Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    Л. Маркиянова. Рассказы для женщин
    № 10, 2011
    Тяжёлое бремя славы

    Придя в очередной раз на работу в гастроном, где уже десять лет рабо-
    таю продавщицей, я обнаружила, что в торговом зале суетятся какие-то
    посторонние лица, одетые в синие комбинезоны и белые кепки с надпи-
    сью «МТВ». Они с деловым видом сновали туда-сюда, устанавливая метал-
    лические стойки и протягивая какие-то провода.
    – Люб, а чего происходит? – поинтересовалась я у нашей кассирши.
    – А ты разве не слышала как Пал Палыч вчера объявлял, что сегодня
    к нам с местного телевидения придут. Сюжет про наш магазин будут де-
    лать.
    – С чего бы это вдруг?
    – Так юбилей же. Десять лет магазину.
    Да, большое событие. Я посмотрела на надменных молчаливых пар-
    ней, с деловым видом устанавливающих какую-то аппаратуру, и пошла
    переодеваться. По пути меня перехватил наш заведующий Пал Палыч. Он,
    заметно нервничая и потирая руки, предупредил меня, чтобы я тщатель-
    нее сделала макияж, расчесалась, припудрилась и вообще привела себя в
    порядок, так как у меня будут брать интервью. Я попробовала было возра-
    зить, но он только махнул рукой и побежал дальше. Что делать, хочешь –
    не хочешь, а распоряжения начальства надо выполнять. Я переоделась в
    новенький хрустящий халат, изобразила на голове нечто вроде начёса,
    накрасила губы красной помадой, позаимствованной у Любы.
    Вскоре начались съёмки, и дальнейшее я помню как в тумане. Мне
    действительно задавал какие-то вопросы молодой человек, я что-то отве-
    чала ему, но о чём шла речь, хоть убейте меня – не помню. Вечером после
    работы, усевшись в кресло с телефоном в одной руке и записной книжкой
    в другой, я обзвонила всех своих знакомых и родственников с тем, чтобы
    они непременно посмотрели на следующий день по местному телевиде-
    нию вечерний выпуск новостей – меня будут показывать.
    На следующий день в назначенный час я с нетерпением уселась пе-
    ред экраном телевизора. Сюжет про наш гастроном шёл в конце новостей.
    Молодой энергичный диктор, заглянув в лежавшие перед ним шпаргал-
    ки, жизнерадостно сообщил:
    – Сегодня десятилетний юбилей празднует гастроном «Улыбка», что
    находится в Западном микрорайоне нашего города. За это время по са-
    мым скромным подсчётам его работников, они обслужили не менее 800
    тысяч покупателей. Посмотрите репортаж, сделанный нашим специаль-
    ным корреспондентом.
    На экране возник наш гастроном. Сначала его внешний вид, круп-
    ным планом вывеска «Улыбка», затем появился торговый зал, кассир Люба
    одним глазом смотрит в продуктовую корзину покупателя, а другим косит
    в объектив. Заведующий Пал Палыч на втором плане расплылся в масля-
    ной улыбке и машет в камеру, видимо, по примеру участников передачи
    Проза
    30
    «Поле чудес» передаёт кому-то привет. Женский голос за кадром коммен-
    тирует, каким образцово-показательным торговым учреждением являет-
    ся наш магазин, как мы, его работники, только и думаем днём и ночью о
    том, как бы лучше обслужить наших клиентов и озарить их жизнь светом
    и радостью от приобретённых у нас продуктов. Неожиданно в камере воз-
    никает моё лицо. Я, подслеповато щурясь и отчаянно моргая, идиотски
    улыбаюсь, почёсывая кончик носа. Камера наконец-то уплывает в сторо-
    ну и наезжает опять-таки на Пал Палыча. Он, растопырив в стороны руки,
    как бы говоря этим «а вот никуда вы от меня теперь не денетесь!», прямо-
    таки захватывает в свои крепкие объятья корреспондента вместе с его
    микрофоном и начинает вещать трубным басом, каких титанических уси-
    лий стоило лично ему вывести наш магазин в передовики. Корреспондент
    делает робкую попытку вырваться из его цепких рук, но Пал Палыч, пере-
    хватывая микрофон и инициативу в свои руки, продолжает свою глубокую
    мысль о том, что все его чаяния направлены только на то, чтобы ещё боль-
    ше улучшить наши показатели и обеспечить каждого гражданина нашего
    микрорайона необходимыми продуктами, витаминами, микро- и макро-
    элементами. Наконец, корреспондент не без усилий вырывается из его
    тисков, и камера опять наезжает на меня.
    – Руководство гастронома представило нам Викторию Михайловну
    Романову как одного из самых передовых работников гастронома. Викто-
    рия Михайловна, вы действительно работаете в этом магазине со дня его
    открытия? – микрофон поднесён к моему носу. Я делаю тщетную попытку
    взять его в руки, но корреспондент, уже наученный горьким опытом обще-
    ния с Пал Палычем, не выпускает его из рук. Несколько минут мы молча
    боремся за право обладания микрофоном, наконец, поняв, что силы не-
    равные, я оставляю эту затею и говорю неестественным голосом с визгли-
    вой интонацией, продолжая идиотски ухмыляться:
    – Да, я действительно работаю в этом магазине со дня его открытия.
    – Говорят, вы были неоднократно награждены почётными грамотами
    и премированы за свой добросовестный труд?
    – Да, я была неоднократно награждена почётными грамотами и пре-
    мирована за свой добросовестный труд.
    – Вы, наверное, и дальше хотите здесь трудиться на благо вашего
    микрорайона?
    – Да, я и да-дальше хотела бы здесь трудиться на благо на-на-нашего
    микрорайона, – заикаясь, соглашаюсь я, явно радуясь, что сумела так лов-
    ко и хорошо ответить на все вопросы. Моя бывшая школьная учительница
    литературы могла бы мною сейчас гордиться, ведь я с точностью исполни-
    ла её вечное пожелание в мой адрес «отвечай полным ответом на постав-
    ленный вопрос».
    Мы с корреспондентом замолчали, улыбаясь друг другу. Я икнула и
    опять почесала кончик носа. Потом зачем-то многозначительно подмиг-
    нула специальному корреспонденту, отчего он испуганно округлил глаза.
    Наконец, камера уехала в сторону.
    Единственное чувство, которое я испытала после этого сюжета – это
    ужас. Никогда ничего более кошмарного я не видела. Даже Хичкок мог бы
    позавидовать. Уже и новости спорта закончились, и прогноз погоды объя-
    вили, а я всё ещё сидела в полном ступоре с поднятыми дыбом волосами
    на голове. Кошмар! И зачем только я предупредила всех знакомых, чтобы
    они смотрели новости?! Наверняка никто бы и не увидел этого идиотского
    сюжета, если бы не мои звонки. Это надо же быть такой законченной бал-
    дой!
    Раздался телефонный звонок.
    – Привет, подруга, – поприветствовал меня бывший одноклассник
    Валерка Сидоров. – Видел сейчас тебя в «ящике». Молоток! Ты у нас теперь
    знаменитость, настоящая теледива. Бритни Спирс и Мадонна отдыхают!
    Только ты чего, как дура, всё время ухмылялась и слегка подёргивалась,
    будто у тебя за шкиркой паук ползал?
    С лёгкой руки Валерки, как осенью листья с клёна, посыпались звон-
    ки. Подруга Милка заявила, что мне срочно надо идти к парикмахеру, так
    как рыжий цвет волос смотрится вульгарно и в этом сезоне не актуален,
    да и то, что на голове у меня, никак нельзя назвать волосами, в общем,
    ежели чего, у неё есть на примете классный мастер. Двоюродная сестра
    Ирка посоветовала обратиться к логопеду, чтобы избавиться от некоторой
    шепелявости и картавости. «Не замечала раньше, что ты заика, – добави-
    ла она в конце и тут же обнадёжила, – может, логопед и с этим тебе помо-
    жет». Мой брат Арсений сделал для себя открытие, что его сестра близору-
    ка и, несмотря на мои уверения в том, что со зрением всё в порядке, насто-
    ятельно посоветовал сходить к окулисту, аргументируя тем, что хорошо
    видящий человек не будет всё время щуриться как крот, вылезший из сво-
    ей норы на белый свет. Соседка Мария Васильевна дала адрес знакомого
    невропатолога, чтобы подлечить нервы, так как частое почёсывание кон-
    чика носа, по её мнению, сигнализирует о крайней степени нервозности
    и расшатанных нервах. Тётя Рита, сестра моей мамы, посоветовала ку-
    пить кремы и косметику «Орифлейм», чтобы освежить лицо и разгладить
    мелкие морщины, а что не поддастся разглаживанию, закрасить тональ-
    ным кремом. Дядя Борис авторитетно заявил, что моё правое плечо немно-
    го выше левого, и посоветовал для некоторого выравнивания асимметрич-
    ности моей фигуры подкладывать в левую туфлю потаённый каблук. Пле-
    мянник Денис в категоричной форме потребовал от меня начать срочно
    посещать тренажёрный зал, чтобы сжечь лишний жирок на талии. Потом
    позвонила моя ближайшая подруга Надя, чтобы выразить своё соболезно-
    вание в связи с тем, что я дошла до ручки и готова кидаться на любого
    мужика при любом удобном и неудобном случае. «Что поделаешь, – сочув-
    ственно вздохнула она в трубку, – природа требует своё». В довершение ко
    всему, племянница Маринка, ученица первого класса средней общеобра-
    зовательной школы, авторитетно заявила, что сейчас такие серьги уже не
    носят, а если кто и носит, то только дебилки, и вообще – в ярко-красный
    цвет губы красят только путаны, но она искренне надеется, что её тётя не
    из их числа.
    В полной прострации я положила трубку. Тут же раздался ещё один
    звонок. Я выдернула шнур из розетки и устало рухнула в кресло.
    Да, тяжёлое это бремя – бремя славы.


    Психотерапия

    – Кобыла тебя забодай! – в сердцах крикнула она. – Тьфу, чёрт! Уж
    если не везёт, так не везёт!
    Она пнула носком босоножки по разбившемуся горшку, махнула ру-
    кой и плюхнулась на стул. Старенький стул, не привыкший к такому обра-
    щению, жалобно скрипнул и угрожающе качнулся.
    Что за день сегодня. Не заладился с утра. С того самого момента как
    она спросонья сунула ногу в тапочку, что как и положено находилась у кро-
    вати, и прямиком вляпалась пяткой в ещё тёплую лужицу, не успевшую пол-
    ностью впитаться в свалявшуюся стельку. Крошечный рыжий нахалёнок
    по имени Пушок невинно моргал на неё зелёными глазёнками, миролюби-
    во помахивая хвостиком, как бы говоря: «Привет, хозяйка. С добрым утреч-
    ком. Давай рысью на полусогнутых на кухню, «вискас» хочу. Али чем недо-
    вольна?».
    Сгребла нахала в кулак, где он весь и поместился, только уши наружу
    торчат, понесла в туалет и легонько ткнула в тазик с песком.
    – Вот место для этих дел. Понял, болван?
    «Болван» отряхнулся, глянул на хозяйку: всё, мол, воспитательная про-
    цедура окончена? – и невозмутимо потрусил на кривеньких тоненьких нож-
    ках на кухню впереди неё.
    – Это ты быстро запомнил, зараза, – ворчала она, вываливая половину
    пачки «вискаса» для котят в красную миску.
    … Дождь хлынул как раз в тот момент, когда она выпрыгнула из автобу-
    са. Разумеется, зонт она не взяла. Ведь глупо брать с собой зонт, когда с утра
    вовсю светит солнце, и синоптики по радио предупредили о том, что осадков
    сегодня не ожидается. А они, осадки эти, внезапно неизвестно откуда мате-
    риализовались на абсолютно чистом до того небосклоне в виде солидной
    тучи, которая, конечно же, дождалась именно того момента, когда она вый-
    дет из автобуса, чтобы моментально осесть в виде проливного дождя на её
    голову. Тщательно уложенные в крупные локоны волосы моментально пре-
    вратились в мочало, изображающее причёску «Я упала с самосвала, тормо-
    зила головой». Тушь само собой потекла. В довершение ко всему новейшие,
    первый раз одёванные дорогие колготки, «поехали».
    – Кобыла вас забодай, – ворчала она в туалете, стягивая колготки с
    мокрых ног. Подумала, посомневалась и выбросила жалкий комок тряпки в
    урну. Вот тебе и лайкровое 20-деновое чудо за 70 рэ. Чудо в перьях.
    Раз с утра не везёт, то не фиг и браться на составление отчёта. Отчёт –
    дело серьёзное, требующее сосредоточенности и просветлённости ума. Нет,
    сегодня явно не отчётовый день. Лучше уж не спеша доделывать кучу мел-
    ких второстепенных дел. И она погрузилась в рутинную работу. Но и второ-
    степенные дела сегодня не желали делаться. Посидев бестолково над ними
    с час, она плюнула на всё и решила, чтобы был хоть какой-то прок от сегод-
    няшнего дня, заняться хотя бы приведением в порядок своего рабочего
    места.
    Вывалив на стол содержимое всех трёх ящиков стола, она с удивлени-
    ем обнаружила среди прочего хлама зелёные варежки, которые потеряла
    ещё в феврале, искренне порадовалась пятидесятирублёвке, неизвестно
    каким образом затесавшейся среди бумаг, недоуменно похлопала глаза-
    ми на две красочные открытки к 8 Марта, которые, как она твёрдо помни-
    ла, отправила своим близким подругам (совсем почта стала работать из
    рук вон плохо). Посидев над этой кучей минут пять и горестно повздыхав,
    она торопливо сунула как попало всё обратно.
    Решила хотя бы пересадить цветок, что чах в маленьком треснувшем
    горшке. Новый глиняный пузатый горшок с нарисованными на боку ро-
    машками, давно ждал своего часа. Она сходила на улицу, копнула с клум-
    бы немного земли в пакет, принесла в отдел и, расстелив газету, приня-
    лась за пересадку. Когда работа была окончена и осталось только поста-
    вить горшок на место, он выскользнул из её рук и плюхнулся на пол. Ро-
    машки на пузатом боку разъехались по разным осколкам.
    – Кобыла тебя забодай! – она пнула носком босоножки по разбитому
    горшку.
    Вот так она и сидела на съехавшем набок стуле, когда в комнату заг-
    лянула из соседнего отдела подруга Калерия.
    – Чего грустим-киснем? – бодро поинтересовалась Калерия.
    – Всё плохо. Абсолютно всё. Просто хуже некуда.
    – Так не бывает. Даже когда всё плохо, что-нибудь да хорошо. Только
    надо суметь это хорошее разглядеть, – обнадёжила Калерия.
    – А у меня всё плохо! – она стояла насмерть на своём. – Абсолютно всё!
    Калерия пододвинула другой стул к ней поближе, села на него, отчего
    тот также моментально съехал набок. Так они и сидели молча на покосив-
    шихся стульях. Наконец Калерия произнесла:
    – Безвыходных ситуаций не бывает. И даже когда всё плохо, должен
    наступить момент, когда всё станет хорошо. Но мы не будем ждать милос-
    тей от природы! Страховой полис у тебя с собой?
    Покосившись на Калерию и так и не поняв при чём здесь полис, она
    кивнула.
    – Тогда всё в порядке. После работы пойдёшь к психотерапевту, – и
    Калерия как о деле решённом и обсуждению не подлежащем выдвинула
    нижний ящик письменного стола, выудила из него больничную карточку
    и вручила его хозяйке. – Завтра доложишь, что тебе сказал специалист и
    какое лечение назначил. Надеюсь, что ты ещё не безнадёжна.
    Она задумалась. Никогда в жизни ей самой не пришла бы в голову
    мысль идти к психотерапевту. Никогда в жизни. А почему бы и нет, соб-
    ственно говоря? Ведь для того и существуют психотерапевты, чтобы ле-
    чить психику людей, когда та даёт сбои.
    – Ты считаешь, что мне уже пора? Дошла до ручки?
    – Дура! Я тебя не к психиатру направляю, а к психотерапевту.
    – По-моему, это один хрен.
    – Это разные хрены, – резонно возразила Калерия. – Психотерапевт
    откорректирует твоё психическое состояние, поможет переосмыслить
    жизненные цели и ценности и посмотреть на твою жизненную ситуацию
    со стороны, так сказать, свежим взглядом. Даст несколько ценных сове-
    тов. Как Андрей Курпатов, например. Смотришь по телеку передачи с его
    участием? Не смотришь, а зря. А психиатр – это когда ты уже одной ногой
    на пороге жёлтого дома стоишь. По-моему, так. В общем, карточку и стра-
    ховой полис в зубы и сразу после работы шагом-бегом марш в заводскую
    поликлинику. Кабинет 411. Без предварительной записи. Мне знакомая
    сказала, что неделю назад там появился штатный психотерапевт. Очень
    опытный врач. Мигом сделает из тебя человека.
    – А сейчас я кто?
    – Дед Пихто. Ты сейчас никто. Эдакое безликое, бесполое, безмозглое
    никто со вконец измочаленными нервами и опустившимися руками. Си-
    дишь и талдычишь как попугай одно и то же: «Всё плохо, всё плохо, всё
    плохо…». Короче говоря, завтра доложишь мне как прошло твоё психолече-
    ние. А сейчас давай вместе уберём этот бардак. Ну надо же, какую красоту
    загубила, лучше бы ты мне этот горшок подарила, балда.
    … Она закрыла комнату, сдала на вахту ключ и медленно побрела в
    сторону заводской поликлиники, благо та всего в десяти минутах ходьбы
    от завода. Интересно, что ей сейчас посоветует специалист? Калерия гово-
    рила, что он очень опытный. Второй Андрей Курпатов. Она представила,
    как сейчас начнёт выкладывать перед ним всю свою жизнь. Вывалит пе-
    ред ним всё, как сегодня вывалила содержимое ящиков на стол. Как они
    вместе будут искать причину её апатии, депрессии и неудач. Как он всё
    рассортирует, разложит по полочкам, навешает ярлыки и этикетки. И всё
    станет просто и понятно. Всё встанет на свои места. И жизнь её опять оза-
    рится светом и смыслом, заиграет новыми красками. Может быть, он даже
    применит гипноз, чтобы выявить её подсознательные комплексы и стра-
    хи. А разве они есть? Вроде бы ничего такого она не чувствует. Но на то они
    и подсознательные, чтобы их явно не ощущать. Быть может, она узнает о
    себе нечто такое, что совершенно поразит её. А что такого она может уз-
    нать? А вдруг она страдает манией величия, эдаким комплексом Наполе-
    она, и поэтому её не удовлетворяет её слишком приземлённая и обыден-
    ная жизнь. Или вдруг даёт себя знать нереализованная повышенная сек-
    суальность, о которой она и не подозревает. И что тогда со всем этим де-
    лать? Стать британской королевой и завести себе кучу любовников? А вдруг
    всё окажется ещё глубже. Например, с помощью глубокого гипноза психо-
    терапевт установит, что в одной из своих прошлых жизней она была пре-
    ступником и загубила чью-нибудь невинную душу, а теперь этот грех му-
    чает её совесть и требует искупления. Тогда она пойдёт в церковь, поставит
    свечку за упокой души невинно ею убиенного, а потом отправится в мона-
    стырь служить монахиней. Она остановилась. В монастырь идти не хоте-
    лось. На кого она оставит сына или, например, того рыжего нахалёнка с
    зелёными моргалками. Может, лучше не ходить к психотерапевту и жить в
    сладостном неведении, чем с гнетущим чувством вины. И всё-таки, она не
    будет уподобляться страусу, прячущему в песок свою голову. Лучше горь-
    кая правда, чем сладкая ложь. И она решительно потянула на себя вход-
    ную дверь в поликлинику.
    Перед кабинетом номер 411 никого не было. Видно, пациенты ещё не
    узнали, какой опытный врач здесь появился. Или, скорее всего, сказывает-
    ся наша российская привычка лечить тело, но не душу. Мы в этом смысле
    не похожи на американцев. Насколько она знает, практически каждый
    Лариса Маркиянова
    35
    американец имеет собственного психотерапевта, которому с периодично-
    стью пригородной электрички исповедуется в своих тайных страхах и не-
    чистых помыслах. Раньше, в старину, наши предки хотя бы в церкви испо-
    ведовались, а сейчас мало у кого есть такая привычка. В лучшем случае
    подруге расскажешь о своих сомнениях и переживаниях. Но подруги – не
    специалисты и рассчитывать на верный совет тут сомнительно.
    Она постучала. Ответом было гробовое молчание. Она постучала гром-
    че. Тот же эффект. А может, там нет никого? Она толкнула дверь и загляну-
    ла в кабинет. За столом, склонясь, что-то писал седой мужчина в белом
    халате. Он поднял голову, внимательно посмотрел на неё и жестом руки
    разрешил войти. Она вошла и, поколебавшись, уселась на стул перед сто-
    лом врача. Он продолжал писать. Подумав, она не стала ждать наводящих
    вопросов и стала рассказывать. Её как прорвало. Она говорила о своём
    детстве, о том, как сильно в раннем детстве ей хотелось иметь большую
    куклу с закрывающимися глазами и настоящими длинными льняными
    волосами. Как она засыпала и просыпалась с мечтой об этой кукле. Какое
    прекрасное имя ей придумала – Лолейла. Как потихоньку от матери отре-
    зала от тюля, висевшего на окне, лоскуток на фату для своей Лолейлы. Но
    мечте этой не суждено было сбыться. Быть может, отсюда в ней сегодняш-
    няя неудовлетворённость жизнью. Так сказать, несбывшаяся мечта дет-
    ства аукается. Хотя вроде всё в порядке. Неплохой муж. Непьющий и неку-
    рящий. Правда, молчун редкостный, но, по ней, пусть лучше молчун, чем
    болтун. Он сейчас в рейсе, он дальнобойщик и поэтому в отъезде бывает
    чаще, чем дома. Но, может, это и к лучшему. По крайней мере, они не успе-
    вают надоесть друг другу. У них есть сынок Дима. Хороший мальчик. Бес-
    проблемный мальчик. Неплохо учится. Сейчас он у бабушки в деревне от-
    дыхает на каникулах. Каждый выходной она обязательно навещает его.
    На работе вроде тоже всё в порядке. В общем, всё нормально. Но чего-то не
    хватает. Как вы думаете, чего мне не хватает, а? А может, ко мне гипноз
    применить? Вдруг под гипнозом выявится что-нибудь такое. Как вы дума-
    ете, доктор? Может, мне какое-нибудь успокоительное попринимать? Но
    только лёгкое и натуральное, вроде валерьянки. Я транквилизаторы опа-
    саюсь принимать. А вдруг потом появится зависимость от них.
    Во время её тирады врач продолжал что-то писать, быть может, он
    записывал её разглагольствования в свою тетрадь. Наконец, она замолча-
    ла. Он тоже прекратил писать. Захлопнул тетрадь. Открыл ящик стола,
    вынул из него слуховой аппарат, надел, достал из футляра очки с толстен-
    ными стёклами, нацепил их на нос и сказал, подслеповато посмотрев на
    пациентку:
    – Так с чем вы ко мне пожаловали?
    – … Я?
    – Да, вы. Имя, фамилия, отчество.
    – Торопова Надежда Юрьевна.
    – Возраст.
    – 34 года.
    – Замужем?
    – Да.
    Рассказы для женщин
    36
    – Дети?
    – Сын 12 лет.
    – Отношения в семье?
    – Нормальные.
    – На работе?
    – Тоже.
    – Как спите?
    – Крепко.
    – Вытяните руки перед собой, растопырьте пальцы. Теперь закройте
    глаза и коснитесь указательным пальцем правой руки кончика носа. Те-
    перь левым указательным пальцем. Так. Что-нибудь тревожит?
    – Не знаю. Вроде нет.
    – Хорошо. Для профилактики попейте валерьянку или настойку пус-
    тырника перед сном.
    – …Это всё?
    – Всё.
    – До свидания.
    – Всего хорошего.
    Она вышла на улицу, вдохнула свежий воздух. Не спеша побрела в сто-
    рону автобусной остановки. В душе воцарил вселенский покой, мир и божья
    благодать.
    Всё-таки психотерапия – сильная штука.

    Полностью повесть читайте на нашем сайте в формате PDF


    Категория: Проза | Добавил: Людмила (02.12.2011)
    Просмотров: 575 | Теги: Лариса МАРКИЯНОВА | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz