Четверг, 23.11.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Проза

    О. Велесова. Воробьиная ночь. Семейная история
    № 1, 2011

    Ольга Михайловна ХАН (ВЕЛЕСОВА)
    родилась в г. Белая Церковь Киевской области 6 ноября 1951 года. С молодости связала судьбу с Казахстаном. По образованию педагог. Живёт в г. Капшагае Алматинской области.
    В "Ниве” выступает впервые.

    Они ехали на юг. Поезд вёз их навстречу новой жизни. Какой она будет? Конечно же, лучше, чем та, которая осталась в прошлом. Каждый надеялся поймать птицу счастья, которая никак не давалась в руки в родном краю. Это и объединяло пассажиров, направлявшихся в Казахстан по переселению.
    В этом вагоне ехала и девятнадцатилетняя Таня со своей мамой. Как и всех остальных, в дальний край их вело желание изменить свою неудавшуюся жизнь.
    Отец Тани был умным, образованным, но совершенно безразличным к семье и безответственным человеком. Желание иметь лёгкие деньги взяло верх над рассудком, он воровал, его сажали в тюрьму, а потом и вовсе спился. Полгода назад он погиб в драке, не поделив чего-то с собутыльниками.
    Мама Тани была детдомовской, родственников у нее не было, и она боролась с превратностями судьбы в одиночку. Она была трудолюбивой, но не умела воспользоваться своим трудолюбием с пользой для себя. Поэтому жили они очень бедно, в крохотном домишке, где не было места поставить вторую кровать для Тани, и она была вынуждена ночевать у бабушки.
    В девятом классе Таня училась в районном центре, потому что в их селе была только восьмилетка. Там она и познакомилась с Димой, в которого сильно влюбилась.
    Дима был из благополучной семьи, симпатичный, уверенный в себе, начитанный, живо интересующийся окружающим миром. Он никогда не был в селе, где жила Таня, а она, стыдясь, скрывала свои проблемы. Мысль о том, что Дима увидит её вечно пьяного, с дрожащими руками отца, увидит убогость их жилья, её пугала. Ей казалось, что Дима, узнав правду, уйдёт от неё. Но её недомолвки порождали между ними непонимание, и именно оно и разрушило их отношения.
    Летом Дима звал купаться.
    — Нет, не могу, занята, — отвечала она.
    — Чем ты занята?
    И Таня придумывала всяческие отговорки, не решаясь сказать, что у неё нет купальника и никогда не было, поэтому она не умеет плавать.
    У них не было телевизора, и она часто не могла ничего сказать по поводу передач, которые смотрел Дима, и бурчала что-то невнятное, лишь бы не сказать правду. Она думала, что кажется Диме неинтересной и глупой, и что он рано или поздно разочаруется в ней. Эти мысли заставляли её страдать, и она замыкалась в себе всё больше и больше.
    Таня лежала на верхней полке и вспоминала последнюю встречу с Димой. Как всё вышло глупо и нелепо. "Виновата во всём сама. Тупая, тупая!” — корила она себя, вспоминая прошлое.
    Она работала на заводе в областном центре и жила на квартире, а Дима приезжал к ней так часто, как только позволяла его работа, он был геодезистом и часто ездил в командировки.
    В этот день они гуляли в парке.
    — Я соскучился по тебе, Танюшка! — сжал он её маленькую руку в своей большой ладони, а затем, наклонившись, поцеловал. — Скоро опять уеду. Ты только жди меня, не гуляй с другим парнем, — полушутя-полусерьёзно говорил он. — А то знаешь, не люблю, когда люди друг друга дураками делают. Если найдёшь кого-то лучше меня, прямо скажи, а если я найду кого-то лучше тебя, тоже скажу. Согласна? Давай не будем обманывать друг друга. Я часто уезжаю, и хочу, чтобы мы оба были спокойны. Лады?
    — Лады, конечно, — улыбнулась Таня.
    Осень уже раскрасила деревья яркими красками, желая побаловать людской глаз перед бледной, холодной зимой. Они гуляли долго, любуясь листьями каштанов, редких берёз и ещё более редких клёнов.
    Неожиданно Дима опять предложил:
    — Танюшка, на выходные давай махнём на велосипедах к моей бабушке в село.
    — И как далеко это село?
    — Да не так уж, километров 40.
    — Нет, я не могу.
    — Что, и на велосипеде кататься не умеешь? — поддел её Дима.
    — Может, и не умею, а что? — Дима задел больное место, и она рассердилась.
    — Да так, ничего. Почему ты злишься, не понимаю. С чувством юмора у тебя, подружка, что-то неважно.
    — Лишь бы у тебя было важно.
    — У меня будто бы всё в порядке.
    — Ну да, куда мне до тебя! — Таня выдернула руку из руки Димы.
    — Что ты сердишься, не понимаю?
    — Отстань. Надоел.
    — Надоел?
    — Что ты ко мне пристал? Уходи, мне уже домой пора.
    Дима тоже рассердился.
    — Ну как хочешь. Пора так пора.
    Он молча проводил её до дома, и они холодно простились.
    Прошёл день, два, неделя... Дима не появлялся. Таня знала, что он сейчас дома, в получасе езды. Обиделся, думала она. А может, и не любит меня вовсе, и это только повод? Сердце её сжималось и ныло от тоски.
    На работе к ней упорно клеился парень по имени Саша. Он получал неизменный отказ, но был настойчив. Прошло уже ровно две недели, как они расстались с Димой, и Таня ходила как в воду опущенная.
    — Что, не помирилась со своим? — лез в душу Саша. — Что молчишь? Не помирилась, сам вижу.
    — Надо же, какой проницательный! — насмешливо сказала она, пытаясь скрыть своё настроение.
    — Да что тут проницать? Ты всегда весёлая, порхаешь, как бабочка, а теперь не улыбаешься почти. — Не хочется, вот и не улыбаюсь.
    — А не хочется, потому что твой парень уже давно себе другую девушку нашёл. Ох и дура же ты, думаешь, он столько дней к тебе не приходит из-за чего? Если бы любил, давно бы пришёл.
    Таня думала точно так же. Ей хотелось плакать, и она уныло молчала.
    — Да перестань ты расстраиваться. Что он один на свете? Из-за него никого не замечаешь, а он... Так бывает.
    "Разлюбил, — думала она, и внезапно рассердившись, решила: — А вот возьму и соглашусь встречаться с Сашкой”. А тот будто подслушав её мысли, с надеждой спросил:
    — Может, сходим сегодня вечером в кино?
    — Сходим, — кивнула она, и Саша расцвёл.
    — Тогда в шесть вечера у кинотеатра Ватутина. Хорошо? Придёшь?
    — Хорошо, приду.
    Но, возвращаясь с работы, Таня поняла, что никто кроме Димы ей не нужен. Зачем врать и давать надежду парню, который ей безразличен? И она решила, что на свидание не пойдёт.
    Дверь открыла тётя Дуся, пожилая добрая хозяйка.
    — А, проходи, проходи. Там тебя гость заждался.
    — Кто? — сердце Тани забилось часто-часто.
    — Ну кто же ещё? — ответила тётя Дуся.
    Таня торопливо стала расстёгивать пальто, снимать сапоги, а душа ликовала: "Пришёл, пришёл! Ура! Пришёл!”. Дима перелистывал журнал, и когда она отворила дверь, быстро встал и пошёл навстречу.
    — Привет!
    — Привет!
    Он стал ласково осыпать её лицо поцелуями, а затем, отстранив, заглянул в глаза:
    — Рассказывай, чем ты тут без меня занималась?
    — А почему ты так долго не приходил?
    — Решил тебя наказать, чтобы впредь попусту не злилась.
    Это "наказать” больно кольнуло. "Значит для меня это наказание, а для него безразлично то, что мы не виделись две недели”, — подумала она, но промолчала. Страх, засевший глубоко в сознании, не позволял ей ничего требовать, разбираться. Разговор стал вялым. Дима листал журнал, но вдруг оживился.
    — О! Я забыл. Я же билеты взял на шесть часов в кинотеатр Ватутина.
    Таня остолбенела. Такого она никак не ожидала. Именно в этом кинотеатре, именно в шесть часов её ждал Саша. Конечно, он вряд ли подойдёт, если увидит её с Димой. Но всё это так неприятно.
    — Нет, я не смогу сегодня в шесть часов.
    Наверное что-то такое мелькнуло на её лице, что заставило Диму насторожиться.
    — Не можешь или не хочешь? — допытывался он.
    — Не могу.
    — Но почему?
    — Потому что там меня ждёт парень, — честно призналась Таня.
    — Парень так парень, — резко сказал Дима. — Пойдём в другой кинотеатр. Собирайся быстрее.
    Таня понимала, что ей надо всё объяснить, но не могла. Дима же ни о чём не спрашивал, и ей казалось, что если она станет говорить, это будет выглядеть так, будто она оправдывается. А она себя виноватой не считала и молчала тоже.
    С этого дня их отношения стали остывать. Дима становился всё молчаливей, и Таня утверждалась в мысли, что надоела ему. Может, он просто ждал от  неё слов любви, а она стыдилась произнести их вслух? Таня не знала, откуда у неё взялось убеждение, что девушке открыто говорить о своих чувствах неприлично. Возможно, истоки этого были в их семье, где разговоры об отношениях полов были под запретом, а сами отношения считались чем-то постыдным.
    И когда они в очередной раз поссорились из-за какого-то пустяка, Таня сказала Диме: "Уходи, я не люблю тебя”. И он ушёл.
    Поначалу Таня была даже рада такому повороту событий. Не надо больше врать, не надо бояться, от страха она уже порядком устала. Их с Димой отношения стали напоминать отношения дождя и одуванчика. Цветок не мог жить без дождя, но когда тот начинался, цветок закрывал свой бутон и блаженно купался в его шумных подвижных струях. Но мог ли увидеть дождь красоту одуванчика? Дождь, наверное, так и считал одуванчик съёжившимся тусклым мешочком.

    3
    Чем дальше они ехали, тем реже встречались на пути перелески да зелёные буераки, пока и вовсе не исчезли. Теперь казалось, что поезд стоит на месте. Как ни посмотришь в окно — степь, степь, степь...
    Переселенцы часто прикладывались к бутылке и орали песни. Что пытались они залить водкой? Страх перед неизвестностью или боль по утраченному? Или то и другое? Люди эти были в основном лет 30-ти, чуть больше, чуть меньше. Но было среди них несколько семей намного старше по возрасту. В одной из таких семей была девушка Надя такого же возраста, как и Таня. Они познакомились.
    Наконец-то поезд прибыл в небольшой городок. Прямо к поезду подъехал автобус, и всех повезли в колхоз, где они должны будут жить.
    Таню с мамой на первое время поселили в большой и дружной казахской семье. Их приняли очень радушно. Прошло совсем немного времени, а на низеньком столике уже стояло блюдо с вкусно пахнущим бешбармаком и красивые кисе наполнялись ароматным чаем. Они сразу почувствовали себя уютно, по-домашнему.
    Все переселенцы были организованы в строительную бригаду. Сначала надо построить жильё для себя, а потом уже все будут работать по специальности.
    Таню с Надей отправили работать в детский сад. Обе они были маленького роста, хрупкие, и председатель колхоза справедливо решил, что толку на строительстве от них мало. Надя попала в центральный детский сад, а Таня в его отделение, находившееся на краю села и состоявшее из одной разновозрастной группы. Воспитательница, няня, повариха, вот и весь персонал. Заведующая наведывалась очень редко.
    Таня была единственным ребёнком в семье, и нянчить маленьких ей никогда не приходилось. А тут 15 детей возрастом от десяти месяцев до 6 лет. Бегают, орут, куда-то лезут. Опытному воспитателю было бы трудно, а что говорить о девчонке? Она старалась занять детей чтением книжек и рассматриванием картинок, а что можно делать с ними ещё, просто не знала, и поэтому с нетерпением ждала окончания рабочего дня. Работа её тяготила, но другой не было, приходилось терпеть.

    4
    После работы подружки часто ходили в сельский клуб, кинофильмы здесь демонстрировались почти каждый день.
    — Таня, с тобой хочет познакомиться один человек.
    — Что ещё за человек?
    — Ну, хороший человек. Ты ему понравилась, он тебя видел.
     — Не темни, говори кто?
    — Друг моего нового знакомого. Я уже говорила тебе, что познакомилась с парнем.
    — И где меня видел этот друг?
    — В кино, где же ещё? Так как? — Надя вопросительно посмотрела на Таню. Та пожала плечами:
    — Не знаю...
    — У меня такая лёгкая рука, кого ни познакомлю, сразу женятся. Вот и ты выйдешь за него замуж, посмотришь.
    — Так уж и замуж.
    — Посмотришь.
    После кинофильма к девчонкам подошёл друг Нади Володя, с пареньком-корейцем.
    — Познакомьтесь, это Антон, — представил он его Тане. Казалось, что Антон только что сошёл с обложки журнала мод или сбежал с собственной свадьбы. Чёрный костюмчик сидел на нём безупречно, рубашка просто сияла белизной, начищенные туфельки блестели, хотя на улице была грязь.
    Провожая Таню, Антон старался быть внимательным и обходительным. Они стали встречаться.
    Таня тосковала по Диме, и Антон в тот момент был для неё как обезболивающее лекарство для тяжелобольного.

    5
    К нелюбимой работе прибавилась ещё и изнуряющая жара. Даже ночью воздух не успевал остыть, и казалось, что его только что выпустили из горячей печки. Таню начал мучить сильный кашель, и никакие назначения медиков ей не помогали.
    — Скорее всего, вам не подходит здешний климат, — сказал врач, когда она в очередной раз пришла на приём. С врачом была согласна и мама. Она вспоминала аналогичные случаи, и была согласна на то, чтобы Таня вернулась на родину. Тане и самой уже надоела экзотика, она соскучилась по дому, по подругам, а, главное, по Диме, хотя сама себе не признавалась в этом.
    Она уехала, оставив Антону по его просьбе свой адрес. На продолжение отношений она не рассчитывала, так, напишет пару раз парнишка, и забудет.
    Первое, о чём спросила Таня по возвращении бабушку, не приходило ли ей письмо?
    — Нет, не приходило. А от кого ты ждёшь?
    — Подружке не успела сообщить, что уезжаем с мамой в Казахстан, думала, она напишет сюда, — солгала Таня. На самом деле она надеялась получить письмо от Димы. Таня очень хотела увидеть его, но вбитая в её голову мысль, что девушке неприлично бегать за парнем, не позволяла искать его самой. А если и найдёт, что скажет ему? Что прогнала его по глупости, потому что считала, что он лучше неё, умнее, способней? Но это так и есть. А если так, то зачем она ему?

    6
    Антон прислушался. Мать гремела на кухне посудой, сёстры ушли в школу, отец на работу. Антон решительно открыл шкаф, снял с вешалки несколько рубашек отца, не предназначенных для повседневной носки. Так же решительно снял отцовский костюм и упаковал всё это в чемодан.
    — Иди быстрее завтракать, а то не успеешь, автобус через 40 минут, — прокричала ему с кухни мать.
     — Успею.
    Мать пододвинула к нему тарелку с яичницей, налила в кружку чай.
    — Смотри, с деньгами осторожно, все не вынимай, не показывай, а то украдут. Приедете, сразу дай телеграмму. С Вовкой вместе держитесь, в столовую ходите обязательно, — поучала она. Антон кивал в знак согласия, а сам уплетал яичницу.
    — Обязательно сразу дай телеграмму. И когда сдашь экзамены, тоже телеграфируй.
    — Угу, — Антон отодвинул пустую кружку, встал и пошёл за чемоданом.
    Вовка уже топтал пыльную землю на автобусной остановке.
    — Привет! Едешь всё-таки? Не передумал?
    — Не передумал. Ты своим не сболтнул случайно?
    — Не бойся, не сболтнул, но считаю, что это ты зря. Выучился бы, а потом и женился. Таня, конечно, красивая, но могла бы и подождать.
    — Не хочу я в институт. Пять лет сидеть за учебниками и чертежами? Ну нет.
    В автобусе почти все четыре часа езды Вовка спал, а Антон смотрел в окно и представлял, как все удивятся, когда узнают, что он женился. Да ещё на ком? На Тане! Все его друзья смотрели с восхищением на эту тоненькую голубоглазую девочку, а достанется она ему, Антону. Родители, конечно, рассердятся, а потом простят, куда они денутся? А он устроится на работу, и станут они жить с Таней на Украине. Это же Европа, там, наверное, жить намного лучше, чем здесь. Говорят, Киев очень красивый город, и он скоро будет ходить по его улицам.
    Проводив друга, Антон пошёл на почту дать телеграмму Тане. Заполняя бланк, он на мгновение засомневался, а вдруг она не захочет выйти за него? Что делать тогда? И тут же решил, если не захочет, он скажет родителям, что не сдал экзамены или не прошёл по конкурсу. Вовка не выдаст.

    7
    — Бабушка, я схожу проведаю Наташу?
    — Сходи, конечно.
    Таня шла по улице, когда её окликнула тётя Зина, почтальон.
    — Ты мне как раз и нужна. Тебе телеграмма. Распишись.
    "Еду, жди, Антон”, — прочитала она и застыла от неожиданности. Антон, прощаясь, сказал, что любит её, но прозвучало это слишком неубедительно, и она не придала этим словам особого значения. И что теперь делать? Таня решила посоветоваться с Наташей.
    — Мне нужен твой совет, — сказала она ей и протянула бланк телеграммы.
    — А кто это, твой жених? Поздравляю, наконец-то!
    — Но, понимаешь, он кореец.
    — Кореец? Ну и что? Раз едет к тебе из Казахстана, значит любит. А это главное.
    — Я не знаю, Дима...
    — А что Дима? Ты уже год как с ним рассталась, да?
    — Да.
    — За это время твой Дима мог уже жениться. Этот поезд уже ушёл, садись в другой. Девушки — товар быстро портящийся, а годы бегут быстро.
    Ночью Таня долго не могла уснуть. Спрашивала себя, хочет ли замуж, и откровенно отвечала, что хочет, но только за Диму. Может, дать телеграмму Антону, чтобы не приезжал? Но куда? Ведь он уже едет. Да и Дима неизвестно где и неизвестно с кем. А если не сложится? Тогда можно просто развестись.
     
    8
    Село, в котором жила Таня, Антона разочаровало. Оно находилось недалеко от города, но по сравнению с его селом выглядело убого. Старые дома в беспорядке разбросаны по сторонам от дороги, некоторые (самые убогие) крыты соломой. Грунтовая, с колдобинами дорога. В центре села, судя по вывескам, в одном приземистом здании и магазин, и сельский клуб, а недалеко от входа в магазин большая лужа. Но эта бедность утопала в роскошной зелени, будто дурнушку одели в платье королевы. — "Город рядом, а здесь такая дыра! Вот тебе и Европа!” — разочарованно подумал он.
    Где находится Танин дом, Антон тоже не знал, поэтому попросил таксиста остановиться у магазина. Оглядевшись, он увидел женщину-почтальона и направился к ней. Та объяснила, как найти Таню
    Антон бодро зашагал по дороге, подстёгиваемый любопытными взглядами редких прохожих.
    Таня услышала лай собаки и вышла во двор. У калитки стоял Антон. И пока она шла навстречу своей судьбе, кто-то невидимый кричал ей на ухо: "Отправь его назад, это не твоё. Отправь!”. И тут же кто-то другой с упрёком сказал: "Отправить? Он ехал к тебе пять суток! Отправишь, опозоришь парня, растопчешь как червяка! Что он скажет дома? Представляешь, как над ним будут смеяться? А над тобой? Твои соотечественники станут судачить о тебе, это же село! Пожалей его и себя!”. Ей стало жалко Антона.
    — Здравствуй, Таня!
    — Здравствуй.
    — Вот, приехал, не прогонишь?
    — Проходи, раз приехал, — Таня открыла калитку, пропуская Антона.

    9
    Николай Чанмунович метался по комнате как разъярённый тигр.
    — А ты куда смотрела?! Куда смотрела ты?! А?!
    — Да разве я могла подумать? Мне и в голову такого не пришло.
    — Почему не посмотрела, куда он взял билет?
    — Он же ездил за билетами с Вовкой, я не думала, что ему такое придёт в голову.
    — Не думала? Ты мать!
    Мария Григорьевна молчала, а что сказать? Виновата.
    — Это надо же! Мой сын! Поехал неизвестно куда, да ещё к кому?! К какой-то русской голодранке! Ты думаешь, по переселению ездят порядочные люди? Достойный человек не бросит нажитое просто так и не поедет чёрт знает куда! Это сброд, ничтожества! Куда ты смотрела? Как могла такое допустить?!
    — Соня говорила, будто неплохие люди, — робко возразила мать Антона.
    — Неплохие? А что она о них знает? Прикидывались, полгода можно было и прикинуться хорошими. Я тебе ещё раз говорю: с насиженного места бегут или пьяницы, или преступники, или лодыри. Думают, им тут манная с неба упадёт.
    — Это она виновата, она! Наверное, соблазнила его, а он, глупый мальчишка, думает, что другой такой нет. Вот и поехал.
    — Позор! Позор! Что люди скажут? Вовка поступил и едет учиться, а этот...
    — Ненавижу эту хохлушку, ненавижу! Откуда она взялась на нашу голову?
    — Я мечтал, сын выучится, человеком станет, и нам опора, а он! И это твоя вина! Думаешь, его там будут ценить?
    — Может, намыкается да приедет.
    — Как теперь людям в глаза смотреть? Что говорить? Как такое можно было допустить?!
    Трясущимися руками Николай Чанмунович достал сигарету и закурил.
     
    10
    Молодые супруги устроились работать в соседнее село на птицефабрику. Антон — заведующим складом стройматериалов, а Таня кассиром. Птицефабрику они выбрали потому, что там была реальная возможность довольно скоро получить квартиру, ну и добираться до работы было легко.
    Через год у них родился сын Саша.
    Поначалу Таня не чувствовала себя очень счастливой, но постепенно стала привязываться к Антону. Дима исчез из её жизни и, как ей казалось, из сердца тоже.
    Антон был способным, очень хорошо рисовал, резал по дереву и за что бы ни взялся, всё у него получалось. Таня гордилась мужем. То, что он был не очень ласков, практически не говорил ей никаких комплиментов, её не беспокоило. В родительской семье было гораздо хуже. А с чем ещё могла она сравнить свою жизнь?
    После рождения ребёнка они получили две комнатки в семейном общежитии и были этому несказанно рады. Всё-таки свое жильё, а в перспективе квартира в благоустроенном доме.
    Они довольно быстро подружились с соседями, Наташа, подруга Тани, тоже с мужем жила здесь. Так что им скучать и страдать от одиночества не приходилось.

    Полностью читайте в журнале
    Категория: Проза | Добавил: Людмила (26.04.2011)
    Просмотров: 623 | Теги: Ольга Михайловна ХАН (ВЕЛЕСОВА) | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz