Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Наследие

    Сергей Марков и Роберт Граббе (Дружба в письмах). Публикация Н. Иваниной и Ю. Попова
    № 6, 2010

    (Дружба в письмах)

    Творчество Сергея Николаевича Маркова (1906—1973) представляет боль-
    шой интерес при изучении взаимодействия русской и казахстанской культур.
    Будущий поэт, прозаик, учёный, географ-историк, с 1919 года жил в Акмолин-
    ске, потом в Петропавловске, Новосибирске. Автор популярных книг "Вечные
    следы” и "Земной круг”. Первым предложил "Увековечить память Чокана Вали-
    ханова” ("Известия”, 1958, 27 июля, 18 декабря). Чокану Валиханову посвящена
    его историко-биографическая повесть "Идущие к вершинам” (Алма-Ата, 1963).
    Казахским фольклором богаты и другие книги С. Н. Маркова — "Голубая ящери-
    ца”, "Солёный колодец”, "Арабские часы” и другие.
    Из Москвы С. Н. Марков отправлял письма и почтовые открытки своим
    казахстанским друзьям. Среди них Л. Ф. Семёнов, В. А. Волгин, С. Н. Афонской
    (Караганда), А. Брагин, Н. Ивлев, А. Изотов (Алма-Ата), А. Дубицкий, Нагаев
    (Целиноград), К. Мухамедханов (Семипалатинск) и другие.
    Особый рассказ о переписке с Робертом Андреевичем Граббе (1904—1991).
    Роберт Граббе был другом поэта Эдуарда Багрицкого. Сотрудничал с газе-
    той "Гражданская война”. Увлекался батальной живописью. Занимался роспи-
    сью потолков павильона Туркменской ССР на Всесоюзной сельскохозяйствен-
    ной выставке (потом ВДНХ). Однако более всего художник-любитель просла-
    вился как талантливый аппликатор. Он составлял свои картины из вырезанных
    бумажных деталей, которые делал цветными. Сложная, буквально ювелирная
    работа — каждый предмет он вырезал отдельно, без предварительного наброска
    карандашом, резал изящно, удивительно пропорционально.
    Искусствоведы считают, что в своих работах Р. А. Граббе добился уникаль-
    ности: силуэт и цвет в них неразделимы, они одинаково важны для всего облика
    его картин.
    В Караганде художник жил с 1951 года, работал в институте "Караганда-
    гипрошахт”, где конструировал модели угольных разрезов и поверхностных со-
    оружений шахт.
    С 1930 года Роберт Андреевич проживал в Москве, начал работать в книжных
    и журнальных издательствах. Он иллюстрировал книги Э. Багрицкого "Дума про
    Опанаса” и "Юго-запад”. В доме Багрицкого он впервые встретился с Марковым.
    "В Кунцеве мы оказались соседями, — вспоминал Роберт Андреевич. — Ви-
    делись ежедневно. Сергей был непоседа, он часто уезжал в командировки. Когда
    отправлялся в Казахстан, то говорил: "Еду на свою родину…”. После войны и я
    оказался на родине Маркова. Был направлен в Караганду для работы в проект-
    ных организациях”.
    Всех писем Маркова к Р. А. Граббе более сорока (РГАЛИ, г. Москва, ф. 2884).
    Часть из них личного характера, другая связана с работой писателя над книгой
    "Идущие к вершинам”. Марков предлагал Граббе сделать иллюстрации к этой
    повести. Читая письма С. Н. Маркова к Р. А. Граббе, чувствуешь, что они сродни
    его книгам. Объединяют их принципиально важные черты — пытливость, зор-
    кость взгляда, умение приближать прошлое к современности, сохраняя одно-
    временно всё историческое своеобразие.
    Чёрные силуэты на белом фоне. Именно так выглядят иллюстрации
    Р. А. Граббе к книге Сергея Николаевича Маркова "Арабские часы”, вышедшей
    в Алма-Ате в 1959 году. Рассматривая рисунки, чувствуешь события эпохи, на-
    полненные живыми образами.
    Роберт Андреевич жил в стране силуэтов почти полвека. Жизненная нить
    была у него прямой, как струна, и очень простой, дела шли своим чередом. К
    сожалению, после смерти Роберта Андреевича исчезла большая часть его архи-
    ва. Пропала богатая переписка художника, кроме подлинных посланий знаме-
    нитого географа, историка, учёного, пропагандиста великих русских открытий
    на земном шаре — Сергея Николаевича Маркова.
    Публикация Н. И. Иваниной и Ю. Г. Попова (Караганда) знакомит нас с
    письмами, которые почти на протяжении 25-ти лет писали друг другу писатель
    и художник.

    Переписка Роберта Граббе и Сергея Маркова
    Москва, 40.
    Беговая улица, 1/а, корпус 7, кв. 7,
    Писателю Маркову Сергею Николаевичу.
    Без даты (почтовый штемпель 19.12.51).
    Дорогой Сергей!
    Поздравляю тебя с Новым годом и желаю тебе успеха в лит. творчестве;
    надеюсь, в 1952 году буду иметь счастье читать твою новую книгу. Я сейчас
    посылаю тебе привет из далёкой угольной Караганды, где я работаю. Искусство
    не бросил, а наоборот, усиленно работаю над графикой.
    Заходил к тебе попрощаться, но, к сожалению, не застал тебя дома. Жму
    руку. Привет твоей супруге.
    Роберт.
    Караганда, Новый город,
    Ленина, 11, кв. 3. Граббе.
    ***
    Караганда, Новый город, Ленина, 11, кв. 3.
    Р. А. Граббе.
    26.XII.1951.
    Дорогой Роберт Андреевич!
    Спасибо за память. Напиши, что делаешь в Карагандах. Я жил неподалёку
    от них когда-то и мы всегда говорили: Караганды, а не Караганда. Зайди от
    моего имени к директору музея — Леониду Фёдоровичу Семёнову, передай при-
    вет. Может быть, вы сумеете договориться о работе для музея. Если Л.Г. в Кара-
    ганде, передай ей сердечный привет. Тебе передаёт привет моя семья и мой млад-
    ший брат Юлий. Ты его должен помнить по Кунцево. Пиши. Жму руку.
    Сергей Марков.
    Москва, Д-284, Беговая, 1/а, корпус 7, кв. 7.
    ***
    Без даты (почтовый штемпель 15.01.53).
    Добрый день, Сергей Николаевич.
    Разрешите поздравить Вас с Новым годом и пожелать Вам всех благ жиз-
    ни, а главное, творческих удач в литературе. Надеюсь, что Вы снова в этом году
    дадите книгу. Я с интересом слежу за Вами по журналу "Вокруг света”, но не
    знаком с книгами. Живу неплохо, много работаю по искусству, думаю участво-
    вать на выставке.
    Пишите, не забывайте старых друзей и поклонников.
    С уважением, Роберт.
    ***
    20.I.1953.
    Дорогой Роберт Андреевич!
    Открытку получил. Спасибо за память и за поздравление с Новым годом.
    Рад, что ты устроился в Караганде, и там тебе, видимо, нравится. В Караганде в
    музее директором т. Семёнов, мой старый знакомый и, можно сказать, воспита-
    тель. Если бываешь в музее — передай ему привет от меня.
    Семья моя здорова, я — так себе, но работаю. Готовлю новое издание и
    летописи Аляски! Будешь ли в Москве? Заходи, если приедешь. Жму руку и же-
    лаю успехов.
    Сергей Марков.
    ***
    Без даты (почтовый штемпель 1.1.55 ?).
    Добрый день, Сергей Николаевич.
    Поздравляю Вас с Новым годом и желаю всего-всего хорошего в жизни, а
    главное, в творчестве и надеюсь, что Вы в 1955 году получите Сталинскую пре-
    мию. Желаю это от всей души.
    Про себя могу написать, что женат. Живу очень хорошо, тихо, спокойно.
    Сейчас много работаю по искусству
    Что и над чем работаете, с интересом жду новую Вашу книгу. Какие ново-
    сти, где Татьяна Дубинская?
    Пишите. Крепко жму руку.
    Уважающий Вас, Роберт Андр.
    ***
    4 апреля 1957 г.
    Дорогой Роберт Андреевич!
    Вчера я закончил своё путешествие и вернулся в Москву — к семье, бурха-
    нам, книгам и рыбкам. На пути в Москву делал остановку в Акмолинске; собрал
    там очень ценный материал. Там были стужа и бураны; весна нас встретила
    лишь за Уралом. В Москве — тепло и солнечно. За поездку очень вымотался.
    Сейчас отдыхаю; через день-два начнутся трудовые будни. Про книгу — помню,
    буду искать её в самое ближайшее время.
    Передай привет Павле Андреевне. Пиши, а как будешь ли в Москве, не за-
    будь нашего дома. Крепко жму руку.
    Sergius.
    ***
    30.V.1957.
    Дорогой Робчик!
    Как ты живёшь и как у вас с Павлой Андреевной прижился мой "Александр
    Грин”? Я сижу, сгибая спину над карагандинскими своими записями и печатны-
    ми источниками, готовлю статьи о своей поездке. Скоро, вероятно, ты их про-
    чтёшь. У нас в Москве уже несколько дней — собачий холод, и я мечтаю об
    Акмолинске, где позавчера было + 29. Садик мой — в полном цвету, расцвёл в
    этом году раньше всех привычных сроков. Оленька моя кончила школьные за-
    нятия, сейчас дома; собирает для тебя спичечные этикетки и, как накопит, при-
    шлёт их тебе сама. Боли у меня прошли, зато одолела… крапивница: привяза-
    лась и не отстаёт уже недели две! Вероятно, это нервные явления. Вероятно, буду
    работать для будущей декады казахской литературы — перелагать на русский
    язык один из романов. Может быть, снова побываю в Казахстане.
    Привет тебе и П. Г. Пиши. Жму руку.
    Сергей.
    ***
    11/VI 57 года.
    Здравствуйте, Сергей Николаевич!!
    Не хотела Вам писать, обиделась за то, что не простились со мной. Но Ваш
    Грин примирил меня с Вами. Читаю и наслаждаюсь каждый раз. И невольно
    вспоминаю Ваш голос. Читали стихи в альманахе, хорошо — очень.
    Радуюсь, что спазмы покинули Вас, а крапивница не страшна, только не-
    приятна. У меня, после Вашего отъезда, был приступ один раз, а вот изжоги
    мучают основательно, кончились свежие овощи, которыми я спасалась.
    Спасибо Вашей Оленьке за присланную спичечную этикетку. Робчик целует в
    щёчку за её внимание и ждёт обещанное. А вот Вы, Сергей Николаевич, забыли
    прислать обещанные фотографии монгольского Будды. Завтра будем у Семёнова,
    попросим помочь в подборе материала по созданию образа Амангельды.
    Робчик задумал сделать несколько графических работ. Помните, он Вам
    говорил об этом.
    Несчастный! Так ленив писать, а на старости лет даже своих приятелей
    ухитряется ввести в заблуждение своим молчанием. Вчера получили письмо,
    где просто пишут, ежели до первого июля не будет отчёта, будут считать без
    вести пропавшим.
    И Вы думаете, на него это подействовало? Прибалтику ничем не проши-
    бёшь, а по сему сегодня день, когда я отвечаю его приятелям.
    Привет Вашей жене (не знаю имени и отчества). Жму Вашу талантливую
    руку и поцелуй от меня и Робчика Оленьке.
    P. S. Приезжайте погреться в солнечный Казахстан.
    ***
    2/ХI 57 года.
    Уважаемый Сергей Николаевич.
    Поздравляю Вас, Вашу жену и милую Оленьку с наступающим праздником
    Октября. Желаю Вам всем здоровья и плодотворной творческой работы. Пора-
    довалась за вас, за вашу жизнь на лоне природы. Только что вернулась из Таш-
    кента, жила там 2 месяца. Болела сестра, упала, и у неё было сотрясение мозга. И
    я, пока не выходила её, не поставила на ноги без головокружения, не смогла
    вернуться домой.
    Робчик без меня был много занят, но это, конечно, не оправдание его мол-
    чания, но, всё же, можно сделать скидку за его молчание к Оленьке. Спасибо
    дорогой девочке за её внимание к дяде Роберту. Все спичечные сокровища полу-
    чены, и дядя Роб восторгался ими, и я любовалась на них. Дядя Робчик просит
    простить его и обещает Оленьке выслать вырезку, как только закончит пред-
    праздничные работы, а их много, почему я пишу Вам от его имени.
    В Ташкенте бывала у Сергея Бородина, он много работает, очень гостеприим-
    ный дом. Но меня тянуло к ним из-за детей. У него их четверо. Старшая дочка его из
    Москвы Ксения, его жены дочь Саида, очень интересная содержательная девочка,
    талантливая, любит балет, учится музыке, балету, иностранным языкам, перешла в
    7-й класс отличницей. И двое малышей — мальчиков, один Андрюша, 5 лет, и Саша
    3-х лет, чудесные ребята, а я люблю детей, скучаю о своей внучке, которую не видела
    8 месяцев. И когда ещё соберёмся в Москву с Робчиком, не знаю.
    В музее у Семёнова были весной, а позже заходили узнать, проезжали ли
    Вы или пролетали через Караганду, но он был в горах в командировке. Вашу
    просьбу "наругать” его за молчание исполню, как только выберу время позво-
    нить ему или съездить в музей.
    Робчик работает сейчас над серией графических работ на тему "Образ Аман-
    гельды”, думает закончить к декабрю месяцу. И если Вы ещё будете в Алма-Ате,
    то пришлёт их Вам посмотреть, а моя просьба — подтолкните его, чтобы он
    скорее кончил эту работу (помешало ему моё длительное отсутствие из дома).
    Сердечный привет от Робчика и меня, поцелуй Оленьке.
    ***
    Без даты.
    Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!!
    Решила и Вам черкнуть несколько строк о нашем житье. Роберт только
    сегодня встал с постели, болел гриппом семь дней. Начал работать, всё та же
    тема "Амангельды”, думает сделать как иллюстрации к несуществующей книге.
    Не знаю, как и раскачать его на творческую работу, обленился совсем после
    войны, ни за что не берётся.
    Спасибо и Вам, Сергей Николаевич, за толчок, который я почувствовала
    здесь в Караганде, когда пришёл местный художник узнать, живёт ли по этому
    адресу интересный художник Граббе. И рассказал, что получил задание разыс-
    кать Граббе из Алма-Аты. Конечно, сразу же догадалась, что это исходит от Вас.
    Роберт всё гадал и думал, кто это, пока я ему не объяснила.
    Теперь у Робчика появилось желание и стремление работать, а раньше он
    всегда говорил: "А кому это нужно”.
    Когда Вы собираетесь в Москву? Как работается? И главное, как здоровье?
    Ещё раз спасибо за раскачку ленивого балтийца.
    Привет от меня и Роба всей вашей семье.
    Павла Граббе.
    ***
    9 ноября 1957 года, горы близ Алма-Аты.
    Уважаемая Павла Андреевна!
    Спасибо Вам за память, сейчас получил Ваше письмо. Оленька передаёт
    Вам и дяде Робу сердечный привет. Заранее благодаря за вырезки, она также
    просит по возможности присылать ей красивые почтовые марки, которые она
    ревностно собирает.
    У нас в горах сейчас здесь очень хорошо. Сегодня снова выдался чудесный
    солнечный день, очень тепло. Сейчас пойду опускать Вам письмо и с удоволь-
    ствием прогуляюсь. Дом наш затерян в огромном яблоневом саду, очень высоко
    над речной долиной, видны великолепные снежные горы с главными вершина-
    ми Алатау. А из башенки нашего дома, в которой помещается биллиардная, вид-
    на, далеко внизу, вся алма-атинская долина, на которой стоит и город. Вечера-
    ми всё это залито морем огней: зрелище удивительное.
    Здесь я впервые в жизни выдерживаю ритм, правильно сплю, болей у меня
    почти не бывает, хотя вполне очевидно, что это, конечно, явления ангионевро-
    за, спазмы, в конечном счёте — нервное переутомление
    Работа моя продвигается вперёд, хотя остаётся ещё немало сделать. Сколь-
    ко я здесь проживу ещё — в точности неизвестно.
    Но, кажется, вслед за первой, мне хотят поручить ещё одну работу по пере-
    воду и, похоже, что я здесь пробуду до Нового года.
    В перерывах между своей основной работой я пишу очерки для здешних
    газет. В десятой книге литературного журнала напечатаны три моих стихотво-
    рения, написанные все за последнее время.
    Из любопытства, пожалуйста, взгляните отрывной календарь за 1958 год,
    листок от 21 мая. Он, как мне писали из Москвы, посвящён моему "Юконскому
    ворону” и даже воспроизводит обложку книги. Сам я календаря здесь ещё не нашёл.
    Так Робчик и не пошёл работать в газету! Жаль, он мог бы там быть очень
    полезен, и заработок был бы больше. Но навязывать это ему никак, конечно,
    нельзя и ему самому виднее.
    В общем, передаём от всех нас Вам и Робу самый сердечный привет.
    Нас не забывайте.
    Сергей Марков.
    Категория: Наследие | Добавил: Людмила (12.11.2010)
    Просмотров: 1010 | Теги: Сергей Марков | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz