Суббота, 19.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    В. Чембарцева. «А степь уже мечтает о восходе...». Стихи
    № 7, 2011

    Вика (Виктория) ЧЕМБАРЦЕВА
    родилась в 1973 году в г. Кишинёве. Окончила факультет маркетинга Экономичес-
    кой академии Молдовы (2000) и факультет психологии института непрерывного
    образования (2008). Член Ассоциации русских писателей Молдовы (2009). Участни-
    ца 9-го Форума молодых писателей России (2009). Лауреат международной литера-
    турной премии "Серебряный стрелец” (2010) и других премий. Автор поэтической
    книжки "Тебе…” (2010), стихи и проза Вики Чембарцевой публиковались в коллек-
    тивных сборниках, литературных журналах и альманахах Молдавии и России.
    Имеет родственные связи с Казахстаном. В 2010 году совершила путеше-
    ствие по нашей республике и Узбекистану. Живёт в Кишинёве.
    В "Ниве” выступает впервые. Предлагаем читательскому вниманию под-
    борку стихов Вики Чембарцевой из сборника "Тебе…”.


    Фарфоровым утром

    Может, когда-нибудь хрупким фарфоровым утром
    в необъяснимости замерших звуков природы
    всплеском весла потревожатся тихие воды,
    лопнет струна ожиданья в предчувствии смутном…
    Может, когда-нибудь истосковавшись по ласкам,
    из одиночных скитаний в квадрате картины
    угол холста обозначит забытое имя —
    я прорисую твой образ античностью красок…
    Может, когда-то в оливковых рощах Эллады,
    мраморной глыбы кусок оживёт под руками,
    Мастер-создатель, вдохнувший изящество в камень —
    ты изваяешь меня грациозной наядой…
    Может, рассыпав по линиям чётким значками —
    нотами бусин на белых листах партитуры,
    старый скрипач бородатый с седой шевелюрой
    тонким смычком проиграет мелодию нами…
    Может, когда-нибудь все нарушая границы,
    пересечёмся с тобою в различных эпохах.
    и потерявшись в словах, междометиях, вдохах,
    просто позволим тому, что назначено, сбыться…

    ***

    Мне до тебя так бесконечно далеко:
    Не добежать, не долететь, не прикоснуться.
    И лишь во снах нам встретиться легко,
    Дыша друг другом, не боясь проснуться.
    Поэзия
    И в гулком эхе телефонного звонка,
    И в этих грустных расставаниях без встречи,
    Я всё ищу тебя издалека
    В чужих словах, не мне дарящих вечность.
    Из кем-то брошенных давно когда-то фраз
    Я научусь углём писать твои портреты.
    Ночные тени сложатся за нас
    В несыгранные по ролям сюжеты...

    Сон во сне

    Я ускользаю... Тонкой тенью
    Сливаюсь с призрачностью парка.
    И лёгким ветра дуновеньем
    Струюсь под виноградной аркой.
    В её листве, где шепчут птицы
    Свои мечты в ночном тумане,
    И где луна тончайшей спицей
    Сплетает кружева сияний...
    Весомым шорохом столетий
    Дубы трепещут вековые,
    И ивы тонкой руки-плети
    Баюкают слова немые.
    Слова, несказанные нами...
    О том, что с нами не случилось...
    Слова, невыспанные снами...
    О будущем, что позабылось...
    В дождями выплаканной ночи
    Уснули годы ожиданий.
    А я всё также, в многоточьях
    Скучаю по тебе стихами...
    По лепесткам полночных лилий
    Я научусь считать мгновенья,
    Где на губах моих застыли
    Признаний нежных откровенья...
    Фатою свадебной струится
    За мною дым в аллеях лунных...
    Я заблудилась в снах... Мне снится —
    Перебирает ветер струны.
    О чём-то важном, неизбежном,
    Поёт мне песни звёздный ветер...
    Но ночь роняет на одежды
    Рассвета бледный серый пепел...

    Я думаю

    Я думаю, мы сами — рай и ад.
    Я думаю, и грязь бывает чистой.
    Как тонкие соломинки горят,
    не дав тепла и не нашедши истин
    под тлеющей рубиновой золой,
    едва затронув сердцевину древа —
    исторгнутые вечностью из чрева,
    мы жжём мосты, ведущие домой.
    Я думаю, мы сами — свет и тьма
    настолько ровно, сколько позволяем
    в себя принять лишь зёрнышко тепла
    иль щедрое уныние до края.
    Когда покой уводит за собой,
    я думаю...
    а так ли важно думать?!
    Не страшно погружаться в стылый сумрак,
    единожды познавшему любовь.

    Гармония относительности

    По лабиринтам улиц где-то бродит лето,
    И солнце чертит тени по углам.
    А за фасадами с парадным белым цветом —
    Изнанка формы, мира пыльный хлам.
    Когда ты думаешь, что стал чуть ближе к цели —
    На самом деле ты идёшь назад.
    Лишь в облетающей цветением метели
    Познаешь — был прекрасен вешний сад.
    Шероховатости песка исправят волны,
    На ровной глади след ноги — изъян.
    Началом утра называться может полночь.
    И долей правды может стать обман.
    Остановись, попробуй быть самим собою,
    Прислушайся к течению времён.
    Сливаясь истинно с вселенской пустотою,
    Прими существования закон...
    По лабиринтам улиц где-то бродит лето.
    А где-то осень, сплин, холодный дождь.
    Но то же солнце озаряет тёплым светом
    Условный мир, в котором ты живёшь.

    Противоречия

    Боясь за грань себя пробиться снова,
    противоречий взбалтывая взвесь,
    чужие догмы брать в противовес,
    непротивление назвав первоосновой.
    Вживаясь кровью в неизменность фактов,
    на подлинность иллюзий ворожить.
    И усыпляя правду, ложью жить,
    о равновесии не составляя актов.
    И прятаться... И жить, как прежде — мимо,
    запутываясь в шелесте страниц.
    Искать — скрываясь, знать — осуществимо
    стремиться вверх... Но падать больно ниц
    и припадать на стёртые колени
    в который раз смирившейся судьбы.
    Во внутренней своей гореть геенне...
    Но взращивать на терниях... цветы.

    Отцу

    Знаешь, время пришло перечёркивать прежние даты.
    По прошествии лет переписывать их ни к чему.
    В то, что важным до боли и главным казалось когда-то,
    я пытаюсь всмотреться, да только понять не могу,
    для чего были слёзы, бессонная синь под глазами,
    удушающий ужас за трепетом стиснутых губ?..
    И когда безразличье писало историю нами,
    почему я была, а по чувствам казалось, что труп?..
    Знаешь, жизнь заполняла усердно пустые альбомы,
    и любовью так щедро делилась — ну, пусть не твоей —
    и спасала не раз. Без условий. Не глядя. Пополнив
    на страницах души бесконечную веру в людей...
    Знаешь, время пришло перечёркивать прежние даты...
    Над озёрами памяти тихо... Лишь дикий ковыль
    пробежит иногда шелестящей волной... Для меня ты
    позабытая дата. И всё же... Спасибо, что был!

    Ветер его казни

    Тепло ушло в хмельной загул,
    настойкой горькой выпив лето,
    и осень вышла из декрета,
    родив сентябрь... А ветер дул...
    А ветер дул... И было так,
    что ветви вздрагивали тихо,
    как будто сонная портниха
    из листьев смётывала фрак.
    А ветер дул... И по стеклу
    ссыпался дождь, как мелкий бисер.
    И день от солнца не зависел,
    спеша, как вор, в сырую мглу.
    А ветер дул... И тени стен
    в слепом безумии метались
    линялым утром, удаляясь
    с промокших городских арен...
    Когда из зева чёрных дул
    свинцовое сорвалось жало,
    душа объятия разжала...
    А ветер... Ветер просто дул...

    Тоска no Азии

    ... Там солнце — благо на исходе дня,
    а женщины — с раскосыми глазами
    и веками, как створки миндаля...
    Тягучими гортанными словами
    неспешно речь свою ведёт акын,
    познавший мир в простом до совершенства.
    Лицом к Каабе1 звучно муэдзин
    Азан2 читает на ветрах... Главенство
    звезды и полумесяца... Восток...
    Тоска по Азии так сладко ноет.
    Монгольской каплей болен кровоток
    и западной прохладною водою
    её во мне никак не залечить
    (хоть этой крови бледной больше в жилах).
    И я хочу с барханов вниз скользить,
    а на закате дня упасть без силы
    на нежный остывающий песок,
    струящийся меж пальцев легче пуха...
    ... Я влюблена до боли в твой Восток
    и ревновать к нему — такая мука!

    Имя для сына

    О сколько лун прошло тропой небесной,
    Когда тугой толчок твоей руки
    Впервые стал мне радостною вестью:
    Я знала, милый, это будешь ты!
    Снежинка плавно на лицо садилась,
    Но холод лишь румянцем согревал.
    И под моим твоё сердечко билось.
    Мой плод любви тихонько созревал...
    Томилась грудь, налившись ожиданьем,
    И округлялся с каждым днём живот.
    Небесный Свет покой вливал в сознанье:
    "Душа рождённой быть тобою ждёт!”
    Я имя для тебя, родной, искала:
    Закрыв глаза, ловила шум ветров;
    Читала знаки по застывшим скалам,
    Прислушиваясь к шёпоту ручьёв...
    Отец сказал, ты будешь Ерболатом 3.
    А дед сказал: "Родится Айтуган 4!”
    Твой прадед называл тебя Аркатом 5.
    Меж братьев спор: Бошай 6 или Ержан 7.
    Весна бушует в майском пробужденьи,
    В предгорьях аромат садов парит.
    Всему живому жизни возрожденья
    Природа тайну вечную дарит.
    Гроза, прорвав небесный парус серый,
    Пролилась с выси слёзною рекой.
    От мокрой шерсти резкий запах прелый,
    Дымится пар над гривою гнедой.
    Бушует ливень. Майский гром сквозь ржанье.
    Как бледный саван, в вспышках молний степь.
    И жеребёнка первое касанье
    Тревожит влажную земную твердь...
    Прошла гроза... Уж вечер на исходе,
    И лунный диск застыл у края скал.
    А степь уже мечтает о восходе,
    И сон от липкой темноты устал.
    За первыми рассветными лучами
    Младенца крик, вливающийся в мир.
    Обрезана проворными руками
    Меж нами связь, мой маленький батыр -...
    Небесный луч едва скользит по векам.
    Шуршит тихонько в колыбельке сон.
    "Тебя я нарекаю Нурлыбеком 9!
    И шью Одежды Света из времён!”

    Июль

    В распахнутые окна — вдох дождливый,
    распаренный июльской маетой.
    Под глянцем листьев — матовые сливы
    с седым налётом. Шумной суетой,
    взъерошенной от воробьиных криков,
    слетают звуки в глубину двора.
    Дробится радуга в зеркальность бликов.
    Орёт самозабвенно детвора.
    И пахнет сердцевиной яблок ветер.
    И сном младенца у моей груди,
    чуть вздрагивая, остывает вечер.
    Мой город белый, лета посреди,
    несёт в ладонях улицы и скверы,
    собак, дома и звон колоколов,
    дворы, людей, ещё — немного веры,
    забот, везенья и чуть-чуть грехов...

    Ночь на 1- июля

    За ливнями испарина дорог.
    Июльский календарь листает осень.
    Сквозняк субботний кисею возносит
    жеманниц занавесок+недотрог.
    И медленно стекает молоко
    за край стола на тёмный пол дощатый…
    И тени звуков прорастают мятой,
    безмолвием... И света волокно
    луной дрожащей под торшер ложится.
    Отяжелев, смежаются ресницы.
    И ветер ночи выдохнет в окно
    раскатом грома в лёгкой колеснице.
    И обогретою в ладонях птицей
    забьётся сон, приснившийся давно...

    На пороге

    По осени затосковал июль.
    Всё холоднее солнце на закате.
    И радуга с востока так некстати
    не надо мною выгнула дугу:
    желанье загадаю и смогу,
    не проходя под нею, всё исполнить.
    Я верю. Будет день и будет полночь,
    и сон мой воплотится наяву.
    Я верю. Я смогу. Я подожду.
    Ещё чуть-чуть... С Востока Солнце встало.
    Я на пороге, и осталось мало —
    надеть, как платье, новую судьбу...

    Зов неизведанного

    Так, приближается шёпот зеркальных дорог.
    Звёзды земные на стеблях качает цикорий.
    В камне зелёном уснуло Эгейское море.
    Так, ожиданьем шагов замирает порог.
    Так, дуновением в листьях рождается звук...
    Белый песок меж волокнами чёрной бейсболки,
    Берег, смолистые слёзы сосновой иголки —
    запах вчерашнего лета меж пальцами рук.
    Так, океаном сбывается стаявший снег.
    Тени крыла вызывают затмение солнца.
    Млечной тропинки мерцание в затхлом колодце —
    зов в неизвестность за тайной опущенных век.

    Сквозь утро

    А назавтра сквозь тихое утро уляжется снег,
    бриллиантовой пылью застывшей чуть выбелив воздух.
    До окраин прокатится звон колокольцев обозных,
    и сорвётся густеющим паром тягучее "Эх!
    Ну, залётные!”. Ветка осыплется... Капли рябин
    проступившею алостью брызнут на белое тело
    охладевшей земли. И в проложенной кем-то умело
    колее, перетянется лужа морщинками льдин.

    Степные сны

    Облака зацепились за ломкие стебли травы,
    исколовшие небо. Звенит пересушенный воздух,
    как стрела, натянувшая тело тугой тетивы.
    Одуряющий зной, задремавший на маковых звёздах,
    стрекотнёй насекомых завис над простором степным.
    По полынному духу гадает закатом светило
    о дороге на запад — до самых аральских пустынь —
    где гортанью просоленной шепчет о том, что забылось
    миражам кораблей. Где в провяленных досках — песок.
    А в изъеденных ржою бортах — вездесущие ветры.
    Где меж двух горизонтов застыло и видит свой сон
    безвремение в тонких одеждах из веры и пепла.

    1 Кааба — мусульманская святыня в виде кубической постройки во внутреннем
    дворе Запретной Мечети (Мекка). Кааба служит ориентиром, к которому обра-
    щают свои лица мусульмане всего мира во время молитвы.
    2 Азан — в исламе призыв к молитве, читаемый муэдзином.
    3 Ерболат — настоящий мужчина (казах.).
    4 Айтуган — рождённый в новолуние (казах.).
    5 Аркат — избранный волей богов (казах.).
    6 Бошай — свободный, независимый (др.-тюрк.).
    7 Ержан — смелый, храбрый (казах.).
    - Батыр — богатырь, герой (др.-тюрк.).
    9 Нурлыбек — сияющий, излучающий свет и тепло (казах.).
    Категория: Проза | Добавил: Людмила (11.09.2011)
    Просмотров: 1323 | Комментарии: 1 | Теги: Вика (Виктория) ЧЕМБАРЦЕВА | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1  
    Понравилась "Тоска по Азии"
    И я хочу с барханов вниз скользить,
    а на закате дня упасть без силы
    на нежный остывающий песок,
    струящийся меж пальцев легче пуха...
    ... Я влюблена до боли в твой Восток
    и ревновать к нему — такая мука!
    В Азии, дейтсвительно, есть что-то загадочное и притягательное, и рада, что здесь живу.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz