Пятница, 21.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    Ольга Шиленко Она была актрисою…
    11-2009

    "… И когда маки покроют страну могил… Горячее мёртвое море зака-
    та… Ветер неведомых знойных стран…”.
    Обрывки мыслей всплывали и тотчас же таяли в голове красивой мо-
    лодой женщины, одиноко застывшей у могилы мужа в печальной скорби.
    С мраморного надгробного портрета на неё смотрел светлоглазый
    молодой блондин с кудрями королевича и жёстким выражением губ по-
    гонщика мустангов. Печать самоубийцы угадывалась на его лице, но Ла-
    риса никогда не видела этой печати, а потому считала убийцей мужа себя.
    Она раскаивалась в содеянном и проклинала себя за всё. Теперь она смот-
    рела на себя словно со стороны, и прошлогодняя весна больше не казалась
    ей самой счастливой на свете. Глупая юность, глупые забавы, глупые инт-
    рижки её теперь казались жестокими и вздорными.
    Да, она никогда не боялась жестоких игр, роковых страстей и лю-
    бовных треугольников. С удовольствием мазохистки играла она
    обольстительницу и в эти зловещие "Бермуды”. Так было на подмостках
    в театре, так было в жизни.
    В ту весну Лариса не уставала проверять свои чары. Как бы ни была
    очаровательна и умна соперница, но рано или поздно, в конце концов,
    любой мужчина начинал принадлежать ей безраздельно. Чем уж она при-
    тягивала их? Какой имела грех с чёртом — неизвестно.
    Если не случалась рядом соперница, Лариса находила друга, беско-
    нечно проверяя своего жениха на прочность, не дорожа любовью, какую
    бы выгодную партию не сулил ей новый роман.
    В такой любовной геометрии и отбил её у жениха Андрей, став люби-
    мым мужем.
    Медовый месяц выдался дождливым и холодным. Дождь шёл ров-
    но тридцать дней, побуждая влюблённых без памяти молодожёнов к бес-
    конечным любовным утехам и затворничеству. Изнурив себя до про-
    зрачной худобы, а потом и до полного истощения, в тихом упадке сил,
    посмеиваясь, они немного перевели дух и наконец-то отправились к
    друзьям на вечеринку.
    Вот тут-то и обнаружилось, что и в замужестве Лариса не мыслит
    своей жизни без любимого хобби.
    Несмотря на утолённую страсть и изнурение она сразу же нацелила
    свои немного запавшие, но лихорадочно горящие тёмные взоры на старо-
    го друга семьи Мишу Зейфа.
    Однако Андрей не повёл и бровью,следя за игрой любимой жены.
    Актриса она и есть актриса… Везде.
    Будучи психологом по натуре и режиссёром по призванию, он не со-
    бирался следовать сценарию актрисы.
    "Сценарий в таких пошленьких интрижках будет моим и только моим!
    — размышляя, дал себе зарок Андрей… — Дальше флирта у неё дело не
    зайдёт, но игра может затянуться навечно. Дай ей волю, и вся твоя жизнь
    превратится в сплошную драму или фарс”.
    Нет, щекотать себе нервы Андрей не собирался, а потому, хладно-
    кровно похохатывая, не дал своему воображению разгореться даже на ми-
    нуту. Она хотела летающих тарелок и кастрюль по дому, истеричных вы-
    криков и пощёчин, и твёрдо знала: чтобы быть вечно любимой и желан-
    ной для темпераментного мужчины, женщина должна быть… стервой.
    Но Лариса переоценила темперамент своего мужа. Андрей оста-
    вался холоден и нем, как рыба. И по гороскопу он был Рыба. И кажется,
    в любви его рыбья кровь давала о себе знать всё больше. Благопристой-
    ный во всём педант, сдержанный стоик, мягкотелый интеллигентик.
    Это было невыносимо пресно.
    Лариса почувствовала себя бесконечно старой и завядшей уже через
    полтора месяца брака. Злая от скуки и подчёркнутых любезностей мужа,
    она хлопнула дверью и ушла капризничать к маме, ожидая, что уже к ве-
    черу Андрей со слезами на щеках, бледный и взволнованный прибежит
    за ней и упадёт на колени. Она даже прорепетировала сцену примирения
    и взаимного прощения, не забыла и про свой лучший халатик, который
    должна была надеть, когда он объявится. И… увы, снова недооценила тем-
    перамент и характер возлюбленного.
    Андрей даже не позвонил. Он потомился неделю и тоже… ушёл из
    дома. И к кому? К лучшей подруге Ларисы Рите Серовой, которую Лари-
    са, конечно же, во грош не ставила как потенциальную соперницу. Низ-
    корослая, с короткой шеей, щекастая и вульгарная, Рита напоминала
    медведицу…
    Снова стояли туманы, шли затяжные дожди, лишив цветущую си-
    рень запаха, а город — тополиного пуха, который внушает весне особую
    прелесть. В воздухе витала хандра. Хотелось бродить по этому млечному
    озеру пара, глядеть на опадающий голубой пепел сирени вдвоём с Андре-
    ем, тесно прижавшись друг к другу, и думать о резиновых сапожках, кото-
    рые они купят, когда родитсясын. Слушать поющих скворцов и мечтать о
    новом спектакле Андрея, который он поставит исключительно во славу
    своей талантливой и великолепной жены.
    — Как жизнь, предатель? — не выдержав, первая позвонила Лариса
    мужу. — Кто кого кормит, богема?
    — Я… шубу ей купил!.. — невозмутимо парировал Андрей, что озна-
    чало — дела его пошли в гору.
    И хотя в голосе его слышалась тоска, положил трубку. Перезвонил… и
    снова положил трубку.
    Теперь уже было не ясно — игра ли это. Запашок опасности завис и
    тяжело стоял в воздухе. Всё что казалось вчера смешным — перетекло
    за грань абсурда. Гротеск превратился в реальность. Балом их любви
    правил сатана.
    … Вскоре на афишах города появилось имя Риты, как ведущей акт-
    рисы театра, тогда как имя Ларисы исчезло отовсюду напрочь.
    Лариса снова, сатанея, схватилась за телефон.
    — Почему ты вычеркнул меня из пьесы и поставил эту бездарь? Она
    же не актриса!!!
    — Я влюбляюсь в неё, — вяло, но искренне предупредил Андрей, ожи-
    дая одного: вот сейчас любимая скажет, что пора заканчивать валять ду-
    рака, попросит прощения и позовёт его домой…
    Он долго молчал в трубку, тихо наигрывая одной рукой что-то печаль-
    ное на пианино, и едва слышно шептал ей нежности.
    Не помня себя от бешенства, Лариса, ещё несколько минут назад
    мечтавшая признаться мужу в любви, разразилась проклятьями. И
    лишь тогда, когда он бросил трубку, вдруг вспомнила, что за мелодию
    он наигрывал…
    Это был реквием.
    Больше они друг другу не звонили. Однажды лишь Андрей подо-
    слал к ней своего лучшего друга Мишу Коршунова с признанием что…
    погибает!..
    — Живётся ему отвратно и мерзопакостно. Отвратнее не бывает, —
    изрядно выпив и закусив, разоткровенничался Коршунов, — не прохо-
    дит и дня, чтобы они не пили. Квартира Риты — свалка, притон, место
    сделок и оргий…
    — Выходит, на почве пьянства сбежались? — горько усмехнётся Ла-
    риса.
    — Бери выше, там всё куда сложнее! — кисло возразит Коршунов. —
    Она… ведьма! Зашёл на ночку, а оказалось — навсегда. Теперь их только
    могила разлучит. Читай отворотную и иди за ним, может, ещё спасёшь…
    — Ты хочешь, чтобы я бросилась ему в ноги? — зло прищурилась Ла-
    риса, со стуком отставляя стакан.
    — Этого мало. Тебе понадобится вся твоя женская хитрость и сила.
    — Не-ет! — с болью выкрикнула Лариса. — Да он жить без меня не
    может!
    И всё началось снова. Нашла коса на камень, плеть снова пыталась
    перешибить обух.
    "Ничего: "капля камень точит”, — угрюмо думал Андрей. Вконец обе-
    зумев и заставив Ларису грызть яблоко ревности, он готовил ей ещё один
    садомазохистский финт.
    Более всего на свете она ненавидела, когда ей подсовывали яб-
    локо зависти. Слишком утончённая, она впадала в бешенство от этих
    дешёвеньких подловато-мальчишеских манёвров, от этих пошло-наивных
    меленьких иезуитств. Он подсовывал ей яблоко зависти в надежде заста-
    вить её грызть это яблоко, как маленькую провинившуюся девочку. Он
    жонглировал этим яблоком перед носом Ларисы, сделав из бездарной Риты
    актрису с оглушительно-громким именем. Вместо великолепной, гениаль-
    ной Ларисы теперь всюду блистало имя Риты. Наивная тактика. Смеш-
    ная стратегия.
    — Я не хочу, не хочу предавать свой театр и предаю его с Ритой, как не
    хочу предавать свою любовь и предаю, предаю, предаю её! — с пьяным
    отчаянием хрипел Андрей другу в лицо, плача, с хрустом и кровью давя в
    руке тонкое стекло фужера. — Что молчишь, рыжая бестия!?
    — Ты хочешь исправить её, старик? — имея в виду Ларису, вздохнул
    друг. — Глупо! Люди неисправимы. Сломаешь! И… сломаешься сам. Ни-
    когда никого не надо переделывать. Читай Карнеги.
    — Заткнись! — не слушая, скрипнул зубами Андрей.
    Ему потребовалось два сезона неимоверных усилий, чтобы с пом-
    пой прославить серенькую Риту и погубить навсегда Ларису, вернее, её
    любовь и талант.
    На огромных афишах столицы блистали не менее огромные с лаки-
    ровкой портреты сытоглазой, бесконечно чужой ему женщины, которую
    он давно уже ненавидел и презирал всеми фибрами души. И чем больше
    блистало имя Риты, тем тускнее, бесцветнее становился голос любимой.
    Нет, Лариса не приползла к нему раненой пантерой, чтобы перегрызть
    сопернице горло. Не стала умолять о прощении и валяться у него в ногах,
    как рисовалось в мечтах. Она просто ушла со сцены.
    Возобновив звонки, Андрей молча и хладнокровно наигрывал свой
    реквием, приходя в мрачный экстаз при мысли от своих метких попада-
    ний в цель. Каждый удар по сердцу Ларисы доставлял ему острое садист
    ское удовольствие, а сознание её полного краха, безвестия и окончатель-
    ной отставки в театре грело душу и порождало азарт и вдохновение. Впро-
    чем, грело ли? Душа отмораживалась, а сердце, заледенев, наполнялось
    жестокой гордыней и безумием.
    Он всецело теперь уже служил не ангелу любви, а демону зла.
    Лариса не скоро очнётся от его жестоких ударов. Она бы и не очну-
    лась, если бы однажды, слушая очередной реквием, который наигрывал
    ей каждый вечер Андрей, не уронила телефон. Разбитый вдребезги аппа-
    рат, надолго замолчав, дал ей время опомниться.
    — Господи! Что я делаю! Я ведь умираю! — вскричит Лариса и подни-
    мется с постели. И… заведёт роман с первым встречным. А именно, с мо-
    лодым доктором по вызову, Юрой.
    Осенью ей позвонит Рита и предъявит права на наследство. Она даже
    забудет сказать, что Андрей умер.
    … И когда маки покроют страну могил, а горячее мёртвое море за-
    ката овеет ветер неведомых стран, Лариса, одиноко застывшая у моги-
    лы мужа, вдруг вспомнит, как, впервые увидев Андрея, потрясённо по-
    думала: "Неужели люди с такими гордыми неземными глазами когда-
    нибудь тоже… умирают?..”.
    2006 г.
    Категория: Проза | Добавил: Людмила (14.12.2009)
    Просмотров: 712 | Теги: Ольга Шиленко | Рейтинг: 1.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz