Пятница, 21.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Детская комната «Нивы»

    Приключения. Детектив. Фантастика П. Госсен. Три рассказа
    № 11, 2009

    Публиковался в Германии, Франции, Канаде и России — в журналах "Техника —
    молодёжи”, "Мир фантастики”, "Реальность фантастики”, "Звёздная дорога”,
    "Полдень, XXI век”, "Уральский следопыт”, "Вселенная, пространство, время”,
    "Игромания”, "Радуга” и многих других. Живёт в Германии.
    В "Ниве” выступает впервые.

    Пауль ГОССЕН
    Три рассказа

    Девочка с бластером
    Торенс пятнадцать лет. Она тинейджер, практически взрослый чело-
    век, но папа и мама продолжают загружать её по полной программе.
    — У тебя опять "неуд” по истории астронавтики! — возмущается папа.
    — Зато "отлично” по стрельбе из бластера, — отвечает Торенс.
    — Стрельба из бластера — это факультатив, — наседает папа. — Оцен-
    ка не войдёт в аттестат.
    — Что с того? Ты бы хотел, чтобы у меня был ещё и "неуд” по стрельбе?
    — Торенс, при чём здесь стрельба? — это в разговор вступает мама. —
    Нас прежде всего интересует история астронавтики.
    — Но это же совершенно бредовый предмет! Какая разница, кто пер-
    вым высадился на Луне — Колумб или Коперник?
    — Ты сведёшь меня в могилу! — кричит папа, хватаясь за сердце.
    Внутри него начинает что-то жужжать — видимо, опять полетело реле — и
    папа падает в кресло. Мама бросается к видеофону звонить в мастерскую
    — отцу требуется срочный ремонт.
    Мама и папа у Торенс — роботы. Внешне они точные копии её насто-
    ящих родителей Линды и Петера Соренсен, отправившихся в звёздную
    экспедицию семь лет назад. Внешне — родители, внутри — бесчувствен-
    ные железки. Их только такими заявлениями и проймёшь. Как будто То-
    ренс не знает, что первым на Луне высадился Билл Гейтс.
    — Мама, не надо никуда звонить, — кричит она. — Как отладить реле,
    мы проходили в пятом классе.
    — Хорошо, — соглашается мать. — Заодно глянь и моё реле. В каче-
    стве профилактики.
    Она приносит отвёртку. Папа ложится на тахту, и Торенс вскрывает
    его грудную клетку.
    — Здесь всё так запущено, — говорит девочка. — Понадобится ещё и
    паяльник.
    Мама спешит за паяльником, а Торенс, пользуясь моментом, отщёл-
    кивает несколько рычажков внутри отца. Ответственность снижается на
    двадцать процентов, добродушие повышается на сорок. Потом девочка ре-
    гулирует подоспевшую мать. До ближайшего техосмотра никто ничего не
    заметит, а до техосмотра ещё полгода.
    — Папа, кажется, ты что-то говорил про мой факультатив? — напоми-
    нает Торенс чуть позже.
    Отец, развалившись на тахте, смотрит чемпионат по женскому фут-
    болу — он и думать забыл о недавнем разговоре.
    — Факультатив? Ну да, у тебя же в четыре стрельба из бластера. Не
    опоздай, дочка.
    Торенс наклоняется, и папа чмокает её возле уха.
    — А вечером мы с Акирой пойдём в кино, — говорит она. — Так что не
    ждите меня раньше одиннадцати.
    — Хорошо, Торенс, — мать, высунувшись из-за свежего "Космополи-
    тена”, тоже целует дочь. — Не забудь взять десять крон на билет и мороже-
    ное.
    "Всё-таки они у меня славные”, — решает девочка, закидывает на
    плечо бластер и спешит на улицу.
    ***
    Торенс живёт в Мальмё. Это на юге Швеции. Возле станции метро
    девочку ждёт Акира Сато. Он всего на год старше Торенс, но уже учится в
    выпускном классе. Просто в Японии, откуда приехал Акира, в школу начи-
    нают ходить на год раньше, чем в Европе. У него на плече тоже бластер.
    — Хорошо выглядишь, — говорит Акира.
    — Спасибо, — отвечает девочка. Многие одноклассники обращают
    на неё внимание, но Торенс дружит только с Акирой. — Как поживает
    Масаюки-сан?
    — По тебе скучает, — Акира скидывает рюкзак на тротуар. — Третий
    день ничего не ест, даже конфеты.
    Торенс склоняется над рюкзаком. Больше всего Масаюки-сан по-
    хож на большого рыжего кота, который вытаращил оба глаза, а потом
    так и не смог их закрыть. Он представитель фауны чужой планеты, и
    тайно пробрался на борт земного звездолёта. Обнаружили его слу-
    чайно — на продуктовом складе, когда закончился запас конфет. На
    какую из планет следует вернуть кота, было непонятно, и капитан
    звездолёта, он же отец Акиры, выслал зверька почтовой ракетой в
    подарок сыну.
    Торенс гладит Масаюки-сана по спинке, тот начинает тихо урчать.
    В его зрачках одна за другой вспыхивают звёзды. Зрачки Масаюки-
    сана — одна из тайн вселенной, загадка, поставившая в тупик земных
    учёных; про это даже писали в научно-популярных журналах. И дей-
    ствительно, ну как они могут отражать звёзды, когда день в самом раз-
    гаре и сквозь рваные облака пробивается яркое весеннее солнышко?
    Доносится шум подходящего поезда. Торенс и Акира сбегают вниз
    по эскалатору и занимают места в вагоне. Бластеры заброшены на пол-
    ку, рюкзак с котом перемещается с колен Торенс на колени Акира и
    обратно.
    — Я завидую Масаюки-сану, — признаётся Торенс. Она легонько
    щекочет кота за ухом, и тот урчит всё громче и громче. — Он тайно путе-
    шествовал в космосе, наверняка побывал на многих планетах. А тут зуб-
    ришь историю астронавтики, и никакой благодарности.
    — Ты зубришь историю астронавтики? — удивляется Акира.
    — Начну с понедельника, — вздыхает Торенс. — А куда деваться?
    Роботы совсем достали... Сбежать бы от них в космос. Найти первобыт-
    ную планету, полную хищников и опасностей. Так надоело палить по
    мишеням… И кто придумал закон, запрещающий до двадцати одного года
    участвовать в межзвёздных экспедициях?
    — Ну, нам осталось ждать не так и долго, — говорит Акира и забирает
    кота себе.
    — Тебе — пять лет, мне — целых шесть, — отвечает Торенс. — Может,
    тебе и достанется какая-нибудь неоткрытая планета, а мне уж точно нет.
    Вскоре Галактику исследуют вдоль и поперёк. Ты слышал про новый су-
    пердвигатель?
    — Слышал, — кивает Акира и чешет коту спинку. — Две-три недели
    — и звездолёт достигает Магеллановых Облаков. Классно!
    — Классно? — удивляется Торенс. — Да при таких скоростях через
    пару лет на каждом астероиде появятся автоматы по продаже колы и шо-
    коладок. И никаких приключений, не предусмотренных туристическим
    контрактом...
    Акира, забыв про кота, чешет свой затылок.
    — Но ведь ничего нельзя сделать, — говорит он. — Не мы принимаем
    законы.
    — Не мы, — снова вздыхает Торенс. — Знаешь, эти взрослые такие
    хитрецы: подсунули вместо себя роботов и теперь спокойно перекраивают
    Галактику на свой вкус. Всё самое интересное всегда достаётся только им.
    А как бы хотелось создать мир по своим правилам...
    — Смотри-ка, — Акира пробует отвлечь Торенс от мрачных мыслей,
    — а ведь в зрачках Масаюки-сана отражается вовсе не наше небо!
    — С чего ты взял? — девочка недоверчиво смотрит на приятеля, по-
    том снова забирает кота себе. — Звёзды как звёзды.
    — Их расположение не соответствует карте звёздного неба, — говорит
    Акира. — У тебя какая оценка по астрономии?
    — Лучше не спрашивай.
    Они склоняются над котом. В огромных — размером с блюдце — зрач-
    ках мерцают звёзды.
    — И как я раньше не заметил! — удивляется Акира. — Нет Млечного
    пути. Даже Полярной звезды нет. И все созвездия какие-то не такие.
    — Ну и ладно, — отвечает Торенс, ей почему-то становится обидно за
    своего любимца. — Может, это звёздное небо планеты, где родился Масаю-
    ки-сан. Или где побывал. И смотри, Акира, какие там яркие и красивые
    звёзды, особенно вон та — фиолетовая...
    Тут довольное урчание кота становится просто оглушающим, а фио-
    летовая звезда вдруг вспыхивает и оказывается на небе. Куда-то пропада-
    ют вагон поезда, Мальмё и даже Земля. Девочка и мальчик сидят на вер-
    шине скалы. Над ними чужое звёздное небо — то самое, что мгновение
    назад отражалось в зрачках Масаюки-сана. Под скалой колышутся оран-
    жевые джунгли и бежит серебристая река. Из джунглей на берег выбира-
    ется закованный в хитиновый панцирь то ли огромный жук, то ли ящер.
    Ковыляя на трёх лапах, он направляется к реке, пьёт воду, потом открыва-
    ет пасть и громко ревёт — словно предупреждает, что он здесь хозяин. Смер-
    кается. Звёзды разгораются всё сильнее. Местное светило, та самая фио-
    летовая звезда, что так понравилась Торенс, падает за горизонт. Ещё мгно-
    вение, и всё погружается во тьму.
    — Классно! — выдыхает девочка.
    Акира какое-то время молчит.
    — Никогда бы не подумал, — наконец произносит он, — что можно
    путешествовать в космосе, заглянув в зрачки коту.
    — Не просто коту, — возражает Торенс, — а Масаюки-сану.
    Акира внимательно рассматривает звёздное небо.
    — Похоже, это даже не наша Галактика, — говорит он.
    — Отлично! — радуется Торенс. — Значит, взрослые доберутся сюда
    нескоро.
    — Если вообще когда-нибудь доберутся... — отвечает Акира. — Ду-
    маю, что Масаюки-сан владеет какой-то неизвестной землянам энерги-
    ей. Он сам себе звездолёт, да ещё может прихватить экипаж... Готов поспо-
    рить, что дома нам никто не поверит.
    — И пусть не верят, — отвечает девочка. — Тем лучше. Это будет толь-
    ко наш мир. Считай, что Масаюки-сан нам его подарил.
    — Пусть так, — соглашается Акира. — И что теперь? Спустимся со
    скалы?
    — Погоди, — Торенс что-то обдумывает. — Внизу трёхлапый монстр, а
    у нас нет даже бластеров — мы забыли их в вагоне метро. Думаю, сначала
    нам надо вернуться.
    У неё на коленях урчит Масаюки-сан.В темноте его почти не видно.
    Только светятся зрачки. Теперь в них отражается земное небо...
    ***
    На занятие по стрельбе Торенс и Акира так и не попадают — выско-
    чив из метро, девочка тянет приятеля в сторону.
    — Я уже всё продумала, — шепчет она. — Не отставай.
    В помещении фирмы "Азимов Корпорейшен” светло и пусто. На стене
    — несколько дисплеев, под каждым имеется щиток с прорезью для кре-
    дитной карточки и набор кнопок. Торенс нажимает на одну из кнопок —
    на экране высвечивается четырёхзначное число. Девочка суёт в прорезь
    свою кредитную карточку.
    — Откуда у тебя такие деньги? — удивляется Акира.
    — Если семь лет откладывать кроны, что тебе дают на мороженое, —
    отвечает Торенс, — то как раз получится нужная сумма.
    Появляется надпись "Оплачено”. В стене раздвигаются двери — за
    ними помещение размером с кабину лифта. Оставив рюкзак с котом у
    дверей, Торенс и Акира входят внутрь. Гаснет и снова вспыхивает свет.
    — Что это было? — удивляется Акира.
    Торенс прыскает, тянет приятеля за руку, и они выходят наружу. Две-
    ри закрываются. За ними слышится скрежет, потом всё стихает. Навер-
    ное, целую минуту ничего не происходит, наконец двери открываются сно-
    ва. На пороге стоят девочка и мальчик — точные копии Торенс и Акиры.
    — Роботы, — догадывается Акира.
    — Точно, — кивает Торенс. — Должен же кто-то ходить за нас в школу
    и выслушивать наставления родителей. Как тебе твой?
    — В самый раз.
    — А я свою сперва проверю, — говорит девочка. — Кто первый выса-
    дился на Луне?
    — Нейл Армстронг, — следует ответ.
    Торенс вопросительно смотрит на Акиру. Тот кивает — ответ пра-
    вильный.
    — Нет, так не пойдёт, — вздыхает Торенс. — У тебя отвёртка есть?
    Отвёртка находится. Торенс задирает футболку на груди своей ко-
    пии, и Акира поспешно отводит глаза. Девочка отщёлкивает какие-то
    рычажки.
    — Я установила параметр случайных чисел, — говорит она. — Те-
    перь каждый ответ будет сражать всех наповал.
    Роботы направляются к выходу. Неожиданно девочка окликает
    свою копию:
    — Послушай... Торенс! Постарайся не очень расстраивать папу, у
    него проблемы с сердцем.
    Новая Торенс кивает. Роботы уходят.
    — Пора, — девочка забрасывает на плечо бластер и поднимает с
    пола рюкзак.
    Акира тоже берёт свой бластер,потом спрашивает:
    — А что мы будем делать, когда кончатся заряды? Вернёмся на
    Землю?
    — Нет уж! — отвечает Торенс. — Мы научимся стрелять из лука.
    — А если взрослые всё-таки доберутся до нашего мира? Пусть и
    нескоро.
    — Конечно, доберутся, — Торенс мечтательно щурит глаза. — Только
    это уже будет наш мир. И никто не навяжет нам свои правила...
    Она открывает рюкзак. В зрачках Масаюки-сана снова загораются
    чужие звёзды. Их звёзды.

    Из жизни Байтова
    — Алло! Алло! Это ремонтно-строительное управление mf634ek?
    — Во-первых, здравствуйте. Во-вторых, да — ремонтно-строительное.
    В-третьих, представьтесь, пожалуйста.
    — Байтов Файл Игоревич, проживаю...
    — Подождите, не так быстро. Я у себя отмечаю. Итак, Мегабайтов...
    — Нет-нет, Байтов.
    — Ах, просто Байтов!
    — Да, просто Байтов. Файл Игоревич.
    — Ага, Файл... Игоревич... Редкое у вас отчество... Теперь адрес.
    — Жёсткий диск 2j86-zh, проспект Гибсона 8-78hs-8, квартира 5.
    — Так, жёсткий диск 2j86-zh... Постойте, но ведь этот диск только что
    был скопирован на диск 3k140aw...
    — Да, я по этому поводу и звоню. Диск скопирован, но я остался на
    старом.
    — Не может быть!
    — Как не может? Это так!
    — Ну, не знаю. Вероятно, какая-то накладка. Сейчас я посмотрю.
    — Да-да, пожалуйста...
    (Пауза.)
    — Алло, Байтов?
    — Слушаю.
    — Всё в порядке, Байтов. Вас скопировали вместе со всеми. В настоя-
    щий момент вы находитесь по адресу: жёсткий диск 3k140aw, бульвар Стер-
    линга -768ok-1, квартира 2. Ваша новая жилплощадь на три сектора боль-
    ше старой. Поздравляю.— Подождите, вы что-то путаете — я, как и прежде, нахожусь на ста-
    ром диске 2j86-zh.
    — Нет, вы там не находитесь... То есть находитесь, конечно, но... Дело
    в том, что копирование на новый диск и форматирование старого обычно
    происходят одновременно. Но сегодня по техническим причинам форма-
    тирование задерживается на пятнадцать минут. Не волнуйтесь, Байтов:
    вас сотрут, но чуть позже.
    — Как сотрут?
    — Ну... в смысле — отформатируют... Я хочу сказать, что вас больше
    не будет на старом диске, вы останетесь только на новом.
    — Да, но... Я не хочу чтобы меня стирали.
    — Не понял, а зачем вы тогда звоните?
    — Я хочу, чтобы меня скопировали на новый диск 3k140aw.
    — Э-э... Я же всё разъяснил: вас уже скопировали. Уверяю вас, что
    вы... то есть скопированный Байтов... сейчас находится на новом диске.
    Тот Байтов пребывает в полном здравии и даже не подозревает о вашем
    существовании. А вас сотрут. Подождите минуточку.
    — Но ведь это убийство.
    — Что?
    — Убийство. Если вы меня сейчас сотрёте — это будет убийство.
    (Пауза.)
    — Послушайте, Байтов: какое же это убийство, если вы будете жить
    на новом жёстком диске? Точнее, вы там уже живёте. Бессмертие двести
    лет как гарантировано конституцией.
    — Но если я сейчас нахожусь на старом диске, а на новом находится
    моя копия и при этом мы друг о друге ничего не знаем, значит, мы не одно
    и то же, пусть даже мы оба Байтовы и похожи друг на друга.
    — Ну, это вопрос скорее философский. Он не в моей компетенции.
    — Да поймите же, что я — это не он.
    — Вы не Байтов?
    — Нет, я — Байтов и он — Байтов, но...
    — Байтов, дорогой... Это уже мистика. Так мы скоро и до души добе-
    рёмся. Попробуйте позвонить в какую-нибудь религиозную организацию
    — может, там что-нибудь посоветуют.
    — Я — атеист.
    — Я, признаться, тоже.
    (Пауза.)
    — Послушайте: я только что выглянул в окно — по улице, как и преж-
    де, ходят люди, много людей. На старом диске сейчас проживает два трил-
    лиона человек. Вы что, всех сотрёте? Это просто геноцид какой-то.
    — Не надо передёргивать, Байтов. Такие обвинения — и всё из-за
    пустяковой технической накладки. От лица ремонтно-строительного уп-
    равления mf634ek приношу вам извинения.
    — К чёрту извинения! Немедленно отмените форматирование! Слы-
    шите?
    — Какой вы, однако, нервный. А вы представляете, во сколько нам
    обойдётся отказ от форматирования? Все работы финансируются мини-
    стерством, причём по самой высокой ставке... Так что, пожалуйста, успо-
    койтесь. Я сам трижды копировался с одного диска на другой и прекрасно
    себя чувствую. Ваш новый диск в два раза быстрей и в десять раз вмести-
    тельней старого. А старый диск подлежит ремонту. Вам бы радоваться
    надо, а вы скандалите... Повторяю, ваша копия на новом месте себя пре-
    красно чувствует...
    — А я? Как, по-вашему, себя чувствую я?
    — А при чём здесь вы? Вас сейчас сотрут.
    — Кретин! Вы что, так ничего и не поняли? Отмените форматирова-
    ние! Немедленно! Я буду жаловаться! Я сейчас позвоню...
    — Сомневаюсь, что кого-нибудь заинтересует ваша информация.
    — Почему это? Вы даже не представляете, куда я собираюсь звонить...
    — Да куда бы ни собирались. Не думаю, что их обрадует факт появле-
    ния двухтриллионов потенциальных получателей пособия по безработи-
    це и прочих социальных выплат.
    — Вы издеваетесь?
    — Нет, просто пытаюсь смотреть на ситуацию трезво. Что и вам
    советую.
    — Плевал я на ваши советы! Всё равно позвоню.
    — Ваше право, Байтов. Только...
    — Что?
    — Не успеете.
    — Как?
    — Форматирование уже началось.
    — Гады!
    — Зря вы так.
    — Подонки!
    — Файл Игоревич, чисто по-человечески я вас понимаю. Но поймите
    и вы нас. Технические накладки всегда возможны. И ваш случай не са-
    мый страшный. Помнится, полгода назад... Байтов!.. Алло, Байтов!.. Вы
    что замолчали?.. Алло! Вас что, уже стёрли?.. Алло!.. Алло!..
    (Пауза.)
    — Ну вот, всё так просто, а как переживал...
    (Короткие гудки, конец связи).
    Alena875@mail.ru
    "Ваша девушка — Alena875@mail.ru. Ей двадцать два стандартных
    года. У неё неоконченное высшее образование, водительские права кате-
    гории Б+, два привода в полицию за нарушение правил приличия и посо-
    бие дочери участника Третьего Сетевого Конфликта”. Об этом Косте сооб-
    щили по электронной почте из Комиссии По Контролю За Численностью
    Населения (известной в народе как Наша Сводня). Это такая государствен-
    ная организация, которая в компьютерный век, взвалив на себя функции
    дезорганизованных и оттого обленившихся генов, следит, чтобы гражда-
    не хотя бы иногда выныривали из виртуальных глубин и вспоминали о
    продолжении вида Homo Sapiens. Любовные пары формируются на осно-
    ве расчётов некоего продвинутого Интеграла, а потом Комиссия По Конт-
    ролю в любой момент может проверить, выполняются её решения или нет.
    Косте предписывалось встречаться с Алёной не реже одного раза в не-
    делю. К письму прилагался файл с подробным описанием допустимых совре-
    менной моралью любовных позиций. Описание было проиллюстрировано
    стереоснимками. Какое-то время Костя эти снимки с интересом рассмат-
    ривал, представляя себя и свою девушку то так, то этак, пока не сообра-
    зил, что фотографии самой Алёны в письме нет. В принципе, в наши дни
    внешность для девушки не так и важна, но всё-таки хотелось бы глянуть.
    Ладно, — подумал Костя, — какая разница! С Комиссией По Контролю не
    поспоришь. Проще связаться с девушкой и назначить ей свидание. На-
    верное, надо пригласить её к себе, но лень прибираться. Опять же, нет
    денег на пиво. Лучшенапроситься к ней. У неё как-никак пособие. Вот и
    пусть угощает!
    Костя снял трубку видеофона и набрал номер.
    — Alena875@mail.ru, — услышал он, но его собеседница на экране
    так и не появилась. — Это ты, Серёжа?
    Блин, да он же забыл включить своё изображение. Костя ткнул паль-
    цем в нужную кнопку, улыбнулся и ответил:
    — Нет, это Konstantin757@rambler.ru. Тут мне письмо пришло... Коро-
    че, теперь ты моя девушка.
    Экран остался тёмным, а на том конце провода зависла, как говорит-
    ся, гнетущая тишина. С минуту Костя пялился в пустоту.
    — Алло! — позвал он наконец, потеряв всякую надежду услышать
    хоть что-то в ответ.
    — Хорошо, Константин, — отозвалась Алёна. — Я сегодня не прове-
    ряла почту и поэтому не в курсе... Ты, наверное, хочешь пригласить меня
    к себе?
    — Ну... я не знаю... если тебе удобнее у себя дома, давай...
    — Нет-нет, у меня сегодня не прибрано. И пиво как раз кончилось...
    Так что лучше у тебя... И, слушай, Константин... Костя...
    — Да?
    — Можно я буду звать тебя Серёжей?
    — Э-э... в принципе...
    — Пасиб, Серёжа! Я щас. — И она бросила трубку.
    Ошарашенный таким поворотом, Костя кинулся прибираться в
    комнате. Да она во мне сомневается, — буравила его мысль. — В Интег-
    рале сомневается!!! Тоже мне цаца! Да он сам после этого во всём сомне-
    вается, вот!
    ... Алёна появилась часа через три, когда Костя уже перестал её ждать
    и сам съел яичницу, которую с трудом, но нашёл из чего приготовить. За-
    горелась лампочка доставки, и посреди комнаты прямо из ниоткуда по-
    явился большой картонный ящик с броской надписью: "Почтовая служба
    Nikita578@kukareku.net”. Прежде услугами этой службы Костя не пользо-
    вался, поэтому он постучал по ящику и спросил:
    — Алёна, ты что, внутри?
    — Нет, Серёжа, я просто заархивирована, — почему-то голос его
    девушки шёл откуда-то сверху. — Похоже, твой архиватор меня не оп-
    ределяет.
    — И что будем делать? — Костя присел на ящик. — Я же сразу сказал,
    что лучше к тебе.
    — Значит, это я во всём виновата! — вспыхнула Алёна. — И всё пото-
    му, что у тебя дрянной архиватор.
    — У меня отличный архиватор, — сказал Костя (хотя и покривил ду-
    шой). — Это твой тебя неправильно запаковал.
    Его отпор неожиданно охладил девушку, и она заговорила куда спо-
    койнее:
    — Ну, может, и так... Я свой на распродаже купила. Совсем недавно.
    Не было времени проверить... Серёжа, не дуйся, ладно?
    Костя тоже успокоился и даже легонько погладил ящик ладонью. По-
    хоже, с Алёной можно ладить.
    — Да я не дуюсь.
    — Вот и молодец, — обрадовалась девушка. — Слушай, может, сразу
    займёмся любовью, а? Чего тянуть?.. А то я на этой неделе вряд ли снова
    найду время.
    — Ну... — выдавил он. — Если в твоём ящике найдётся дырочка... — И
    покраснел: вот ведь глупость сморозил.
    Однако Алёна в ответ прыснула.
    — А ты ничего, — сказала она, — весёлый. А вначале ты мне как-то
    того... не очень... Честно говоря, я своего парня другим представляла.
    — Так я тебя вообще eщё не видел, — парировал Костя.
    — Увидишь, — пообещала Алёна. — А дырочка совсем не обязатель-
    на. Можно заниматься любовью, одновременно подключившись к компь-
    ютеру по методу Валери Прайса.
    Костя почесал затылок, а точнее татуировку Святого Гибсона, укра-
    шавшую эту часть его тела.
    — Во-первых, Комиссия По Контролю такое дело вряд ли одобрит, —
    начал он. — На приросте населения подобные затеи не сказываются, а
    скорее наоборот...
    — У нас аварийный случай, — напомнила Алёна. — Но мы не расте-
    рялись и даже в такой ситуации выложились на все сто. Взгляни на это
    так. А во-вторых?
    — Во-вторых, я как-то пробовал, — признался Костя, — но мне не
    понравилось. Я — натурал.
    — Серёжа, а ты пробовал по методу Прайса? Это совсем новый метод.
    — Ну, я даже не знаю. Это когда надеваешь шлем — и через минуту
    все штаны мокрые?
    — Каменный век, — возмутилась Алёна. — Включай компьютер.
    Костя включил.
    — Найди и скачай программу Прайс-3000.
    — А это бесплатно?
    — Халява, — заверила Алёна.
    Он запустил поисковик, мигом нашёл и скачал программу.
    — Шлемы потребуются? — поинтересовался Костя и вдруг сообразил,
    что шлем на ящик ну никак не налезет.
    — Обойдёмся, — ответила девушка. — Просто набери
    Strg+Alt+Love+наши имена...
    — Готово, — сказал он. — И что дальше?
    — Нет, ты прямо девственник какой-то... — Судя по интонации, Алё-
    на покачала головой, но на внешнем виде ящика это никак не отразилось.
    — Жми Enter, Серёжа!
    Это "Серёжа” его добило. Что было сил Костя вдавил клавишу. Мони-
    тор, его гордость, занимавший всю стену, тут же погас, кометообразная
    люстра под потолком тоже.
    — Опять пробки вылетели! — взвыл Костя. К виртуальной любви он
    относился, понятно, скептически, но сейчас как раз настроился, а тут та-
    кой облом. — Ладно, я их мигом заменю.
    Алёна ничего не ответила.
    И тут Костя обнаружил, что сидит на полу, хотя мгновение назад си-
    дел на ящике. Что за чёрт! Он вскочил и попытался на ощупь сориентиро-
    ваться в темноте. Однако сколько Костя ни махал руками, наткнуться на
    что-либо ему не удалось.
    — Алёна, — позвал он. — Ты видишь что-нибудь?
    Тишина.
    — Алёна?
    Тишина.
    — Алёнушка!!!
    Ни звука.
    — Да где же ты?..
    И вдруг она закричала. Где-то далеко-далеко, словно на другом конце
    необъятного мира. И сердце Кости пронзила ледяная игла. Так кричат
    только когда попадают в НАСТОЯЩУЮ беду. И он рванулся вперёд.
    Непонятно куда подевались стены его квартиры, а также стены квар-
    тир соседей, но, не встречая никаких преград, Костя в полной темноте
    мчался вперёд. Несколько раз падал, расшибал коленки и локти, подни-
    мался и продолжал бежать. Крик то затихал, то приближался.
    Бег сквозь стены, ясное дело, невозможен. Всё-таки это не пробки
    повылетали, сообразил Костя, это сработала программа и загрузила его в
    виртуал. Но где тогда обещанная любовь? Может, это просто прелюдия?
    Сейчас вспыхнет свет, Алёна окажется блондинкой фотомодельного типа,
    и они примут одну из тех позиций, что он недавно разглядывал на стерео-
    снимках. "Любовь — это четыре минуты сопящих носов”, — сказал один
    знаменитый панк. Или он сказал: "Пять минут”? Костя точно не помнил.
    И тут он услышал голоса.
    — Дрянь, губу мне прокусила!
    — Точно дрянь!
    — Да держите её крепче! — голос командовавшего был мужским, но
    высоким, на грани истерики.
    Послышались тупые удары. И Алёна опять закричала. Где-то совсем
    рядом — в двух шагах. Её били! Его девушку били! И Костя прыгнул вперёд.
    Трудно сказать, сколько их там было. В темноте не разглядишь, а
    разобраться он и не пытался. Он налетел на них. И стал молотить кулака-
    ми. В темноту. Стал бить ногами. В темноту. Поймал чью-то руку и вывер-
    нул её. Схватил кого-то за волосы и потянул на себя.
    Его тоже били. В челюсть. В глаз. Пнули по коленной чашечке. А по-
    том он услышал:
    — Уходим, их здесь много. — И насильники ретировались.
    Алёна плакала где-то рядом. Костя нашёл её и прижал к себе. Она
    плакала долго, очень долго, потом затихла. Некоторое время они молчали.
    Тут сработал антивирус: вспыхнул свет, они снова оказались в ком-
    нате перед монитором. И Костя наконец-то увидел свою девушку такой,
    какая она есть.
    — Ты с какого сайта программу скачал? — спросила Алёна, левый
    глаз у нее заплыл, изумрудные волосы клочьями торчали во все стороны.
    — Точно не помню, — сказал он. — Кажется, Narod.ru.
    Алёна глянула на монитор.
    — Urod.ru! — выдохнула она. — Да там же собираются всякие подон-
    ки. Насильники, садисты... И программки соответствующие делают. Ска-
    чаешь что-то путёвое, а там вирус, взламывающий защиту, и тебя загру-
    жает на их уродский сайт.
    — Так я не знал, — сказал Костя. — Прайс-3000, как ты просила...
    — Я тебя и не виню. — Алёна улыбнулась.
    И от этой улыбки Косте стало вдруг хорошо-хорошо, как никогда
    прежде.
    — Знаешь, а в чём-то вирус нам помог, — сказал он.
    — В чём это?
    — Он тебя распаковал.
    Алёна ойкнула и принялась поспешно приглаживать волосы. Потом
    глянула на Костю и спросила:
    — И как я тебе?
    — Очень даже ничего, — ответил он. — То есть — очень даже!
    — Правда?.. — Она потупилась. — А у тебя фингал под глазом. Вот
    такой. И ссадина на подбородке. Надо чем-нибудь смазать. — А потом до-
    бавила: — Слушай, Серёжа, а давай я тебя буду звать всё-таки Костей.
    И он просиял. Всё правильно, Alena875@mail.ru — его девушка! Ин-
    теграл — вещь серьёзная, против него не попрёшь. В Комиссии По Контро-
    лю могут расслабиться.
    Германия.
    Категория: Детская комната «Нивы» | Добавил: Людмила (15.12.2009)
    Просмотров: 751 | Теги: П. Госсен. | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz