Понедельник, 29.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Наследие

    С. Айдинян. Послесловие
    № 8, 2010

      Станислав АЙДИНЯН
    Послесловие

    Литература — самая скромная форма бессмертия, в которой ос-
    тался жить дух Анастасии Ивановны Цветаевой. Наследие её обширно
    и многообразно. Мастер мемуарного жанра, она оставила след и во мно-
    гих других литературных жанрах, первая её книга, вышедшая в 1915
    году, была посвящена проблемам философским, а последняя — "О чуде-
    сах и чудесном” — христианским чудесам и необыкновенным, духом
    осветлённым событиям прожитой жизни...
    С детства она писала сказки. Сестра её, Марина Цветаева, тоже на
    заре юности "импровизировала” для сверстников сказки вслух. Но Анас-
    тасия Цветаева сказки писать не прекращала всё довоенное время. Была
    целая рукописная книга сказок, "арестованная” вместе со всем её твор-
    ческим архивом в 1937 году и вместе с ним исчезнувшая.
    Сказки философские тогда не печатали, не столь в 30-х годах "изящ-
    ное” было время. Анастасия Ивановна просто дарила их друзьям. И так
    чудом у друзей, не арестованных, не репрессированных, сохранились
    три сказки.
    Первая — "Черепаха”, сказка о верности, об испытании, которые
    претерпевает любовь двух, чистых душою, о преображении любви-стра-
    сти в любовь духовную, надмирную, о которой поют птицы. Эта сказка
    столь поэтична, что чудится, будто она сыграна на древней арфе… Реф-
    реном сказки надпись, что была начертана на перстне библейского
    царя царей Соломона: "И это пройдёт...”.
    Вторая сказка — "Сказка про девочек-великанов”, написана в Фе-
    одосии, в 1921 году. Сказка эта, посвящённая старшей сестре, Марине,
    в аллегорической форме рассказывает о жизни двух сестёр, проведших
    вместе детство. Душевную высоту в сказке А. Цветаева художественно-
    символически преобразует в высокий рост девочек, в их "колдовскую”
    силу, в мощь голосов...
    Многое из реальности вплетено в эту сказку. Здесь и "Великаний
    мальчик”, это не кто иной, как Владимир Оттонович Нилендер — первая
    любовь сестёр, о котором — в "Воспоминаниях” и в стихах М. Цветаевой.
    Здесь и психологические тонкости — отражение серьёзности, несенти-
    ментальности дружбы меж сёстрами, это достаточно выпукло дано в сце-
    не прощания девочек-великанов. Подглавка "О гибели великанов” — ко-
    нечно же о том, как погибали во время революции и после неё те, кто был
    умён и свободен духом. Это аллегория гибели дворянства и интеллиген-
    ции в терроре и начале репрессий. И — венцом сказки — пророчество,
    данное ещё в 1921 году (!), о том, что жизнь их закончится вдали друг от
    друга, но что они почувствуют одна — конец другой. Так и было, так стало
    в 19-1 году, когда растение, любимое Мариной, — серолист, что было в
    кадке в бараке, на зоне, где отбывала срок Анастасия, всплеснуло, как в
    ветре, ветвями, давая знать... В день смерти сестры...
    На моём экземпляре машинописи "Сказки” рукою А. И. Цветаевой
    написано: "В долгой разлуке с Мариной, мне кажется, в 11 месяцев в Мос-
    кве (в 1921-22 гг.) я ей это не читала и за границу не посылала, и Марина
    моей немного пророческой сказки о нас — не узнала...”.
    Особенное место среди трёх сказок А. И. Цветаевой принадлежит сказ-
    ке "Лесной учёный” (1928?). Эта прозаическая миниатюра посвящена Алек-
    сандру фон Кордигу, петербургскому астрологу, чьё имя произносилось
    весьма высоко в кругу А. И. Цветаевой. О нём Анастасия Ивановна знала
    немало от друга своего, Бориса Михайловича Зубакина, одного из после-
    дних русских розенкрейцеров.
    Сказка "Лесной учёный” близка по настроению преданиям розенк-
    рейцеров. Даже тема — учёный-алхимик и его искания золота — традици-
    онно розенкрейцерская. Достаточно назвать хрестоматийно образцовое
    для орденских книг розы и креста старинное латинское сочинение Агtis
    Auriferoe quam Chemiam vocant (Basilea, 1610), то есть "Искусство созда-
    ния золота под названием Химия”. Золото — это металл и знак Солнца,
    божественно-животворящей энергии, питающей Землю. Как и в "Хими-
    ческой Псалтыри”, книге великого посвящённого Теофраста Парацельса,
    под золотом подразумевался не металл, а духовный свет, духовное Солнце.
    В "Лесном учёном” — тоже речь идёт о преображении золота-металла,
    имеющего внешний "ценностный” блеск, в золото мудрости. Торжествует
    в сказке осознание тщетности сокровищ земных...
    Для ясности надо сказать, что А. И. Цветаева записывала на про-
    тяжении 9 лет лекции по этическому герметизму, что читал друг её,
    Б. Зубакин (специально для этого изучила стенографию). Она не при-
    надлежала к розенкрейцерам, однако о некоторых вещах отзывалась
    так: "Об этом не нужно знать непосвящённым!”. Она уважала доверен-
    ные ей тайны и строго соблюдала обеты.
    Что до своей дружбы с Б. М. Зубакиным и его кругом, этого она ни-
    когда не скрывала. Она оставалась до конца православной христиан-
    кой и потому не хотела, чтобы имя её часто упоминалось близ оккульт-
    ных, магических истин. Тем не менее ей были известны основы кабба-
    лы, магии чисел. Она обладала и некоторыми другими мистическими
    познаниями, воспринятыми от Зубакина, который, однако, имея дан-
    ный ему патриархом Тихоном сан Благовестника, направлял её по пути
    православия. Ведь он был, несмотря на все гипнотические и мистичес-
    кие увлечения, православно религиозен.
    В заключение скажем, что поэтичный и одновременно отвлечён-
    но-философский стиль сказок А. И. Цветаевой был характерен целому
    большому периоду довоенного её творчества, к сожалению, пропавше-
    му, утерянному.
    Категория: Наследие | Добавил: Людмила (04.11.2010)
    Просмотров: 739 | Теги: С. Айдинян | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz