Суббота, 19.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » На житейских перекрестках

    Т. Маликов. Как молоды мы были! Солнце светит всем; На край света; Учитель; Тактика игры
    № 7, 2010
    Турсынбек Сабирович МАЛИКОВ
    — доктор педагогических наук, профессор, почётный работник образования РК,
    заведующий научно-исследовательской лабораторией дидактики математики
    Кокшетауского университета. В "Ниве” публиковался в 200- году.
    Живёт в г. Кокшетау.

    Как молоды мы были!
    Вот очередной той, опять выходим мы, десять солидных, седоволо-
    сых, видных (люди говорят), разменявших седьмой десяток мужчин, но
    это не очередная группа людей, скомплектованная хозяевами для про-
    изнесения тоста. Наше сообщество уникально тем, что мы все родились
    в одном посёлке, большинство буквально в одной больнице в течение од-
    ного года, учились в одной школе и живём всю жизнь вместе, куда бы нас
    судьба ни разбросала.
    Мы дети послевоенного времени, и кажется, пора, если не подводить
    итоги, то уж, по крайней мере, подумать о том, кто мы, кем состоялись, чем
    наше поколение отличается от других, какие человеческие качества при-
    оритетны для нас. Я думаю, что наше поколение можно однозначно оце-
    нивать как поколение философов. На заре жизни мы прикоснулись к пат-
    риархально-феодальному устройству жизни, затем нам сказали, что есть
    какие-то высшие фатальные законы развития общества, которые извест-
    ны умным бородатым учёным, портреты которых висели везде как иконы
    и по которым можно прогнозировать жизнь общества, да ещё нас обрадо-
    вали тем, что нам удалось перепрыгнуть через довольно неприятный её
    участок, называемый капитализмом, и сразу оказаться в светлом социа-
    лизме на пути к ещё более светлому коммунизму. А затем, когда наша
    жизнь в основном состоялась, говорят, нет, извините, что-то не то получи-
    лось с нашим развитием, и мы то ли вернулись, то ли пошли вперёд к
    капитализму. Как после всего этого нам самим не задуматься над вечны-
    ми вопросами бытия и не стать философами?
    Мы ещё и идеалисты, по крайне мере больше, чем нынешнее праг-
    матичное поколение (нет, я не обвиняю его: для каждого времени нужны
    адекватные социальным вызовам черты характера человека). Мы вери-
    ли в светлые общечеловеческие гуманистические ценности. И дело, мо-
    жет, даже не в том, в каком "соусе” всё это подавалось, то ли в коммунис-
    тическом, то или ещё как-то. Мы верили во всё это даже не потому, что
    была сильна пропаганда, как думают многие, а потому, наверное, что
    человек по своей сути рождён для счастья, для радости и потому склонен
    верить в радужные идеалы.
    Многие из нас не помнят, когда впервые увидели друг друга, потому
    что это произошло в двухлетнем или трёхлетнем возрасте. А с некоторы-
    ми мы впервые встретились на пороге школы. Т. е. мы стали общаться на
    самом важном этапе своей жизни, на этапе становления нас как членов
    общества, на этапе социализации. Мы, вышедшие из семейного очага
    маленькими властелинами, непревзойдёнными и неповторимыми,
    заставили друг друга понять, что это не так, что есть другие дети, другие
    люди, кроме нас, такие же, как мы, с которыми нужно считаться, на-
    учиться жить вместе, где-то уступать, где-то добиваться своего, вершить
    общие дела, решать общие проблемы, иметь общие цели, чувствовать
    необходимость общения друг с другом, понять, что кто-то в чём-то лучше
    тебя, а кто-то хуже, кто-то сильнее, кто-то слабее, кем-то восхищаются, а
    кто-то восхищается тобой, кто-то хочет себе, а кто-то тебе…
    В процессе этого общения вырабатывалось наше понимание прин-
    ципов человеческого общежития, вырабатывался рейтинг каждого из нас.
    Эти рейтинги затем во взрослой жизни подвергались многочисленным
    испытаниям, но удивительно то, что они дожили до нашего пенсионного
    возраста. По крайней мере при встрече мы выстраиваем свои отношения
    по тому странному рейтингу детства. И мне кажется, что это происходит
    от того, что он самый объективный, самый точный, и если что-то не пошло
    во взрослой жизни согласно этому ранжиру, то эта не ошибка рейтинга, а
    ошибка тех жизненных обстоятельств, которой мы подверглись. И те, кто
    пытались потом изменить оценку собственной значимости в силу ряда
    появившихся новых обстоятельств (продвижением во властных структу-
    рах, достижениями в творчестве, материальными достижениями), про-
    сто не смогли это сделать, принимали прежнюю оценку или же выпадали
    из нашего коллектива.
    Что такое дружба? — невольно задаёшься вопросом, чувствуя боль-
    шую роль друзей в твоей жизни. Если это средство для организации
    детских игр, то мы давно в них не играем. Если это средство совместно-
    го противостояния угрозам, которые в том или ином виде предстают
    перед человеком в разные периоды его жизни, то они меняются и про-
    шли. Может, это коллектив единомышленников, но мы порой бываем
    довольно разными. Что же тогда нас держит вместе? Умом это не по-
    нять, да и нет в этом необходимости, что бы там ни было, мы сохранили
    нашу дружбу — и это хорошо.
    В разное время ушли от нас Багдат Темиров, Толеген Абуов и Каким
    Жуманов, и мы лишний раз убеждаемся, что действительно Аллаху в пер-
    вую очередь нужны самые лучшие. Исключительная доброта, уважитель-
    ное и по-детски наивное отношение к нам объединяло их, и в этом они
    были самыми лучшими, и это не дань ушедшим, а справедливая конста-
    тация факта. Они остались в нашей памяти молодыми и как будто застол-
    били навечно наши образы того времени.
    — А как Аманжол? — спросили как-то знакомые на одной из встреч.
    — Да так же живёт в Алма-Ате, как и раньше, — сказал лениво кто-то
    из земляков про него — и всё. Мне почему-то показалось, что он сильно
    оскорбил его.
    И это про жизнь Аманжола Усенова, которая состоялась как сплош-
    ное преодоление и восхождение, как победы и только победы. Про которую
    без всякого преувеличения можно сказать, что каждым днём своей жизни
    он был удостоен только потому, что "каждый день шёл за неё на бой”…
    С пороком сердца первый разряд по штанге, без ведома родителей
    лечь на стол хирурга в восемнадцатилетнем возрасте, вероятность благо-
    получного исхода операции по тем временам была непонятной, потом ус-
    пешное продвижение по службе — и везде преодоление на грани челове-
    ческих возможностей… через двадцать пять лет ещё одна операция на
    сердце, потеря дочери, жены… и выстоять… Жениться второй раз, и это
    тоже победа, преодоление, выйти на работу, т. е. показать, что жизнь про-
    должается не хуже, чем у других, которым не сделали две операции на
    сердце, которые не потеряли двух самых близких людей.
    Вот тебе — "так же живёт в Алма-Ате”…
    Казбек Аскаров, казалось, ничем не выделялся в детстве. Но жизнь
    часто делала вызов его интеллекту, нравственному потенциалу, бросала
    его на ответственные участки и требовала от него многих качеств, необхо-
    димых для решения этих проблем, и он находил эти качества у себя, а
    если их не было, вырабатывал их, вырастал до того, чтобы быть достой-
    ным того доверия, которое выпадало ему.
    Как-то он сказал мне: ты умнее, образованнее меня, иди ты сделай
    это. Я тогда явственно осознал, что кроме знаний, образования есть нечто
    большее, которое называется мудростью и которой он, кажется, обладает.
    Но он, по-моему, ошибается в собственной самооценке, думает, что
    его звёздный час был тогда, когда он стал первым демократически выб-
    ранным первым секретарём райкома партии. Но первых секретарей
    было много, из них только его выбрали почётным гражданином райо-
    на, и самое главное, он действительно в почёте среди земляков. И это в
    том районе, в котором знают всю его подноготную, знают, как говорит-
    ся, как "облупленного”. А это значит, что его подноготная чиста и был он
    достойным руководителем. А для начальников настоящий момент ис-
    тины наступает тогда, когда они уходят на пенсию. И это испытание он
    прошёл успешно.
    Олжабай Байгожин — один из руководителей медицинской службы,
    напористость, вера только в себя, в свои силы, умение добиваться всего
    только собственным трудом делают его человеком свободным и независи-
    мым. Олжабай много читает, первым знакомится с моими работами пуб-
    лицистического характера, первый рецензент и первый болельщик. Уметь
    радоваться за другого, что не всем дано, а он это умеет, когда кто-нибудь
    заболевает, конечно, он с нами.
    Наши дома в детстве располагались в трёх метрах друг от друга, через
    окна мы вызывали друг друга поиграть на улицу. Как мы увлекались иг-
    рой в шпионы (шпиономания отражалась даже в детских играх), уходили
    в эту игру с головой, наши фантазии были настолько сильны, что превра-
    щали всё вокруг в объекты границы и заставы. И в самый разгар погони
    разведчиков за шпионами как бы издалека раздавался рассудительный,
    трезвый голос Казбека: "Всё, хватит, я пойду домой, мне дедушка сказал
    прийти в пять часов”. Мы с Олжабаем долго не понимали: о каком дедушке
    говорит "начальник заставы”? Вот же граница, шпионы уже пересекают
    её! Что он делает?
    Но нет, голос разумного Казбека настойчиво возвращал нас с Олжа-
    баем к действительности. Как жаль!
    Амантай Джаниев был на острие атаки, когда мы комплексовались
    перед девушками, стеснялись подойти к ним и рисковали пропустить мимо
    себя ту единственную, которая суждена нам. Он совершал такие шалости
    и глупости, про что говорят: кто не был глуп, тот не был молод. Был чемпи-
    оном республики по борьбе, за его хрупким и стройным телосложением и
    детским выражением лица многие наши недруги не видели мощную муж-
    скую силу, и очень сильно разочаровывались, когда охотно вызывали именно
    его "один на один”. Но Амантай никогда не бил лежачего, был слишком
    добродушен, для него драка всегда была только спортом. И как смешно
    мне было смотреть потом, во взрослой жизни, когда он учил своих трёх
    сыновей уму-разуму. Сейчас он хорошо вписался в рыночные отношения,
    но всё, что нажито им, добыто честным, порой изнурительным трудом.
    Еркин Султанов тоже неповторим и его место никто не может за-
    нять — прекрасный инженер-проектировщик, он востребован при лю-
    бых социализмах и капитализмах, потому что он умеет строить дом,
    настоящий дом. Он почему-то сразу после окончания школы стал серь-
    ёзно думать о женитьбе, когда нам это казалось потерей свободы. Но из-
    за многих неудачных попыток не знающие его люди думали, не лове-
    лас ли он? Однако его трепетное, ответственное отношение к девушкам
    доходило до анекдотичного положения: он мог сказать, что обязан же-
    ниться только потому, что проводил её после танцев домой. Но его наи-
    вность и доброта были вознаграждены прекрасной супругой, к которой
    его вынесло волей благосклонной судьбы, его чистота помыслов огра-
    дила его, как мы поняли потом, от многих девушек, которые могли пре-
    вратить его жизнь в сущий кошмар.
    Глава хорошего семейства, при всей своей кажущейся мягкости ха-
    рактера, оказывается очень волевым человеком, настоящим борцом с
    трудностями.
    Встречая Урала Жунусова из Алматы, известного режиссёра, брата
    великого писателя Сакена Жунусова, мы отчётливо понимаем, что недо-
    статки друзей нам так же дороги, как и их достоинства, потому что они
    составляют его родной образ. Он, свободный от маргинальных забот, буду-
    чи независимой, креативной личностью, является самым рьяным поклон-
    ником нашей детской субординации. Когда кто-нибудь из наших начина-
    ет думать, что, изменив свой статус в обществе, каким-то образом может
    претендовать на большую значимость своей персоны, то Урал убедитель-
    но показывает, что тот сильно ошибается, что он прежний, что его суть не
    изменилась, особенно для нас. И с ним нельзя не согласиться. Без него
    наша жизнь превращается во что-то слишком серьёзное, умное и серое, от
    которого мы явно начинаем черстветь. С каждым приездом Урала мы за-
    бываем, что мы женаты, имеем не только детей, но и внуков, занимаем
    ответственное положение, и на некоторое время превращаемся в тех моло-
    дых ребят, которые разгульно жили в Кызылту. Сакен-ага — публичный,
    уверенный и сильный человек, на самом деле был очень одинок, особенно
    в последние годы, и потому он очень завидовал нам и не раз прямо говорил
    об этом, во время застолий уходил от уважаемых аксакалов, присаживал-
    ся к нам и всем видом показывал, что он гордится своими младшими бра-
    тьями, хорошо чувствовал себя с нами и, мне казалось, с некоторой грус-
    тью осознавал то, что было им потеряно в молодые годы навсегда.
    Мы все гордимся нашим другом Сериком Токпановым из Астаны,
    известным в Казахстане учёным-хирургом, специалистом европейского
    уровня и не менее известным певцом; труд, труд и ещё раз труд — вот что
    сопровождает его всю жизнь в профессиональной деятельности, и он отда-
    ётся ему сполна. Мы все на пенсии, но все востребованы, работаем, как
    специалисты высокого ранга, мы никогда не чувствовали столько свобо-
    ды, сколько сейчас, свободу от разных преходящих прихотей: власти, де-
    нег, славы. На первый план выдвигается другая ценность — это здоровье.
    Чем больше возрастает её значимость, тем более ценным становится Се-
    рик. И у него достаточно участливости и выдержки, чтобы всем нам прий-
    ти на помощь, да, впрочем, и всем тем, кто к нему обращается.
    Как-то, будучи в его клинике, я сказал его младшим коллегам: вот мы
    с вашим главврачом сидели за одной партой, можно сказать, из одной
    парты вышли два доктора наук. Молодёжь тоже не растерялась, говорит,
    дайте нам, пожалуйста, эту парту.
    В новых структурах власти успешно работает наш друг Марат Исажа-
    нов, один из руководителей района, интеллигентный и дипломатичный в
    хорошем, настоящем смысле этого слова, демократичный не только по сво-
    ей должности, а и по своей сути. Он тоже был старшим сыном в семье, лю-
    бовь родителей к Марату была настолько самопожертвенна, что весь его
    родительский дом был в нашем распоряжении, а остальная семья, бывало,
    ютилась в одной комнате. Уже повзрослев, я спросил как-то у его отца: "По-
    чему ваша семья терпела наши проделки?”. На что он просто улыбнулся.
    Какие только шутки мы с Маратом ни проделывали над своими това-
    рищами, и сколько лет мы вспоминаем об этом, и каждый раз получаем
    большой заряд бодрости от этого. "Как жаль, что вас не было с нами…” —
    говорим словами поэта тем, кто не был тогда с нами.
    Только один наш друг оторвался от нас лет на двадцать — это Жумаш
    Искаков. Он чрезвычайно способный человек, признанный заводила, пер-
    вый парень, был нашим лидером, а быть лидером среди нас, неслабых
    ребят, было не просто. Красивые черты лица, густые брови, аккуратный и
    волевой нос, светлое лицо, контрастное вьющимся иссиня-чёрным воло-
    сам, и интеллект, усиливающий оглушающее впечатление от его внешних
    данных, характер отчаянный и вместе с тем добрый, чувствительный, где-
    то сентиментальный — как будто всё в нём было создано специально для
    того, чтобы он производил неотразимое впечатление на несчастных жен-
    щин. Как мне было жалко девушек, ведь каждое из этих названных его
    качеств могло свести их с ума, но ему было дано всё кучей, и они бывали в
    шоке от встречи с ним, и самые тихие и правильные из них были готовы
    на безумства… И кто знает, может, прожив рассудительную жизнь без него
    с умным солидным мужем, некоторые из них пронесли через всю жизнь
    встречу с ним как самую яркую её страницу.
    После долгих лет разлуки с нами он появился другим, по крайней
    мере он хотел показаться успокоившимся, солидным товарищем, так он
    ходил среди нас довольно долго, но я всё время чувствовал некоторый дис-
    комфорт от того, что его прежнее место оказалось пустым, что он пересел
    на чужое место, в котором выглядел неестественно.
    Но как-то он взорвался, стал такой как прежде, пообещал некото-
    рым набить морды, особенно тем, которые стали уж очень важными за
    его отсутствие, и стал показывать другие свои номера. Да, он не успоко-
    ился, не изменился, и мне почему-то это нравилось, и от этого странно-
    го чувства мне было несколько неловко. Более того, мне показалось, что
    я давно не видел его, хотя он был рядом. Наконец-то встретились с Жу-
    машем образца шестидесятых годов.
    Быть успешным в молодые годы дорогого стоит. Некоторые пыта-
    ются компенсировать потери юности всякими должностями, достатком
    и другой мишурой во взрослой жизни, а то и в старшем возрасте, но это
    наивно и бесполезно.
    В последние годы ему очень тяжело, но его съёмки в рекламных роли-
    ках на центральном телевидении я с радостью воспринял как его ярост-
    ное утверждение: "Жизнь продолжается!”
    Наши жёны настолько прикипели к нам, что давно поднялись на ранг
    друга. Они, безусловно, способствовали укреплению нашего союза, не нуж-
    но быть большим знатоком женщин, чтобы понять это.
    Вот такими я вижу своих друзей, чем больше знаю, тем больше пони-
    маю, тем больше уважаю. Вижу в основном только хорошее, плохого — то
    ли нет, то ли не замечаю или не хочу замечать. Как бы то ни было, они моё
    достояние, одно из настоящих богатств, которому не страшны никакие
    девальвации и которое никто не сможет украсть.
    … Так идём мы по жизни вместе, испытывая гордость друг за друга,
    соревнуясь друг с другом, обгоняя друг друга, помогая друг другу и, кажет-
    ся, мы уже выходим на финишную прямую, к этому странному финишу,
    где никто не хочет оказаться первым… и который мы пытаемся отдалить
    от нас как можно дальше и дальше...


    г. Кокшетау.
    Категория: На житейских перекрестках | Добавил: Людмила (11.11.2010)
    Просмотров: 943 | Теги: Турсынбек МАЛИКОВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz