Понедельник, 24.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Критика и литературоведение

    А.Курленя. Искать в созвучиях согласья
    № 8, 2011

    Признаюсь, не одного меня очень радует появление новых поэтических книг, несмотря на откровения отдельных скептиков по поводу снижения роли поэзии в современном мире. К сожалению, в этом есть доля истины. Разговаривая с известным санкт-петербургским прозаиком Александром Чесноковым (нашим, кстати, земляком!), издающим свои замечательные книги под уважаемым псевдонимом и брендом "О* Санчес” и весьма преуспевшим в популяризации жанра фэнтези, я услышал весьма неутешительное резюме профессионала. Действительно, издательства охотней всего берут в работу то, что пользуется наибольшим спросом, и поэзия в данном случае далеко не на первых ролях. Этому человеку, имеющему дело с известными российскими издательствами, знающими конъюнктуру спроса, верить можно. Впрочем, если сделать экспресс-опрос, что предпочтёт для чтения среднестатистический читатель, то можно не сомневаться: поэзию выберет далеко не каждый. Времена изменились. На дворе не 60-е и 70-е годы прошлого века, когда был настоящий поэтический бум и люди стояли в очередях за сборниками талантливых поэтов, ломились на выступления бардов. Ах, какие были имена! Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Олжас Сулейменов, Булат Окуджава, Александр Галич, Владимир Высоцкий, Расул Гамзатов, Белла Ахмадулина, Римма Казакова, Юлия Друнина…
    Помню, как в свои студенческие годы мы с друзьями обречённо стояли у прилавка отдела поэзии магазина "Знание”, понимая, что поэтические книги разберут или по подписке, или по блату люди значительно старше нас, и были счастливы, если удавалось купить книги Сергея Острового, Егора Исаева, Ярослава Смелякова, Петра Вегина, Эдуарда Асадова … А тоненький сборничек Николая Рубцова переходил из рук в руки как реликвия! Как он достался нам — загадка. Но всё это в прошлом, как в прошлом и то, что мы за бешеные деньги (а стипендия составляла всего сорок рублей) покупали с рук классиков и современников у людей, жаждущих наживы на нашей любви к поэзии. И тогда, оказывается, был бизнес, хотя и назывался спекуляцией. Но нам было не до криминальной терминологии и претензий к "книгопродавцам” мы не имели, хотя, чего греха таить, мы костерили их непечатным словом за откровенное рвачество. Но, как говорится, вольному — воля, и никто не виноват.
    Времена изменились. Теперь не надо стоять в унизительных очередях и рыскать по "барахолкам” в поисках любимых книг. Сейчас их купить намного проще, и к тому же выручит Интернет, где есть практически всё, что душе твоей угодно. И всё же, когда берёшь в руки настоящую книгу, ощущение совсем иное.
    Недавно в издательстве "Северный Казахстан” вышел в свет поэтический сборник "Жемчужная поэзия Казахстана”. В нём объединились сорок три автора из разных уголков Казахстана, хотя в предисловии сказано, что их шестьдесят пять (!?) Название насторожило: уж очень оно показалось претенциозным, ибо обязывало составителя и всех участников коллективного сборника ко многому. Судя по звучному прилагательному, поэзия, представленная в сборнике, должна была быть очень высокого качества. Вступительная статья Михаила Кохновича, координатора объединения творческих инициатив и музыкально-поэтических клубов Казахстана, посеяла первые зёрна сомнения в предлагаемом названии сборника. Приводимая им цитата одного из авторов, вошедшего в сборник, гласила: "Время, вероятно, окристаллизовало, как жемчужину в раковине улитки, жизненный опыт, и я достал со дна души эти жемчужинки, превратил в стихи”. Вообще-то, подумалось, только читатель может делать такой вывод. А во-вторых, жемчужины рождаются в морских и речных раковинах, но никак не в улитках. И к тому же перлы — суть жемчуг — субстанция гладкая, в основном шаровидная и образуется посредством наращивания слоёв перламутра вокруг инородного тела. Неточность образа породила "перл”, вызывающий лишь лёгкую иронию. При детальном знакомстве с представленной на суд читателя поэзией эта ирония лишь усиливалась. И было то досадно, что одной жемчужной мерой мерились имена людей разных весовых поэтических категорий.
    Составитель пишет: "Старательно подбирались произведения авторов по смыслу, по художественному воплощению, по темпераменту, по силе чувств и собственных переживаний авторов, акцент ставился на богатство словаря, на то, как автор воспринимает мир и как своим "голосом” излагает душевные переживания, рисует картины повседневной жизни”.
    Справедливости ради надо сказать, работа проделана действительно огромная. Организаторские способности составителя не вызывают сомнения. Собрать книгу стихов авторов со всех концов страны — дело нелёгкое и к тому же весьма благородное. Тем более издавалась она на деньги спонсоров, которых тоже нужно было найти, и стоит выразить благодарность М. Кохновичу как энтузиасту и неравнодушному к поэзии человеку. А заодно нужно выразить благодарность меценатам, ведь далеко не каждый из них готов раскошелиться на дело, априори не сулящее дохода. Увы, таковы реалии сегодняшнего дня: все считают деньги, и не каждый потенциальный спонсор способен на безумство. "Безумству храбрых поём мы песню”, как писал буревестник советской литературы Максим Горький. Спасибо вам, добрые люди. Да не оскудеет рука дающего.
    Но убеждения М. Кохновича о качестве проделанной им работы приводят к обратному выводу. Он состоит в том, что формированием подобного рода сборников должен заниматься не один человек, тем более в поэзии не профессионал, а серьёзная редакционная коллегия, которая бы отделила зёрна от плевел или жемчужины от "перлов”. Есть и серьёзные претензии к издательству, о которых будет сказано в конце.
    Что толку махать кулаками после драки, когда сборник вышел и остался в истории. По мнению читателей, тех, кто даже бегло ознакомился с содержимым сборника, его надо было назвать по-иному, ибо представленная в нём поэзия качества полярного: от маленьких шедевров до больших опусов на фоне преобладающей серости, а порой и откровенной самодеятельности, нивелирующей имидж русской поэзии. К этому выводу пришёл и главный редактор казахстанского литературно-художественного и общественно-политического журнала "Нива”, мэтр поэзии Владимир Романович Гундарев, с мнением которого считаются литераторы самого высокого полёта не только в нашей стране, но и за её пределами.
    Хорошие стихи в сборнике есть, что, безусловно, радует искушённого читателя, а иначе и быть не могло, ведь не оскудела наша земля на таланты.  С наслаждением читаются строки Надежды Черновой, чьё творчество вошло в золотой фонд казахстанской и русской поэзии, Татьяны Азовской, Юрия Кулинича. Приковывают внимание стихи Михаила Сербина, Ивана Кандыбаева, Владимира Зиманова, Владимира Чередника, зрелых поэтов, чьё творчество знакомо читателям по их сборникам и публикациям в республиканской печати. Радует творческая позиция Анатолия Лукичева, Галины Вишняковой, Ивана Елефтериади, Татьяны Булановой, Александра Каркавина, Татьяны Вед, Ирины Иверской, Ирины Дивной, Елены Павлиной, Иосифа Брейдо, Алексея Беломестнова. И пишут нормальным русским языком, и образы создают интересные, и проглядывают сквозь строки их обнажённые души. А вот с остальными авторами сложнее, ибо их творчество оставляет весьма неоднозначное впечатление. Этому способствует многое.
    Во-первых, составитель явно недоработал с визитной карточкой авторов. В книге нет ни портретов, ни биографических справок, что гораздо облегчило бы понимание представленного творчества поэтов во времени и пространстве. Только чутьё помогает определить их возраст, но это под силу не каждому. А ведь это имеет большое значение при оценке "культурологических” основ их творчества.
    Особняком в этом списке стоят два очень интересных автора — Эльмира Агажанова и Евгения Мухина. Многие их стихи написаны в легко узнаваемой ахмадулинской манере. Похвально стремление следовать высоким образцам. Но если у гениальной Беллы Ахмадулиной удивительная мелодика стиха сочетается с изысканной, аристократической речью, понятной, между тем, и "королям” и "нищим”, то у её молодых последовательниц та же мелодичность сочетается с безудержной словесной эквилибристикой, громоздкими наворотами, которые невозможно понять даже после нескольких прочтений. А ведь главная особенность гениальных стихов — в их простоте и доступности понимания, как для богемы, так и для рядового школьника. Сравните. Б. Ахмадулина:
    Мне нравится, что вы больны не мной.
    Мне нравится, что я больна не вами,
    Что никогда тяжёлый шар земной
    Не уплывёт под нашими ногами.
    А это Эльмира Агажанова:
    Всё — глупо. Вы сказали — глубоко.
    Жест — с глаз долой, вам показалось — в око...
    Жестоко объясняться за чертой
    На пальцах и шипах чертополоха.
    Расплата — проба золота у рта.
    Сок — по губам прочтёте вы — кровища.
    Сокровище — делимость пополам,
    На пол — в уме, вы посчитали — нищий.
    А это Е. Мухина:
    Я узнаю тебя по неровному почерку крови,
    Шелестенью деревьев на слепо открытой странице,
    По безвестной гравюре времён королей и героев,
    По узору, по шелесту крыл неприкаянной птицы.
     Кстати, многие авторы грешат явной заумностью, совершенно неуместной при создании поэтического образа, который не только не выигрышен, а зачастую просто смешон. У той же Эльмиры Агажановой есть такие строки о родной земле:
    Есть шестая шестых в межполосье вселенского флага,
    Там медовая воля лохматит загрив стригунка,
    Из пастушьей сумы проливается белая влага
    По стальным сухожилиям пальцев и нитям клинка.
    Если это перевести на нормальный язык, то речь идёт о некоей земле на карте мира. Лохматиться может только грива, а не загрив (производное от загривка). Белая влага — это молоко, кумыс или айран. Проливаться она должна, следуя правилам русского языка, на что- то, а не по чему-то, и тем более не на сухожилия, которые находятся под кожей. А нити клинка — на русский не переводится. Может быть, это канавки, тогда понятно. А может, это клинок, сплетённый из нитей? Зачем такой нужен? Одним словом, перебор. Русский язык настолько красив и богат, что не нуждается в сомнительных инновациях. Я уверен, что у Эльмиры и Евгении — большой потенциал, которым надо правильно распорядиться.
    Этим же потенцалом должен подорожить Олег Осинцев, чтобы не растратить во внешней эффектности движения поэтической души коэффициент её полезного действия. Вряд ли перегруженная абстрактными и надуманными образами поэзия тронет сердца читателей, особенно если ими злоупотреблять из стихотворения в стихотворение. Не знаю, выработанный ли это стиль или ещё только поиски своего голоса, но что-то в его стихах раздражает, несмотря на одарённость:
    В катакомбах сердечных созревают строчки-лучи.
    Поезд, будто шампур, на себе уплотняет пространства.
    Видеть в радости боль, в боли — истину свет научил.
    Километры в ничто — казны неорбитной растрата.
    Сергей Шевченко тоже из генерации любителей словесного эквилибра. Что-то есть в его стихах от молодого Вознесенского. Но слишком хулиганить нельзя, себе дороже выйдет.
    Напьюсь и набьюсь в зеркала.
    Оставленный крик: "Скажите, где Кэрролл?”
    Цикадою морщится вешняя мгла,
    Цикутою мается внешняя сфера.
    Хорошие стихи пишет Аскар Тугельбаев, душевные. Читаешь их с интересом, радуясь удачным творческим решениям. Но не может, согласитесь, не вызвать ироничную улыбку его перл, который обязательно оценит пародист:
    Я верю — мать мою купали в росах,
    Отца, возможно, тоже окунули.
    Со мною поступили очень просто:
    Под краником в роддоме сполоснули…
    С тех пор я вырос, стал большим и взрослым,
    И только нынче стало сниться мне,
    Что я, рождённый и умытый в росах,
    Жизнь прожигаю по уши в дерьме.
     Много в сборнике стихов проходных, безликих, невыразительных, и на них не хочется останавливаться. Они больше предназначены для общего веса издания, чем для усиления его качества. Но печалит другое. Слабых стихов, а иногда и откровенных поделок, к сожалению, более чем достаточно, и вот они-то по-настоящему портят благую попытку показать истинный блеск казахстанской поэзии. Стразы тоже блестят, но это, согласитесь, подделка. Искусственный жемчуг — не чета настоящему. И в этом вы убедитесь, вчитываясь в "перлы”. Вот что написал, к примеру, Александр Ломакин:
    Предтеча — в сечу, народ — на вече,
    Мирские — в дури, святые — в бури.
    Мёртвые — в грех, искать потех,
    Живые — в Свет — искать ответ…
    Воскреснет Свет! Эпоха стоп!
    Лучам — Завет! Страстям — потоп!
    Из этой абракадабры призывов и лозунгов невозможно понять, что вообще хотел сказать автор.
    Или попробуйте вникнуть в "Наказ” Юлии Андриенко:
    Не дайте пить с засухи —
    Жажда не замучит!
    Не дайте есть с полухи —
    Голодом морить.
    Не дайте пасть падучею —
    В поле волоките…
    Не дайте слёз жалеючи
    Ваятелю в граните!
    Нужно сказать, что многие авторы особо себя рифмами и смыслом не утруждают. А зачем? И так сойдёт. А в итоге получается, как у знаменитого носовского Незнайки: рифма есть — смысла нет, смысл есть — рифмы нет. А если нет ни того, ни другого, как в приведённых примерах? Вот типичный образчик обращения с рифмами и смыслом из творчества Татьяны Марсал:
    Ведь каждый прав — живая дышит грязь,
    Столь остро, с терпким запахом земли,
    Размятая меж пальцами, она уравнена
    С местоименьем "Мы”.
    И так до бесконечности можно продолжать предложенный авторами видеоряд их особого зрения, осязания, обоняния. А где же их шестое чувство самохранения? Где та грань между подлинной поэзией и суррогатом, которую они пока не видят или не хотят видеть, пытаясь навязать читателю свою непогрешимость и занимаясь к тому же морализаторством, основанным на несформировавшейся личной этике и эстетике. Так, Ольга Коношкина пишет:
    Читаю поэтов прошедшего века,
    Учёных сегодняшних дней.
    Пытались они разглядеть человека
    В лавине безумных идей.
    И если Эйнштейн сам нашёл себе кару,
     о ведал о том Тициан,
    Когда создал он, подобно Икару,
    Судьбу и назвал "Себастьян”.
    Наука о нравах творилась Сократом.
    Её дополняем сегодняшним днём.
    Этичность открытий звучаньем набата
    Заполнить должна каждый дом.
    А что прикажете делать: радоваться "энциклопедичности” знаний автора или дать ему совет проштудировать всемирную историю, а заодно и всемирную поэзию, науку, культуру? Для чего? А для того, чтобы узнать хотя бы точное название картины Тициана, чтобы понять истинное величие и трагедию гениев, оставивших вечный след на земле, чтобы походя не срифмовать глупость, которую уже не вырубить топором, ибо та обрела материальность печатных строк в книге с громким названием. А ведь её будут читать не только наши современники, но и наши потомки, говоря о девальвации наших нравов, вкусов и мастерства.
    Когда-то Александр Сергеевич Пушкин написал:
    Мы все глядим в Наполеоны.
    Глядеть не запрещается, но при этом надо соразмерить свои амбиции с элементарной этикой естественного отбора стихов, предназначенных для печати. Или слабо поступиться амбициями в угоду призрачной славе? Или нужен редактор, который бы оставил в книге только жемчужины. Кстати, при формировании ожерелий из жемчуга идёт его тщательная калибровка и некондиционный продукт бракуется и отбрасывается беспощадно. Таковы законы качества.
    Есть ещё один повод для размышлений. Этот повод — русский язык. И говорю об этом не случайно, ведь сборник, как пишет составитель, приурочен к "Году русского языка во всём мире” и, конечно, в Казахстане”. Благое дело, но сделано оно настолько топорно, что даже оскорбительно по отношению к языку, являющемуся не только официальным языком нашей страны, но одним из шести официальных языков ООН. Где этот, тот самый "великий и могучий”, а главное, правильный литературный язык у отдельных авторов, полагающих, что знание грамматических конструкций — основы красоты любого языка, а русского в особенности, не обязательно? Маргарита Чечётко, видимо, чего-то недоучила, или ей так было удобно подстроиться под рифмы:
    Миновало две тысячи лет
    От Спасителя в мир наш прихода. (!)
    И с тех пор его милостью мы
    То ль живём, то ли попросту дышим.
    И на грани меж Света и тьмы (!)
    Неземные мелодии слышим.
    Выдав весьма сомнительную сентенцию относительно влияния Иисуса Христа на наше физиологическое существование, она ещё преподнесла урок неграмотного оформления мыслей на языке, над которым и так откровенно глумится современная молодёжь, подменяя его вульгарным сленгом. Маргарите бы защитить его, но силёнок не хватило в угоду рифме. Правильно по-русски говорят: с момента прихода в наш мир Спасителя, ли со дня прихода Спасителя в наш мир. В данном же случае неуклюже-корявая инверсия — пример элементарной неумелости. Читаем: на грани меж Света и тьмы. Да нет же. Правильно говорится — на грани меж светом и тьмой, или на грани света и тьмы! Это же элементарно. Впрочем, она не единственная, кто грешит в текстах незнанием грамматики, синтаксиса и, простите, законов физики. Михаил Кохнович пишет в ностальгическом стихотворении о родных сердцу местах:
    Снег скрипел о санный полоз,
    Звёзды искрами за ним —
    Серебрились, разлетались
    И душа моя металась,
    Где давно деревни голос
    Не говаривал с моим.
    Смею заверить, что снег скрипел под санным полозом, а не о санный полоз, и снега, видимо, было мало настолько, что полозья касались какой-то очень твёрдой субстанции, высекая при этом, по закону трения, звёзды искр, если на то пошло. Или снег был искристым, что более правдоподобно. И как бы грамотно и в смысловом, и в грамматическом смысле была бы построена замечательная, на мой взгляд, фраза, если бы была зарифмована так:
    Ведь давно деревни голос
    Не говаривал с моим.
    Измени всего лишь одно короткое слово, — и не будет противоречий с точки зрения русского языка. О пунктуации в сборнике я вообще не говорю: в нём царит полная вакханалия и торжествует беззаконие по отношению к знакам препинания. Но чья это вина, порассуждаем ниже.
    Знаете, я поймал себя на мысли, что всё время употребляю термин "автор”, а не "поэт”, ибо было бы оскорбительным для русской поэзии употребление высокого слова, за которое заплатили высокой ценой классики и современники. Многим из авторов ещё рановато выходить в "большой свет”. Оппоненты могут мне возразить, говоря, что надо давать дорогу молодым, и где, как не в сборнике, у них есть возможность засветить своё имя, получить трамплин для прыжка в большую поэзию. Если авторы талантливы, — пожалуйста, кто бы возражал. Так делал Владимир Георгиевич Шестериков, истинный поэт и умный редактор, который самым щепетильнейшим образом подходил к поэтическим публикациям, ставя перед молодыми (и не очень молодыми) авторами высочайшую планку ответственности за печатное слово, не давая им окунуться в ложный мираж самолюбования и беспощадно отсекая откровенную халтуру. А при этом говаривал: "Талантам нужно помогать, бездарности пробьются сами”. А потом, сделав паузу, продолжал: "Но без моего участия”. И был тысячекратно прав.
    Бог с ним, с ворчанием по поводу качества содержания книги. Она вышла, став событием в жизни молодых авторов. Будем считать, что мастера подставили им своё плечо, выдав им карт-бланш с надеждой, что со временем они поймут истинную сущность поэзии. В конце концов, на ошибках учатся. К счастью, пишущих людей у нас не становится меньше, и это радует. Будем надеяться, что, восходя на вершины поэтического слова, они не пренебрегут такими основополагающими для поэзии понятиями,  как рифма, ритм, а главное, смысловая глубина и образность, без которых стихов не получится и не родится " свой голос”, способный задеть за живое души читателей. Нужна кропотливая работа над Словом, заложенная в классическом реноме Владимира Маяковского:
    Поэзия — та же добыча радия.
    В грамм добыча, в год труды.
    Изводишь единого слова ради
    Тысячи тонн словесной руды.
    Хочется в связи с этим сделать перекличку времён и сверку позиций великого поэта и поэта, стремящегося к вершинам поэзии в наши дни. Вот как позиционирует себя Иван Кандыбаев, следуя непреходящим критериям поэзии и нравственной ответственности за поэтическое слово:
    Ищу в созвучиях согласья,
    Перебирая груды слов,
    Всё находясь ещё во власти
    Косноязычия и снов.
    Готовый вылезти из кожи,
    Мгновенье чтоб остановить,
    Когда-нибудь я в чувствах всё же
    Найду связующую нить.
    Чудесные открою двери,
    Во всём угадывая суть.
    Не потерять бы только веры
    В подаренный судьбою путь.
    Ах, если бы все авторы следовали этому принципу. Каким бы блеском засверкали жемчужины русской поэзии в Казахстане! Поживём — увидим.
    А теперь пришла пора поговорить об издателях, которые тоже приложили руку к оказанию "медвежьей услуги” авторам. Как ни печально об этом говорить, а придётся из уважения не только к слову, но и к делу. Чем хороша бывает книга? Тем, что в ней гармонично сочетаются и форма, и содержание. О содержании мы уже сказали. Это грех составителя. А куда девать грех издателя, легкомысленно не позаботившегося о своём имидже. Мне горько и печально об этом говорить, ведь марка издательства "Северный Казахстан” доселе была очень высока. Изданные им книги были шедеврами книгопечатания. А тут конфуз. А почему? А потому что в угоду автору и составителю сборника, потребовавшего ничего в нём не менять и не исправлять, выполнило только техническую работу, осуществив вёрстку и печать предложенного текста. Потому у дизайнера книги не было возможности найти более красочного и точного решения обложки, отсутствовал корректор, который должен был с совестливой ответственностью выправить все знаки препинания по законам русского языка.
     А впрочем, уважающий себя автор и сам должен присылать идеальные "рукописи”. Интересно, как отреагируют спонсоры, рассмотрев в деталях, на что потрачены их деньги. И что, самое главное, скажет читатель?

    г. Петропавловск.
    Категория: Критика и литературоведение | Добавил: Людмила (19.10.2011)
    Просмотров: 988 | Теги: Александр Курленя | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz