Четверг, 23.11.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 246
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Искусство

    С. Беккулова. Несравненный мир Макума
    № 5, 2010

    Это кажется только,
    Что жизнь бесконечна и вечна
    И поэтому можно беспечно
    И празднично жить, —
    Мол, зачем дорожить
    Каждым часом,
    Минутой любою?..

    Геворг Эмин

    Встреча

    Макум Кисамединов вошёл в историю искусства Казахстана моло-
    дым. Ему не суждено было состариться. А мне выпало счастье быть с
    ним знакомой.Незадолго до выставки произведений моло-
    дых художников я оказалась в одном из залов за-
    вершающейся экспозиции. Вокруг сновали воз-
    буждённые авторы, споря, пререкаясь, что-то до-
    казывая и неимоверно суетясь. Строгость и вели-
    чавая тишина музейного пространства так кон-
    трастно диссонировали с этим ажиотажем, что
    мне было как-то неловко. Внимание моё привлек-
    ла одинокая фигура высокого молодого человека,
    с недоуменно-грустной улыбкой стоявшего по-
    одаль, у колонны, явно не замечая никого. Пре-
    рвав его размышления, коллега-художник пред-
    ставил его весьма торжественно и фамильярно:
    "Это — Макум Кисамединов, наш график, запом-
    ни это имя!”. Макум прервал его, почтительно поклонившись со словами:
    "Мне пора. На открытии буду. Всего доброго!”. И ушёл. Как ни странно, не
    на что было обидеться, столь мягок и деликатен был тон и взгляд, сопро-
    вождавший это заявление. Но осталось впечатление некоей тайны.

    Разгадка

    Позднее мне стало понятно, что подобное поведение не было слу-
    чайным. В среде художников с частыми застольями, неожиданными
    визитами, бесконечными спорами и выяснениями отношений трудно
    сохранить право суверенности и не быть втянутым в извечную суету
    "мирской жизни”, отнимающей львиную долю энергии и времени у твор-
    чества. Далеко не всем, даже самым одарённым художникам — впро-
    чем, речь не только о них, но и обо всей творческой аудитории — удаёт-
    ся оградить себя от безмерной активности любителей "общаться”. Не-
    даром Андре Моруа изобрёл для них термин "хронофаг” — пожиратель
    времени. Сдержанность, дипломатия и в ещё большей степени сила
    характера помогали Макуму в этом с самой ранней юности.
    Макум Кисамединов.

    Юность

    Мальчиком, ещё только мечтая об учёбе в художественном училище,
    он поражал своим терпением и упорством в преодолении сопротивления
    материала. Об этом с восхищением отозвался известный график Борис Пак:
    "Он мог часами наблюдать за работой, молча, с горящими глазами, изо дня
    в день. И когда получил разрешение самому попробовать делать ксилогра-
    фию (резьба по дереву. — С. Б.), он с прилежанием, достойным высшей по-
    хвалы, подолгу не отрывался от работы. Он был маленький, хрупкий, ка-
    зался слабым и нерешительным. И вместе с тем в нём было столько страсти
    и увлечённости, что невозможно было не помочь ему, не поддержать”.
    Потом была учёба в Москве, в Суриковском институте, где он обретал
    уверенность в своём призвании и стремительно расширял кругозор. Изуче-
    ние мировой классики живописи, графики, скульптуры смыкалось с жи-
    вым интересом к музыке, литературе, поэзии всех времён и народов. Благо
    лучшие музеи страны были здесь же, как и лучшие библиотеки и концерт-
    ные залы. Одновременно возник неуёмный, жгучий интерес к "корням”.

    Возвращение домой

    И вот уже вновь Алма-Ата, родной город, где начался отсчёт творчес-
    кой биографии. Первые выставки, первый успех. Вместе со сверстниками
    из поколения "шестидесятников” начал он свои первые шаги в Казахста-
    не. Их молодой задор, уверенность, их яркий талант выковали целую пле-
    яду "звёзд” во всех сферах творчества.
    Среди известных казахстанских графиков сверкали имена предста-
    вителей старшего поколения — Сахи Романова и Евгения Сидоркина,
    Андрея Дячкина. Из ровесников выделялось творчество А. Рахманова,
    И. Исабаева, А. Гурьева. Однако имя Макума обрело ореол славы не посте-
    пенно, а внезапно и навсегда.

    Наедине с творчеством

    Сутками работая над линогравюрами, Макум нередко уничтожал
    уже завершённую композицию. Делал так неоднократно. Упрямство, по-
    вышенная требовательность к себе, поиск идеала? Возможно, собствен-
    ный высший критерий качества не позволял ему расслабиться, дабы,
    спокойно оценивая свой труд, поставить знак "плюс”. Одно бесспорно —
    никогда он не был вполне доволен своими произведениями.
    Выставка 1976 года, состоявшаяся в Москве, как и следующая, здесь
    же, в 1979-м, имела успех "взорвавшейся бомбы”. Слава стала всесоюзной.
    Другие, организованные в Алма-Ате и по областным центрам Казахстана,
    по другим республикам, были уже вторичны.
    Зрителя, искушённого, многоопытного, нередко из среды собратьев-
    художников, искусство Макума не оставило равнодушным. Вихрем вры-
    вается на страницы современной истории станковой и книжной графики
    его темпераментное, напряжённо-страстное искусство. Важен не столько
    сюжет, к которому обращается автор, сколь мощная сила темперамента,
    ведущая за собой сопереживающего зрителя и читателя.
    Это — серия по мотивам произведений Э. Хемингуэя "И восходит солн-
    це”, где бытие героев американского классика предстаёт в прочтении каза-
    ха. Весь колорит произведения с его тягучим, вязким ритмом и мерным,
    неспешным звучанием жиз-
    ни показан через обиходные
    черты кочевника: тот же
    зной, та же пустошь, та же
    тишина ожидания.
    Вне времени и про-
    странства показывает ху-
    дожник сцены из жизни сво-
    его народа в XVI веке с их от-
    чаянием и безысходностью:
    "Плач верблюдицы”, "Джут” и
    др. И ясно с первого взгляда,
    что плачет душа художника
    по родной земле и её печа-
    лям. Бесконечно многообра-
    зен круг проблем, волновав-
    ших художника.

    В этом —весь Макум

    Наверное, нет и не мо-
    жет быть случайности в том
    бьющем энергией таланте,
    которым сполна обладал
    Макум Кисамединов. Глубо-
    ко скрытая, в нём жила
    одержимость. Молчаливый,
    внешне всегда спокойный,
    он всем видом внушал чув-
    ство покоя и лёгкости. Его
    деликатность и мягкость
    притягивали к нему людей
    очень разного порядка. Порой — противоположных по нраву.
    Однажды, на тренировке в спортзале, Макум поразил своего коллегу-
    скульптора. В буквальном смысле слова. Оба — азартные фехтовальщи-
    ки, они в пылу боя остановились лишь в момент, когда шпага Макума прон-
    зила ногу соперника, пройдя сквозь ботинок и вонзившись в пол. Оба рас-
    терялись. Макум кинулся помогать, разувая друга. Оказалось, лезвие про-
    шло точно между пальцев, не нанеся раны. Облегчённо расхохотавшись,
    обнялись. И Макум радостно пообещал: "Я куплю тебе новые штиблеты,
    обязательно!”. В этом — весь Макум!
    Вагиф Рахманов, вспоминая друга, грустно улыбается, подводя ито-
    ги: "Дело не в мягкости характера или речи, дело в принципе! Макум свои
    обещания держал всегда. И на этот раз тоже… Жаль, так рано ушёл”.

    Порог вечности

    Большинство своих графических работ Макум исполнил в технике
    линогравюры, хотя работал и в ксилографии, и в автолитографии, и в офор-
    те. И всегда в стенах мастерской я видела его с карандашом в тонких,
    нервных пальцах, которые он в напряжении
    неосознанно подносил к губам. И… грыз гра-
    фитовый стержень, не замечая ничего вок-
    руг. Эта привычка никому не казалась стран-
    ной в окружении коллег, но пагубные её по-
    следствия сказались довольно скоро. А пока
    страстный поиск своего героя не оставляет
    художника. С огромным увлечением начина-
    ет он серию офортов к "Фаусту” Гёте. Казалось
    бы, напрасная затея — так расходовать себя
    в соперничестве, заранее обречённом на про-
    вал. Ведь столько знаменитых авторов созда-
    ли галерею выдающихся образов к этому ше-
    девру европейской классики!
    Но истинный художник должен быть эго-
    центриком, дабы не усомниться в себе в реша-
    ющий час. И Макум Кисамединов создаёт сво-
    его — и какого! — Фауста. Взрывной темпера-
    мент шекспировской силы и гётевской роман-
    тики просвечивает в каждом персонаже, ис-
    полненном спонтанной силы и веры в мощь
    человеческого разума. Пульсирующие линии
    абрисов фигур, экспрессия жестов, контрас-
    ты белого, наэлектризованного движением
    пространства с беглыми, энергичными штри-
    хами чёрного создают атмосферу клокочущих
    страстей. Макум работает над образом на
    творческой базе под Москвой, как всегда, бес-
    пощадный к себе и упрямый. Заканчивает
    серию в кратчайшие сроки. Впереди — три-
    умф, награды всесоюзного жюри на выстав-
    ке, улыбки, поздравления… Ему — сорок лет.
    Лауреат премии Ленинского комсомола, дип-
    ломант многих всесоюзных конкурсов.
    И никто не догадывался, что чествуют
    смертельно больного художника. Графит кри-
    сталлизовался в печени. Почти два года
    страшного поединка окончились трагедией.
    Словно от лица Макума сказал поэт:
    Жаль меня. Я теряю
    Этот свет в вышине.
    Этот мир несравненный,
    Ненадолго доставшийся мне!
    Остались маленький сын, жена. Остались друзья и единомышлен-
    ники, юные преемники. Остались животворные, вселяющие надежду и
    веру произведения, переступив порог Вечности. С нами — мир несравнен-
    ный, с нами — свет в вышине, лучащийся в искусстве Макума Кисамеди-
    нова, согревая душу и радуя глаз.
    Категория: Искусство | Добавил: Людмила (14.11.2010)
    Просмотров: 1383 | Теги: Сауле БЕККУЛОВА | Рейтинг: 1.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz