Пятница, 21.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Искусство

    С. Беккулова. Палитра счастья
    № 3, 2010

    Подарком судьбы видится мне встреча с человеком поразительной цельно-
    сти и красоты: душевной, личностной, наконец, внешней. Это случилось в ран-
    нем детстве. Читая сказки народов мира, даримые мамой, открывала мир. И
    поразили воображение женские персонажи в казахских сказках: ослепительно
    прекрасные, нежные, загадочные. Такими их изобразил и художник, автор ил-
    люстраций. Имя его — Евгений Матвеевич Сидоркин. Только что приехав в Ка-
    захстан из России, он открыл для себя казахский народ, делясь своими чувства-
    ми с читателем-зрителем. И водила его рукой, его резцом и кистью Любовь.
    Любовь к девушке, ставшей его судьбой, подругой жизни, матерью сына — буду-
    щего художника. Имя её — Гульфайрус.
    Все героини творчества Сидоркина — волоокие, трепетные, гибкие краса-
    вицы с точёным профилем и вдохновенным лицом — она, Гульфайрус Исмаило-
    ва. Вместе они учились в стенах Ленинградской академии художеств, вместе
    начинались как художники, посвятив себя Казахстану, вместе постигали азы и
    вершины Искусства, посвящая его людям.
    Теперь, через годы и годы, видится неслучайным и рельефным всё, что
    начиналось в 50-е годы прошлого столетия. Город на Неве во все времена был
    художественным центром мирового масштаба. Именно здесь, в строгом и вели-
    чественном сооружении классического зодчества 18-го века (арх. Кокоринов-
    Деламот) — Академии художеств — учились светила русского, советского и ми-
    рового искусства живописи, скульптуры и архитектуры.
    Юность Гульфайрус Мансуровны Исмаиловой протекала именно здесь.
    Высокий, чистый голос моей героини вибрирует от волнения:
    — Моим педагогом был профессор Михаил Павлович Бобышев, наш кура-
    тор на факультете театрально-декорационной живописи. Он — из "Мира ис-
    кусств”. Он поставил в Кировском театре "Медного всадника”. Работал со Ста-
    ниславским, Немировичем-Данченко. Ставил спектакли в Ленинграде и Моск-
    ве. Высокий голубоглазый блондин, настоящий аристократ. Он всегда был очень
    любезен и добр к нам, всегда обращался на "вы”, был очень внимателен и всё
    замечал. Он никого из нас не унижал, не делил нас, никогда не говорил "эти
    тёмные”, в отличие от других… Всегда был неизменно прост в общении и этим
    вселял веру в себя.
    Ещё учась в Алма-Атинском художественном училище у Абрама Маркови-
    ча Черкасского, я узнала — что такое деликатность и поддержка твоего педаго-
    га. Очень важно, когда в тебя верят. Особенно, если это люди высокого уровня,
    большие мастера, до которых надобно тянуться, затем, позднее, не менее трудно
    бывает "держать уровень”. Но это — необходимое условие всякого подлинного
    творчества. Думаю, мне очень повезло с педагогами!

    Эликсир радости
    Всё в моей героине поражает красотой и силой ума. Так в обращении к
    молодёжи говорил Роден: "Восхищение — прекрасное вино для молодых умов.
    Восхищайтесь Фидием и Праксителем!..”. Этот великий творец жизни и Любви
    великолепно знал законы человеческой природы и божественное начало во всём
    сущем. И воплощал в своём нетленном искусстве. А слушая и видя вдохновенное
    лицо Гульфайрус Исмаиловой, убеждаюсь в ко-
    торый раз: подлинный творец прекрасного все-
    гда источает эликсир радости, поднимаясь над
    суетой. И вселяет уверенность и чувство сопри-
    частности идеалам Прекрасного. И жизнь ста-
    новится светлей и краше.
    Юная Гульфайрус, будучи студенткой
    Академии художеств, изучая искусство теат-
    ра, истово стремилась впитать в себя всё, что
    дарил невероятной красоты и духовности го-
    род на Неве:
    — Я каждый день ходила в театры слу-
    шать оперу, смотреть балеты. А на каникулах
    ехала в Москву. Какое это было удовольствие
    каждый день, вечером, стоять за кулисами те-
    атра и смотреть, и слушать! Ведь это были —
    50-е годы! Какие мастера блистали на сцене
    Кировского, Мариинского, Малого театров! Уланова, Лепешинская, Шпиллер
    — разве всех перечислишь!
    А много позднее, в 70-е, приехав в Москву, уже будучи главным художни-
    ком нашего театра, я имела возможность ходить в Большой театр на Плисец-
    кую. Боже мой, как это было прекрасно! Мне привелось присутствовать на
    сдаче спектакля Р. Щедрина "Болеро”. Плисецкая была неподражаема! Я её
    боготворила. Но однажды в личной встрече я обнаружила такое высокоме-
    рие, граничащее с глупостью, в отношении к "малым народам”, к коим, на-
    верное, была относима и я, и мне подобные, что весь мой восторг угас, и
    восхищение сменилось разочарованием и сожалением. Однако — это вовсе
    не повод для бесконечной печали и неверия в себя.
    Какое счастье выпало на мою долю, когда на низкой деревянной скамье
    в музее Прадо Испании я около часа сидела перед гениальным творением Эль-
    Греко! Какие дивные часы были пережиты вместе с Сидоркиным, когда он
    вернулся из Италии и целую ночь напролёт рассказывал о её неподражаемых
    памятниках красоты!

    Счастье любить
    — Мне выпало большое счастье быть женой, жить рядом с гением. Ведь
    именно таким был Евгений Матвеевич Сидоркин. Мы встретились в Ленингра-
    де во время учёбы. Была возможность остаться там после окончания института,
    работать в театре. Но меня всегда тянули родная земля, мой очаг, мой дом, мои
    горы. Я глубоко верила в силу этой земли — Родины, чувствуя её корни в себе. И
    уговорила Сидоркина приехать в Алма-Ату. Здесь родился наш сын Вадим. Здесь
    мы прожили годы непростой, порой трудной, но счастливой жизни.
    Меня нередко — что скрывать? — упрекали здесь за то, что вышла замуж за
    русского. Спрашивали, почему я это сделала. Что на это можно было ответить?
    Возможно, когда об этом говорили мужчины, в них велика была жадность, обыч-
    ная мужская жадность. Но одному из них, высокопоставленному и неглупому
    казаху, я ответила: "В любом случае, если бы даже не русский, у меня был бы
    только один муж!”. И подобное противопоставление наций я считаю лицемер-
    ным и несправедливым. В нашем брачном союзе с Сидоркиным было так много
    радостного и интересного, наверное, потому, что нас объединяли общие инте-
    ресы, профессия, и даже разность характеров. Он был очень добрый и мягкий,
    о каких говорят "мухи не обидит”. Даже грубому человеку, злому, он не спо-
    собен был отвечать той же монетой. Это — природная деликатность. А если
    был в чём-то не согласен со мной, умел настоять на своём немногословно и
    мягко. Мы спорили, доказывали друг другу правоту, но всегда приходили к
    единому мнению. И это было прекрасно! Например, как-то в его отсутствие
    — он был в поездке, — я заключила договор о серии литографий на тему
    произведений Сакена Сейфуллина. Он вернулся и, услышав о договоре, не-
    довольно сказал: "И что можно сделать с твоим этим партийным поэтом?”.
    На что я не стала возражать, а просто начала читать стихи Сейфуллина,
    поэтические песни на казахском языке. Женя очень удивился их напевнос-
    ти и лиризму. Тогда я перевела их на русский язык. И работа пошла. Она
    потом получила название "Читая Сакена Сейфуллина”.
    Именно за лист "Колыбельная” из этой серии Сидоркин был удостоен золо-
    той медали на Бьеннале графики в Дрездене. Эта была первая победа казах-
    станца на международном форуме. Год — 1964-й.
    — Мне больно говорить о нём в прошедшем времени, хотя минуло более 20
    лет со дня его смерти. И я сознаю и судьбу благодарю за то, что встретилась с
    таким человеком — мужем, отцом, Художником, с такой Личностью.

    Боль памяти
    — В детстве, да и в юности, меня постоянно мучил страх о прошлом
    моих родителей. Многим этот саднящий душу ужасом кошмар хорошо зна-
    ком. "Враг народа” — мой отец в числе 19-ти других молодых талантливых
    выпускников Ленинградского университета был однажды ночью арестован и
    затем расстрелян. И — никаких объяснений, извинений. И постоянно гнету-
    щее чувство тревоги и необъяснимой вины. За что? Кто может ответить на
    этот вопрос? Возможно, где-то в подсознании жила во мне мысль, что любой
    из моих земляков не поймёт и не простит этого, а Женя был из России, и я ему
    единственно доверила свою жуткую тайну — как мне тогда казалось. И он
    понял, и всё принял как есть. А ведь надо знать то время, жить тогда, чтобы
    оценить такую преданность. Даже сейчас говорить об этом тяжело и больно,
    но ведь это — правда жизни. Многие из моих ровесников прошли через это и
    понимают меня. Да и молодым теперь стало известно, благодаря открывшей-
    ся информации. Но боль эта неизлечима.

    Театр — проекция жизни
    — В театре оперы и балета им. Абая я работала с 1970 по 1987 годы. Глав-
    ным художником. Это было очень трудное время, но и счастливое.
    Мне помнится самое начало работы в театре моём, когда в 50-е годы
    по моим эскизам делались декорации к спектаклю, посвящённому дружбе с
    Китаем,
    "Дорогой дружбы”. И кто писал их? Такие великаны как И. Ненашев, как
    С. Калмыков! Ведь именно с этих блистательных имён, с этих удивительных
    людей начинался мой путь в театре. И это — счастье!
    Этот балет был повезён в Москву на Декаду казахского искусства и имел
    триумфальный успех. Именно его оформление было отмечено особо. Это был
    настоящий праздник!
    Случалось и другое. Как-то в Москве, на встрече с главным художником
    Большого театра Валерием Левенталем, я услышала его возглас: "Я в театре, что
    плевательница!”. И поразилась. Действительно, будучи главным художником в
    своем театре, я порой испытывала примерно те же чувства. Представьте, когда
    тебе в лицо актриса кидает костюм, сделанный по моим эскизам, с воплем: "Не
    буду такое надевать! Забирай своё барахло!”. Или яростные упрёки в том, что
    достоинства чьей-то фигуры изуродованы моей работой? Сначала — обида, не-
    годование, боль. А потом понимаешь всё равно, что актёры — те же дети, и им
    нельзя вменять в вину излишнюю экзальтацию и восприимчивость, с ними нужно
    обращаться бережно, ласково, терпеливо. Вот этому и учил меня Женя. Однаж-
    ды в момент отчаяния я спросила его: "Что, если я уйду из театра? Устала, не
    могу больше”. Он ответил: "Нет, ни в коем случае! Ты там — одна. И ты нужна
    театру. Ты должна там царить”. Больше слов не потребовалось.
    Театр — это грандиозное зрелище и действо. Это — проекция жизни, созда-
    ваемая актёрами, режиссёрами, музыкантами, художником. А что такое кос-
    тюм? Декорации? Это — одежда спектакля. А костюм актёра — это декорация к
    его жизни на сцене. Это — колер и колорит, это — настроение и темперамент, это
    — уровень его звучания в общем хоре голосов.
    А балет? За годы работы в театре более всего я полюбила балет. И уже по
    подъёму стопы, по длине ноги, по одному штриху могу определить уровень актё-
    ра. Именно поэтому моя работа над балетными постановками всегда протекала
    с большим подъёмом и удовольствием.
    Вехами в истории балетного театра страны стали декорации Г. М. Исмаи-
    ловой к балетам "Камбар и Назым” В. Великанова (1958), "Козы-Корпеш и Баян-
    Слу” Е. Брусиловского (1971) и портреты балерин Сары Кушербаевой, Л. Ли и
    других.
    В отечественном оперном искусстве творчество Г. М. Исмаиловой как ху-
    дожника-постановщика обладает мощной силой воздействия. Взрывной тем-
    перамент и утончённый лиризм пронизывают действо через чутко уловленный
    и мастерски переданный ритм, звук, поэзию музыки. Это — "Чио-Чио-Сан”
    Дж. Пуччини и "Биржан — Сара” М. Тулебаева, "Трагедия поэта” Г. Мусрепова и
    "Ер-таргын” Е. Брусиловского, "Алпамыс” Е. Рахмадиева, "Жумбак-кыз” С. Му-
    хамеджанова, "Аида” Д. Верди и многое другое.

    Кино, вокал и портреты
    Но неисчерпаемость природных талантов моя героиня выразила и в
    киноискусcтве, и в искусстве пения, и в станковой живописи. Так,на заре
    жизни она параллельно учёбе в художественном училище проходила класс
    вокала в консерватории им. А. Жубанова. И сыграла роль Тыгрены в филь-
    Г. М. Исмаилова в роли матери
    ("Кыз0Жибек”, х/ф).
    ме М. Донского "Алитет уходит в
    горы” (1949-1950). Затем главную
    роль в фильме Е. Арона "Ботагоз”
    (1957-1958). Чтобы через десять лет
    выступить в двух ипостасях в зна-
    менитом фильме С. Ходжикова "Кыз-
    Жибек”: в качестве главного худож-
    ника-постановщика и в роли мате-
    ри Жибек. Ныне это — гордость ка-
    захского кинематографа.
    И ещё одна особенность творчес-
    кого и человеческого дарования Гуль-
    файрус Исмаиловой — умение тонко
    и глубоко проницать, заглядывая в
    душу своей модели.
    Сквозь внешнюю привлекательность в каждом портрете высвечен её духовный
    мир. В портретах Мухтара Ауэзова, Абылхана Кастеева, Джамбула,Куляш Бай-
    сеитовой раскрыт сокровенный смысл бытия каждой из уникальных личнос-
    тей, их огромная душевная доброта и мудрость.
    Особенность портретов в галерее великих представителей отечествен-
    ной культуры, запечатлённых кистью Г. М. Исмаиловой, — их человечность и
    пронзительная сила искреннего расположения автора. С любовью, призна-
    тельностью и преклонением пишет своих героев художник, вкладывая мас-
    терство и дар божий в каждое своё творение. Среди таких вершин — "Шолпан
    Жандарбекова в спектакле "Енлик-Кебек”, Куляш Байсеитова в роли Кыз-
    Жибек в одноимённой опере, "Шара Жиенкулова (Казахский вальс)”. Особен-
    ность этих портретов — изображение модели в сценическом действе. Отсюда
    их многомерность, глубина, богатство, колорит. В казахском портретном ис-
    кусстве аналогов им нет, ни в современном, ни в прошлом времени. Лишь в
    русском, рубежа 19-20 веков. Как в портретах Ф. И. Шаляпина в роли Бориса
    Годунова и Олоферна кисти Головина.

    Актёры, певцы, музыканты
    Об этом Гульфайрус Мансуровна отзывается с особой теплотой, ничуть не
    кичась славой и наградами:
    — Конечно, невозможно было, работая в театре годы и годы, писать толь-
    ко эскизы декораций и костюмов к спектаклям. Великолепие актёров, с которы-
    ми сживался в процессе постановок, не могло оставлять равнодушным. С удо-
    вольствием писала я их портреты. Так возник "Казахский вальс” с Шарой Жиен-
    куловой, так появилась Шолпан Жандарбекова в трагической роли главной ге-
    роини спектакля "Енлик-Кебек”, Куляш Байсеитова — Кыз-Жибек.
    В детстве, в 6-8 лет, я с бабушкой ходила на концерты Шары. Не было для
    меня на свете никого красивей её! Её танец неподражаем! Её лицо, фигура, руки!
    Я готова была смотреть на неё без конца!
    И ещё одно свойство натуры незаурядной — умение смотреть в Будущее,
    открывая таланты, сопереживая и радуясь каждой новой звезде.
    — В театре мне встречались прекрасные актёры: певцы и певицы, музы-
    канты, танцоры балета. Удивительно красивые!
    Поразил меня голос Рахимы Жубатуровой. Ей бы петь с Пласидо Домин-
    го, с Лучано Паваротти! Колоссальный голос! Какая колоратура! Это — ка-
    захская Монсеррат Кабалье! А Днишев Алибек! Красивый, богатый голос.
    Камерный голос…
    За что я люблю Бибигуль Тулегенову? У неё небольшой голос, тоже ка-
    мерный. Казалось бы, оркестр в опере должен его заглушить. Но он — лёгкий,
    высокий, звонкий, он летит вверх и все его слышат. Но главное — она поёт
    сердцем. И это не может не трогать. Слушаешь и не замечаешь, как лицо
    заливают слёзы. Так она поёт!
    Как художник театра, отмечу, что она всецело доверяла моему вкусу и
    опыту. "Делай, как хочешь!” говорила она, когда речь шла о стиле костюмов и
    новой постановке. Она невысока ростом, но есть свои прекрасные данные,
    которые я обыгрывала. Платформы обуви делают выше, плюс высокая при-
    чёска, круглое лицо на высокой шее и небольшая грудь дают эффект той строй-
    ности, с которой не конкурировать другим. Конечно, нас связывает не только
    работа в театре. Мы долгие годы жили в одном доме, общались. И всё же,
    наверное, прежде всего, важнее всего для нас было общение именно в творче-
    стве, через творчество, через искусство.
    Лучезарная улыбка на открытом лице певицы, что смотрит на нас со
    сцены концертного зала, касаясь рояля, сияние светлого фона занавеса и свет,
    исходящий от облика героини, не оставляют сомнений в том, что зал взор-
    вался долгими овациями благодарности и восторга. И мы с вами — среди
    зрителей и счастливых слушателей, внимающих звукам чарующего голоса
    "Казахского соловья”, как уже полвека зовут в народе неповторимую Биби-
    гуль Тулегенову. Её изображали и живописцы, и скульпторы, и графики, вос-
    хищаясь талантом и красивым обликом. И лишь Гульфайрус Исмаилова суме-
    ла зримо воплотить в своём портрете трепетную прелесть и высокую душев-
    ную организацию первой профессиональной казахской певицы, начинавшей
    свой путь на сцене с народных казахских песен, поднимаясь до замечатель-
    ной колоратуры оперных арий классического репертуара. Её роднит с худож-
    ником и творческая профессия, и обаяние женственности, и происхождение:
    обе — дочери репрессированных высокоодарённых, образованных интелли-
    гентов дворянского круга, и, конечно же, та страсть, с которой служат они
    своему назначению — нести радость людям, служить своему народу, быть
    достойными его великой любви.

    Из когорты титанов
    Да, Гульфайрус Исмаилова — из той когорты выдающихся людей, слу-
    жителей Мельпомены, что всем своим существом утверждают идеалы Пре-
    красного. Она глубоко убеждена, что нет ничего случайного, напрасного, ут-
    верждает, что благодарна судьбе за каждый прожитый день и верит в Завтра.
    Радуется всем большим и малым достижениям Родины, всем знакам отличия
    и почитания, что дарит ей народ, гордится своим единственным сыном —
    преемником Вадимом, тоже художником.
    Счастье жить — это дар, отнюдь не каждым осознаваемый. А моя героиня,
    великий кочевник по самой своей сути, объездила почти весь мир в поисках
    красоты, стала для многих стран символом лучшего, что есть в родном народе,
    выступала проводником мира и согласия, что ещё давно отметил Почётной гра-
    мотой Советский комитет защиты мира.
    Япония, Франция, Германия, США, Англия, Италия… Об этом, и не только
    об этом, говорит, волнуясь, художник:
    — Поездки, которые доводилось мне предпринимать, были наполнены бес-
    подобным свечением красок, которые открывались перед глазами в крупней-
    ших музеях Европы! Разве это сравнимо с чем-либо? Разве такое забывается? И
    не смешно ль и не дико ли видеть толпы своих сограждан, снующих по тем же
    городам в алчной жажде покупок — и ничего более!? — не видя этой красоты?
    Жаль этих людей и страшно за них. Душа их закрыта.

    Видеть прекрасное
    А её вольнолюбивая душа формировалась заботами бабушки, всю лю-
    бовь и умение видеть прекрасное вложившей в одарённую девочку. По сей
    день сохраняет она благодарную память души. Тенистые аллеи карагачей,
    певучие струны пирамидальных тополей, свечки тянь-шаньских голубых
    елей у подножия сверкающих вечными снегами вершин Заилийского Ала-
    тау, омываемых прозрачными звуками тишины… И вольный ветер, напоён-
    ный ароматом цветущих яблонь, и журчащие песни арыков, и ликующие
    голоса птиц. Такой навсегда сохранилась в памяти Алма-Ата раннего дет-
    ства. Здесь 15 декабря 1929 г. родилась Гульфайрус в благополучной семье,
    обеспеченной и культурной. Традиции казахского народа с его гостеприим-
    ством, щедростью, открытостью проповедовались и чтились свято. Тёплый
    взгляд бабушки, её проворные искусные руки мастерицы, доброе напутствие
    отца, уехавшего учиться в Ленинград… Всё осталось, сохранилось навсегда
    трепетно-чистым воспоминанием детства — нелёгкого, голодного, прошед-
    шего в годы войны. И через всю жизнь — учёба. В Алма-Атинском художе-
    ственном училище, в институте им. И. Е. Репина Академии художеств СССР,
    в лучших театрах и музеях страны и мира, в стенах родного театра оперы и
    балета, на актёрской площадке и в своей мастерской — упорная, каждоднев-
    ная, трудная, не по-женски тяжёлая учёба — работа. Работа, где побеждает
    лишь Дух. Воплощаясь в грандиозное по значимости и красоте зрелище. И в
    этом служении на алтарь Искусства приносится жизнь. Гульфайрус Исмаи-
    лова, как заповедь, повторяет слова Учителя: "Человек никогда не станет
    человеком, если он пренебрегает духовными началами”. Её мелодичный смех
    и молодой звенящий голос внезапно становится тише. Задумчиво и убеж-
    дённо она произносит: "Всё остаётся людям”.
    А потом вновь переливчатые звуки смеха. Почему-то вспомнились слова
    Маленького Принца о миллионах бубенцов, что смеются голосами звёзд. И его
    правило: встал поутру, умылся, привёл себя в порядок — и сразу же приведи в
    порядок свою планету.
    Мы живём на планете людей, на единственной и великолепной планете
    Вселенной, где миром правит божественный закон веры в Добро и Красоту,
    — утверждает дивным искусством своим и всей жизнью великая дочь казах-
    ского народа, Художник Божьей милостью, поистине народный художник
    Казахстана, кавалер орденов "Парасат” и "Достык” 1 степени, единственная
    на родине и в мире художник театра и кино — Женщина, Мать, Гражданин
    Мира — Любимая наша Гульфайрус Мансуровна Исмаилова. Вся её палитра
    творчества подобна живительной влаге в пустыне одиночества. Как пода-
    рок сердцу! Ликующая, светозарная, восхищающая, поднимая над бытом и
    сиюминутными заботами, она поистине очищает каждого, приобщая к выс-
    шему. Палитра Счастья!
    Слава, Женщина, Вам!
    Что приятно для сердца,
    Прекрасно для глаз! —
    воскликнул Поэт. Это — о Вас, Гульфайрус Мансуровна, с низким поклоном и
    искренней благодарностью на все времена!
    г. Алматы
    Категория: Искусство | Добавил: Людмила (17.05.2010)
    Просмотров: 1406 | Теги: Евгений Матвеевич Сидоркин, С. Беккулова, Гульфайрус Мансуровна Исмаилова | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz