Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    А.Найдёнов. Оптовик. Рассказ
    № 11-2011

    Очнувшись, она подумала, что Валера умер. Он лежал на ковре не двигаясь так же, как упал (этот момент она помнила) – упал лицом вниз. Нужно было поднять его, повернуть, вызвать «скорую», наконец. Но её сознанье опять растаяло…
    «Передоза!» – вспыхнула мысль, когда её мозг включился. Она катнулась с дивана, рухнула на пол, на карачках доползла до Валеры. Ожидала – что ей не по силам даже шевельнуть его, но, потянув за предплечье, повернула Валеру на спину на удивленье легко. Закружилась голова – как же ей было плохо!
     Оказалось, живой. Он дышал. Чуть-чуть приоткрыл глаза и смотрел застыло на потолок. Вдруг он дёрнул в сторону руку, попал в неё и вцепился пальцами в блузку.
     «Валера, отпусти! Отпусти!» – в испуге зашептала она и принялась разжимать его пальцы один за другим. Как ей это было знакомо! Он не противился. Блузка освободилась. Пальцы у Валеры остались скрюченными – кажется, он не мог ими как следует управлять.
     Она отползла обратно, села на полу, навалясь на диван.
     «Чёрт бы побрал его деньги! Все, сколько их есть!» – думала она про Валеру.
     Следующее, что пришло ей на ум – был тот разговор, когда она влипла. Она, медленно и трудно соображая, прокручивала его во всех врезавшихся в память деталях, как нередко делала в эти три месяца, и опять пыталась понять, был ли у неё шанс тогда увернуться?..
    …Тогда на звонок двери отворил мужчина, ростом на полголовы ниже её. Он сказал: «Проходи, проходи!» – пропуская её в квартиру, запер ключом замок и повёл её в комнату. «Хорошо, – подумала она, – что мужчина этот был трезв, хорошо, что он был один. Хорошо, что на столе в комнате не было закуски и водки – значит, к ней не начнут приставать, чтобы она пила».
    «Он, наверно, командировочный», – подумала она, осмотревшись вокруг и поняв, что жильё это съёмное: слишком пустое, незахламлённое от повседневного быта.
    – Дай-ка я на тебя взгляну, – сказал мужчина, расположившись в кресле. – Повернись. Ещё чуть-чуть. Так… – несколько секунд он молчал и наконец произнёс: – Ты и правда удивительно хороша.
     Она, на тонких шпильках, повернулась лицом к нему и пленительно улыбнулась. Не то чтоб ей понравился комплимент. Что она красивая, – она знала давно сама, осознав это лет в двенадцать, – просто на слова клиентов принято улыбаться. Она закинула назад руки – так, что платье обтянуло её, и начала нащупывать пуговицы.
    – Ты пока что погоди, не сейчас, – приказал мужчина. – Мы с тобой немного поговорим. – Он кивнул ей на соседнее кресло. У неё тоскливо мелькнула мысль, что мужчина этот из старых, ещё советских, интеллигентов, которыеюбят как занозы залезать в душу прежде, чем овладеть хозяйкой этой души.
    – Твоё имя?
    – Аня, – привычно соврала она.
    – Ты давно уже на этой работе?
    – Месяц.
    – Сла-авно, – протянул умильно мужчина и пояснил, что тут именно славно. – Славно, что ты действительно тут недавно, не имеешь этого… отпечатка,– он затруднился точнее определить и пощёлкал пальцами. – Этого следа… И тебе неловко от такого занятия… Света.
    Когда он произнёс её имя, она вздрогнула. Узнать, как её зовут, он, конечно, мог в её фирме, но зачем он это узнал?
    – Кстати, почему ты поступила на такую работу? – продолжал допытываться он.
    – Это дело люблю, а тут ещё и платят за это, – нагло выпалила она заранее готовый ответ: этот вопрос задавал ей каждый второй.
     Мужчина внимательно посмотрел на неё, усмехнулся и опять сказал: «Славно», – только в этот раз не пояснил – что.
     – Сомневаюсь, что много платят, – заговорил он. – Если вызов – две пятьсот, то тебе достанется… едва ли больше тыщи. А тут ещё на лекарства надо… И каждый день… Дорогие ведь лекарства теперь. А санатории! А билеты! У ребёнка твоего – паралич?
     О том, что у неё болен сын, никто не знал в её фирме. Света лишь сейчас поняла, что мужчина – необычный клиент.
    – Что вам нужно от меня? – спросила она.
    – То же, что и всем, что и всем. Только предложу тебе условия выгодней. Зачем тебе истаскиваться по алкашам? Я хочу купить всё твоё время оптом.
    – Оптом?
    – Да. И при том, не со мной, а с одним интересным молодым человеком. Если ты ему, конечно, понравишься. Ты согласна?
    – Мне нужно сперва подумать.
    – Ладно, думай. А пока,.. – вымолвил мужчина, вставая с кресла и расстёгивая на себе брюки...
    Вечером она разжимала пальцы Стасику, своему трёхлетнему сыну. Стасик, когда мать кормила его, любил её держать за запястье, а потом не мог выпустить. Это повторялось изо дня в день. Церебральный паралич – что поделать? Разжимая сыну его тонкие пальцы, она и почувствовала тогда, что согласна…
    Вот тогда и был, наверное, шанс! Если бы Валера подцепил не её, а другую в том ночном клубе с морским дизайном, где за стёклами в стенах косились на людей удивлённые рыбы. Только он, как нарочно, втрескался с первого взгляда. И она-то дура! Радовалась ещё!
     Этот Валера в самом деле был симпатичный. И улыбчивый. И играл на гитаре. А ещё он – совладелец конторы своего папы, а это, между прочим, не так себе – самая крупная в области сеть супермаркетов. Акции достались ему в наследство от его мамы.
    А мужчина её обманул. Никакого времени оптом не выкупил, вместо этого сказал: «Я всё сделал, девочка, чтоб тебе повезло. А теперь дои его, я тебе скажу, как».
     Очень скоро Света поняла его цели – ему нужно, чтоб Валера растратил и на ветер пустил свой бизнес. Ей велели чуть не каждый день заманивать его в казино. Они просаживали столько, что Света не могла ночами уснуть, но маленькому мужчине казалось всё мало, мало.
     Наконец она не стерпела, отказалась, но мужчина вместо ответа вынул из кармана несколько фото, на которых она с клиентом, поглядел на них и расплылся в улыбке:
    – Сла-авно!
    И где он их взял?
    – А ты думаешь, ты поймала судьбу за хвост? Ошибаешься, детка. Птица счастья скоро упорхнёт! Фьють! – он помахал фотоснимками. – А вот неприятности тебе будут. Будут. А оно тебе надо?
    Света передумала ссориться с ним – почему-то ей был страшен этот интеллигентный мужчина.
     В июне они с Валерой летали в Венецию. Много пили, потому что Свете велели приучить его больше пить. Вернулись – и мужчина принёс ей пакет с курительной смесью. И теперь – такой результат.
     Света долго смотрела на руку Валеры с полуразжатыми пальцами.
    – Дальше – что? Потребуют подсадить его на иглу? – думала она и решила, что хватит – будь что будет, но этого ей не надо.
    Валера наконец-то очнулся, встал на ковре, шатаясь, и приковылял к Свете, сел рядом с нею на пол. Он не способен был говорить, слушать он мог – и Света всё ему рассказала. Валера слушал и молчал и только встряхивал своею башкой. Потом встал и вышел, ушёл совсем из дома, захлопнул дверь.
    – Ну, вот, сказала – и что теперь? – усмехнулась над собой Света. – Теперь освобождаю квартиру?
    Она уже два месяца жила в шикарной студии, которую Валера для них снимал. А сына видела лишь набегами.
    – Одежда? Обувь? А драгоценности? По-правильному их бы следовало оставить. – Хотя, какого, собственно, чёрта? Она их заработала честно. В конце концов, Валера, бизнес есть бизнес.
    Света с трудом поднялась на ноги и принялась рассовывать вещи по пакетам и сумкам.
    И тут ещё раз хлопнула дверь. В комнату вошёл незнакомый верзила. Света обомлела от его рожи.
    – Не пугайся, – басом произнёс он. – Я – начальник службы безопасности, – он назвал Валерину фирму. – Мне за тобой приказано присмотреть.
    – Стойте там, а то я буду кричать!
    – Да спокойно. Это тебе во благо. Знаешь, как сейчас мечтает кто-то, чтобы ты замолкла навек? Надо спрятать твоего сына раньше, чем они к нему доберутся. Ты скажи, где его найти? Ты и сын пока побудете здесь, думаю, мы быстро вычислим, кто такие у нас враги.
    «Да, конечно, – подумала Света. – У них ведь теперь война. А она для них – просто пешка, лишь свидетель. И что сделаешь? – Бизнес есть бизнес…».
    Но ей так хотелось надеяться, что и кроме бизнеса есть ещё что-то…
    Категория: Проза | Добавил: Людмила (13.01.2012)
    Просмотров: 513 | Теги: Александр Найдёнов | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz