Понедельник, 25.09.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Приключения. Детектив. Фантастика

    В. Третьяков. Возвращение на Обитаемый остров (продолжение)
    № 4. 2011

    (Продолжение. Начало в № 3 за 2011 год)

    Глава 5
    Клуг зубами разорвал обёртку бинта и, морщась от боли, попытался
    замотать раненую руку. Но рулончик плохо слушался, марля никак не хо-
    тела ложиться ровными витками, а потом вовсе вырвалась из пальцев и,
    разматываясь, покатилась по палубе. Клуг сквозь зубы выругался, потя-
    нулся за ускакавшим бинтом, и в этот момент катер сильно качнуло на
    волне. Потеряв равновесие, матрос ударился головой о бронированный
    экран, зашипел от боли и начал ругаться уже в полный голос.
    Максим, некоторое время наблюдавший за его действиями, достал
    из аптечки новый бинт и присел на корточки рядом-
    — Давай помогу… — сказал он, и тут же, поймав на себе изумлённый
    взгляд Клуга, понял свой промах, ибо дремавший где-то в глубинах подсоз-
    нания Турренсок очнулся и пнул его изнутри довольно чувствительно. "Ты
    чего творишь, дерьмо акулье?! — не услышал, а почувствовал Максим го-
    лос барона. — Тоже мне, разведчик задрипанный! Спалишься ведь, так и
    не успев начать свою бурную деятельность, якорную цепь тебе на шею! Да
    где ж ты видел, чтобы офицер флота Его Величества, дворянин в двенад-
    цатом колене, унизился до помощи нижнему чину, плавучей миной тебя
    по дурной башке!”.
    Ситуация сложилась критическая, и, чтобы разрешить её в свою
    пользу, необходимо было быстро соображать, потому что недоумение Клу-
    га начало переходить в иронию. И тогда, дабы она не начала прогрессиро-
    вать, Максим выпрямился, набрал в лёгкие побольше воздуха и, перекры-
    вая шум двигателя, проорал-
    — Чего уставился!? Мы бежали из вражеского плена вовсе не для того,
    чтобы нас догнали и пустили ко дну на корм рыбам. Лично я хочу добрать-
    ся до дому и там ещё не однажды быть полезным Родине. Но чтобы её
    достичь, мне здесь нужны полноценные моряки, а не полудохлые крабы!
    Прекрати скалиться, сволочь, а не то ты у меня сейчас враз проглотишь
    все свои зубы до единого!
    Такое обращение офицеров с рядовыми считалось на Имперском под-
    водном флоте в порядке вещей, и Клуг, вспомнив службу и забыв про рану,
    моментально вскочил на ноги, вытянув руки по швам. На лице у него по-
    явилось выражение тупой готовности повиноваться командиру даже в том
    случае, если он прикажет спрыгнуть с катера и плыть за ним вдогонку.
    Серк же, стоявший в это время у штурвала, присел от полученного акусти-
    ческого удара, а затем уважительно посмотрел на командира.
    Поход, в котором произошла авария субмарины, стал первым для
    молодого офицера Турренсока, и, понятное дело, у него было не так много
    времени для самоутверждения. Сейчас же оно произошло моментально.
    — Ну, давай свою руку! — уже значительно тише сказал Максим. —
    Да не стой столбом, садись — мне так удобнее.
    Рана оказалась совсем не опасной. Пуля лишь сорвала порядочный
    лоскут кожи и слегка чиркнула по мышце. Максим промыл всё дезраство-
    ром, сделал перевязку, причём довольно квалифицированно, после чего
    Клуг благодарно кивнул и, закрыв глаза, привалился к борту. Максим при-
    сел рядом, дабы успокоиться и немного передохнуть.
    "Да, чуть не вляпался, — подумал он. — Но вроде бы обошлось. Раньше
    они видели во мне лишь субмарин-мичмана, даже имени моего не знали.
    Я для них был хоть и старшим по чину, но всё же салагой, которого можно
    слушать, но поступать так, как им заблагорассудится, а то и вовсе никак.
    Теперь же, попав в экстремальные условия, они наверняка поняли, что
    относиться ко мне как прежде у них не получится. Анархия, вместо толко-
    вого единоначалия, ещё никогда не приводила ни к чему хорошему. А орга-
    низовав побег и, надо признать, мастерски организовав, а потом вовремя
    прикрикнув, я поставил их на место, показав, кто на судне старший. Те-
    перь у него есть команда, которая, несмотря ни на что, будет работать
    чётко, как хорошо отлаженная машина”.
    Катер тем временем на приличной скорости пожирал пространство,
    унося беглецов от враждебного берега. Максим с тревогой посмотрел за
    корму, но преследователей там не увидел. Пока всё было спокойно, и что-
    бы чем-то занять себя, он спустился в машинное отделение, осмотрел дви-
    гатель. Вскоре выбрался обратно и с озабоченностью в голосе сказал-
    — Движок сильно греется. Это плохо. Надо бы остановиться где-то,
    посмотреть внимательно, в чём там дело. Да и воды у нас маловато.
    — Я знаю эти места, — отозвался Серк. — Здесь неподалёку имеется
    небольшой необитаемый островок, ваш бродь. На карте он обозначен как
    остров Зелёный. Мы там года два тому назад всплывали, ремонтирова-
    лись немножко. Да и родничок в тех местах имеется. Водичка, как сейчас
    помню, вкусная, даже лучше минералки с Сеи. Вот он, этот островок! — он
    ткнул пальцем в трофейную карту, на которой клочок суши выглядел едва
    заметной точкой. — Если всё будет нормально, то до темноты доберёмся.
    — Серк тревожно оглянулся назад и очень тихо прошептал- — Но только
    если обойдётся до темноты.__ До островка они добрались без приключений. Сбросив скорость до
    минимума, Серк осторожно вошёл в небольшую бухточку, внимательно
    осматривая берега. Кто его знает, какие тут случились перемены с тех пор,
    когда он высаживался здесь в прошлый раз. Но и на этот раз удача сопут-
    ствовала беглецам — остров по-прежнему был необитаем. Катер подогна-
    ли к прибрежным кустам, тщательно замаскировали, после чего Максим
    с Серком прихватили ёмкости и отправились на поиски родника. Клуг по
    причине ранения не способен был таскать тяжести, так что остался чи-
    нить двигатель.
    — Хорошо бы здесь пожить хоть немного среди этой красоты, — меч-
    тательно произнёс Максим, раздвигая густую траву. Но тут же опомнился
    и совсем другим голосом сурово сказал- — Но нельзя, Родина ждёт, и мы
    должны спешить к ней, чтобы быть готовыми выполнить любой её приказ.
    Получилось фальшиво, хотя слова правильные, не придраться. Серк,
    повидавший на своём веку всякое, в ответ лишь крякнул и протянул нео-
    пределённо- "Да-а…”.
    Они прошли с полкилометра в подъём, спустились в балку, и до слуха
    Максима донёсся звук журчащей воды.
    — Пришли, — объявил Серк. — Вот он, родник.
    Вода оказалась и вправду удивительно вкусной, чему Максим неска-
    занно удивился. Ему и раньше доводилось пить родниковую воду на Са-
    ракше, но везде она была в значительной степени испорчена радиацией.
    Здесь же неприятный привкус отсутствовал, и это не могло не радовать.
    Отпив несколько глотков, Максим моментально почувствовал прилив но-
    вых сил — вода явно была целебной.
    — Ну что, ваш бродь? — восторженно спросил Серк. — Какова мине-
    ралочка?
    — Да, — ответил Максим. — Пожалуй, здесь намного лучше, чем на
    Сее. Но в моём имении она точно такая же. Прямо на кухне из крана бежит.
    Серк с сомнением посмотрел на него, но из вежливости не стал ниче-
    го говорить.
    Было уже темно, когда они с полными ёмкостями отправились в об-
    ратный путь. Шли молча, старательно ощупывая землю под ногами, и по-
    тому времени на дорогу ушло гораздо больше.
    Клуг их встретил на берегу. С важным видом он вытирал руки промас-
    ленной ветошью. По всему было видно, что неисправность он устранил.
    — Ну как дела? — спросил его Максим.
    — Всё в порядке, ваш бродь! Можно двигаться хоть сейчас.
    — Благодарю за службу! — Максим позволил себе лёгкую улыбку. — А
    вот двигаться — отставить. Нам предстоит долгий путь, а потому необходи-
    мо хорошенько отдохнуть и выспаться. Да и тебя не мешало бы подлечить.
    — Рад стараться! — гаркнул Клуг. Затем, сбавив тон, сказал уже нор-
    мальным голосом- — Я тут пошуровал по закуткам и нашёл неприкосно-
    венный запас. Консервы, галеты, сахар… Так что сейчас станем ужинать.
    Он раздал уже откупоренные банки с тушёнкой, их моряки, уже дав-
    но не видевшие подобной роскоши, в рекордное время опустошили и даже
    ухитрились вылизать изнутри.
    — Эх, хорошо, но, как всегда, мало, — с сожалением вздохнул Клуг. —
    Однако пора спать.
    — Погоди, — сказал Максим. — Давай-ка я тебя немного полечу. Здесь
    вода и вправду целебная. Если до утра твоя рана не затянется, то отдам
    тебе своё родовое имение. Серк, разбинтуй мне его.
    — Ну уж, имение, — как-то сразу оробел Клуг. — Управляющим если
    только…
    — Идёт, — согласился Максим, прикладывая к ране чистую тряпицу,
    смоченную водой из источника. — Управляющим тебя я, пожалуй, возьму.
    Он наложил руки на его плечо и сконцентрировал свою энергию на
    ране. Клуг вначале зашипел от боли, но вскоре на его лице разлилась
    блаженная улыбка. Через пять минут Максим легонько оттолкнул его
    и, не говоря лишних слов, отправился в кубрик спать. За его спиной
    Серк восхищённо цокал языком, рассматривая в свете фонаря почти
    затянувшуюся рану.
    Полноценного отдыха у Максима не получилось. Долго крутился с од-
    ного бока на другой, что-то ему мешало, но, в конце концов, он всё же про-
    валился в короткий сон. Разбудил его протяжный и тревожный крик ка-
    кой-то птицы, пролетавшей неподалёку. Максим сел, потянулся, пошёл к
    воде и с удовольствием ополоснулся. Уже рассвело, и сквозь заросли при-
    брежного кустарника бухта, в которую они вчера вошли, просматривалась
    как на ладони.
    — Ну что, ваш бродь, может быть, переждём немного здесь? — раздал-
    ся рядом чуть хриплый со сна голос Клуга. — Тут тихо, нас за кустами не
    видать. А через пару дней, когда всё уляжется, двинем дальше. Куда нам
    сейчас торопиться- жратва есть, воды — хоть залейся. Отдохнём немного
    от этой проклятой каменоломни.
    Максим слегка вздрогнул от неожиданности и резко повернулся.
    — Пожалуй, этого нам как раз делать не следует, — ответил он, чуть
    помедлив. — Поставь себя на место наших преследователей. Островок этот
    единственный в этих местах, и они непременно выйдут на него. Если нач-
    нут прочёсывать, то тогда уйти от них будет значительно труднее. В море
    проще — скорость у катера приличная, да и маневрировать можно. Так что
    уходить нам нужно отсюда, и как можно быстрее. Давай, буди Серка, приго-
    товьте поесть, а я пока осмотрю вооружение. Только костёр не разводите, а
    то дым будет издалека виден. Там спиртовка есть, вскипятите кофе на ней.
    — Слушаюсь, ваш бродь! — сказал Клуг. — Сейчас разбужу. Да, и ог-
    ромное спасибо вам за лечение — рана совсем затянулась, даже шрам
    почти не виден. Я и не знал, что вы умеете наложением рук лечить.
    Максим, удивляясь проницательности моряка, посмотрел на него.
    — Научился у своей кормилицы, — соврал он хладнокровно, сам не
    понимая, зачем это сделал. — Только ты, братец, уж никому об этом не
    рассказывай, а то ещё обвинят меня в колдовстве. А вода в этом источнике
    действительно лечебная.
    Пока Клуг будил Серка, и они вдвоём готовили завтрак на спиртовке,
    Максим снял чехол с носового орудия и осмотрел его. Это была небольшая
    пушка, заряжавшаяся кассетой из шести снарядов. Боекомплект имелся
    в достатке — его могло хватить на пару часов боя. От пушки Максим пере-
    шёл к кормовому спаренному пулемёту и ещё раз убедился в том, что бере-
    говая охрана содержала вооружение в полном порядке. Патронов, правда,
    было не так много.
    — Ваш бродь, идёмте завтракать, всё готово, — позвал его Серк.
    Беглецы в полном молчании поели разогретой тушёнки, выпили кофе,
    после чего Максим скомандовал-
    — Ну всё, хватит отдыхать. Пора уносить отсюда ноги.
    Через несколько минут катер отчалил от берега. В бухте шли са-
    мым малым ходом, с тревогой посматривая вперёд, держа наготове пуш-
    ку. Опасность столкнуться нос к носу с погоней в этом месте была осо-
    бенно велика. Но, выйдя в открытое море, стоявший у руля Клуг дал
    полный газ и, напустив на себя беспечность, начал во весь голос орать
    страшно неприличную песенку о пирате, попавшем после долгого пла-
    вания в таверну к девочкам. Максим строго на него посмотрел, погро-
    зил пальцем, а когда это не помогло, дал из пулемёта короткую прове-
    рочную очередь. Клуг от неожиданности вздрогнул, проглотил после-
    дние слова куплета и больше уже не пел.
    — Следить за курсом! — приказал ему Максим. — Будь вниматель-
    нее, а то за борт выброшу!
    В тот же миг до его слуха донёсся какой-то посторонний стрекочущий
    звук. Максим поднял голову, покрутил ею и остолбенел. Да, он ожидал
    погоню, но никак не мог предположить, что на их поимку бросят авиацию.
    Прямо на них на небольшой высоте шёл гидроплан, и намерения его пило-
    та быль ясны. Клуг и Серк, также привлечённые звуком с небес, как по
    команде повернулись на шум, а затем в упор уставились на своего коман-
    дира, ожидая его распоряжений.
    Медлить было нельзя, и Максим уже в следующую секунду проорал-
    — Отставить панику, приготовиться к отражению воздушной атаки!
    Орать так громко, в общем-то, не требовалось — оба подчинённых
    находились совсем рядом с ним, на расстоянии вытянутой руки. Но
    именно звук громкого голоса привёл в чувство команду, а самое глав-
    ное, его самого, и настроил всех на боевой лад. Клуг, не дожидаясь до-
    полнительных распоряжений, уже закладывал катер в крутой вираж, а
    Серк рванулся к пулемёту. Максим перехватил его за руку и уже более
    спокойным голосом приказал-
    — Отставить! За пулемёт я встану сам, а ты — обеспечивай боепи-
    тание.

    Полностью читайте в журнале или на сайте www.niva_kz.narod.ru в формате PDF
    Категория: Приключения. Детектив. Фантастика | Добавил: Людмила (27.06.2011)
    Просмотров: 700 | Теги: Владимир Третьяков | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz