Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    Л. Харитонова. «Истории, которые трудно выдумать» .................
    № 12, 2011

    Литература и жизнь... О взаимопроникновении и взаимовлия-
    нии этих двух бытийных форм ведутся споры ещё с античных вре-
    мён. В разные годы они то удалялись друг от друга, отстаивая пре-
    имущества «чистого искусства», то сближались, рождая жанровое
    многообразие реалистического метода. Книги карагандинского пи-
    сателя Владимира Литвинова снимают остроту этой проблемы, по-
    скольку писаны они самой жизнью, и кажется, что их герои – хорошо
    известные нам люди, а их жизненные истории – это часть истории
    некогда великой Страны Советов. Подзаголовком «Босоногих» стал
    авторский комментарий, который вполне можно принять за жанро-
    вый: «Истории, которые трудно выдумать».
    Русская классическая литература богата традициями автобиогра-
    фической прозы. Многие поколения зачитывались трилогиями Льва
    Толстого, Максима Горького, Николая Гарина-Михайловского. И в лите-
    ратуре Казахстана есть яркие образцы автобиографической трилогии
    Сабита Муканова, Николая Анова. Карагандинский писатель Влади-
    мир Литвинов тоже шагнул на эту тропу: в течение тридцати лет рабо-
    тал над трилогией «Босоногие» и, наконец, издал её заключительную
    книгу. Главный герой трилогии – круглый сирота и инвалид, который
    половину своего детства провёл на больничной койке детского туберку-
    лёзного санатория, привязанный «на все четыре». Такого необычного
    героя автобиографическая проза Казахстана ещё не знала.
    Проза Литвинова о детях войны уже снискала популярность и лю-
    бовь среди читателей. Однако если предыдущие книги «Босоногих-1,2»
    были обращены скорее к юному поколению, то у «Босоногих-3», которая
    называется «Врёшь, не возьмёшь!», читательская аудитория может быть
    самой широкой. Ведь и книга сама вышла широким жанровым полот-
    ном, в котором переплетаются автобиографические заметки, лирико-
    философские и публицистические отступления, портретные зарисовки
    с натуры, дневниковая и эссеистская проза.
    С одной стороны, главы «Босоногих-3» можно читать как отдель-
    ные рассказы, с другой – она представляет целостное художественное
    полотно, части которого связаны между собой и вместе образуют компо-
    зиционное и смысловое единство.
    Цельность книги обеспечивается прежде всего за счёт образа глав-
    ного героя «Босоногих» – Семёна Лубина, который в хорошем смысле яв-
    ляется авторским резонёром. Книга начинается с того момента, как Се-
    мён покинул детский туберкулёзный санаторий, в котором провёл дол-
    гих шесть лет, и начинает взрослую жизнь, где ждёт его личностное ста-
    новление, трудный выбор профессиональной стези и, конечно, любовь...
    Ей посвящена не одна страница новых «Босоногих» – первые любовные
    томления и страдания, первые поцелуи, первые встречи и расставания...
    В классическом романе герой, как правило, проверяется любовью (вспом-
    ним отчаянного Базарова, не выдержавшего испытания любовью к Одинцовой).
    У Литвинова вряд ли можно выделить такую особенность, поскольку
    герой проверяется в самых разных ситуациях – на планёрках, на ком-
    сомольских собраниях, на дружеских собирушках, в моменты, когда
    приходится всё бросать и мчаться «по зову первой любви». И в каж-
    дой из них основным критерием в выборе позиции героя становится
    главный принцип – отстоять справедливость, добиться правды, пусть
    за неё и нередко можно получить «по шапке», а главное – остаться
    тем Сёмой Лубиным, который всегда знает «как»... Порою может по-
    казаться: «Уж слишком идеальный портрет получается». Герой-мо-
    лодогвардеец какой-то... Признаюсь, многие страницы и мне пока-
    зались написанными в уже почти забытом «соцреалистическом» духе.
    Да и эпиграфы – сплошь из советской поэзии. Райкомы, крайкомы,
    комсомольские собрания, партийные первички вот уже более 20 лет
    назад канули в Лету. А в прозе Литвинова они все оживают. Более
    того, спорят с веком нашим. И скорее не они, как нам кажется от-
    жившие формы правления, а мы сегодняшние – такие прогрессив-
    ные и всеведущие, держим экзамен на состоятельность. Вспоминая
    вместе с автором страну, «которую мы потеряли», часто хочется вос-
    кликнуть по-лермонтовски «Да, были люди в наше время! Не то что
    нынешнее племя»... Литвинов показывает нам, что дело не во влас-
    ти, а в людях, её осуществляющих. Какой бы ни была власть, глав-
    ное, чтобы работали её законы, призванные защищать человека...
    С большой любовью создан образ наставника Семёна по партий-
    ным и комсомольским делам – первого секретаря райкома партии Ни-
    колая Григорьевича Усенко – человека мудрого, честного, умеющего от-
    стоять правду, твёрдого и человечного. Откроем тайну – его прототип
    жив и сейчас, он продолжает поддерживать «своих» – ветеранов, быв-
    ших коллег по партии, просто друзей, тех, которым оказалось нелегко
    осваивать законы «нового времени».
    Помимо ярких персонажей и интересных эпизодов, новая книга пи-
    сателя интересна и авторскими приёмами, например, включением в по-
    вествование голоса самого Семёна через его дневник, а затем и литера-
    турные пробы. Эти приёмы позволяют автору всесторонне осветить свою
    позицию – и жизненную, и профессиональную. В завершающей книгу
    главе «Зов моста» – истории разочарований и возрождений, поражений и
    побед – над обстоятельствами, над собой. В рассказе «Мост» героя спасает
    от шага в пропасть мысль о невыполненных долгах перед людьми, кото-
    рые надеются получить помощь именно у него, жителя города Добродар.
    Достойный финал книги о достойных людях, которые живут и не ломают-
    ся, а от испытаний становятся только крепче.

    Лариса ХАРИТОНОВА,
    кандидат филологических наук, доцент Карагандинского
    государственного университета имени Е.А. Букетова.



    Категория: Проза | Добавил: Людмила (14.01.2012)
    Просмотров: 580 | Теги: Лариса ХАРИТОНОВА | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz