Четверг, 23.11.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Cатира и юмор

    А.Лопатин. Необыкновенная поездка. Рассказ
    № 9, 2011

    Рассказ
    Петру Ивановичу недавно пришлось ехать поездом. Пришлось – по той причине, что его незаменимый «Жигулёнок», который верно служил много лет, вдруг остановился на долгий ремонт. Дело в том, что надобности в этих поездках не было: все близкие родственники живут рядом, в нескольких часах езды на машине, а прогулки в дальние края он никогда не планировал.
    Путь предстоял к близкому родственнику по срочному, неотложному делу. Сразу после работы Пётр Иванович отправился на вокзал за билетом. Так как дело было летом, то первое, что он увидел, это длинные очереди возле касс. Не имея опыта, он пристроился к самой на его взгляд малочисленной и, простояв часика три, получил из окошечка такой вердикт:
    – Билетов на сегодня нет!
    – Но мне ехать нужно, срочно! – взмолился Пётр Иванович.
    – Есть на завтра! В общий мест нет, только в плацкартный. Будете брать?
    – Но мне ехать-то всего четыре часа! – возмущался Пётр Иванович, потому что человек он был наивный и простодушный.
    – Не задерживайте очередь! – угрожающе послышалось со всех сторон.
    – Эх, ядрёный корень, давайте плацкартный! – в сердцах произнёс Пётр Иванович и через минуту держал в руке драгоценный билет.
    На следующий день он стоял уже на перроне в ожидании посадки. «Да… – размышлял он. – Сколько же я лет не ездил? Лет пятнадцать? А прокатиться хочется, как ребёнку…».
    Вскоре объявили посадку, и Пётр Иванович вошёл в вагон. «Вроде бы всё то же самое… Ничего нового…» – так думал он, когда присел на своё место в купе.
    Поезд дёрнулся, и за окном поплыли огни вечернего вокзала. Ехать предстояло ночью, но спать Пётр Иванович не собирался и для этого взял с собою газету с кроссвордом. Как только он достал ручку и приготовился отгадывать, в купе вошли две проводницы для повторной проверки билетов и документов.
    Проводницы обошли весь вагон и удалились к себе. Но не прошло и пяти минут, как проводницы появились вновь. Одна катила полную тележку с разными напитками и соками в пакетах, другая шла впереди с бутылками в руках и приговаривала:
    – Налетаем, покупаем, соки натуральные, первого отжима, без холестерина! Газированная вода, целебная, освящённая и заговорённая от всех болезней!
    «Ух, ты! – удивился Пётр Иванович. – Как расписывают! Пожалуй, одну бутылочку от всех болезней надо купить!».
    Корзинка в тележке проводницы опустела быстрее, чем докатилась до середины вагона. Но унывать остальным пассажирам не пришлось: вслед за первой тележкой появилась и вторая.
    «Вот это сервис! – восхищался Пётр Иванович. – Не то, что раньше…».
    Закатив пустые тележки, минут через пять проводницы выкатили их с новым товаром. На этот раз в них были разные журналы, брошюрки, газеты, книжки.
    Когда тележка остановилась около Петра Ивановича, бойкая проводница лучезарно улыбнулась, хлопнула ресницами-веерами и сказала:
    – Купите журнал! Скидка 30 процентов! Только для пассажиров нашего вагона. Тем, кто купит два – кроссворды в подарок. Бесплатно!
    «Всё-таки я немного ошибался, что всё по-прежнему. Кое-что изменилось…» – думал Пётр Иванович, и когда тележка отъехала, одну мысль он даже сказал вслух:
    – Какое внимание к пассажирам!
    Мужчина, который сидел напротив, удивился.
    – Вы, наверное, давно не ездили в поезде?
    – Да. А как вы догадались?
    – Ну, это несложно… – загадочно ответил мужчина и добавил: – Это внимание только начинается. Дальше программа будет ещё насыщеннее.
    Действительно, мужчина оказался «сведущим». Немного погодя проводницы выкатили на тележках комплекты постельного белья.
    – Налетаем, покупаем! Бельё сухое, глаженное, с ароматной пропиткой из чудодейственных трав, с сонным эффектом! А вы почему не берёте? – уже с недоумением обратилась проводница к женщине на боковом сиденье, той самой, что купила журналы.
    – Мне ехать всего четыре часа, – оправдывалась женщина.
    – Не забывайте! – требовательным и повелительным голосом сказала проводница. – Всего пятьдесят рублей! А наволочка в придачу – бесплатно!
    Женщина даже открыла рот.
    – Всего пятьдесят? И наволочка бесплатно? И с ароматом трав? – Для вас мы готовы сделать персональную скидку! Матрас и тёплое покрывало в придачу – тоже бесплатно!
    Женщине деваться теперь было некуда, и она полезла за кошельком.
    Пётр Иванович вспомнил старые времена… Он вспомнил, как приходилось пассажирам выстаивать очереди у купе проводников за сырыми и порой замызганными, как в больнице, простынями. И бывало даже – на всех не хватало. «Но как хорошо преподносят! – восхищался Пётр Иванович, думая о сегодняшних проводниках. ¬– Отказаться просто невозможно!».
    – Сегодня они проходят специальные курсы, – словно услышав его мысли, сказал «сведущий» мужчина, – у меня жена тоже работает проводником. Теперь и у них строгий отбор и подготовка. Скажу вам по секрету: недавно им по своим каналам спустили от руководства РЖД новые требования: 90-60-90! Моя жена, чтобы не уволили, пойдёт ставить искусственный грудной имплантант. По габаритам она не вписывается в распоряжение. У неё: 60-90-60! Ещё на диете сидит. А всё остальное свободное время крутит обруч. Ничего не поделаешь – распоряжение начальства!
    Далее проводницы предложили чай. В купе никто не отказался. Подумаешь, десять рублей! В наше время копейки…
    Но как только все пригубили стаканы, сразу появились тележки. С новым содержимым. Теперь в них было всё, что только можно придумать к чаю: печенье, рулеты, тортики, чипсы, шоколад и т.д. и т.д. Пить чай как воду без всего, по мнению проводников, считается дурным тоном. Это сразу почувствовал на себе каждый пассажир, когда увидел весь предлагаемый ассортимент. Некоторым даже стало стыдно смотреть друг другу в глаза. Никому не хотелось показаться невоспитанным, и… торговля пошла бойко!
    У Петра Ивановича появилось лёгкое беспокойство. Он задумался над тем, останутся ли пассажиры с деньгами, когда приедут домой? Он думал совершенно искренно, но, между тем, сам купил себе маленькую шоколадку, чтобы не отставать от других. Шоколад он терпеть не мог, но всё другое было дороже.
    Но проводницы, оказалось, так сильно любили своих пассажиров, что даже на минуту не могли оставить их на произвол судьбы. Появилась тележка с разными игрушками. Для тех незадачливых пассажиров, у которых имелись дети, это было тяжёлым испытанием. Многие его не выдержали и, завидев приближающуюся опасность, срочно повели детей в туалет. Но проводницы своё дело знали хорошо, поэтому нераспроданную тележку укатывать не спешили. Они поставили её посередине вагона, а сами сели рядом, в засаду. Противостояние закончилось в пользу проводниц.
    Потом были ещё тележки, с другим содержимым. Их было много…
    А в купе, где сидел Пётр Иванович, по этому поводу затеялся «философский» разговор.
    – Как быстро всё меняется в нашей жизни! – рассуждал наивный Пётр Иванович. – Я вот поездом не ездил давно, но теперь вижу, насколько всё изменилось на РЖД. А делается это всё во имя человека, для его нужд и желаний.
    – Во имя его кошелька! – поправил полный мужчина, сидевший у окна. – Борьба за пассажира, в переводе – борьба за его кошелёк. Сегодня везде и во всём так.
    – Верно, – сказал пожилой мужчина, который сидел тоже у окна, рядом с Петром Ивановичем, – теперь человек на человека смотрит как на товар. Мы хоть и жили в своё время небогато, но тогда человек человеку, как говорится, был друг и товарищ.
    – Да разве раньше с вами продавцы по-человечески разговаривали? – не соглашался «сведущий» мужчина. – Везде было безразличие. А ещё так ответят, что другой раз заходить не захочешь. А теперь всюду к тебе внимание. Пусть притворное, но всё равно приятно!
    Разговор опять прервали проводницы. На этот раз, видимо, распродав всё, что было заготовлено, они ходили по вагону без тележек и просто спрашивали:
    – Чего желаете, дорогие пассажиры? Может, кто ещё чего хочет?
    – Ну это уже слишком! – удивился даже Пётр Иванович, выпучив глаза. Такого он не ожидал.
    – А что вы хотите?! Работа! – сказал «сведущий» мужчина. – Я вам по секрету скажу: недавно им по своим каналам была спущена ещё одна секретная инструкция от руководства РЖД. Гласит она так: «Желание пассажира – закон для проводника!». Предписано строго всем выполнять.
    – Ладно, проверим, когда подойдут, – сказал полный мужчина.
    Долго ждать не пришлось.
    – Что желаете, дорогие пассажиры?
    – Музыку хочу! – сказал полный мужчина. – А то что-то скучно у вас.
    – А денег на музыку хватит? – шутливо сказала одна из проводниц и рассмеялась.
    – Хватит!
    – Ну что ж… – почти в голос сказали проводницы и удалились.
    Какое же удивление было на лицах всех пассажиров, когда они вернулись с баяном и балалайкой! Проводницы присели рядом с полным мужчиной, а на стол поставили бумажную коробочку.
    – Ну что, Валя, начнём?
    – Давай, Света!
    И грянули в два голоса. И песня полилась:
    – Медленно минуты уплывают вдаль, встречи с ними ты уже не жди. И хотя нам прошлое немного жаль, лучшее, конечно, впереди.
     Это не могло оставить безучастным никого. Все пассажиры, которые сидели рядом, хором поддержали припев.
    В других купе тоже откликнулись, и со второго куплета запел уже весь вагон. А коробочка постепенно наполнялась. Потом пошли заказы. Кто-то попросил спеть «Таганку», кто-то «Владимирский централ», кто-то «Светку Соколову», а кто-то даже заказал знаменитый хит «Шоу маст гоу он» группы Квин. И что вы думаете? Девчонки и здесь не спасовали! Спели так, что будь здоров!
    Валя и Света, закончив очередную песню, вдруг увидели, что их коробочка слишком полна, чтобы можно было положить в неё что-то ещё. Здесь они решили сделать антракт и удалились.
    Но через пять минут они вернулись и, расхаживая по вагону, повторяли уже знакомые слова:
    – Чего желаете, дорогие пассажиры? Может, кто ещё чего хочет?
    – Нет, они не отстанут! – сказал «сведущий» мужчина.
    – Тогда я хочу, я хочу… – начал полный мужчина и, дождавшись, когда они подойдут ближе, громко сказал: – Я хочу стриптиз!
    Все пассажиры рядом даже ахнули.
    – В исполнении Вали или меня? – нисколько не смутившись, спросила Света и засмеялась, словно пошутила.
    – Обеих!
    – А денег на обеих хватит? – засмеялась уже Валя.
    – Хватит!
    – Ну что ж… – загадочно в голос сказали проводницы и удалились к себе. Видимо, на планёрку.
    Эти минуты, пока их не было, впервые длились, как вечность. Разыгрывают? Неужели такое возможно? Напряжение росло и достигло своего предела в тот момент, когда дверь купе проводников приоткрылась. Многие взрослые на всякий случай спрятали детей подальше, к окну.
    Наконец, Валя и Света появились. Они вышли в халатиках, у одной в руке был шест, у другой магнитофон. Где они успели найти шест, так и останется в истории навсегда загадкой. А проводницы юркнули в купе и, скинув с себя халатики, бросили их полному мужчине на грудь. Раздались возгласы восхищения, плавно перешедшие в комплименты. Посмотреть на это зрелище собрались и другие мужчины – все, кто был свободен от жён. Пётр Иванович немного смутился, даже прикрыл глаза, но потом решил не перечить судьбе.
    В магнитофоне зазвучал знаменитый хит Сем Браун, и представление началось. Для разогрева публики поначалу проводницы делали разные стойки и фигуры, как во времена социалистической индустриализации. Потом они по очереди ложились спиной на столик и, делая недвусмысленные движения под музыку, поднимали ноги до верхних полок. Затем они освоили шест. И что только ни делали с ним! То сидели верхом, изображая кавалеристов, то клали шест поперёк верхних полок и как на турнике, так же по очереди, выполняли гимнастические упражнения. Попросив мужчин забраться на вторые полки, чтобы придержать шест вертикально, они показали «классику жанра». Всё это сопровождалось охами и вздохами. Когда полный мужчина созрел, выдавая себя красными щеками, Валя залезла к нему на колени и обвила руки вокруг его шеи. От такого натиска у мужчины участилось дыхание, он расчувствовался и полез в карман за кошельком. Но когда он раскрыл его, выискивая подходящую купюру, Валя пригрозила пальчиком, призывая таким жестом к совести и предупреждая о непростительной скупости.
    – Я сама! – вдруг сказала Валя и забрала кошелёк. Но, забрав только бумажные деньги, кошелёк с мелочью она всё-таки вернула владельцу, подчеркнув своё благородство.
    – У нас, дорогой пассажир, мелочиться не принято! – сказала она, вставая с его коленей.
    – А сдачу? – взмолился полный мужчина, и краска исчезла с его щёк.
    – Сдачу?.. – переспросила Валя с недоумением. Быстрым движением она тут же расстегнула лифчик и, сделав из пальцев рогатку, выстрелила ему прямо в лицо. – А это на сдачу!
    Но и у Светы дела шли не хуже. Вокруг её бёдер вся резинка в стрингах уже напоминала патронташ из скрученных купюр. Напрашивался антракт.
    Мужчины были без ума и вслед уходящим проводницам бурно аплодировали. Чего нельзя было сказать о женщинах. На их лицах поселился хмурый оттенок, а одна бабуля, которая сидела недалеко от купе событий, даже сказала так:
    – Безобразие! Буду жаловаться!
    Сказала это она специально громко – так, чтобы было слышно проводницам. Переодевшись обратно в форму, одна их них – Валя – вышла в коридор и спросила:
    – Кто сказал «буду жаловаться»?
    – Я сказала! – возмущалась бабушка. – Мужчин, значит, ублажаете, а про нас, женщин, совсем позабыли!
    Многие женщины поддержали её:
    – Действительно! А мы что, не люди? Мы тоже хотим! Мы тоже хотим стриптиз! Мужской стриптиз!
    Валя на минуту задумалась, но потом лицо её просветлело, и она засмеялась.
    – А денег у вас хватит?
    – У нас? Хватит! Мы не беднее мужчин! только бросила короткое: – Ждите!
    И все стали ждать. Даже мужчины. Заботливые родители срочно стали укладывать детей спать.
    И вот неожиданно сверкнула молния, раздался гром, и двери из тамбура открылись. На пороге появился мужчина в халате. Кроме халата на нём были усы, носки и пляжные шлёпанцы. Неизвестный мачо в руках держал какую-то книгу.
    – А это ещё кто? – удивлённо спросил Пётр Иванович.
    – А, это?.. Это Николай Кузьмич, бригадир поезда, – ответил «сведущий» мужчина. – Он давно уже практикует. Только вот стринги, в силу своего возраста, ещё не может освоить.
    – Кто заказывал? – громко спросил мужчина в дверях.
    – Мы! – хором ответили женские голоса из соседнего купе.
    Выглянули в коридор и проводницы. Забрав у мужчины книгу, взамен они вручили ему шест, магнитофон, и он двинулся в купе по указанному адресу. Как только заиграла музыка – теперь это было знаменитое танго Гарри Мура – мужчина сбросил халат. Визг поднялся невообразимый. Сам стриптизёр был довольно худосочного телосложения и вряд ли мог вызвать такую бурную реакцию у женщин; скорее всего, их поразил коронный, фирменный атрибут стриптизёра – широкие трусы с изображением локомотива и эмблемой РЖД. Всё просто обалдели. Вокруг купе быстро собралась толпа из женщин, свободных от мужей, и – представление началось.
    Визг удовольствия не смолкал ни на секунду.
    – А пощекотать усами не слабо? – спрашивала одна хохотушка.
    – А куда ему деньги-то совать? – спрашивала другая. – Из трусов выпадают!
    – В носки, в носки заворачивайте! – отвечала третья.
    – А пощупать можно? – осмелела четвёртая.
    – Какой Тарзанчик! – восхищалась пятая.
    «Самое интересное, что это всё, как в порядке вещей. Наверное, люди ездят часто и давно привыкли, ¬– размышлял Пётр Иванович. – Нет, надо сходить в тамбур покурить, развеяться!».
    В тамбуре было прохладно, и это немного освежило Петра Ивановича. Он вытащил сигарету и прикурил. «А что же тогда в других вагонах делается? Неужели везде так? Интересно… Интересно!».
    Он так и не докурил свою «Приму», решил проверить. Открыв дверь следующего вагона, Пётр Иванович застыл в изумлении. Посередине коридора стояли два человека в костюме Деда Мороза и Снегурочки и, играя на игрушечном баяне, пели пассажирам песню. Пётр Иванович всё понял…
    Возвращаясь в свой вагон, он встретился в тамбуре со стриптизёром, который отработал номер и тоже возвращался к себе. Они на секунду остановились друг перед другом, пытаясь разойтись, но Пётр Иванович воспользовался этим моментом и сказал то, что считал своим долгом:
    – Извините, но… вам-то, в вашем-то возрасте, каково это всё? Разве это можно?
    Мужчина застыл, задумался. Потом вздохнул и ответил:
    – Надеюсь, вы меня поймёте… Вы тоже пожилой человек… После каждой поездки мы сдаём отчёт о проделанной работе. Если я откажусь, то мои коллеги обязательно доложат начальству. Такие у нас порядки…
    При этих словах в его глазах появилась какая-то грустинка, которую Пётр Иванович, конечно, не мог не заметить.
    – У меня пятеро детей и жена пенсионерка… – добавил пожилой мужчина. – Такие сейчас времена, приходится подстраиваться под эту «весёлую» жизнь…
    Войдя в свой вагон, Пётр Иванович увидел, что народ возбуждён и спать не собирался. Не успел он сесть, как увидел Свету с книгой в руках. Это была служебная книга «жалоб и предложений», которую принёс и оставил бригадир. С ней она шла по вагону и говорила:
    – А теперь, дорогие пассажиры, мы просим оставить свои отзывы и пожелания.
    – Давайте сюда, сейчас настрочим!
    Актив вагона образовался быстро. Через минуту это собрание напоминало картину Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».
    Первой свою благодарственную запись оставила та самая «недовольная» бабуля. Стриптизёр произвёл на неё впечатление… Все без исключения просили от руководства поощрений.
    Но и на этом программа не закончилась. Валя и Света, одним только им известным чутьём и опытом, подозревали, что у некоторых пассажиров ещё водятся деньги. Они работали не первый день и обстановку могли знать даже с закрытыми глазами. Поэтому были организованы новые мероприятия. Однако Петру Ивановичу не суждено было наблюдать или участвовать в них ¬– поезд остановился. Это была его станция. Поблагодарив проводниц за незабываемую поездку, он вышел на перрон.
    Он долго стоял около вагона и почему-то не решался идти. Стоял до тех пор, пока поезд не тронулся и мимо его не проехал последний вагон. «Вот, значит, откуда такие очереди около касс и почему нет билетов… А может быть, увиденное мне показалось?.. А может, сегодня я побывал в недалёком будущем?..» – задумчиво пробурчал Пётр Иванович вслед мерцающим огням поезда.
     г. Чита.
    Категория: Cатира и юмор | Добавил: Людмила (22.10.2011)
    Просмотров: 687 | Теги: Андрей Лопатин | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz