Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » На житейских перекрестках

    Б. Опескин. Главы из книги «Есть только миг»
    10-2011 г.

    Здоровья вам, земляки!

    С одесской точки зрения Жезказган город неплохой, даже очень не-
    плохой , но для человека с южным, морским воспитанием ему не хватает
    немножко голубого моря с золотыми песчаными пляжами и небольшой
    еврейской диаспоры с синагогой и бородатым, в чёрной ортодоксальной
    шляпе раввином. Вы спросите, а зачем с раввином, ну я знаю, может
    быть, кто-то захочет пообщаться с Господом , так пусть ему будет такая
    возможность. А так здесь всё как на земле обетованной, в Израиле, и
    пустыня с верблюдами есть, и солончаковые, огромные майдагаки —
    остатки Мёртвого, степного моря, на которых браконьеры из бывшего
    Охотпромхоза загоняли в сети последних свидетелей первобытной жиз-
    ни на земле — сайгаков, тысячелетия тому назад сайгаки паслись вмес-
    те с мамонтами, мохнатыми клыкастыми слонами. Было дело, мамонты
    вымерли, сожрав всю растительность вокруг, а сайгаков, переживших этих
    гигантов, выбили, беспорядочно стреляя по ослеплённым фарами сбив-
    шимся в плотную массу взрослым и маленьким (чебушатам) животным,
    охотники за рогами и копытами двадцатого века Да, так, к сожалению,
    оно и было. Но к чему я это всё пишу и вспоминаю, вы не знаете, так я
    тоже не совсем понимаю. Мамонтов нет, сайгаков тоже осталось совсем
    мало, считанное количество, а евреев, о которых я писал в начале этого
    рассказа, после их массового отъезда на историческую Родину тоже ос-
    талось чуть-чуть, Я, конечно, имею большой интерес знать, как они там
    среди тех же русскоязычных, приехавших с ними на землю обетованную
    живут, купаясь в шекелях и обливаясь слезами по своей, брошенной на
    произвол судьбы, обретённой в тяжёлые годы войны второй Родине...
    Что говорить, было дело в Египте, хотел египетский фараон уничто-
    жить всех живущих на его земле евреев, но Бог их спас и вывел еврейский
    народ из египетской неволи, и расступилась вода в Океане, и вышли люди
    на сушу, а один из них, Моисей, взошёл на гору Синай и услышал заветы
    невидимого Бога о том, как праведно жить и чем заниматься спасённым из
    неволи евреям. Но случилась беда, не смогли евреи как следует обосновать-
    ся на новом месте, как их начали преследовать недоброжелатели.
    С тех давних пор они расселились по всей Земле и появились у сла-
    вян — русские евреи, у кавказцев — караимы, у негров и африканцев —
    чёрнокожие евреи, в Польше — польские евреи, а в Европе и Америке —
    богатые евреи. Попробуй разберись, что Бог сотворил с народом, ушед-
    шим из Египта от кары фараона, ныне спящего в одной из огромных пи-
    рамид в гробнице и превращённого временем в окаменевшую чёрную
    мумию. Глянешь на этот свёрток праха, вроде и смотреть не на что, а
    злодей пытался уничтожить целый народ. Чтобы этого не случилось, кто-
    то из евреев в древности решил не собираться в кучу, чтобы враги не
    смогли всех и сразу зарезать, расстрелять, сжечь на кострах, превратив
    в ничто. Подонок Гитлер-Шикльгрубер возомнил себя новоявленным фара-
    оном и уничтожил в лагерях смерти свыше шести миллионов ни в чём не
    повинных еврейских душ: мужчин, женщин, детей и стариков, превращая
    их останки в удобрения, мыло, в матрасы и подушки, набитые их волосами.
    Какая женщина выпустила на свет это страшное чудовище, почему все-
    сильный Бог не поразил её вместе с зачатым в её чреве палачом. если он
    есть на небесах, вершитель наших судеб, почему он не пожелал, как это
    было в древние века, спасти миллионы жизней им же созданных на Земле.
    Почему разгневанный Бог покарал жителей городов Содом и Гоморра за
    непутёвую жизнь, за грехи их тяжкие, а фашистского палача, проклятого
    человечеством, вовремя не уничтожил?
    Много времени кануло в Лету, но урок, который преподал людям
    Бог, в прок не пошёл. Всё вернулось на круги своя. Человечество опять
    грешит, да ещё как! Словно прелюдия великого потопа, природа мстит
    человечеству за надругательства над нею, топит и крушит города, пла-
    вит вечные льды и то там, то здесь губит человеческие жизни. Все эти
    природные проявления предупреждают людей о грозящей человечеству
    опасности, но кому это надо? Все грешат и, как это уже бывало, пытают-
    ся урвать от жизни кусок пожирнее. Послушайте радио, посмотрите на
    экран телевизора, почитайте газеты и журналы, взгляните на этот со-
    дрогающийся от террора, наркоты и алкоголя страдающий народ, на-
    селяющий нашу планету, и вам, как и мне, станет страшно за её буду-
    щее, за будущее наших внуков и правнуков, вступивших в двадцать пер-
    вый век новой эры Земли. Мне не раз говорили и, вероятно, ещё не раз
    скажут о пессимистическом настрое в создаваемых мною стихах и про-
    заических эссе. Да, они правы, эти читатели, они сто раз правы, думая
    о моей невесёлой философии таким образом. Ну допустим, что я, как
    многие другие мои сверстники, смотрю на происходящие в двадцать
    первом веке события испорченным. Советской идеологией взглядом,
    допустим. Допустим, что все, в том числе и мои дети, стремятся к мате-
    риальному благополучию. Допустим, что проституция, ставшая сегод-
    ня обыденным событием, была, есть и останется древнейшей профес-
    сией легкомысленных, несчастных женщин за рубежом и в странах
    бывшего Советского государства. Допустим, что любой идущий к руко-
    водству человек обещает много, а делает или мало, или ничего. Что же,
    мы об этом не знали, или не читали, или не были свидетелями подобно-
    го? Да нет, и знали, и читали, и видели, но мы равнодушны ко всему
    происходящему, нам порой наплевать на то, что завтра произойдёт с
    нами, с нашей страной. Живём по принципу: «Бог не выдаст, свинья не
    съест». Вот и получается , что радоваться особенно нечему. Ни тем, кто
    покидает свою Родину и ищет покой и счастье далеко от родного края,
    ни тем, кто остаётся дома. Сквозь автоматные очереди кинобоевиков и
    страдания героев мелодрам долгоиграющих «мыльных опер» наши до-
    морощенные горе-юмористы пытаются вызвать у зрителей судороги
    смеха, притом это делается с помощью самой неприкрытой пошлости,
    но не всегда пошлость вызывает смех. И при всём при этом я, как мои
    друзья и товарищи, не теряю надежды, что всё образуется, всё будет
    хорошо — как поётся в популярной песне. Рано или поздно наступит
    прозрение, и мир воцарится на нашей беспокойной планете. Очень труд-
    но это сделать. И, если Бог всевидящий и вездесущий что-нибудь приду-
    мает и избавит человечество от бед, мы будем жить и радоваться и ста-
    нем оптимистами. Я очень верю в это и желаю вам дожить до этого часа,
    дорогие мои земляки.

    Всё остаётся людям

    Знаете, в известном Жезказганском тресте «Казмедьстрой» на суб-
    подряде трудился дружный коллектив работников участка № 6 «Казмон-
    тажавтоматика».
    Несколько десятилетий, вплоть до ликвидации этого знаменитого,
    мощного по оснащению и численности трудящихся треста, руководил
    участком Борис Михайлович Беленко, известный в городе специалист по
    КИП и автоматике. Но на семьдесят шестом году жизни его не стало,
    хотя поверить в это просто невозможно, уж больно большой энергетикой
    наполнял он пространство, в котором находился, уж очень сильно любил
    он нашу нелёгкую жизнь со всеми её непредсказуемыми поворотами и
    наворотами.
    В моей судьбе с трестом КМС многое связано, я принимал активное
    участие в строительстве многих объектов городской и рудничной строй-
    площадки. Дела наши с Борисом много раз пересекались то на одном, то
    на другом объекте, а их, объектов, было великое множество и каждый из
    них по-своему уникален, так что при встрече нам было о чём вспомнить и
    поговорить.
    Особенный интерес вызывали истории, связанные с пусковыми
    объектами ударных пятилеток, в период которых вводились обогатитель-
    ные фабрики № 1 и № 2, шахты-гиганты № 55 и № 57, корпуса самого
    современного в Советском Союзе медеплавильного завода. На каждом из
    названных мною объектов проектом предусматривались системы КИП и
    автоматики, устройством и монтажом которых занимались Беленко и
    его команда.По советским и зарубежным проектам специалисты Борис
    Михайловича делали очень много. Сам он зарекомендовал себя как пре-
    красный специалист и опытный, обязательный в своих обещаниях руко-
    водитель. Уж если он брался за решение какого-либо вопроса, то те, с кем
    он работал, знали: всё будет сделано в срок и на высоком техническом
    уровне. Борис был громогласный, появление его на объекте слышно было
    далеко за пределами места его пребывания. С подрядчиком, с работни-
    ками технадзора УКСа горного комбината, с инспекторами Энергонад-
    зора, с будущим эксплутационным персоналом, который контролировал
    его работу, Борис Михайлович был в самых хороших отношениях. Его зна-
    ли и уважали и были случаи, когда к нему обращался персонал действу-
    ющих предприятий за помощью и консультацией. Это никого не удивля-
    ло, являлось как бы само собой разумеющимся. Отказа со стороны Бе-
    ленко никто из обращавшихся к нему никогда не слышал. У кого-то из
    читающих эти строчки может возникнуть вопрос, а кто такой этот Белен-
    ко и как он появился на нашей жезказганской земле? Что ж, попытаюсь
    ответить на этот непростой, но справедливый вопрос.
    Родился Б.М. Беленко далеко отсюда, в семье строителя железных
    дорог Михаила Беленко, на железнодорожной станции Кирки в окрест-
    ностях Ташкента 15 июня 1930 года, где работал в то время его отец.
    Станция располагалась на границе с Туркменией, и Михаил Беленко
    принимал участие в борьбе с басмачеством, это обстоятельство вызвало
    необходимость отправить мать с новорождённым Борисом в Ташкент.
    Через три года родился второй сын Геннадий, в 1941 году, вскоре после
    ухода отца на фронт, появился третий сын Михаила Кирилловича Юра.
    Годы шли, на фронте в борьбе с фашистами погиб отец Бориса, что-
    бы прокормить семью, мать пошла на работу в железнодорожную столо-
    вую посудомойкой.
    В 14 лет Борис поступил на работу на ламповый завод, оттуда пере-
    шёл в аэропорт, где помогал ремонтировать приборы самолётов. Закон-
    чив семь классов средней школы, начал трудиться монтёром на город-
    ской телефонной станции. Братья часто видели возле своего дома брич-
    ку, в которую была запряжена сивая лошадка. На бричке лежали дере-
    вянные пасынки телеграфных столбов, провод, когти для лазанья по
    столбам. В 1948 году парня призвали на военную службу. Год Борис слу-
    жил в учебке, а затем, учитывая, что у него семиклассное образование,
    его направили в Читинское училище связи, закончив которое он в чине
    лейтенанта демобилизовался в свой родной Ташкент. Однажды, прогу-
    ливаясь по городу, братья увидели на столбе объявление о вербовке ра-
    бочих на стройку в город Джезказган. Геннадий посоветовал брату за-
    вербоваться — с работой в Ташкенте было туго. «Ну, Джезказган так Джез-
    казган, — ответил Борис, — где наша не пропадала». Через несколько
    дней он ехал на новое место, не зная, что его там ждёт и чем он будет
    заниматься в этой полупустыне. Приехав в наш город, он поступил ра-
    бочим на участок «Казмонтажавтоматика», руководил которым в те да-
    лёкие годы инженер связи Владимир Антонович Малашко, грамотный
    специалист своего дела, простой и общительный человек. Вначале было
    нелегко, но потом дело пошло. Как-никак, а знания, приобретённые в
    военном училище связи, Борису помогли. Он получил комнату, привёз
    из Читы свою подругу Анну Трофимовну, и уже в качестве бригадира
    продолжил работу на участке. Малашко отметил толкового парня и вско-
    ре доверил ему должность мастера, а позже прораба и старшего прора-
    ба. Вот так началась трудовая карьера Бориса Беленко на просторах
    Сары-Арки в Джезказгане. По настоянию Бориса к нему приехала мать
    с младшим братом Юрой, приехал, демобилизовавшись из армии, сред-
    ний брат Геннадий. Семья полностью собралась на новом месте обита-
    ния. Когда Беленко ушёл на пенсию, мы часто встречались и беседова-
    ли и я не раз у него спрашивал: «Слушай, а что ты запомнил из событий
    в период твоей работы в Джезказгане больше всего?». Он ответил: «Пони-
    маешь, тёзка, у меня в памяти за годы работы скопилось столько всякого,
    что не на одну, а на десятки книг воспоминаний хватит. Конечно, Боря,
    это был ежедневный напряжённый труд как на новых объектах, так и на
    действующих предприятиях города. Участок практически один и в сфере
    его обслуживания были горно-металлургический комбинат, теплоэлек-
    троцентраль, предприятия местной промышленности и собственная
    база треста «Казмедьстрой». Большой объём работ размещался на ново-
    стройках города. Учитывая такую загруженность, мне пришлось обра-
    титься за помощью к подрядчику и в свой трест в Алма-Ате с просьбой о
    выделении средств на строительство промышленной базы нашего уча-
    стка. Строительство мастерской, складских помещений, гаража для
    спецмашин и административно-бытового комбината шло с 1974 по 1977
    год. Базу мы получили просто замечательную.
    Где мы только ни работали, чем только ни занимались. Монтиро-
    вали комплекс вычислительной техники в главном корпусе и в здании
    управления обогатительной фабрики, смонтировали систему телеме-
    ханизации на шахте-гиганте № 57, а в самом управлении ДГМК мы вме-
    сте со специалистами внедрили систему учёта расходования электро-
    энергии на предприятиях комбината. Особенно мне пришлось порабо-
    тать в период монтажа и в период ликвидации последствий пожара в
    кабельных каналах печного отделения Медьзавода в 1985 году. Мне по-
    звонили домой и срочно вызвали на завод, где уже собрались все. «Бо-
    рис Михайлович, глянь, что творится в кабельных каналах, надо быст-
    ро заменить ораконтрольные кабели, давай своих ребят и за работу». Ну
    я что, сам вижу, что надо, поехал к себе, снял с объектов людей, создал
    бригаду, дал им из резерва бухту кабеля и отправил на завод. С задачей
    ребята справились отлично, замену кабелей произвели быстро и каче-
    ственно. Безусловно, работали в три смены, без остановки монтажных
    работ. Месячный план плавильного цеха сорван не был. Мы работали не
    одни — рядом с нами бок о бок трудился коллектив завода и его руково-
    дители».
    В 1989 году группа работников завода, учёных и строителей полу-
    чила дипломы и премию Совета Министров республики за внедрение
    автоматизированной системы управления технологическим процессом
    газового тракта (АСУТП «Поток»). В результате этого новшества часть
    контрольно-измерительных приборов электропечного и конверторного
    отделений, серосжигающей установки и сернокислотного цеха были вы-
    ведены на щит оператора. За участие в монтаже этой системы в числе
    других лауреатом премии стал и Борис Михайлович Беленко.
    Будучи пенсионером, он в течение десяти лет руководил участком по
    монтажу охранно-пожарной сигнализации в составе корпорации «Казах-
    мыс».
    Вспоминая о своём товарище, многие хорошо знавшие его по рабо-
    те, отмечают его высокую работоспособность, умение чётко организо-
    вать людей на выполнение поставленной задачи. Вадим Дмитриевич
    Титов, в прошлом начальник цеха автоматики Медьзавода, в беседе со
    мной говорил: «Да, о Борисе Беленко можно вспоминать долго. С ним
    было приятно работать на производстве. Честный, грамотный, обяза-
    тельный и решительный руководитель, он пользовался у многих заслу-
    женным уважением и авторитетом».
    Многие из воспитанных им специалистов продолжают трудиться
    на предприятиях корпорации, в числе их Н.В. Утенко, А.А. Чичерин,
    В.А. Упоров, Д.Ф. Мусин, С.А. Петров и многие другие, перенявшие у
    Бориса опыт и знания в монтаже приборов КИП и автоматики.
    Усилиями Беленко и его инженеров на участке были внедрены си-
    стемы индустриального монтажа средств контроля и автоматизации,
    что значительно сокращало сроки монтажа и повышало производитель-
    ность труда рабочих.
    Да, был на нашей степной казахстанской земле человек, посвятив-
    ший свою жизнь созиданию человеческого счастья, строительству Боль-
    шого Джезказгана. В каждом объекте этого огромного промышленного
    района есть частичка труда одного из известных его тружеников, вете-
    рана труда и тыла, строителя и гражданина. Воздадим ему должное за
    его достойный труд и любовь к этому прекрасному краю, к великой
    Сары-Арке, с которой он не смог расстаться до конца своей жизни и
    сейчас покоится в ней. Всё, что создавал он, осталось служить людям.

    Айнит и Рици

    «Рици, Рици, кончай работу, хватит, ты сегодня решил весь огород
    перекопать, что ли, ну куда это годится, да ещё с твоей больной ногой,
    заканчивай эту грядку и давай будем пить кофе». Айна очень пережи-
    вала за своего дорогого мужа , с которым прошла в лагерный период
    жизни огонь и воду и медные трубы. Эрик, вернее Эрик Эрнестович, в
    далёком прошлом бравый полковник довоенной, буржуазной Латвии, а
    спустя много лет художник-оформитель строительного отдела проект-
    ного института, высокий, с военной выправкой, успокаивал свою Ай-
    нит, ставил у дерева лопату и грабли и шёл завтракать. Воскресный
    день только начинался, в голубом жезказганском небе ярко сверкало,
    улыбалось весеннее солнце. От вскопанной земли шёл необычный, пах-
    нущий перепрелой листвой и перегноем дух. В нагретом воздухе с жуж-
    жанием носились проснувшиеся осы, изредка гудели неведомо откуда
    взявшиеся шмели, толстые и шумные, они бесцельно перелетали с цвет-
    ка на цветок побелевших от цвета вишен и яблонь. С приходом долгож-
    данной весны дачники и владельцы приусадебных участков высыпали
    на свежий воздух покопаться в земле и размять скованные за зиму мыш-
    цы. Работа не утомляла, а доставляла Эрику большое удовольствие.
    До 1954 года Эрик Розе за принадлежность к военной элите Ульма-
    ниса, в начале возникновения Советской Латвии был осуждён и отбы-
    вал срок в одном из лагпунктов Степлага. В лагере он обрёл для себя
    новую профессию художника. После ликвидации лагерей в 1954 году
    Эрик Эрнестович, как и многие другие освобождённые и оставленные
    на поселение в Жезказгане узники, устроился на работу и вызвал к себе
    свою жену Айну Адамовну, которую в те нелёгкие годы вслед за арестом
    мужа отправили вместе с её отцом в дальневосточную тайгу на лесопо-
    вал. До ареста Эрик с Айной жили в Риге, у них была маленькая дочь,
    судьба которой так и осталась им неизвестной, несмотря на длитель-
    ные её розыски. Конечно, они очень переживали это горе, особенно Айна,
    которая не могла простить этой потери тем, кто был виновен в трагедии.
    У Эрика от первого брака было две дочери, но они остались в Риге
    и после войны продолжали там жить. К нему в Жезказган они не приез-
    жали.
    ... С Эриком Розе и его женой Айной я познакомился и встретился в
    доме его приятеля по лагерю Георгия Егоровича Раудсеппа, который при-
    гласил супругов жить у него, выделив им небольшую комнату. Г.Е. Рауд-
    сепп в те годы работал начальником техотдела УКСа Джезказганского
    горно-металлургического комбината. До заключения в лагерь он был
    частным предпринимателем в Риге, владельцем парка строительных
    машин. Какие-то объёмы работ он выполнял собственными силами.
    После отбытия срока в лагере он был оставлен на поселение в Жезказ-
    гане, где работал по специальности инженера-строителя.
    Друзья оборудовали своё жильё и стали жить небольшой латышс-
    кой коммуной на европейский манер, вместе пили кофе, играли в шах-
    маты, подолгу обсуждали своё житьё-бытьё и с нетерпением ждали раз-
    решения для выезда на родину. На небольшом приусадебном участке
    Айна и жена Георгия Фрида устроили уголок отдыха, посадили розы,
    георгины, гладиолусы, бархатцы самых разных окрасок. Под яблоней
    мужчины оборудовали столик и скамейки, где по вечерам в летнее вре-
    мя устраивалось чаепитие с приходившими к ним друзьями. Это были
    муж и жена Павловские с дочерью Ильзе, известный в городе инженер-
    механик Борис Владимирович Рождественский, который кроме проче-
    го слыл опытным виноделом, а ещё мастерил мебель из фанерных, из-
    под спичек, ящиков. Мебель в те годы приобрести было проблематично,
    и поэтому изготовлением последней занимались многие, в том числе и
    Георгий Егорович. В гостиной комнате у Раудсеппа частенько пылал
    огонь в самодельном камине, звучала музыка Шопена и Моцарта, дру-
    зья пили ликёр «Шартрез» зеленоватого цвета из маленьких рюмочек,
    запивая его чёрным кофе «по-турецки». Когда Раудсепп, получив разре-
    шение на выезд, в 1960 году уехал в Ригу, в его квартиру вселился я.
    Семья Розе продолжала жить на переоборудованной ими раньше тер-
    расе. Эрик Эрнестович работал в строительном отделе проектного ин-
    ститута, занимаясь дизайном помещений и технической эстетикой
    производственных зданий и объектов социально-бытового назначения,
    а Айна устроилась маникюрщицей в салоне красоты, где раньше рабо-
    тала Фрида.
    Мы сдружились, часто ходили друг к другу в гости, Эрик был очень
    эрудированным, интересным собеседником, и нам, несмотря на боль-
    шую разницу в возрасте, было о чём поговорить и поспорить. Жену мою
    и Эрик и Айна любили как дочь и как могли помогали ей, молодой хо-
    зяйке, словом и делом. Особенно эта помощь проявилась, когда родился
    мой первенец, Мишенька. Радость царила во всём доме, все подходили к
    его кроватке, грохотали погремушками и всячески развлекали малы-
    ша, чтобы он не плакал. Бывали мои родители, часто заглядывали дру-
    зья и сослуживцы. Дом был постоянно полон людей, с которыми наша
    молодая семья поддерживала дружеские, добрые отношения.
    Мысль о выезде из Жезказгана никогда не покидала Айнит и Рици,
    тем более что уехавший в Ригу Георгий Егорович Раудсепп при строи-
    тельстве своего дома предусмотрел для своих друзей две комнаты и кух-
    ню на первом этаже небольшого домика на улице Стайцелес. Через три
    года, после рождения у нас второго сына, Эрик и Айна, получив двух-
    комнатную квартиру, съехали с нашей, похожей на коммуналку, квар-
    тиры, а в 1968 году, получив долгожданное разрешение на выезд, уеха-
    ли в свою Латвию, к родственникам и друзьям. Айнит и Рици горячо и
    преданно любили друг друга. То и дело мы слышали голос Айны Ада-
    мовны, сдерживающий трудовые порывы Эрика. Пребывание ,притом
    длительное, в режимном лагере не прошло для него бесследно. У Рици
    болели почки и с ногами были постоянные проблемы. Внешне он не
    показывал своих страданий, крепился как мог, и при общении всегда
    старался шутить и улыбаться, Айну же состояние здоровья мужа посто-
    янно беспокоило и усиливало её давнее стремление уехать в Ригу, где,
    как ей казалось, ему помогут избавиться от недугов. Мы расстались с
    Айнит и Рици, но в течение длительного времени переписывались, об-
    менивались поздравительными открытками в праздничные дни. В 1983
    году, совершая с младшим сыном туристическую поездку по маршруту
    Москва — Ленинград — Рига — Одесса, мы побывали в гостях у наших
    старых друзей. К ним мы нагрянули неожиданно, без предупрежде-
    ния. Айнит и Рици очень обрадовались. Они жадно расспрашивали нас
    о близких и знакомых, о нашей жизни, о моих и Алиных родителях, об
    успехах детей.
    Угощали и принимали как самых близких для них людей. С Геор-
    гием Егоровичем ездили на его машине на дачу, за рулём сидела отча-
    янная, красивая дочка Георгия Егоровича Майя, она неслась на беше-
    ной скорости по Риге, удивляя меня и сына своим бесстрашием и уда-
    лью. На даче кроме цветов и плодовых кустарников ничего не росло.
    Овощи там не сажают, а покупают на огромном рижском рынке.
    Я не знаю, зарубцевались ли раны в сердцах Айнит и Рици от пере-
    житого ими когда-то кошмара, но город в степи был их второй родиной и
    потому, несмотря на их постоянное стремление вернуться, как сейчас
    принято говорить, на свою историческую родину, Айна и Эрик испыты-
    вали ностальгию по степному солнечному городу, в котором прожили
    много лет. Время неумолимо отсчитывает дни и годы, давно уж нет в
    живых Айнит и Рици, и мало осталось живущих в нашем городе людей,
    кто помнит о них. Что поделаешь, такова жизнь, новое вступает в свои
    права, а прошлое с его людьми и событиями предаётся забвению. Я все-
    гда помню мудрое изречение, что без прошлого у народа не может быть
    будущего.Каждый человек проживает свою, только ему принадлежащую
    жизнь, но эта жизнь — свидетельство эпохи, в которой он жил. Пара-
    докс судьбы — в одном доме со мной с одной стороны жил комбриг РККА
    Сигизмунд Литке, а с другой — полковник довоенной Латвии Эрик Розе,
    и оба лучшую часть своей жизни провели за колючей проволокой в Жез-
    казгане. Почему это случилось, так я и не знаю, ни тот и ни другой этого
    мне не объяснили. Такова эта сложная человеческая жизнь…
    г. Жезказган.
    Категория: На житейских перекрестках | Добавил: Людмила (04.12.2011)
    Просмотров: 726 | Теги: Борис ОПЕСКИН | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz