Суббота, 19.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Приключения. Детектив. Фантастика

    Н. Шмигалёв. Не от мира сего. Повесть-пародия (продолжение)
    № 4 - 2010

    (Продолжение. Начало в № 3 за 2010 год)

    Атаман всея Рублёвки!

    У учёных это называется симпозиум, у врачей — консилиум, у чинов-
    ников — совещание, у бояр — вече, у попов — собор, у ведьм — шабаш, вот
    так мы плавно подошли к тем, кто собрался в этот час на большой дороге
    по названию Рублёвка, то есть к контингенту, который испокон веку соби-
    рался на сходку. А пока нашим героям осталось пройти до них ещё пару
    сотен метров, мы (слава богу, сторонними наблюдателями) обождём их в
    кругу отпетых бандитов, разбойников, наводивших ужас на путников.
    Сходка была организована по инициативе "яриловских” — банды,
    которая прославилась тем, что в её рядах было много бандитов из числа
    бывших дружинников, опричников и даже секретных стрельцов личной
    княжеской стражи. Атаман "яриловских” Гриша Бледный был озабочен
    растущей смутой среди лихого люда, децентрализацией власти, появле-
    нием большого количества самостоятельных мелких банд, члены которых
    не чтили разбойничьи законы и огрызались по всякому поводу, за что и
    были прозваны "огрызками”. На сходку явились все главари более-менее
    весомых бандформирований. Приковылял, прихрамывая на деревянный
    протез, лидер группировки "пиковых” Капитон, по прозвищу Чёрная Боро-
    давка, в сопровождении своего телохранителя Жеки Скарабея. И если пер-
    вый получил своё грозное прозвище за страшный нарост на носу, то Жека,
    его секьюрити, своим прозвищем был обязан своеобразному запаху, со-
    провождавшему последнего всегда и везде. Рядом с Капитоном, сидя на
    камне, жевал длинный ус Ромик Гад, недалёкое, но сильное и меткое су-
    щество, которого подчинённые боялись и презирали одинаково. Он тоже
    пришёл не один, его оруженосец Жора Малыш, наглый карлик, как и по-
    добает прислуге, расположился у ног хозяина. Дальше по кругу располо-
    жились Вова Дубовый, Филя Пугач, Сеня Горбун и другие. Каждый из бан-
    дюков по закону мог взять с собой на сходку лишь одного человека, так они
    и поступили, исключение делалось только для "яриловских” — с Гришей
    Бледным прибыли его соратники: Космач, Филин и Бзык.
    — Тише, братья! — встал, привлекая внимание коллег, Гриша. — Не
    будем в ступе воду толочь, давайте начнём толковище. Как говорится, на-
    шла коса на камень. Пора нам, ребятушки, разобраться с нашими общи-
    ми делами.
    — Пора! Пора! — поддержали его предложение остальные.
    — Говори, Гриша! — кивнул своей бородавкой Капитон, — мы тебя
    слушаем.
    Бледный выдержал паузу и, растопырив пальцы, заговорил:
    — Братва! Смута захлестнула наши уделы, — Гриша обвёл взглядом со-
    бравшихся. — В последней рубке с дружинниками погибло много наших бра-
    тьев, и среди них незабвенный Шплинт, который сплотил нашу, ныне разоб-
    щённую артель. Скорбь об ушедшем брате всегда будет в наших сердцах (вы-
    держал скорбную паузу). Сейчас, сами видите, развелось много "огрызков”,
    не уважающих наши разбойничьи уложения. Они обирают путников, всё до
    последнего грошика, убивают почём зря, в общинную калиту долю не ложат,
    в остроги дары не носят, на сходки опять же не идут, к разумению нашему не
    прислушиваются. Того и гляди навлекут на нас беду новую.
    — Так оно! Так оно! — вновь загомонили разбойнички.
    — Ближе к делу! — недовольно поморщился Чёрная Бородавка.
    Гриша Бледный прищурился и в упор посмотрел на недовольного:
    — Пришло время нам избрать нового атамана, который вновь сплотит
    нашу артель, вразумит огрызков и не даст смуте одолеть нашего брата.
    Так вот куда он клонит. Народ призадумался. В словах Гриши была
    интересная идея, и всем она пришлась по душе. Каждый из бандитов счи-
    тал себя достойным звания атамана всея Рублёвки. Можно будет так раз-
    вернуться, куда там покойному Шплинту. Ежели во главе всех встать мож-
    но, можно, ой да можно на княжий град войной идти.
    Примерно такие мысли закружились в полупустых головах лесных
    головорезов.
    — Попрошу высказать своё видение, братья, — скромно потупил очи
    Гриша и отошёл в сторону.
    — А чо! — изрёк наконец самый "смышлёный” Ромик Гад. — Я бы
    попробовал…
    — И я! И я! — зашептались остальные разбойнички.
    Через несколько минут на сходке царила невообразимая неразбери-
    ха и суматоха. Лесные братья кричали, поливая друг друга грязью. Пред-
    выборные технологии, однако.
    — Какой из тебя атаман — курица мокрая! — вещал один.
    — Где ты был, когда я кровь в драке с дружинниками проливал?! —
    толстый, с жадными глазёнками бандит плевался слюной.
    — Ясно где, морду тебе бил, — получал ответ на свой вопрос толстяк.
    — Да вы все тут того! — пролил свет на интеллект собравшихся Сеня
    Горбун. — Главарь должен быть такой, как я!
    — Такой же придурок? — изумлялись "интеллектуалы”.
    — На мечах порешим! — Чёрная Бородавка нашёл-таки правильный
    на его взгляд выход, но его мигом послали на ухо, или "нехай” прокричали,
    соглашаясь, не разобрал он в общем гомоне.
    — Давайте тянуть жребий! — прокричал Филя Пугач дельную мысль.
    — Жеребца за хвост тяни! — донеслось до ушей предлагателя, и он
    насупился.
    С такими шутками-прибаутками выборы могли продолжаться доволь-
    но долго. Поэтому, подгадав момент, когда все угомонятся для передышки,
    молчавший до этого Гриша опять взял слово:
    — Братья, давайте будем благоразумными. Выберем по нашим мер-
    кам самого достойного из нас.
    — Это тебя, что ли? — скривился Капитон. — Ага, сейчас.
    — Возможно, и меня, хотя я заслуживаю не больше каждого из вас, —
    сдерживаясь, чтобы не воткнуть нож в горло Чёрной Бородавке, смиренно
    ответил Гриша, тем самым эмоционально уравняв всех присутствующих,
    и многим это понравилось. — Есть у нас одна возможность узнать преем-
    ника почившего Шплинта.
    — Кости кидать будем? — предложил Капитон, вспомнив любимую
    игру Шплинта, в которую тот никогда не проигрывал. "Твои бы кости”, — с
    удовольствием подумал Бледный, но произнёс следующее:
    — Его птица!
    — Его птица! Его птица! — забубнили бандиты, не совсем понимая, о
    чём речь.
    — А что его птица? — не унимался Чёрная Бородавка.
    — А что птица? А что птица? — зашушукали остальные.
    — Эрл — вещая птица-говорун укажет преемника Шплинта, — от-
    крыл свою задумку Гриша. — Мы выпустим её из клетки, и кому она сядет
    на плечо, тот и есть настоящий атаман.
    В этот раз никто не сказал "нехай” и все как один призадумались.
    Мысль.
    Пусть маленький шанс, а для каждого.
    Хорошая мысль!
    И без крови, и без ругани, и почти по наследству от славного Шплинта.
    Отличная мысль!!!
    А кто бы знал, как она нравилась Грише Бледному, не зря он лично
    кормил с рук находившегося в депрессии попугая. Он распорядился при-
    нести клетку с птицей. Увидев много знакомых лиц, попугай начал не-
    рвничать и, раскачивая клетку, выкрикивать имя дорогого хозяина:
    — Шплинт! Шплинт! Засундучь мертвеца, Шплинт! — и столько тоски и
    боли было в криках птицы, что многие чёрствые бандюки украдкой смахну-
    ли суровые слезинки. — Пиасдры! Пиасдры! Шплинт! Вокруг одни пиасдры!
    За это он ещё оторвёт этой бесстыжей птице голову, а сейчас Гриша
    осторожно взял у Космача клетку и открыл дверцу. Птица в панике заби-
    лась по клетке, ни в какую не желая вылетать наружу:
    — Спасите наши души! — заверещал попугай — SОS! SОS! Шплинт!
    Этот SОS ко мне лезет! Спаси-и-и!
    — Баба верещит! — оживился Алексей, услышав крики.
    — Бандиты на большой дороге опять над кем-то измываются, — ска-
    зал Антип.
    — Давайте их атакуем! — Архип повертел посох в руке.
    — А лучше обойдём, — выдвинул свой вариант сатир.
    — Пойдём на Рублёвку, там видно будет, всё равно дорога одна, —
    махнул рукой Круглов и зашагал по тропинке.
    — Да вылазь уже! — вытряхнул Гриша попугая. Птица с надорванной
    психикой, крича, закружила над возбуждённой толпой разбойников, пры-
    гавших за ней.
    За этим занятием и застали их Круглов и компания.
    — Шплинт! — заверещал Эрл, метнулся к ничего непонимающему
    прапорщику, с разгону ударился тому в грудь и, обхватив шею крыльями,
    нежно сказал: — Карамба, Шплинт!
    Естественно, наши герои, не зная, что попали на выборы, каждый
    по-своему воспринял происшедшее. Круглов — железные нервы — хлад-
    нокровно взял разноцветную птицу за загривок и, отстранив её от себя, в
    недоумении уставился на толпу притихших разбойников.
    Сообразительный сатир, разобравшись в ситуации, а именно в том,
    что по отношению к их отряду совершена агрессия с применением неиз-
    вестного летательного объекта, моментально сориентировался и чисто
    машинально выбрал наиболее подходящий вариант действий:
    — Я за подмогой! — донёсся его голос уже из кустов, куда несколько ранее
    по служебной необходимости (назовём это так) отошёл Жека Скарабей.
    Братья же Лычко, горевшие в глубине души желанием вступить в
    схватку, беря пример с Круглова, снаружи не менее хладнокровные, вста-
    ли по бокам от своего командира, готовые, в случае чего, действовать по
    его указаниям.
    — А вы кто такие? — вслух удивился за всех Гриша Бледный.
    "А-а?” — дружно подумали остальные разбойники.
    Круглов хотел было объяснить, кто они и почему, но в этот момент из
    кустов вылез Фавнус и извиняющимся тоном доложился:
    — Командир, там, кажись, один из них, — сатир повёл испуганными
    глазами в сторону бандитов, — умер и уже, по-моему, начал разлагаться.
    Бедный секьюрити Капитона в самый ответственный момент своего
    отхода в кусты принял на себя удар чего-то стремительного и, отключив-
    шись, немножко испустил дух, а "нечто стремительное” в свою очередь
    подумало, что он совсем испустил. В отличие от Скарабея разум сатира от
    удара лбами прояснился. Подумав, что они окружены такими засадника-
    ми со всех сторон, он решил встретить смерть с новыми друзьями, тем
    более что шансы встретить её рядом с ними, по его мнению, были ничтож-
    но малы, и вернулся на дорогу.
    Разбойники, наконец узревшие, что метнулось в кусты к Скарабею и
    вылезло обратно, охнули и в страхе оголили мечи и ножи.
    — Чёрт! Чёрт! Чертила! — взволнованно заголосила толпа.
    Как ни страшно было сатиру пререкаться с головорезами, но, чув-
    ствуя за спиной дыхание трёх своих спасителей, он всё же встал на защи-
    ту собственного достоинства:
    — За "чёрта” и по ушам получить можно! — сердито топнул копытом
    Фавнус.
    Из кустов, пугая соратников, на четвереньках выполз Скарабей.
    — Демоны! — стонал контуженый Жека, дополнительно нагоняя ужас
    на товарищей по оружию. — Демоны!
    — Заворожил чёрт! — шептались бандиты, отодвигаясь и отбрыкива-
    ясь от подползавшего Жеки.
    И так непростая обстановка накалялась. В воздухе запахло, нет, не
    Скарабеем, точнее — не столько им, сколько очередным рубиловом.
    Освобождая на всякий случай руки, Круглов отпустил повеселевшего
    попугая на все четыре стороны, но птица, сделав над головой прапорщика
    круг почёта, со словами "Шплинт вернулся!” совершила посадку ему на
    правое плечо.
    Выкрики птицы-говоруна долетели до ушей бандитов. Готовые к по-
    тасовке разбойники, замерев в нерешительности, смотрели на пришель-
    цев из леса: двух монахов, чёрта и человека в полосатой майке и косынке
    как у легендарного Шплинта — некогда морского, но списанного на берег
    волка, и пытались сообразить, в чём подвох.
    — Здорово, мужики! — Круглов взял инициативу в урегулировании
    назревавшего конфликта на себя. — Возможно мы не вовремя.
    "Как же, в самый раз!” — в сердцах подумал Бледный, с тревогой раз-
    глядывая пришедших. Его задумка с Эрлом прогорела, и возможность стать
    во главе всех бандформирований грозила окончиться провалом, хотя…
    — Да нет! — вновь вышел вперёд Гриша, он и во время тихой паники
    держался молодцом, меньше других отбрыкивался от Жеки и практически
    не испугался "чёрта”, и сейчас он перехватывал инициативу у всех, включая
    Круглова. — Ты, мил человек, оказался в нужном месте и в нужное время.
    Вещая птица-говорун избрала тебя наследником великого Шплинта.
    Вот те раз, а он думал, глупая птица так на него обзывается. Ну-ну,
    что дальше?
    — И если ты докажешь в бою свою кровожадность! — Бледный вознёс
    руки к небу, — быть тебе атаманом всея Рублёвки!
    Ишь ты, как завернул. Вроде не было такого пункта в предвыборных
    лозунгах. Разбойники зашушукались. Никому из них не хотелось иметь
    дело с Избранным, да ещё и с товарищем чёрта. И пусть Жека Скарабей
    отошёл немного от встречи с рогатиком, а ещё и неизвестно, сколько ему
    теперь жить осталось. А у них ещё есть здесь дела.
    Братья Лычко, услышав про мордобой, начали тянуть руки в надеж-
    де почесать кулаки вместо командира.
    Но Алексей был того же мнения, что и разбойники, и высказал его вслух:
    — Рубиться с вами мне охоты нет, на то других охотников куча найдётся.
    Услышав, что Избранный отказывается от схватки, разбойнички по-
    веселели.
    — И то правда! — выступил на стороне Избранного Капитон, — не
    было в уговоре драки на победителя. Ты, Гриша, уже отсебятину гнёшь, —
    обратился он к Бледному. — Ну тебя!
    — Ну тебя! Ну тебя! — загомонили остальные.
    — Человека провидение к нам привело, — продолжил Чёрная Боро-
    давка — Он нам и атаман законно избранный.
    — Атаман! Атаман! — начали скандировать бандюки. Гриша, поняв,
    что окончательно проиграл, сконфузился и отошёл в сторону, остальные
    же и даже его сподручные: Космач, Филин и Бзык, галдя, окружили Из-
    бранного и компанию.
    Разобравшись и поняв, что опасность миновала для обеих сторон, и
    те и другие облегчённо вздохнули, только Круглова перспектива стано-
    виться атаманом явно не радовала.
    — Мужики, мужики, — Круглов обратился к бандитам. — Я рад, что
    всё так получилось, но не обессудьте, не могу я остаться.
    — Ты чего? Соглашайся, — ткнул в бок его сатир. — Это же подарок
    судьбы. Как говорится, Троянскому коню в попу не смотрят.
    — Нет! Нет! — запротестовал Лёха.
    — Как так! — огорчился Капитон, уже представляя себя правой рукой
    вновь избранного атамана. — Тебя же Эрл указал нам! Не отвертишься!
    — Не отвертишься! Не отвертишься! — поддержал его бандитский
    синдикат.
    — Да я бы и рад! — решил схитрить прапорщик, чтобы вновь не на-
    рваться на неприятности. — Но в данной плоскости наши интересы на
    этот момент не совпадают. Единственное, что могу пообещать, так это по-
    думать над вашим предложением после окончания миссии.
    В принципе ничего особенного он не сказал, но эффект произвёл, при-
    чём и на своих спутников.
    — А что делать? — расстроились разбойнички, — вновь Эрла запускать?
    Вспомнив, как они гонялись за попугаем, Круглов понял, что до конца
    перевыборов птица не дотянет, загоняют бедную и, решив оградить перна-
    тое, да и уркаганов от возможных проблем, произнёс речь:
    — Товарищи тунеядцы, хулиганы и алкоголики! — по его мнению,
    подобное обращение должно было повысить самооценку лесных братьев. —
    Если позволите, я вам дам совет.
    — Давай! Гони! — позволили "товарищи”.
    — Атаман это, конечно, здорово! Но в виду сложившейся ситуации
    будет лучше, если мы, то есть вы, пойдёте другим путём, — Алексей про-
    кашлялся. — Я имею в виду легализацию вашего промысла.
    — ??? — (нет, даже) — ??????
    — То есть сотрудничество с властями.
    Лёгкий ропот пошёл по рядам разбойников.
    — Сейчас я вам всё поясню, — не стушевался Круглов. — Вы держите
    под своим влиянием весь Рублёвский тракт. Грабите путников, обворовы-
    ваете купцов. Из-за этого у вас, э-э, как бы это сказать, трения с властями.
    — Что есть, то есть! — ответил за всех Капитон. — И что ты предлагаешь?
    — Моё предложение заключается в следующем, — подмигнул пра-
    порщик Капитону. — Вы наводите порядок на дороге, то есть содержите её
    в нормальном состоянии и организовываете так называемую таможню.
    — ?????
    — Это такой пункт, где за проезд с определённым товаром купцу необ-
    ходимо заплатить мзду.
    — Так мы и делаем, — вставил слово Сеня Горбун. — Забираем всё,
    что нам приглянулось.
    — Это в корне неправильно, — продолжил пояснять Круглов. — Став-
    ка должна быть такой, чтобы купцу или путнику было выгодно и безопас-
    но иметь дело с вами. Тогда они не будут жаловаться на вас князю, а тот в
    свою очередь засылать карателей. И более того, процент от ваших доходов
    необходимо отряжать не только в общак, но и в княжескую казну. Выпла-
    чивая своеобразные налоги князю, вы полностью легализуетесь, сможе-
    те, особо не утруждая себя, жить припеваючи.
    Назовётесь таможенниками, например, те же дружинники, только
    животом не рискующие, и лишь в рубках денег участвующие, — и вот вы
    уже служилые люди. Помимо всего этого на тракте понастроите кабаков
    да казино разных, а в них вполне легальный ценовой грабёж ещё выгод-
    нее вашего сегодняшнего бизнеса пойдёт, как там, откуда я родом, и что
    интересно, всё по закону. Вот вам мой совет.
    — А с огрызками как быть? — поинтересовался Филя Пугач. — Они и
    сейчас нас не чтут, а далее и вовсе распоясаются.
    — А с отморозками, я думаю, вам виднее как разобраться.
    — Отловить их и на кол! — предложил Фавнус.
    Конечно, какого ещё совета от чёрта ожидать. А что скажет Избран-
    ный? Урки все посмотрели на Круглова.
    — Не я это говорил, — хитро щурясь, развёл руками Круглов. — Но
    тоже вариант.
    Разбойники призадумались. Хлопот много, больше, чем сейчас будет,
    зато и выгод больше сулит.
    — А у меня и связи в Кремле есть! — подал голос Гриша Бледный,
    сразу схвативший новую схему.
    И здесь коррупция, констатировал факт Алексей, ну да, видно, испо-
    кон веку она, родимая, идёт обок с человеками.
    Разбойники, выяснив для себя кое-какие детали, пообещали на сле-
    дующей сходке рассмотреть совет Избранного, а пока посадили отряд на-
    ших разведчиков на телеги и под усиленной охраной с почестями отпра-
    вили по Рублёвке к пограничью. Взявшийся их проводить Гриша Бледный
    с замами Космачом, Филином и Бзыком всю дорогу инструктировался у
    Круглова не только по вопросам обустройства таможни и непонятного "ка-
    зино”, но и легализации незаконно нажитого имущества. В целом совмес-
    тная дорога прошла без грубых нарушений и происшествий и закончи-
    лась аккурат на перепутье семи дорог. Несмотря на уговоры попугая ос-
    таться со "Шплинтом”, Круглов, взяв с Гриши слово не обижать птицу и
    следить за её морально-психологическим состоянием, вернул тому Эрла.
    Ему вполне хватало общества близнецов и этого сатира.
    — Ну и куда нам теперь? — стоя на перепутье, почесал затылок Алек-
    сей. — Здесь ни указателей, ни камней.
    — А они все ведут к реке, — пояснил Гриша Бледный, пока его люди
    разворачивали телеги. — Только все по-своему.
    — В смысле, по-своему? — нахмурился Круглов, ироничный тон бан-
    дитского главаря настораживал.
    — Чтобы к реке пройти, на каждой из них надо сыграть с кем-нибудь, —
    поигрывая ножичком, вводил прапорщика в курс дела Гриша. — На одной,
    говорят, Людоед в три карты играть заставляет, не угадаешь — идёшь на
    суп. На другой упыри в шарики-малики, проиграешь — крышка. На тре-
    тьей Пельф лесной, то ещё чудо-юдо, мелодии напевает, да говорят, пар-
    шиво так, фиг угадаешь, на четвёртой Инкуб-злыдень вообще в буквы ду-
    рит, на пятой гномы в жмурки загоняют, пока жмуриком не обернёшься.
    Короче, тяжко вам будет.
    — А шестая и седьмая чего? — спросил сатир, побледневший от Гри-
    шиных страшилок. — Никак пустые?
    — Да нет, там своих страхов хватает, ведьмы кажись, — потянулся
    Бледный и запрыгнул на телегу. — Тоже играть надо. Как ты говорил,
    Избранный, вот тебе и "рулетка”. Делай ставку.
    — А конкретно, на какой дороге кто — не подскажешь? — спохватил-
    ся прапорщик. — Гномы, например.
    — Нет, не знаю, — Гриша уселся поудобнее. — Не наша земля, их, —
    махнул он в сторону дорог. — Но путники их частенько дурят, а то бы до нас
    не доезжали, главное знать надо.
    — Что, что знать? — засуетился сатир.
    — ГЛАВ-НО-Е! — по слогам повторил Гриша. — Не тревожьтесь, Перун
    не выдаст, Юр не съест, — подбодрил он в основном чёрта-сатира, на кото-
    рого жалко было смотреть. Братья Лычко, не обладавшие большим вообра-
    жением, переминались с ноги на ногу, готовые пройти по любой из дорог
    по приказу Командира.
    — Трогай! — крикнул Бледный своим, и обоз заскрипел в обратный путь.
    Разведчики остались на перепутье одни.
    — Незадача, — проворчал Алексей, если Рублёвку бандитскую одолели
    без боя, то во второй раз так подфартить не могло. — Ваши предложения?
    Близнецы-рукопашники сразу сказали, что готовы идти по любой,
    на выбор Командира, дороге. Сатир, зачем-то закутавшийся в броневую
    шкуру, многозначительно промолчал, а может, впал в ступор.
    — Хорошо! — заключил военный совет Круглов. — Тогда пусть он
    думает.
    Круглов взял у Архипа волшебный клубок, поднёс к лицу и, пародируя
    датского принца, произнёс:
    — Идти или не идти — вот в чём вопрос. А ты, клубочек, дай нам ответ,
    какой дороги безопасней нет.
    Алексей бросил клубок к ногам. Тот завертелся юлой и покатился, не
    разматываясь в этот раз, по кругу. Покружил, покружил и, как бы извиня-
    ясь за свою беспомощность, жалостливо остановился у ног Круглова.
    — Либо все дороги одинаково безопасны, — проанализировав ситуа-
    цию, изрёк прапорщик.
    — Либо безопасной нет, — чуть не расхныкался сатир.
    — Не раскисай, Фавнус, — подбодрил того Круглов. — Живы будем —
    не помрём. Ты вот что, — перевёл он взгляд на клубок, — давай веди нас
    тогда по самой короткой, что ли, дороге.
    Клубок сам подпрыгнул, обрадовавшись более точному целеуказанию,
    и стал разматываться по центральной дороге. Друзья, сматывая растя-
    нувшийся указатель, пошли по ней.
    Впереди их снова ждали неизвестность и Угрюм-река.
    Категория: Приключения. Детектив. Фантастика | Добавил: Людмила (21.05.2010)
    Просмотров: 699 | Теги: Н. Шмигалёв | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz