Понедельник, 25.09.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » В семейном кругу

    Д. Джумагельдинова. Асель-кисель
    № 5, 2011

    Мои родители решили не отдавать меня в детский сад и заняться моей подготовкой
     в школу. Когда об этом узнала родственница-педагог, то возмутилась: "Прекратите
    сюсюкать с девочкой, перед школой отдайте её в детский садик! Вы не знаете методику
     обучения, в детском саду детей обучают по специальной программе. Она научится
    читать и считать, станет дисциплинированным и самостоятельным ребёнком!
    Подумайте о её будущем! Ваша дочка растёт эгоистом, лишена общения со сверстниками,
     не приживётся в коллективе, станет изгоем.
    Ребёнок должен уметь общаться, радоваться, огорчаться и даже конф-
    ликтовать. Этому научит детский коллектив, пусть в садике получит пер-
    вые азы общения”. Родителей впечатлили её доводы, и они стали оформ-
    лять документы в детский сад. Отец терпеливо объяснял мне: чтобы стать
    взрослым, ребёнок должен пройти различные этапы жизни. Первый этап
    — детский садик, где я обрету самостоятельность, общаясь с детьми, и обу-
    чусь чтению. Второй этап — школа, где получу знания и аттестат, после
    поступлю в высшее учебное заведение, чтобы выбрать себе профессию. Я не
    желала ходить в детский сад, не хотела спозаранку просыпаться. Мама всё
    время советовалась с подругами, испуганно спрашивала: "Разве нормально
    — ребёнок не любит общаться с детьми, не хочет идти в школу”. Меня не
    могли уложить спать, прочитанные сказки вместо сна вызывали приток
    энергии, я задавала множество вопросов, чем злила маму. Отец сам вызы-
    вался укладывать меня, и у него получалось, на удивление мамы, я быстро
    засыпала. Она хвасталась перед подружками, умоляла папу поделиться
    секретом, как ему это удаётся? Отец с гордостью отвечал: если бы я не был
    экономистом, то обязательно стал бы педагогом, у меня талант.
    "Первые два-три дня забирай из садика пораньше, не жалей, не об-
    ращай внимания на её слёзы. Если будет устраивать истерики, предупре-
    ди, что оставишь её на неделю”, — безжалостно советовали женщины. Од-
    нажды мама не выдержала: "Вы, педагоги, предлагаете мне деспотичес-
    кие методы, а со своими детьми вы поступали так же?”. Подруги оправды-
    вались, что их дети ходят в школу, и они не помнят, были ли у них пробле-
    мы. Мои родители морально были готовы ко всему. Я слушала их разгово-
    ры и страшно испугалась, когда одна из них предложила меня наказы-
    вать, а то, мол, ребёнок совсем распоясался. Папа испуганно взял меня на
    руки и унёс, а маме посоветовал реже с ней общаться. Я представляла
    детский сад маленькой тюрьмой, где воспитатели — монстры, а дети —
    хулиганы и озорники. Я представляла себе угрюмое здание, куда от бе-
    зысходности приводят детей родители, и не представляла, чему можно
    там научить ребёнка. В первый же день я была очарована ярким фасадом
    здания, напоминающего дворец и окружённого сказочными персонажа-
    ми. Повсюду цвели кусты черёмухи и сирени, вся территория утопала в
    белых, как кружева, цветах. От них расплывался изумительный аромат,
    окна спален были открыты. Яркие клумбы цветов, площадки для детей с каче-
    лями и песочницами вызвали восторг, и я не заметила, как с удовольствием
    осталась. В первый же день удивила сотрудников тем, что не заплакала, а
    к вечеру появилось напряжение, которое сняли добрые улыбки воспитате-
    лей и доброжелательность детей. Я боялась, что родители забудут про меня
    и не заберут домой. Когда отец услышал про мой страх, то рассмеялся и
    сказал: "Если бы ты знала, что значишь для меня! Ты самое дорогое в
    моей жизни. Я могу забыть про машину, но забыть про ребёнка — никог-
    да”. Из родительских разговоров я знала, что в первый день дети испыты-
    вают страх, оставшись среди незнакомых людей. И готова была к худше-
    му, поэтому легко адаптировалась.
    Воспитатели были удивлены: обычно новички устраивают истери-
    ки, я же не показала виду и ждала с нетерпением, когда закончится мой
    первый "рабочий” день в садике. Не знаю, то ли у меня был особый харак-
    тер, но родители со мной сильно не мучились. А может, любовь к ним была
    настолько сильной, что я старалась их не расстраивать. Подружки и дру-
    зья называли меня умненькой девочкой, а возможно, мне удачно подыг-
    рывали, и я старалась своим детским умишком дойти до всего непонятно-
    го сама. Или уважительное отношение в семье ко мне, как к личности,
    сделали меня понятливым ребёнком, — со мной не было проблем. Втайне
    я завидовала другим детям, которые плачем, криком заставляли родных
    выполнить любое их желание. Мои родители гордились мной, и я вынуж-
    дена была создавать образ хорошей девочки. Я знала, что плохо воспитан-
    ные дети не вызывают восхищения у взрослых: плач и крики делают де-
    тей некрасивыми, слёзы портят глаза. С самого раннего детства я любила
    играть одна, у меня много было игрушек и хорошая фантазия. Я долгими
    часами не выходила из своей комнаты. А возможно, у нас была хорошая
    домашняя атмосфера, поэтому я любила семейный уют. Первый день пре-
    бывания в садике был оценён родителями на пятёрку, знакомые и род-
    ственники звонили и поздравляли, интересовались, как я привыкаю к
    детскому садику? Отец хвалился моими успехами, я чувствовала себя ге-
    роиней и дала себе клятву: никогда не расстраивать родителей, быть гор-
    достью семьи, но судьба злобно посмеялась надо мной и мамой — от нас
    ушёл отец, которого мы с мамой боготворили.
    Тогда я не знала, что воспоминания помогут нам с мамой выжить, в
    худшие для нас дни мы вспоминали до мелочей нашу счастливую жизнь,
    а случившееся считали страшным сном или недоразумением. Все взрос-
    лые, — говорил отец, — обязаны работать, а малыши посещать детский
    садик. Для ребёнка детский сад — тоже работа. Я важно спрашивала его:
    а зарплату платить мне будут? Отец объяснял: "Когда пойдёшь в школу,
    станешь получать знания, чем больше получишь знаний, тем больше у
    тебя будет хороших отметок. Они важнее денег. Учиться намного сложнее,
    чем работать”. А почему в садике ни отметки не ставят, ни денег не пла-
    тят? — не унималась я. "Потому, чтобы получать отметку-зарплату, надо
    сначала научиться буквам и цифрам, складывать из букв слова. А их очень
    тяжело складывать, надо долго учиться”. Я мечтала получать хорошие от-
    метки, которые важнее денег. Родители интересовались каждым днём,
    проведённым в саду: чему научилась, с кем играла? Я с удовольствием
    читала им выученные стихи, пела песни, танцевала. До посещения сади-
    ка я была стеснительной и необщительной среди незнакомых людей. Я
    не могла сначала привыкнуть к шуму в коллективе, закрывала уши и ни с
    кем не общалась, воспитатели тормошили, вовлекали в различные игры,
    и это им удавалось, я научилась сидеть за одним столом и общаться. Отец
    восхищался: Аселя делает большие успехи в коллективе. Однажды, играя
    с куклами, я употребила ругательное слово, мама была в ужасе, отец пред-
    ложил не обращать внимания, не возмущаться, что покоробило маму, пос-
    ле она призналась: мудрые советы отца уберегли её от многих ошибок,
    которые совершают родители. Мой словарный запас иногда вызывал тре-
    вогу у родителей. Играя в своей комнате, я, подражая воспитательнице,
    кричала на кукол: "Что сидите как бараны, почему не рисуете? Идиоты,
    ваши родители приходят в садик и хвастаются вашими успехами, а вы
    ничего не умеете делать! Они хотят, чтобы на нищенскую зарплату мы из
    вас сделали вундеркиндов. Чего ревёшь? Иди в ванную и высморкайся,
    надоело ваши носы подтирать! Я тоже закончила институт, и вынуждена
    убирать за вами горшки, потому что никто не хочет работать няней!”. В
    нашей группе были две воспитательницы, у каждой был свой метод воспи-
    тания. Родителей возмущало: почему воспитательницы разговаривают с
    детьми на повышенных тонах? Почему оскорбляют и унижают детей? "Что
    сидите, как китайские болванчики! Я сказала вам, не шумите, а вы кри-
    чали, на ваш крик пришла заведующая. Если ещё раз кто-то из вас выгля-
    нет в двери, пеняйте на себя — до вечера простоите в туалете без сна и
    полдника”. Мои родители не стали устраивать разборок, они понимали,
    что в группе, где свыше двадцати детей и мизерная зарплата сотрудни-
    ков, нет смысла возмущаться. Родители переговорили с воспитателями и
    попросили быть деликатнее с детьми. До сих пор убеждаюсь в мудрости
    родителей, в умении жить без конфликта.

    Предательство отца

    До сих пор я помню то злополучное утро: "Аселя, от нас ушёл папа”, —
    мама целовала меня и плакала. В тот день я не пошла в детский сад, а мама
    на работу. Я не успела отойти от сна, была напугана поведением мамы и
    боялась заплакать. Этот день остался в памяти самым длинным в моей
    жизни и запомнился навсегда. Приходили приятельницы мамы, шепта-
    лись с ней и жаловались на свою женскую долю. Они спрашивали маму:
    знаю ли я об уходе, она пересказывала им, как перед уходом отец поцеловал
    меня и попросил прощения. "Я не разрешила будить Асель”, — призналась
    мама. Мамины подруги не могли понять, как Болат мог бросить любимую
    дочь, которую называл смыслом жизни и лучшим своим произведением.
    Особенно тяжёлыми были первые дни, когда мама отводила и приводила
    меня из садика. Она почти со мной не разговаривала, а только плакала.
    Домой мы добирались в переполненном автобусе, в квартире стояла прон-
    зительная тишина и даже кот — любимец семьи, прятался в угол, как будто
    чувствовал себя тоже покинутым. Когда я входила в детскую, он заскакивал
    за мной и сидел рядом, не мигая, смотрел, выражая этим своё сожаление и
    жалость. Я обнимала кота, он преданно смотрел на меня, в глазах у него
    было недоумение: почему хозяин так поступил с нами.
    Мама ходила по квартире, то и дело восклицая: за что? Я притворя-
    лась, что уснула, чтобы остаться одной, и заливалась слезами. Моими под-
    ружками были куклы и игрушки, лошадка покачивала головой, готовая в
    любую минуту унести меня в другую страну, где детей не бросают папы, а
    куклам я рассказывала, как скучаю и жду его. Они сидели и безмолвно
    слушали меня. Я чувствовала себя несчастной и ненужной. Мама жила,
    как робот, механически выполняя свою работу и родительские обязаннос-
    ти. "У Асели исчезла с лица улыбка, потухли глаза”, — жаловалась мама
    своей тёте. Я ждала отца каждый день, каждый час, каждую минуту при-
    слушивалась к телефонным звонкам, первое время бежала открывать
    дверь, чем злила маму. Я как могла скрывала от мамы свою боль, переста-
    ла общаться с подружками и неохотно отвечала на мамины вопросы. В
    голове вертелись слова: как мог папа бросить свою Асель? Мне тяжело было
    понять отцовский поступок. Оставшись одна, я мысленно разговаривала с
    папой, мне казалось, он слышит меня, часто снился, улыбчивый и род-
    ной, утром мне не хотелось просыпаться. Иногда я винила себя, мне каза-
    лось, что была плохой дочерью, непослушной девочкой, поэтому от нас ушёл
    папа. Когда мама услышала моё самобичевание, она стала целовать меня
    и просить прощения. "Я забыла о тебе, — плакала она, целуя мои руки, —
    прости, пожалуйста! Он твоего мизинца не стоит. Какая я дура, что забы-
    ла о тебе! Прости меня, доченька! Это я виновата! Неправильно начала
    свою жизнь!”. Тёплые воспоминания об отце преследовали меня постоян-
    но, я вспоминала совместные прогулки, игры и заливалась слезами: не-
    ужели он мог это всё забыть, выбросить из жизни нас с мамой? Каждый
    прожитый день с отцом я перебирала как страницы любимой книги, кото-
    рую смакуешь, перечитывая. Он был подружкой, сестрой, бабушкой, кото-
    рой отродясь у меня не было, я завидовала подружкам, которых забирали
    бабушки и дедушки. Отец знал все мои тайны и никогда их не рассказы-
    вал маме. У нас с ним была хорошая дружба, которой мне долго будет не
    хватать. Много поучительного узнавала я от него. Когда впервые у меня
    начали шататься и выпадать молочные зубы, я испугалась. Однажды я не
    выдержала и расплакалась, он удивился, потому что я редко капризнича-
    ла и никогда не плакала. Я призналась ему, что боюсь остаться без зубов и
    превратиться в старушенцию. Он обнял меня, поцеловал и стал утешать, а
    потом стал корить себя и маму: "Какие плохие мы с тобой родители! Не
    замечали, как страдает ребёнок. Бедняжка Аселька переживала и не по-
    давала виду, храбрилась, а я оказался глупцом. Хвастался перед друзьями
    храбростью дочери и ни разу не спросил: каково ребёнку переносить зуб-
    ную боль, потерю зубов. Это мы, родители, должны были объяснить тебе,
    что такое происходит со всеми людьми в раннем возрасте, в том числе
    было у меня и у мамы”.
    И объяснил: когда рождается ребёнок, в раннем возрасте у него начи-
    нают расти молочные зубы, они приносят ему неприятные ощущения и
    боль. Дети едят мягкую пищу, пьют молоко, едят каши, протёртые фрукты
    и овощи, пьют соки, и нет необходимости иметь другие зубы. С каждым
    днём ребёнок растёт, взрослеет, хрящи костенеют и превращаются в кос-
    ти. Приходит пора расставаться с молочными зубами и переходить на дру-
    гую пищу. Молочные зубы без корней — они легче расшатываются и вы-
    падают, вместо них вырастают настоящие взрослые зубы. Ты должна ра-
    доваться, что выросла. Главное — не надо бояться этого, а принять как
    должное. Постарайся подружиться с новыми зубами, ждать появления
    нового зуба как праздник. Утром и перед сном ухаживать за ними, чис-
    тить, полоскать рот после еды. Зубы станут крепкими и не будут причи-
    нять тебе боль. Почему у некоторых детей болят зубы? Потому, что ребёнок
    неправильно питается, не ухаживает за ними, его не научили дружить и
    прислушиваться к зубам. Попробуй поговорить с ними, и ты узнаешь, как
    живётся им у тебя во рту. Они расскажут тебе, что сладости, которые ты
    ешь, причиняют им боль, а чрезмерное употребление грозит лишением
    зубов. В эмали могут поселиться маленькие червячки, которые будут ими
    лакомиться. С хорошими зубами можно прожить сто лет, а если зубы боль-
    ные, то человек тоже болен. — Папа вытер мои слёзы и сказал: — Будь
    умницей! Всё, что делается, — делается к лучшему.
    С этого дня я стала разговаривать с каждым зубом, торопила: "Да-
    вай, дружок, расти быстрее, мне стыдно ходить беззубой и некрасивой”.
    Раньше я часами могла крутиться у зеркала, примеряя новое платье или
    какую-нибудь безделушку для косичек. Папа восклицал: "Вот что значит
    девочка! Как хочется ей быть красивой! Природа берёт своё!”. После я
    стала избегать зеркала, опасливо их обходила. Отец понял, что я комп-
    лексую из-за отсутствия зубов, и решил поддержать меня и успокоить:
    "Ты для нас всё равно красавица! Потерпи немного, скоро у тебя вырас-
    тут красивые зубы, как у артистов!”. А маме нравилось подтрунивать надо
    мной, она называла меня маленькой старушкой. Отец возмущался: "Ты
    первая должна была проявить женскую солидарность, Аселе нужна под-
    держка мамы. Она будущая женщина и очень переживает потерю зу-
    бов”. После развода с отцом мама призналась мне, что дразнила меня
    понарошку, чтобы позлить папу. Она радовалась, что он любит меня, за-
    щищает, и гордилась нашей дружбой. Ночью мне приснился сон, как буд-
    то кто-то плачет тонюсеньким голоском. Я спрашиваю: "Скажи мне, кто
    ты?”. А он отвечает: "Я твой зуб”. — "Почему ты плачешь?”. А он отвечает:
    "Ты сегодня съела много конфет”. Мне стало стыдно. Я спросила: "А чем я
    могу помочь тебе?”. Он ответил: "Ты должна пойти прополоскать рот, по-
    чистить зубы и дать мне обещание, что не будешь есть много сладостей”.
    — "Хорошо, — согласилась я. — А как я об этом узнаю?”. Зуб ответил: "Я
    буду издавать звук и-и”.
    В детском саду постоянно справляют дни рождения детям. Роди-
    тели приносят торты, конфеты, угощают детей. Только я съела кусок
    торта и одну конфетку, как услышала звук: "и”. У меня разболелся зуб.
    Я побежала, прополоскала рот и почистила зубы. Оставшиеся конфеты
    отдала подружкам. Маша спросила: "Почему ты не съела конфеты?”. Я
    объяснила, что у меня болит зуб. Подружка призналась: "У меня тоже
    болит зуб, но я не могу удержаться”. Я посоветовала ей поговорить с зу-
    бами, подружиться с ними. "И ты узнаешь, как им больно, когда ты ешь
    много конфет”. Маша спросила: "А кто тебя научил с ними разговари-
    вать?”. Я ответила: "Папа”. "Какая ты счастливая! — воскликнула под-
    ружка. — Твой отец прав! Я тоже научусь дружить с зубами!”. Вечером я
    рассказала про наш разговор папе, а мама ответила: "Твой отец ещё сам
    не вышел из детского возраста!”. Мой папа был большой и давно вырос,
    но иногда он как мальчишка звонко смеялся и дурачился. Он любил
    подтрунивать над мамой. Однажды из её кошелька он вытащил день-
    ги, показал мне и спрятал. Мы с ним наблюдали, как мама вытаскива-
    ла кошелёк, считала и растерянно ходила по квартире. Мне жаль стало
    маму, я попросила отца сознаться. Мама рассердилась, а папа смеял-
    ся: "Я думал, что ты не знаешь, сколько денег истратила”. Какое бы
    платье мама ни надела, папа говорил, что она в нём красавица. Я ду-
    маю, он не хитрил, а по-своему любил маму, и она казалась ему самой
    красивой. До роковой встречи…

    Полностью произведения читайте в журнале или на сайте www.niva_kz.narod.ru в формате PDF.


    Категория: В семейном кругу | Добавил: Людмила (28.06.2011)
    Просмотров: 1169 | Комментарии: 2 | Теги: Дария Джумагельдинова | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 2
    2  
    Дария. поздравляю, все классно... Единственно. жалко новую жену отца. Может, не стоило с ней так жестоко поступать. Пусть бы жила... Но тут главное, конечно, не концовка, а твой хороший язык, психолологические переживания ребенка. жизненные наблюдения. respect

    1  
    С интересом прочитала повесть Дарии. Хоть она и написана от лица ребенка, думаю, это все же чтение для взрослых. Хороший язык, тонкое психологическое понимание переживаний ребенка. Созданы очень хорошие образы родителей. Замечательная мама.
    Всем рекомендую прочитать. hands

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz