Среда, 26.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » В семейном кругу

    Г. Хаирова. Нелюбимый; Подранок; Зубная фея. Новеллы
    № 8, 2011

    Гульжазира Кенжегазиновна ХАИРОВА
    родилась в пос. Майкаин Баянаульского района Павлодарской области. Окончила горно-электромеханический факультет Карагандинского политехнического института. Кандидат технических наук. С 1974 по 1996 год работала в химико-технологическом институте Национальной академии наук РК, затем по 2006 год — доцентом Карагандинского государственного технического университета и директором его филиала в Астане, с 2006 по 2007 год — в Евразийском национальном университета. Автор свыше тридцати научных статей, патентов и изобретений в области обогащения полезных ископаемых и металлургии цветных и редких металлов, учебно-методических материалов для вузов.
    С 2007 года в связи с работой мужа-дипломата живёт в столице Армении Ереване. Издательством "Оракул”
    (г. Ереван) выпущен сборник её рассказов и новелл. В 2010 году в издательском доме "Жибек жолы” (Алматы) увидела свет книга её новелл "Синие облака”. Г. Хаирова сотрудничает с армянским республиканским журналом "Армянка”, на страницах которого публикует свои произведения, а также с казахстанскими республиканскими литературно-художественными журналами "Тумар” и "Алем адебиети”.
    В "Ниве” выступает впервые.

    Весна ворвалась в жизнь Нурай стремительным потоком журчащих ручьёв, ослепительным солнцем, весёлым щебетом птиц и запахом свежести пока ещё морозного воздуха. Ещё совсем недавно угловатая, с остро торчащими коленками, всегда немного растрёпанная из-за непослушных кудрявых волос, она вдруг непонятно когда и как превратилась в красавицу с плавными женственными движениями, гордой осанкой и лучистыми глазами. Она, быть может, сама и не поняла бы происшедших в ней изменений, если не пристальное внимание со стороны противоположного пола. Всё чаще и чаще ловила она на себе восхищённые взгляды. Это заставило её попристальней разглядывать себя. "Странно, вроде бы всё то же самое, то же лицо, те же глаза. Ах, Нурай-Нурай, не надо лукавить самой себе, ведь даже ты уже видишь, что свежа и хороша какой-то трогательной красотой как ещё не раскрывшийся подснежник!”. В этом году она окончит школу и наконец-то поедет поступать в тот самый институт, в котором учится её Нуржан. А пока она живёт мыслями о скорой встрече, о их будущей счастливой жизни. Письма, полные нежности и признаний в любви, приходят от него почти каждый день.
    Она влюбилась в него, когда ей было четырнадцать лет, во время летних школьных каникул. В тот год родители отправили её к тёте в соседний посёлок. Тётя несколько лет прожила в Германии с мужем офицером и потому очень отличалась от местных женщин своими изысканными манерами. Увидев у сестры хорошенькую Нурай, она решила, что просто обязана оказать своё положительное, на её взгляд, влияние на её воспитание, и потому попросила отпустить её к ней на лето. Тётя учила Нурай секретам подбора одежды и аксессуаров по цветовой гамме и стилю, красиво завязывать бантики, носить в руках дамскую сумочку, а в кармане носовой платочек, и многим другим на первый взгляд обычным, но в то же время очень важным вещам. Не заметить такую маленькую принцессу было просто невозможно. Однажды, когда она шла в магазин через скверик, заметила мальчика, который сидел на лавочке и явно делал вид, что читает книгу. Пройдя немного вперёд, она с удивлением увидела, что тот же мальчик и в той же позе сидит уже на другой встречной лавочке. Нурай поняла, что для того чтобы обратить на себя её внимание, он после того как она пройдёт, бежит за кустами и садится на следующую лавочку, мимо которой она должна будет пройти. И она стала каждый день в одно и то же время ходить в магазин через этот скверик. А потом по ночам она долго не могла уснуть, думая о нём. Через несколько дней он решился-таки подойти и заговорить с ней.
    — Я тебя каждый день здесь вижу. Ты не местная?
    — Да, я на каникулы к тёте приехала. А что ты читаешь?
    — Это Артур Кларк "Город и звёзды”.
    — Надо же, я тоже фантастику люблю.
    — Зарубежную или советскую?
    — Зарубежную больше люблю. Над "Двухсотлетним человеком” Айзека Азимова я даже плакала. Рэя Брэдбери люблю. А из русских фантастов — братьев Стругацких.
    — В первый раз встречаю девчонку, которая любит фантастику. Обычно же девчонки любят про любовь читать. Меня Нуржан зовут, а тебя как?
    — Нурай. Ну это ты зря, девчонки разные бывают.
    Они радовались, что у них похожие имена, ведь это так символично, как много у них общего. Любовь к фантастике их сразу же сблизила, они обменивались книгами, обсуждали их. А потом был роман в письмах, встречи украдкой от тёти и родителей, когда он приезжал к ним в городок, наивные стихи, которые он посвящал ей, и её слёзы в подушку от того, что так долго приходится ждать, когда они подрастут. Но наконец-то всё позади: выпускные экзамены сданы, впереди бал, вручение аттестата, и она поедет к нему и станет поступать в тот же институт, где учится он. И никто и ничто их теперь не разлучит. И даже если она не сможет поступить в институт, домой она не вернётся, устроится работать, чтобы быть рядом с ним. Каким же счастливым и безоблачным представлялось будущее...
    Выпускной вечер был удивительно трогательный. Учителя, которые ещё только вчера были недоступны и неприступны, стали в тот вечер почти друзьями и говорили им столько добрых слов, как будто их прорвало, и они хотели взять реванш за вынужденную дистанцированность. Одноклассники и одноклассницы были красивы как никогда. Красивее всех была в тот вечер Нурай. Она сшила в ателье костюм из бежевой тафты, которую привёз папа специально для выпускного вечера ещё в прошлом году, когда отдыхал в санатории. На её ножках были остроносые, на тоненькой шпильке, с трогательными маленькими бантиками, в тон костюму чехословацкие туфельки. Их тоже заранее привезла из Киева мамина подруга, при этом выстояв, ради мамы, длиннющую очередь. Конечно, не все тогда могли оценить её изысканность, но даже те, кто были ну очень далеки от этого, и те понимали, что она хороша. Возле Нурай весь вечер крутился её одноклассник Сарсен. Она решила быть в тот вечер доброй и великодушной и не прогонять его от себя, как это делала обычно. Разве ж он виноват, что она ему нравится? Сарсен появился в их школе в девятом классе, потому что в их аульной школе не было выпускных классов и, чтобы окончить школу, он жил у какого-то дальнего родственника. Эти два года он глаз не сводил с Нурай, влюбился с первого взгляда. Сарсен прекрасно знал, что у Нурай есть парень, который старше её на два года и уже учится в институте, и что она собирается поступать в тот же институт, чтобы быть рядом с ним. И при этом всё равно преданно ходил за ней, готовый в любую минуту прийти на помощь. Ей вдруг стало нестерпимо жалко его, и она даже станцевала с ним несколько танцев. Во время танца она ощущала дрожь, которая пробивает его от её прикосновений. В глубине души она понимала, что не надо было ей этого делать. Ведь он может воспринять её минутную благосклонность как то, что она даёт ему надежду.
    После бала, разбившись на небольшие группки, пошли гулять по городу. Традиционно было принято у выпускников их школы в пять утра собираться на набережной встречать рассвет. Нурай с ближайшими своими подругами ходили по любимым с детства местам. Следом плелись несколько ребят, в числе которых был и Сарсен. Воздух был напоён запахами недавно только раскрывшихся, ещё не успевших покрыться пылью и потому атласных молодых листочков. Звонко стучали каблучки девочек, в такт учащённо стучали их сердца, начиналась новая жизнь.
    Когда проходили мимо парка, Сарсен, который шёл самым последним, окликнул Нурай. Она остановилась, пропустив всех вперёд, чтобы узнать чего он хочет. В этот момент кто-то невидимый, крепко схватив её за руку, втолкнул в стоявшую у обочины машину. Всё произошло настолько быстро, что она даже не успела испугаться и закричать.
    В машине кроме водителя было ещё трое парней. Ни одного из них она раньше не видела. Нурай тщетно пыталась вырваться из крепких рук двоих парней, между которыми была зажата на заднем сидении.
    — Кто вы такие? Что вам от меня надо? — кричала она.
    Один из них стал закрывать ей рот руками. В голове мелькнула мысль: укусить, но помешала природная брезгливость. На её крики и дёргания никто не обращал внимания, даже припугнули:
    — Будешь кричать и дёргаться, в багажник засунем.
    Какой странный запах в машине — запах кислого молока. Он же перебьёт аромат её любимых духов "Быть может”. И как бы не запачкать свой костюм об их вонючую машину. А в багажнике, наверно, они баранов возили. Нет, туда она не хочет. Даже в этом стрессовом состоянии Нурай почувствовала, что парни как-то радостно возбуждены, словно являются участниками какого-то романтического приключения. Чему это они радуются? Было ясно, что происходит что-то из ряда вон выходящее. И это в тот момент, когда она была так беспредельно счастлива. Но что же всё это значит? Какое ко всему этому отношение имеет Сарсен? Почему он её окликнул? Кто эти парни? И куда они её везут? Она продолжала кричать и вырываться, но всё было бесполезно. Машина на большой скорости увозила её в другую, чуждую ей жизнь. Следом ехала ещё одна легковая машина.
    Всё происходящее потом было будто не с ней — как в дурном сне или в плохо отрежиссированном фильме с плохой резкостью и звуком. Мозг не хотел воспринимать это как реальность. За что? Почему? Убить, что ли, хотят? Но кто и зачем? И куда её так долго везут?
    Её привезли в какой-то аул. Несмотря на то что ещё даже не светало, их явно ждали. Когда машина подъехала к крыльцу, навстречу вышли какие-то две толстые тётки. Одна из них стала бросать в её сторону конфеты. Несколько карамелек попали Нурай по голове, на что она тут же среагировала:
    — Ну чего кидаетесь? Больно же.
    Не обращая внимания на её реплику, вторая показала парням, в какую комнату следует её завести. Сил для сопротивления не было. Комната была странная: на стенах ковры, на полу ковры с какими-то лоскутными одеялами и подушками — и больше ничего. Дверь за ней закрыли на ключ. И тут с ней произошло что-то странное. То ли потому что не спала эту ночь, то ли потому что кричала и плакала всю дорогу, но сработал предохранительный клапан, и мозг её отключился. Она, свернувшись калачиком, уснула в уголочке.
    Это был не сон. Это было забытьё, временный уход от реальности, чтобы дать организму справиться со стрессом. И только подсознание продолжало работать, чтобы понять создавшуюся ситуацию и дать этому определение. Когда же она очнулась, поняла: она украдена, и виновник этому Сарсен.
    Потом в комнату одна за другой шли старые и молодые женщины: мать Сарсена, тётки Сарсена, сёстры Сарсена объясняли ей, что у неё нет другого выхода кроме как смириться, что она уже опозорена, что на ней теперь никто не женится, а Сарсен её любит, пытались надеть ей на голову какой-то платок. Но Нурай всё плакала и умоляла отпустить её. И так каждый день и много дней, которым она потеряла уже счёт. Она целыми днями лежала на этих лоскутных одеялах и от долгого разглядывания узоров у неё уже в глазах рябило. Однажды она, воспользовавшись тем, что забыли закрыть дверь и рядом никого не оказалось, сделала попытку сбежать. Но путь ей преградила старая женщина, Нурай не знала тогда, что это была бабушка Сарсена. Она не смогла её оттолкнуть, потому что женщина упала на колени, обхватила её ноги и громким голосом истерично заголосила. Потом эта старушка стала её стражем, она целыми днями была рядом и уговаривала её пожалеть хотя бы своих родителей, ведь они так долго в неведении. Стоит только Нурай дать согласие, как родственники Сарсена поедут к её родителям на покаяние. Нурай сама не заметила, как постепенно перестала плакать, стала сначала отвечать на вопросы, а потом и разговаривать. Постепенно воля её была сломлена, и однажды она сдалась...
    Потом была небольшая свадьба. Родителям Нурай через третьих лиц сообщили о том, что она жива и через какое-то время к ним приедут родственники Сарсена, чтобы соблюсти все условности. Для её родителей это был тяжёлый удар, не такой судьбы хотели они для своей любимой дочери. Но рады были они хотя бы тому, что Нурай жива. Сарсен, его родители и родственники торжествовали, они добились-таки своего и взяли в дом невестку, которую он полюбил.
    Внутри Нурай что-то умерло, отныне она была живая и неживая одновременно. Льдинка в её сердце не оттаивала. Шли дни, месяцы, годы. Они переехали в город, оба закончили заочно институты. Родились и росли дети. Сарсен делал всё, чтобы ей было хорошо, чтобы она ни в чём не нуждалась и смогла, наконец-то, полюбить его. Он даже делил с ней часть работы по дому, что совершенно не было свойственно для мужчин-казахов того времени. Но в её душе была незаживающая рана.
    Со стороны казалось — вполне нормальная и даже дружная семья. Росли здоровые и красивые дети. Нурай привыкла к Сарсену, ценила его доброту. Но время от времени снился ей один и тот же сон, в котором они с Нуржаном вместе, у них общие интересы, полная глубоких чувств жизнь, и она безмерно счастлива. Оба такие молодые и красивые. После таких снов на неё накатывала волна брезгливости от происходящего наяву. В такие дни её раздражало в Сарсене всё: как он ест, ходит, спит, дышит. Вот он ходит такой уже стареющий, седеющий, толстеющий, с появившимся животом. Когда ему вставляли зубы, он так неприятно перекатывал во рту еду с больной стороны на здоровую, а иногда и вовсе, как старик, жевал передними зубами. А если при этом ещё и умудрялся уронить что-нибудь или допустить другую оплошность, так её всю передёргивало. В последние годы он вдруг стал храпеть во сне и вообще беспокойно спать, не зная, наверное, как удобнее уложить свой растущий живот. Неприязнь к нему переносилась автоматически и на всю родню Сарсена, даже на ни в чём не повинных младших братьев, сестёр и племянников. Просто так к ним его родственники приходить не могли, только по приглашению и только на дни рождения или другие какие-либо семейные события. Когда однажды младший брат Сарсена вынужденно остановился у них на неделю, Нурай буквально по пятам ходила за ним. Ей казалось, что всё он делает не так: ванную всю забрызгал водой, свет за собой не выключает, вещи разбрасывает, по ночам долго читает. Тоже мне нашёлся интеллектуал! Где-то в глубине души она понимала, что не права, что становится сварливой и вредной и её дети могут перенять её манеру поведения. Пугалась от мысли, что, возможно, её внутреннее содержание может найти отражение в её внешности. Но ничего не могла с собой поделать...
    Незаметно выросли дети, закончили университеты, вышли замуж по любви, женились по любви. Жизнь шла своим чередом. Потом появились внуки. Нурай с Сарсеном ещё работали, но по выходным с удовольствием возились с внуками. Хотя дети не особенно-то их и загружали. Времена другие, возможности другие: няни, домработницы. У Нурай появилось много свободного времени, и она стала уделять больше внимания себе, своему здоровью, своим нарядам, внешнему виду. Хорошее время, когда вы ещё не старые, а дети уже выросли. Поколение ещё нестарых родителей проводит время в хождениях на юбилеи, дни рождения, свадьбы детей, а также различные события внуков, такие как первые шаги — "тусаукесер”, первый класс, окончание школы и т. д.
    Предстояла ещё одна свадьба — должен был жениться сын их самого близкого друга. Невеста была из другого города, и родителям жениха надо было разместить сватов, их родственников и друзей, которые прибудут на свадьбу. Сарсен с Нурай вызвались помочь и принять у себя двоих или троих сватов.
    Свадьба проходила в одном из лучших ресторанов города с большим количеством приглашённых. Нурай пропустила момент, когда встречали новых сватов, потому что помогала хозяйке, но успела к появлению молодожёнов, на "беташар”. Невеста была молода и хороша, как все невесты, жених тоже красив. Вообще в последние годы казахская молодёжь стала необыкновенно красивой. Так много интересных, холёных и в то же время умных лиц. Хорошо когда молодые люди сами находят друг друга и создают семью по обоюдному желанию.
    Торжество было в полном разгаре, когда к Нурай подошла её подруга и попросила уделить внимание сватам и, в частности, столу друзей сватов. После очередного тоста Нурай с бокалом вина в руках подошла к указанному столу. Когда она начала говорить дежурные для такого случая фразы, сидевший напротив неё мужчина поднял на неё глаза. Взгляды их встретились. На секунду сердце её замерло, а потом забилось как птица в клетке. Ком подкатил к горлу. Непонятно, как только она умудрилась устоять на ногах и продолжать что-то ещё говорить. Это был он! Это был её Нуржан! Он тоже узнал её. Кровь ударила в голову. Щёки залил пунцовый румянец. Из глаз чуть было не брызнули слёзы. Она как во сне что-то говорила и обошла всех сидящих за этим столом. Её смущения не заметил никто кроме Нуржана, который тоже немного растерялся от неожиданной встречи. Однако это был уже давно не тот скромный и стеснительный мальчик. Он постарался быстро взять себя в руки, и когда она дошла до него, он даже незаметно для других приобнял её. Этот его смелый и дерзкий, с её точки зрения, поступок окончательно выбил её из колеи. Куда делись все эти годы, дети, внуки? Её не покидало ощущение, что вот только теперь наступила реальность. А до этого был, может быть, и не совсем дурной, но всё-таки сон. Она ни о чём больше не могла думать, только о его руке на своей талии, как будто он так и не убрал её, и она всё ещё ощущает её тепло. И это тепло разливается по телу, заставляя её сердце учащённо биться...
    Нуржан, конечно же, помнил её и их наивную, детскую любовь. Это было так давно. Рядом сидела его бдительная жена. Как надоела она ему со своими капризами и бесконечными требованиями: то у неё где-то болит, то ей не то и не так подали. Вампир, да и только. Ну разве ж мог он устоять перед очарованием Нурай, такой красивой и совсем ещё нестарой женщины?
    Несмотря на то что Нурай так долго мечтала об этой встрече, ей было очень трудно решиться на измену хоть и нелюбимому, но всё-таки мужу. С одной стороны, раздирающая душу страсть и тривиальное желание отомстить мужу и, с другой стороны, моральные принципы восточного воспитания и жизненные устои, согласно которым она жила до этого.
    Случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Однажды он приехал в их город в командировку, и они встретились в гостинице... Но почему это не принесло ей ожидаемой радости и счастья? Всё оказалось так обыденно и где-то даже пошло, как в плохом анекдоте… Вопреки ожиданию она чувствовала себя какой-то замаранной, непорядочной. А может быть, сама того не ведая, она успела полюбить Сарсена? И именно поэтому ей так нехорошо.
    А Нуржан, как выяснилось, вообще не прочь гульнуть, и не только с Нурай. Сколько раз потом замечала она, как загораются его глазки при виде симпатичных женщин, иногда даже таких, которые ему в дочери годятся. Как он, несмотря на свои уже седые волосы, начинает заигрывать с ними и неадекватно вести себя. В такие минуты она понимала, что её Сарсен более благороден в своих поступках и держится всегда более достойно. В её воспоминаниях и мечтах был совсем другой Нуржан. Её жизнь с Сарсеном прошла в развитии, в положительной динамике не только в плане карьеры и улучшения благосостояния, а также в постоянном интеллектуальном и духовном росте. Однажды она оказалась в квартире Нуржана и была поражена отсутствием уюта, множеством ненужных мещанских безделушек. Беспристрастные сравнения Нуржана теперешнего с Сарсеном были не в его пользу, и Нурай решила для себя, что надо дорожить тем, что имеешь...
    Прошёл ещё один год. Казалось, она забыла свою первую детскую любовь и мимолётное взрослое увлечение и обрела наконец-то душевный покой и равновесие. Но однажды раздался телефонный звонок, который опять заставил её сердце учащённо биться, а щёки залил пунцовый румянец... Это был он. Нуржан.

    Полностью новеллы читайте на нашем сайте в формате PDF.


    Категория: В семейном кругу | Добавил: Людмила (19.10.2011)
    Просмотров: 563 | Теги: Гульжазира Хаирова | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz