то сможет изменить свою судьбу — с новым лицом к нему нач-
    нут относиться по-другому. Вы не думали об этом?
    Физиогномистка помедлила:
    — Нам не известны такие примеры...
    — Конечно, ведь пластические операции стоят дорого, а полностью
    меняют лицо вообще единицы. Я думаю, эта проблема ещё ждёт своего
    исследователя.
    — Вы, наверно, приверженец западной системы физиогномики, —
    погрозила пальчиком "полосатая кофточка”, — это они считают, что чело-
    век сам творит свою судьбу. А на Востоке особое значение придаётся жре-
    бию, который нужно принять как неизбежное. Все известные нам фaкты
    свидетельствуют в пользу восточных воззрений. Хотя следует различать
    информацию, которую можно прочитать по костной структуре лиц, от той,
    что читается по мягким тканям. Костная структура неизменна, она гово-
    рит о врождённых качествах, о жизненном предопределении, обусловлен-
    ном законами астрологии и наследственностью. А мягкие ткани повеству-
    ют о развитии или изменении черт характера под влиянием жизненных
    обстоятельств, о том, каким человек сам себя сделал. Кстати, ещё Аристо-
    тель в триста сороковом году до Рождества Христова писал: "Если люди
    имеют большие лбы, то они медлительны и в движении, если у них широ-
    кие лбы, то они легко подвержены безумию, если у них лбы закруглённые
    или выпуклые, то они вспыльчивы”. Вы не верите Аристотелю?
    — Аристотелю я верю...
    Физиогномистка взяла со стола чёрно-белую фотографию:
    — Смотрите: у Уинстона Черчилля была бульдожья челюсть, и окру-
    жающие ощущали в нём цепкость бульдога. Чем не живая иллюстрация
    того, как черты лица могут раскрыть свойства личности? Или вот Гитлер, —
    женщина поменяла фото. — В этом лице явно выступают все характеристи-
    ки зла. — Ведущий еле заметно улыбнулся. — Смотрите, смотрите: кожа на
    лице натянута слишком туго для нормального человека, что говорит о без-
    жалостном характере диктатора. В то же время лоб между бровями и лини-
    ей волос низкий, но необыкновенно широкий — это свидетельство ума и
    бесстрашия. Маленькие площадки между бровями и глазами твёрдые и
    приподнятые, что указывает на железную волю. Высокая спинка носа, хо-
    рошо сбалансированная с высокими скулами — предначертанная ему без-
    граничная власть. Глаза Гитлера выражают неумолимую жестокость.
    "Чересчур прямолинейно”, — отметил Женя.
    — Желобок пятидесятилетнего Адольфа Гитлера не виден из-за гус-
    тых и грубых усов, — продолжала физиогномистка, — но для знатока эта
    твёрдая верхняя губа отмечает годы триумфа от пятидесяти одного до
    пятидесяти шести лет. А челюсти и подбородок бесформенны и не сбалан-
    сированы сильными чертами выше носа: в этом можно усмотреть пораже-
    ние и смерть. Приведённые мною примеры, Игорь, красноречиво свиде-
    тельствуют в пользу восточной физиогномики, родиной которой считает-
    ся Древний Китай. Известен случай с Чень Бо — знаменитым физиогно-
    мистом и другом генерала Чжао Гуан-иня. Чень Бо предсказал генералу
    царскую участь, и менее чем за 10 лет генерал сделался первым импера-
    тором династии Сун.
    — А что вы можете сказать, глядя на моё лицо? — жантильничая,
    бросил вызов Тихонов.
    Жрица физиогномики задумалась:
    — У вас лицо трапециевидное. Для него характерен широкий лоб и
    слегка суженый подбородок. Человек с такой формой лица интеллиген-
    тен, тонок, артистичен, и ему не свойствен дух борца. Теперь глаза. Глаза
    — самый информативный компонент внешности: достаточно только их,
    чтобы можно было судить о природе характера человека, его прошлом опы-
    те, интеллектуальных возможностях. У вас глаза посажены глубоко — это
    признак человека высоко духовного. Если при этом они зеленоватого от-
    тенка, как у вас, то это говорит о хорошем уровне знаний.
    Ведущий всеми силами старался не показать, как ему приятно. Ко-
    нечно, думал Табашников, она нарочно ему льстит — кто же после этого
    станет спорить с представляемой ею наукой?
    Видимо, и "полосатая кофта” почувствовала, что перебарщивает:
    — Но вот широкие крылья вашего носа — это примета самомнения, а
    тёмные пятна на носу свидетельствуют о физическом неблагополучии, —
    подытожила она.
    Самовлюблённый Тихонов смутился:
    — Это китайцы так говорят?
    — Ну, почему же. Представления о том, что лицо может выдать харак-
    тер человека, не ограничиваются только Востоком или Западом. В Чёр-
    ной Африке некоторые вожди скрывали своё лицо от посланцев других
    племён так, что оставались видны одни глаза. Этим они стремились скрыть
    свой характер от возможного соперника или противника. То же самое из-
    вестно и о монархах средневековой Европы...
    Недовольный услышанным, Женя в тот же день купил пособие по
    физиогномике.
    Листая взад-вперёд страницы, он увлёкся. Воспользовавшись тем,
    что Алёна ещё не вернулась, долго изучал себя в зеркале, сверяясь с про-
    читанным. "Треугольная форма лица, — мурлыкал он, — на Востоке при-
    знак высокой одарённости. Но такие люди хитры и неуживчивы, не склон-
    ны к привязанности и преданности. Говорят, что среди шпионов и измен-
    ников больше всего людей с такой формой лица”. Что за бред! "Люди с
    большими глазами отличаются богатой эмоциональной жизнью, гибким
    и острым умом”. Хочется думать, что это правда. "Коричневые или зелё-
    ные глаза — признак энергичной натуры, человека действия”. Что-то,
    признаться, не много совершаю я этих действий... "Раздвоенный кончик
    носа — робость”. Где логика — то человек действия, то робость?
    Не выпуская из рук книги, сценарист откликнулся на телефонный
    звонок: "Да, Алёнушка... я дома... пораньше, да... хлеб? Сейчас посмотрю...
    нет, нету хлеба, купи...”. Вернувшись к зеркалу, продолжил "тестирование”:
    "Богатое воображение проявляется на лице в том, что ноздри как бы спус-
    каются во всю свою длину по лицу к верхней губе. Такие люди с лёгкостью
    обучаются и хорошо разбираются в людях”. Ну, не знаю, не знаю. "Если
    брови от природы загибаются кверху, это указывает на чёрствость, отсут-
    ствие здравого смысла, но также и на то, что этот человек может многого
    добиться”. Спорно, очень спорно. Ну-ка, что у нас там с носом поподроб-
    нее? "Страсть к наживе мы можем узнать по дугообразному и глубокому
    изгибу крыльев носа. Эта же форма характерна для людей, которые в стрем-
    лении к своему материальному благополучию используют незаконные
    средства. Но и у тех, кто действует в соответствии с законом, с таким но-
    сом жизнь сводится к приумножению богатств и стремлению к наживе,
    что выдают крупные и вскрытые ноздри”. Что они там, в издательстве, на
    корректоре сэкономили, что ли? — раздражённо вслух возмутился Табаш-
    ников. Закрыв пособие, он резюмировал: — Чего и следовало ожидать: по-
    ловина ерунды, половина ещё кое-как похожа на правду”.
    Быстро обскакав всех конкурентов, "Лира-ТВ” безжалостно измени-
    ла расклад на телевизионном рынке. Коллеги стали относиться к Косте с
    плохо скрываемой завистью. Когда руководителя одного из недавно ещё
    лидирующих каналов спросили об отношении к неожиданной утере бы-
    лых позиций, он ответил: "Некоторые бывшие аутсайдеры сегодня апел-
    лируют к низменным инстинктам телеаудитории. Мы сознательно пред-
    почитаем оставаться на вторых ролях, чем идти по их стопам”. Это, конеч-
    но, была глупость. Стараясь не отставать, все каналы как могли делали
    рейтинги на популярной теме.
    Мамкин страшно ругался, увидев у одного из конкурентов в прямом
    эфире разработчиков "Тантамаресок” — Борю Кербиса в компании кри-
    миналиста и учёного-антрополога. Правда, по ходу интервью Константин
    Юрьевич помягчал: в сущности, это оказался чистый, а главное, бесплат-
    ный пиар "Лицевого счёта”.
    — При разработке компьютерной программы "Тантамарески” нам
    приходилось учитывать массу аспектов, — вещал программист, наслаж-
    даясь вниманием к своей работе. — Много трудностей было. Ну вот хотя бы
    то, что лицо почти каждого человека имеет признаки асимметрии: одна
    бровь немного выше другой, один угол рта более выражен, или, там, раз-
    личаются особенности контуров бровей. Об этом лучше товарищ крими-
    налист вам расскажет, я не мастак говорить.
    — Я бы начал с того, — подхватил криминалист, — что вообще каче-
    ство фотоснимков оценивается с точки зрения резкости, контрастности
    изображения, наличия ретуши. Если люди присылают снимок нерезкий
    или сделанный с нарушением контраста, то детали лица могут быть не-
    чёткими, расплывчатыми. И нам при создании системы приходилось та-
    кие вещи учитывать, "Тантамарески” с ними частично справляются. Со-
    зданная нами система получилась куда более совершенной, чем живой
    специалист самого высокого профиля. Например, у криминалистов, при-
    надлежащих к одной расе, сложности всегда вызывает идентификация
    лиц людей, принадлежащих к другой расе. Если я европеоид, у меня труд-
    ности с идентификацией негроидов или монголоидов, понимаете, да? Это
    обусловлено тем, что нам не известна норма признака внешности. Я знаю
    случаи, когда китайцы или вьетнамцы этим пользовались и при пересечении
    границы показывали работникам нашей пограничной службы чужие пас-
    порта. То же самое проделывали негры и азиаты.
    — Позвольте, я объясню, — вклинился учёный-антрополог. — Недавно
    физиологи Кентского государственного университета доказали, что инфор-
    мация, которую мы визуально получаем, когда смотрим на лицо человека
    одной расы, воспринимается мозгом как информация, которая позволяет
    классифицировать человека просто по типу расы — белый или чёрный. Но
    она не является той информацией, что позволяет нам индивидуализиро-
    вать человека по типу формы лица или цвета глаз. Это происходит потому,
    что наш информационный зрительный фокус направлен на восприятие
    главного, оставляя второстепенное без внимания. А под главным наш мозг
    воспринимает как раз тип расы. И получается так: определив тип расы по
    принципу "свой-чужой”, то есть установив, — это не моя раса, мозг дальше
    как бы отключает распознавательный блок зрительной информации и даль-
    ше не воспринимает черты лица людей другой расы. Поэтому, как вы гово-
    рите, для негров все белые на одно лицо и наоборот.
    — А зачем это нужно нашему мозгу? — удивился криминалист.
    — Видите ли, как это ни парадоксально, дело в наших животных осо-
    бенностях. Ведь если мы смотрим на любых животных, а не только на людей
    другой расы, то среди них мы также не можем отличить одну особь животно-
    го от другой. Зрительное восприятие мозга человека и животных, заложен-
    ное на генетическом уровне, основано на принципе определения типа инди-
    видуума живого существа. И если он относится к "родному” виду, то тогда
    мозг начинает перерабатывать зрительную информацию дальше, чтобы оп-
    ределить пол, занимаемую данным индивидуумом иерархию и так далее. С
    людьми точно так же. Определять же индивидуально каждое существо в мире
    мозг просто не в состоянии, иначе он будет перегружен информацией. Если
    бы мы различали каждого голубя и воробья, скачущего у нас под ногами, то
    не сумели бы выучить родного языка и получить даже начальное образова-
    ние: наш мозг был бы перегружен громадной, но совершенно бессмыслен-
    ной для нас информацией о каждом существе, что мы встречали.
    — Постойте, постойте, — перебил Кербис, — вы хотите сказать, что
    через двести тысяч лет существования "хомо сапиенс” мы продолжаем
    оставаться друг для друга животными? Что я для негра всё равно что го-
    лубь, а он для меня — тот же воробей?
    — Во-первых, это утверждаю не я, а мои кентские коллеги, — строго
    подчеркнул антрополог, — а во-вторых, не нужно передёргивать: так наш
    мозг сконструировала природа, и никто в этом не виноват.
    — Да я ведь никого и не обвиняю, — сник Кербис.
    — Нет-нет, — встал на его защиту криминалист, — это очень даже
    интересно. Может быть, в таком случае имеет смысл пересмотреть науч-
    ную классификацию и разделить род "хомо сапиенс”. При этом всё насе-
    ление будет по-прежнему принадлежать к виду неоантропов и подвиду
    "сапиенс сапиенс”, но этот последний подвид будет делиться ещё на под-
    виды. Я что имею в виду — если последние исследования таковы, как вы
    сейчас рассказали, то не следует ли из этого, что расы — это нечто боль-
    шее, чем просто набор антропологических признаков? Что по сути люди,
    принадлежащие к разным расам, являются людьми просто условно, а
    фактически — это разные существа? Как те же голубь и воробей: оба назы-
    ваются птицами, но кто сможет назвать их одинаковыми?
    Кербис с учёным переглянулись. Журналист, бравший интервью, по-
    хоже, вообще ничего не понял.
    — Эт-то спорный вопрос, — прервал, наконец, паузу учёный. — С од-
    ной стороны, вы правы, но с другой, люди разных рас могут иметь детей, а
    голубь с воробьём птенцов — нет.
    — Птенцов не могут иметь, — согласился с учёным Кербис.
    — Вот именно! — воскликнул криминалист.
    Очевидно, понимая, что разговор становится совсем абстрактным,
    журналист объявил:
    — Мы прервёмся на рекламу: не переключайте канал.
    Табашникову было интересно, чем закончится этот занимательный
    спор, но после рекламы к птицам и расам собеседники уже не вернулись.
    ***
    Несмотря на то, что "Лицевой счёт” родился в России, высшего нака-
    ла его популярность достигла лишь после того, как шоу стали снимать по
    лицензии в Америке. Табашников иногда смотрел штатовскую версию по
    спутниковым каналам. С гордостью отмечал — американцы их не пере-
    плюнули. Отличия в основном касались национальных особенностей мас-
    сового восприятия. Одно из них заключалось в том, что заокеанский вари-
    ант делался с большим уклоном в сентиментальность.
    Запомнился выпуск, посвящённый юбилею Аль Пачино. Они всё сде-
    лали с хорошей выдумкой: нашли не просто двойников великого актёра,
    но живые портреты его персонажей за всю кинокарьеру, начиная с шесть-
    десят девятого года, когда он ещё эксплуатировал образ, найденный на
    бродвейских подмостках. Не предупреждённый артист ошарашенно смот-
    рел своими большущими глазами на себя совсем молодого, потом постар-
    ше, ещё старше и ещё...
    Неторопливо подходил к нему молодой Майкл Корлеоне — сдержан-
    ный, с расчёсанными на пробор тускло блестящими чёрными волосами и
    такими же, с матовым блеском глазами, похожими на маслины. В брюках
    на старомодных подтяжках и зубочисткой во рту. Находившийся тут же
    симфонический оркестр деликатно играл тему из "Крёстного отца”.
    "Congratulations”, — негромко произнёс "Майкл”.
    Следом появлялся отвязный балбес Тони из "Лица со шрамом” — вы-
    зывающе одетый, в светлой рубахе с отложным воротником, из-под кото-
    рого выглядывала обвивающая смуглую шею золотая цепь. Дружелюбно
    улыбаясь, протянул смешавшемуся Аль Пачино свою пятерню.
    За Тони вышел слепой подполковник Фрэнк Слэйд. Хрипло ворча,
    направился к юбиляру. Скрипач из оркестра наполнил воздух красивой
    мелодией. Навстречу Слэйду из-за спин зрителей выплыла девушка в чёр-
    ном платье с открытыми плечами. Он обнял девушку за талию. Сосредо-
    точенно глядя в одну точку невидящими глазами, осторожно повёл её в
    танго, едва не задевая именитого актёра. Из глаз красиво постаревшего
    Пачино катились слёзы.
    Шоу транслировалось по всей стране на исполинских уличных экра-
    нах. Камера показывала, как под ними, задрав головы, собираются люди.
    Сентиментальная нация сопереживала тому, кого любила. Многие тоже
    не могли сдержать слёз. Объектив медленно приблизил мальчика в толпе,
    дёргающего за рукав стоявшего рядом человека: "Папа, почему плачет
    Аль Пачино, почему все плачут?”. Человек в пальто наклонил голову: "По-
    тому что он очень много лет был с нами, сынок, и мы все хотим, чтобы он
    побыл с нами подольше”.
    После появления американской версии "Лицевого счёта” шоу узнали
    во всём мире. В течение года у Мамкина купили лицензию практически
    все страны, за исключением стоящих на позициях фундаментального
    ислама. Всякий раз когда об этом заходил разговор, их официальные лица
    отвечали, что в Коране существует запрет на изображение человека, а по-
    тому появление такой программы на территории их государств будет не
    только некорректным, но и оскорбит самые святые чувства правоверных
    мусульман. Поразмыслив, на очередной выпуск шоу Мамкин пригласил
    имама и протоиерея. Программу поставили в прямом эфире: такое усло-
    вие выдвинул протоиерей, сказавший: "Не первый год замужем: вы потом
    так монтируете, мне перед паствой совестно”.
    В этот день Табашников должен был передать Тихонову для ознаком-
    ления пару сценариев, но, не успев к началу эфира, сел подождать в аппа-
    ратной, за спиной режиссёра, нависшего над пультом.
    Оба священнослужителя, считая неприличным выказывать эмоции,
    с достоинством смотрели на мониторе сюжеты, изредка сдержанно улы-
    баясь. Когда до конца реалити оставалось с четверть часа, Игорь Тихонов
    одарил имама своей фтородентовой улыбкой:
    — Ни для кого не секрет, что программа "Лицевой счёт”, участниками
    которой мы сегодня имеем честь быть, в некоторых мусульманских стра-
    нах является программой нон-грата. Хорошо известна и их позиция: свя-
    щенная книга мусульман, Коран, запрещает изображать людей и живот-
    ных. При этом некоторые мусульманские страны лицензию на "Лицевой
    счёт” всё же покупают. Так всё-таки — можно или нельзя?
    Белый тюрбан и белые рукава имама пришли в лёгкое движение:
    — На самом деле разногласий между нашими религиями меньше, чем
    может показаться. В главной вероучительной книге ислама, Коране, ска-
    зано: Ты несомненно найдёшь, что самые близкие по любви к мусульманам
    те, которые говорят: "Мы христиане”. Это потому, что среди них есть свя-
    щенники и монахи, и что они не превозносятся. Но и Христово учение Бо-
    жественной Любви призывает своих последователей любить всех людей вне
    зависимости от их национальности и убеждений. Обе эти религии — хрис-
    тианство и мусульманство — дружественны в самих своих вероисповедных
    основах. Как и христиане, мы верим во всемогущество и всеведение, мило-
    сердие и правосудие Творца. Ислам знает о грядущем всеобщем воскресе-
    нии мёртвых и Страшном Суде, о загробной награде праведных и наказа-
    нии злых. Коран восхваляет тех же патриархов и пророков древности, что и
    Библия: от Авраама — Ибрахима и Моисея — Мусы до святого Иоанна Пред-
    течи — Иахйи — и апостолов Иисуса — помощников Аллаха.
    — И всё-таки как же с изображением человека? — направил разговор в
    нужное русло Тихонов.
    — Просвещённый мусульманин сегодня знает, что обычай закрывать
    лицо женщинам и запрет на изображение живых существ появились лишь
    через века после Мухаммеда и далеко не во всех мусульманских странах, —
    покачивая белоснежным тюрбаном, произнёс имам. — Перелистайте лю-
    бой альбом арабских миниатюр, вспомните знаменитого мусульманс-
    кого портретиста Бехзада, взгляните на знаменитое медресе Шер-Дор в
    Самарканде, на фасаде которого изображены львы и человеческие лица.
    Нужны ли ещё аргументы? В Тюркской коллекции рукописного фонда
    Национальной библиотеки Франции за инвентарным номером сто девя-
    носто хранится уникальнейшая рукопись "Мирадж-наме”, выполненная
    в XV веке в Герате в период правления Тимурида Шахруха. Текст рукопи-
    си, который содержит восемьдесят четыре листа и шестьдесят одну ми-
    ниатюру, вмещает в себя не только иллюстрированный материал к исто-
    рии ночного путешествия пророка Мухаммеда в Иерусалим и его вознесе-
    ния на небеса, но и, что особенно важно, изображение самого пророка и
    архангела Джабраила.
    — То есть, в каноническом мусульманстве запретов нет? — подытожил,
    украдкой поглядывая на часы, Тихонов. Но остановить имама оказалось не
    так просто. Не переставая покачивать головой в тюрбане, он продолжал:
    — Примеров можно привести сколько угодно. Наследием мурджиитов в
    Средней Азии стал махзаб Ханафийа — самая мягкая и терпимая из четы-
    рёх школ шариата, признанных в мусульманском мире каноническими и
    равноправными. Основоположник этой школы — ученик главы мурджиитов
    ал-Хариса ибн-Сурайджа, знаменитый исламский законовед Абу Ханафа.
    Золотым правилом Ханафийа было требование умеренности и человечнос-
    ти: закон не должен создавать неудобств в жизни верующих. Поэтому хана-
    фиты никогда не настаивали на других, более жёстких, сформировавшихся
    через три века после Мухаммеда, требованиях иных школ шариата — напри-
    мер, на требовании прятать женские лица или на том же запрете изображе-
    ния живых существ. Туркменские мусульмане, опираясь на эти правила, во-
    обще никогда не закрывали лица своим женщинам. Паранджа хотя и при-
    шла в Киргизию с территории нынешнего Узбекистана в середине девят-
    надцатого века, но широкого распространения так и не получила...
    — Да здравствует освобождённая женщина Востока! — Тихонов ре-
    шил действовать более смело. — Скажите, святой отец, — обратился он к
    протоиерею, — а что думает об этой проблеме православная церковь?
    — А нет никакой проблемы, — ответил священник. Он немного ото-
    двинулся от стола, и, кажется, все прожектора студии сверкнули в его зо-
    лотом, богато украшенном кресте. — Но лицо, лик всегда занимали в хри-
    стианстве особое место. Допустим, Ветхий Завет относился к лицу подо-
    зрительно: оно было для него чем-то лживым. Справедливость и истина
    требовали глядеть не на лицо — оно обманывает, а на дела человека. По-
    этому о Боге говорилось, что Он "не смотрит на лица”. Первые христиане —
    иудеи из иудеев, апостолы Иаков и Пётр — так же предубеждённо относи-
    лись к лицу, как и Моисей. "Имейте веру в Иисуса Христа, нашего Господа
    славы, невзирая на лица”. Значит ли это, что люди Библии не ощущали
    того, что ощущаем мы, то есть что лицо есть средоточие человека, что оно
    способно всё рассказать о человеке? Знали прекрасно! Более того — они
    знали это не только о человеке, но и о Боге, почему и говорили, что не про-
    сто "Бога не видел никто никогда”, но что никто и никогда не видел Лица
    Бога, а со спины Бога видывали. "Лицо” Бога есть последняя и высшая
    Истина о Боге, недоступная человеку, недосягаемая — ибо кто увидит Бога
    лицом к Лицу, тот смертию умрёт. Разумеется, говорить о Боге как об Име-
    ющем лицо — значит уподоблять Бога человеку. Библия говорит о Лице
    Божием как о полноте Истины о Боге потому, что народ Библии ценил и
    любил лицо человеческое.
    — Недаром ведь говорят — с лица воды не пить, — не к месту ляпнул
    Тихонов. Протоиерей сделал вид, что не расслышал реплики:
    — Лицо человека всегда и во всех культурах было выражением истины о
    человеке. Одни народы считают поэтому неприличным глядеть на лицо со-
    беседника, другие находят неприличным отворачиваться, но равнодушия к
    лицу нет. И высшее почтение к лицу всегда и всюду сочетается с высшим
    разочарованием в лице. Лицо цинично лжёт, и поэтому ему нельзя доверять.
    Люди живо знают, что лучший суд — по лицу. Бог замыслил человека так, что
    лицо отражает, что идеальный Судья обойдётся без расспросов-допросов, а
    просто посмотрит в лицо и вынесет приговор. Но люди также знают, что нет
    таких идеальных судей и что судить по лицу — есть величайший соблазн и
    обман. Лицо оторвано от сущности человеческой в результате грехопадения, —
    возвысил голос священник. — Само грехопадение — в том, что человек теряет
    лицо, научается лгать, а это всегда означает потерю связи между внешним и
    внутренним в человеке, связи лица с личным. Человек постоянно бывает то
    хуже, то лучше своего лица — и практически лицу не равен. Как это ни пе-
    чально, как ни противоестественно, но доверять лицу более нельзя — это смер-
    тельно опасно для человека, как и глядеть в лицо Богу. Какая-то такая непри-
    ятность произошла с лицом, что безопаснее и добродетельнее быть нелицеп-
    риятным. Лицемерие есть каждодневный факт духовного опыта. Именно этот
    факт каждодневно на протяжении тысячелетий подпитывал ужас библейс-
    кого народа перед лицами языческих божеств, перед всяческими образами и
    ликами. Лицо не может не лгать о человеке, идол не может не лгать о Боге.
    Всё, что было известно о языческой религиозности, подтверждало: надо быть
    нелицеприятным не только к людям, но и к Богу, надо и Богу не глядеть в
    лицо, не пытаться даже...
    До конца прямого эфира оставалось всего ничего. Слыша в наушнике
    проклятия режиссёра, Тихонов не мог найти в речи протоиерея ни малей-
    шей паузы, чтобы вставить хоть слово. Из-за стекла аппаратной все находя-
    щиеся там делали Игорю страшные рожи, но и это действия не возымело.
    "Как они могут? — думал не пропускающий ни слова из сказанного,
    Табашников, — ведь он говорит такие простые и такие высокие вещи”.
    Наконец помощник режиссёра, прокравшись в студию, встал за спи-
    ной оператора, снимавшего протоиерея, и стал делать самому святому отцу
    круговые движения руками, символизирующие призыв закругляться.
    Батюшка, не прекращая говорить, напрягал зрение, силясь понять, чего
    от него хотят. В какой-то момент его благостное лицо разгладилось. Изви-
    няющимся тоном он обратился к зрителям:
    — Вот тут мне показывают, что надо объяснить пообщее... — Тихонов
    побелел. — Так вот, самым потрясающим открытием стало открытие Лица
    Божия как действительно Лица Божия. Осознание того, что лицо Иисуса было
    действительно Лицом Божиим, заняло несколько столетий — и это не так
    много, если учесть тысячелетний религиозный опыт, противоречащий это-
    му открытию, если учесть ежедневный человеческий опыт, не допускающий
    возможности видимому и подлинному. Во Христе восстановлено равенство
    лица и души, лица и духа. Нет ничего в Иисусе, что бы не было выражено в Его
    лице, и Он — человек, первый после жившего в раю Адама, Лицо Которого не
    лгало, а делало то, что должно делать лицо — выражало сущность личности.
    Появился Образ, равный Первообразу. Пропасть была преодолена, сдвиг
    исчез. Почитание, воздаваемое Образу, стало равно — стало тем же самым,
    что и почитание Первообраза. Возможность — а для верующего и естествен-
    ность — быть Богом означает, что не только воля Иисуса, но и наша воля
    может литься в одном потоке с Божией, что наша природа — та же человечес-
    кая природа, что и в Иисусе — может слиться, не растворяясь, с волей Божи-
    ей. И это означает, что лицо человеческое во Христе обретает возможность
    быть лицом первозданного, райского человека. Сложность и даже трагедия
    здесь в том, что христианин не к своему лицу относит это знание, приобрета-
    емое во Христе. Решить, что твоё лицо равно тебе, значит впасть в идиотизм
    или в фарисейство. Подвиг в том, чтобы глядеть на лицо другого как на его
    подлинное лицо, в том, чтобы стать лицеприятным, в том, чтобы не искать
    никакого нового иконописания, кроме иконописания лица ближнего своего.
    Как это возможно? Да спокон веку есть одно-единственное исключение в ци-
    ничном нашем мироздании, есть оазис, в котором лицо другого становится
    иконой его сущности — это самая обычная любо
    Категория: Проза | Добавил: Людмила (17.05.2010)
    Просмотров: 767 | Теги: Л. Костевич | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz