Четверг, 24.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Критика и литературоведение

    В. Коноплёв. «О, сколько нам открытий чудных...»
    № 6, 2011

    Эта публикация — продолжение исследований автором жизни и творчества
    Пушкина, а также результаты поиска памятников поэту. Начало опубликовано
    в №№ 7, 8 "Нивы” за 2009 год.

    Лёд и пламень

    (Пушкин и Гоголь)
    Александр Пушкин и Николай Гоголь — основоположники русской
    классической литературы. Две очень разные судьбы, и в то же время две
    удивительно взаимосвязанные истории жизни, творчества и бессмертия.
    Пушкин был старше Гоголя на десять лет. К моменту их встречи Алек-
    сандр Сергеевич — всеми признанный первый поэт России. Николай Ва-
    сильевич — мало кому пока известный автор. Темпераментный поэт-ро-
    мантик и меланхоличный малоросский прозаик. Что могло их объединять?
    Одно — страсть к писательскому творчеству. Сколько было вечеров, прове-
    дённых в совместных беседах с их общим другом Василием Жуковским!
    Взаимная приязнь опытных мастеров пера и юного многообещающего
    таланта сроднила их навсегда. Чем больше они общались, тем яснее осоз-
    навали скрепляющую их силу искусства слова.
    До встречи с Пушкиным молодой выпускник Нежинского лицея и не
    помышлял о писательской стезе. Скорее всего, именно задушевные встречи
    и беседы повлияли на выбор Гоголя, не ставшего ни чиновником, ни профес-
    сором, ни юристом, как мечтал. Он с головой ушёл в мир художественных
    образов и увлекательных сюжетов. Именно из-под пера Пушкина появился
    первый положительный с оттенком восторженности критический отзыв на
    произведения Гоголя: "Сейчас прочёл "Вечера близ Деканьки”. Они изумили
    меня. Вот настоящая весёлость, искренняя, непринуждённая, без жеман-
    ства, без чопорности. А местами какая поэзия! Какая чувствительность! Всё
    это так необыкновенно в нашей нынешней литературе…”. Это было благо-
    словение из уст всеми признанного сочинителя старшего поколения. Так
    было десять лет назад, когда Жуковский признал за юным Пушкиным пер-
    венство в поэзии и его благословил. Теперь преемником их славы становился
    принятый и оценённый ими Николай Гоголь. И что поразительно — никакой
    зависти к юному дарованию, никакого злопыхательства или непризнания.
    Только поддержка и помощь. Общеизвестный факт, что именно Пушкин по-
    делился с Гоголем сюжетами и "Ревизора”, и "Мёртвых душ”.
    Их личная привязанность и незримая зависимость была столь ве-
    лика, что после гибели поэта Гоголь, находясь в Италии, писал: "Моя
    жизнь, моё высшее наслаждение умерло с ним. Мои светлые минуты
    моей жизни были минуты, в которые я творил. Когда я творил, я видел
    перед собою только Пушкина… Ничего не предпринимал, ничего не пи-
    сал я без его совета. Всё, что есть у меня хорошего, всем этим я обязан
    ему… Что теперь жизнь моя?..”.
    Как исполнение клятвы, данной своему наставнику, дописывал Го-
    голь "Мёртвые души”. И всё! Со смертью Пушкина Гоголь, несмотря на всю
    свою оригинальность, не нашёл уже своего прежнего вдохновения, потому
    что потерял в Пушкине вдохновителя, доброго гения и для литературы умер
    вместе с ним.
    Удивительно много общего было в непохожести этих двух гениев. Каж-
    дый из них закончил лицей. Один в столице при Императорском Дворе,
    другой в украинской провинции. Кстати, если в Царскосельском лицее
    наказания розгами были запрещены, то в Нежинском их с полным воспи-
    тательным эффектом испытал на себе "Никоша” Гоголь-Яновский. Они оба
    прожили жизнь, не имея своего постоянного угла, кочуя с квартиры на
    квартиру. Страстный Александр, известный своими любовными похож-
    дениями, женившись, наконец, был счастлив в семье и с детьми. Гоголь
    избегал женского общества, так и не связав себя узами брака. Оба, лю-
    бимцы читающей публики, ставшие первыми профессиональными писа-
    телями России, кому литературный труд был и мукой, и хлебом насущ-
    ным, так и не стали от славы своей богатыми. Оба были первооткрывате-
    лями жанров: Пушкин написал роман в стихах — Гоголь поэму в прозе.
    Когда в 1862 году создавался величественный памятник в честь Ты-
    сячелетия России, среди писателей — славы российской — были изобра-
    жены в бронзе и Пушкин с Гоголем. И что удивительно, скульпторы-ваяте-
    ли поставили этих двух писателей рядом, правда, Пушкина лицом к зри-
    телям, а Гоголя спиной. Они были очень разными и в жизни, и в творче-
    стве, как "стихи и проза, лёд и пламень”, неразрывно связанными даже
    причудами смерти. Они оба её искали: один постоянно вставая под пулю
    пистолета, другой заморив себя голодом.
    В 1931 году пришлось переносить некоторые захоронения от Данило-
    ва монастыря на Новодевичье кладбище. Когда вскрыли гроб с прахом Го-
    голя, там не оказалось головы (черепа) писателя. Пятьдесят лет хранили в
    советском государстве эту мистическую тайну, как и другую: о том, что
    при реставрации пушкинского склепа рядом с гробом поэта были обнару-
    жены череп и кости, до сих пор неизвестно кому принадлежащие.
    Николай Гоголь на протяжении всей своей жизни имел непреодо-
    лимую веру в огонь как очищающую стихию. Он сжёг после публикации
    весь тираж своей первой поэмы. В огне сгорела рукопись его единствен-
    ной трагедии. Пламя камина поглотило все его последние черновики
    вместе со вторым томом "Мёртвых душ”. На костре гибнет его героичес-
    кий Тарас Бульба.
    Но "рукописи не горят” — эта фраза принадлежит Булгакову, уди-
    вительнейшим образом связанного посмертно с Гоголем. В 1952 году в
    связи со столетием со дня смерти на могиле Николая Васильевича был
    установлен мраморно-бронзовый памятник-бюст, взамен старого гра-
    нитного надгробного камня. Его-то (камень) и выкупила Елена Серге-
    евна, вдова Булгакова, и попросила установить на могиле мужа. Время
    стёрло высеченную когда-то на гоголевском надгробии надпись: "Горь-
    ким словом моим посмеюся”.
    Юмор, ирония, сатира, сарказм, наивный романтизм и непричёсан-
    ная правда действительности — всё есть в книгах Гоголя. И всё это в со-
    четании с удивительной авторской грустью. "Ни я сам, ни сотоварищи мои
    не думали, что мне придётся быть писателем комическим и сатирическим”.
    Не всем, конечно, по нраву были "горькие слова” комедиографа. Незаслу-
    женные укоры светской публики, видевшей намёки на себя в комедии
    Гоголя, больно ранили болезненное самолюбие автора. За злые эпиграм-
    мы не любили и Пушкина. Но дело в том, что Гоголь мог себе позволить
    развеять грусть поездкой за границу, а Пушкин был "невыездной”. Одна-
    ко судьба и в этом связала собратьев по перу. В Риме, в одном из красивей-
    ших парков Вилла Боргезе, установлены бронзовые памятники двум рус-
    ским писателям. Они удивительно похожи. Восседают на скамье. Один с
    пером в руках, другой с комической театральной маской. Опять они ока-
    зались вместе — великий наставник и гениальный ученик.

    Неожиданный Пушкин


    (И вновь о памяти и монументах)
    За последние годы в России, на постсоветском пространстве, в стра-
    нах дальнего зарубежья появилось много разнообразных скульптурных
    изображений Александра Пушкина. Обычно это традиционные бюсты или
    фигуры во весь рост. Но есть и абсолютно оригинальные, удивительные
    плоды фантазии современных художников.
    Челябинск украшают четыре изваяния великого поэта. Но самой тро-
    гательной, необычайно лирической композицией является ансамбль в
    парке имени Пушкина. Напротив монументального поэта навечно засты-
    ла красавица Натали, окружённая тяжёлой колоннадой и чугунной огра-
    дой. Он — застывший на колонне в бронзовом бюсте. Она — на брусчатке,
    в шикарном платье, слегка опершись на скамью. А между ними всего лишь
    небольшая, в несколько шагов, но навсегда непреодолимая площадь.
    В Михайловском, родном имении Пушкиных, а теперь в музее-запо-
    веднике, на одной из аллей прямо среди цветов расположился юный Алек-
    сандр — лёжа. Скульптурных памятников, где поэт находится в горизон-
    тальном положении, мне известно ещё несколько. В Москве, в одном из
    арбатских двориков, возлежащий в креслах; в Боровске и Болдине он, ещё
    ребёнок, прилёгший рядом с няней; в Приволжске — свободно раскинув-
    шийся на скамье перед домом культуры и вальяжно устроившийся перед
    входом в библиотеку белорусского Новополоцка.
    Из полутора сотен разнообразных бюстов наиболее неожиданный
    установлен в Лос-Анджелесе (о нём я рассказывал в главе "За океаном”). И
    ещё одно необычное изображение — прозрачный памятник — стоит в
    Москве, на улице Тухачевского. Постамент и знаменитый профильный
    автопортрет поэта сплетены из металлических полос.
    Ежегодно с весны и до поздней осени в столице Мордовии, Саранске,
    посетителей городского парка отдыха встречает цветочный Пушкин, вы-
    ложенный прямо на клумбе.
    А есть памятники, где Пушкин второстепенное действующее лицо.
    Таков, к примеру, памятник в городе Сорочинске Оренбургской области,
    он посвящён повести "Капитанская дочка”. На набережной Невы в Петер-
    бурге лежит огромная мраморная книга с текстом из поэмы "Медный всад-
    ник” на развёрнутой странице.
    Использовать имя Пушкина в коммерческих, политических и утили-
    тарных целях стали ещё в 19-м веке. Накануне столетия со дня рождения
    поэта в России появились папиросы и табак "Пушкин”. А сегодняшние
    предприниматели придумали пепельницу с изображением Александра
    Сергеевича. О разнообразной посуде с силуэтом поэта и напоминать не
    стоит. Медали, значки, брелоки, монеты, марки, конверты, открытки с
    портретами Пушкина давно уже стали предметом коллекционирования.
    Среди экзотического использования имени поэта, пожалуй, самое неожи-
    данное применение нашла обувная промышленность, выпустив мужские
    ботинки "А ля Пушкин”.
    То, что имя Пушкина спекулятивно используется в корпоративных
    интересах, далёких от искусства, давно не раздражает вкусы невзыс-
    кательной публики, и мы спокойно покупаем конфетки с портретом по-
    эта или с образами из его произведений. Повседневная приятность,
    детская радость.
    Но вернёмся к мыслям о скульптурах. В советскую эпоху наибольшее
    количество памятников великому поэту было установлено (вы не повери-
    те!) в сталинскую эпоху. Конечно же, в большинстве своём они были гипсо-
    вые или бетонные, так называемые массовые модели. Но они были отра-
    жением той эпохи. Некоторые из памятников, к великому сожалению, раз-
    рушены, как не отвечающие вкусам современных эстетов-чиновников.
    И вот что настораживает. Не настигнет ли уничтожающая судьба се-
    годняшние памятники поэту, которые спустя полвека вдруг перестанут
    отвечать вкусам кого-то из власть имущих? Мы знаем имена археологов,
    кто раскапывает сокрытое в недрах земли. А стоило бы устанавливать
    мемориальные доски и с другим напоминанием: здесь находилось то-то,
    а разрушено это тем-то.

    "Ба! Знакомые всё лица!”

    (Об энциклопедичности "Евгения Онегина”)
    Перечитываю статьи В. Г. Белинского, посвящённые пушкинскому
    "Евгению Онегину”. Вдумываюсь в откровенный вывод великого разно-
    чинца: "Онегина” можно назвать энциклопедией русской жизни”. Бе-
    русь именно с этой точки зрения взглянуть на текст романа в стихах. В
    будущем будут мои размышления о времени, событиях, народности, о
    языке, а сейчас о множестве тех лиц, которых упоминает Пушкин в "Ев-
    гении Онегине”.

    ***

    "Энциклопедия” в переводе с греческого — "круг знаний”. В отличие
    от научных энциклопедических изданий, где публикуются статьи очень
    многих авторов, в интересующем нас художественном произведении
    только один автор, так что проблема энциклопедичности "Евгения Оне-
    гина” — в большей степени связана с энциклопедичностью знаний Пуш-
    кина. Потому В. Г. Белинский в своих знаменитых статьях и говорит о
    нём: "… можно указать слишком на немногие творения, в которых лич-
    ность поэта отразилась бы с такой полнотою, … как отразилась в "Онеги-
    не” личность Пушкина”. "Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его; здесь
    его чувства, понятия, идеалы”. И неслучайно среди знакомых и прияте-
    лей Онегина те, кто окружал самого Пушкина. Так было проще писателю
    рассказать о людях, их жизни, обычаях, традициях, мыслях, о времени,
    в котором он жил, то есть о 20-х годах XIX столетия. Из повествования мы
    узнаём о реальных людях, современниках Пушкина. Это П. КАВЕРИН,
    П. КАТЕНИН, Ф. ТОЛСТОЙ, Н. ЯЗЫКОВ. Среди московских знакомых
    Татьяны и ближайший друг самого Пушкина: "К ней как-то ВЯЗЕМС_
    КИЙ подсел”. А кабинет заглавного героя поэт наполнил книгами из сво-
    ей библиотеки. Молодого Евгения Онегина Пушкин водил по залам тех
    же театров, где бывал сам, отправлял в гости к своим знакомым, описы-
    вал застолье, уставленное им же самим опробованными блюдами. Всё
    это — реалии времени, причём для современников поэта они были мно-
    гоговорящие, узнаваемые, а вот для нас не всегда имеют отклик в памя-
    ти, не у всех вызывают длинный ряд ассоциаций. Но в том и гениаль-
    ность автора "Евгения Онегина”, что он незаметно для читателя запол-
    нил роман ароматом эпохи. Современное литературоведение способно
    даже спустя века открывать те детали, которые не понятны и не доступ-
    ны сегодня без разъяснения. Прав Белинский: поэт сумел намекнуть о
    многом. Этот намёк в 10-й главе "Онегина” был столь прозрачен, что Пуш-
    кин не рискнул её ни опубликовать, ни передать потомкам в первород-
    ном виде, зашифровав строки особым способом.
    Кстати, в первых изданиях романа поэт на месте имён современни-
    ков ставил или многоточие, или начальную букву.
    Но разве не понятны были современникам такие иносказательнос-
    ти поэта?
    "Певец пиров и грусти томной…”
    "Один под финским небосклоном…”
    О ком это? О другом опальном поэте, вынужденном нести военную
    службу в Финляндии, о Е. БАРАТЫНСКОМ. Не было дозволено открыто
    говорить о нём. Но между строк Пушкин намекнул о нём, как и об А. ГРИ_
    БОЕДОВЕ: "Талия тихонько дремлет…”.
    ТАЛИЯ — одна из муз, покровительница комедии. Этот жанр в двад-
    цатые годы не процветал, а пьеса "Горе от ума” запрещалась в печати и
    постановке. Дремала ТАЛИЯ вплоть до "Ревизора”, сюжет которого, кстати
    отметить, Гоголю подсказал Пушкин. Вот так одна строка вызвала у меня
    ряд ассоциаций.

    ***

    Читая роман в стихах, не раз сталкиваешься с именами мифологи-
    ческих богов. В чём здесь энциклопедичность Пушкина и его произведе-
    ния?
    Чтобы понять образность мыслей и намёки, которыми насыщен ро-
    ман, нам необходимо обратиться к справочникам, узнать, что означают
    греческие или латинские имена, названия. Александр Сергеевич неволь-
    но заставляет нас обогащаться знаниями, расширять свой кругозор. А для
    просвещённых соотечественников поэта эти знания были нормой. С од-
    ной стороны, увлечение литературой древних Афин и Рима было данью
    классицизму, с другой, в лицее, где учился Пушкин, да и в других учебных
    заведениях преподавались латынь и древнегреческий. Ещё не закончен
    был "Евгений Онегин”, в свет вышла "ИЛИАДА”, изложенная на русском
    языке Н. ГНЕДИЧЕМ, "ОДИССЕЯ” в переводе ЖУКОВСКОГО появилась
    несколько позже. Однако эти прославленные труды ГОМЕРА в первоис-
    точнике и на немецком в России читались издревле.
    Роман Пушкина усыпан именами из мифологии: ТЕРПСИХОРА,
    ЗЕВС, ФЛОРА, ФОРТУНА, ДИАНА, АПОЛЛОН и т. д. Но это не просто име-
    на — это образы. ТЕРПСИХОРУ — богиню танца — поэт упоминает в связи
    с балетом и прославленной Истоминой, сравнивая её движения с полётом
    пушинки, поднятой ЭОЛОМ — повелителем ветров.
    Об обширных познаниях Пушкина в области Древней Греции и Латин-
    ского Рима можно говорить утвердительно, перечислив хотя бы упомяну-
    тых в "Евгении Онегине” поэтов древности: ГОМЕР, ФЕОКРИТ, АПУЛЕЙ,
    ЮВЕНАЛ, ВЕРГИЛИЙ, ОВИДИЙ; исторических лиц и философов: РОМУЛ,
    РЕГУЛ, ГОРАЦИЙ, СЕНЕКА, ЦИЦЕРОН; знаменитых итальянцев: ПЕТРАР_
    КА, ДАНТЕ, ТОРКВАТТО, ТАССО; известных французов: КОРНЕЛЬ, РАСИН.
    В связи с древними именами позволю себе один пример из "Путеше-
    ствия Онегина”, в котором Пушкин завуалировал и шутку, и иронию. Поэт
    говорит об отдыхающих на водах: "Кто жертва чести боевой, / Кто Поче_
    чуя, кто Киприды…”. Как много рассказал поэт в двух строках о тех, кто
    приезжал на Кавказ лечиться, о сливках общества. О чём же мы узнаём?
    Жертвы чего торопятся "жизни нить в волнах чудесных укрепить”?
    Ещё не зажили раны у героев 1812 года, "жертв чести боевой”. Тут всё
    понятно. А ПОЧЕЧУЙ, КИПРИДА? Давайте обогатим свои знания и поди-
    вимся таланту Пушкина, двумя словами развенчивающего современных
    ему чиновников и светских прелюбодеев. ПОЧЕЧУЙ — так назывался ге-
    моррой — божество канцелярского образа жизни. КИПРИДОЙ величали
    АФРОДИТУ, в Риме именуемую ВЕНЕРОЙ, — богиню любви. Так вот кто
    отдыхал на водах Кавказа, жертвы геморроя и венерических заболева-
    ний. Об этом Лермонтов и в прозе не смог так откровенно сказать в своём
    "Герое нашего времени”.

    ***
    Говорить о том, что Пушкин был атеистом, я не берусь. Это очень тонкая
    вещь — отношение поэта к религии. Женившись, он, как и положено, вен-
    чался в церкви, носил сам крестик и крестил своих детей. Однако никто из
    современников, как Пушкин, не осмелился вывести в герои литературной
    сказки жадного, глуповатого и недальновидного попа. Кстати, сказка "О попе
    и его работнике Балде” так ни разу и не была издана при жизни автора. То,
    что поэт иронически относился к религиозности, доказывают некоторые
    строки из "Онегина”. Уже во второй строфе появляется фраза: "Всевышней
    волею Зевеса / Наследник всех своих родных”. Почему "ЗЕВЕСА”? Почему не
    "Бога”? Мелочь? Слово для рифмы "повеса”? Пожалуй, иное. Известно, что
    тогдашний московский митрополит ФИЛАРЕТ жаловался на поэта шефу
    жандармов БЕНКЕНДОРФУ. За что? А вот за эту строчку из романа: "И стаи
    галок на крестах”. Такое реалистическое описание церкви применил дерз-
    кий Пушкин, рисуя патриархальную Москву. Непозволительная вольность
    вызвала неудовольствие в среде священнослужителей, увидевших в этих сло-
    вах оскорбление святыни. Церковь давно преследовала сочинителя Пушки-
    на, она не могла простить ему скандально известной поэмы "Гавриилиада”,
    основанной на новозаветном сюжете, но фривольно трактующей непороч-
    ное зачатие Девы Марии. Нет секрета, что одной из причин увольнения по-
    эта со службы и ссылки в Михайловское было увлечение "афеизмом”, то есть
    атеизмом. Понятно, что в этих условиях для литератора Пушкина воля мифо-
    логического ЗЕВСА была ближе, нежели героев Ветхого или Нового завета.

    ***
    Действительно, как об энциклопедии, начинаешь думать о романе,
    когда выписываешь из него имена и фамилии. Их так много, что удивля-
    ешься, как сумел поэт наполнить своё повествование таким количеством
    имён, упомянуть о стольких людях своего поколения и поколения отцов?
    Не могу сдержаться, чтобы не огласить, хотя бы и неполный список по-
    этов, писателей, публицистов, экономистов, политических деятелей. ВАЛЬ_
    ТЕР СКОТТ, АДАМ СМИТТ, РИЧАРДСОН, БАЙРОН, БЕНТАМ, ГИББОН, МА_
    ТЮРИН, РУССО, ШАТОБРИАН, ДЕ СТАЛЬ, МАРМОНТЕЛЬ, ПАРНИ, ЛЬЮ_
    ИС, НОДЬЕ, ЛУВЕ_ДЕ_КУВРЕ, КОТТЕНЬ, МАЛЬФИЛАТР, НЕККЕР, СЭ,
    ПРАДТ, ШИЛЛЕР, КАНТ, ЛАФОНТЕН, МАНЗОНИ, ОЗЕРОВ, ДМИТРИЕВ,
    БОГДАНОВИЧ, ШАХОВСКОЙ, ШИШКОВ, ЛЕВШИН, ДЕЛЬВИГ.

    ***
    "Евгений Онегин” — роман о любви людей не выдающихся, это всего
    лишь история городского франта и сельской дворяночки. И тем удиви-
    тельнее масштабность изображения, широкий общественный фон, коли-
    чество действующих лиц. Если бы современный кинорежиссёр затеял пол-
    ную экранизацию романа, он стал бы подсчитывать, сколько же ему пона-
    добится актёров для изображения героев главных, второстепенных и мас-
    совки. При несложном арифметическом подсчёте окажется, что исполни-
    телей на роли действующих лиц пришлось приглашать бы не менее вось-
    мидесяти пяти, и помимо того организовать двадцать три массовых сце-
    ны с участием в них от пяти до полутысячи людей — это и балы, и теат-
    ральная публика, и толпы на базарах, и прогуливающиеся по бульварам.
    И каждому из них (по Станиславскому) следует придумать соответствую-
    щую и времени, и месту действия свою биографию. Вот я перечислю хотя
    бы несколько безымянных героев романа: кучер, лакей, швейцар, сосед
    в деревне, служанки на сборе ягод, жених Ольги, тётка_княжна, слу_
    га_калмык, князь_муж Татьяны, посол испанский. А сколько ещё и не
    придуманных, исторически реальных лиц: балерина ИСТОМИНА, рес_
    торатор ТАЛОН, балетмейстер ДИДЛО, актриса СЕМЁНОВА, друг по_
    эта ЧААДАЕВ. О каждом упомянутом в этой главе имени можно в действи-
    тельности найти статьи в разнообразных энциклопедиях и справочни-
    ках. Но все они объединены в одном романе Александра Пушкина.

    ***
    Собственно, что такое энциклопедия? Свод знаний, понятий, которыми
    мы постоянно обогащаемся, по которым мы ориентируемся в пространстве
    наук, ремёсел и искусств, имеем возможность сравнивать, сопоставлять. Как с
    энциклопедией мы сравниваем с "Евгением Онегиным” другие художествен-
    ные произведения критического реализма. С романом в стихах пришёл в нашу
    литературу типичный герой, представитель и выразитель идей определённо-
    го сословия. До ЕВГЕНИЯ ОНЕГИНА мы не можем назвать такого типического
    героя, после — сколько угодно: ПЕЧОРИН, ХЛЕСТАКОВ, ЧИЧИКОВ, РАХМЕ_
    ТОВ, ОБЛОМОВ, БАЗАРОВ, КАРАМАЗОВЫ, ГОЛОВЛЁВЫ и так далее. Все они,
    как и Онегин, вписаны в ряд большой галереи литературных образов и нераз-
    рывно связаны со своим временем, действуют в узнаваемых обстоятельствах
    русской реальности, говорят на чистом русском языке.

    Двадцать первый Пушкин

    (О памятниках Пушкину в Казахстане)
    По моим подсчётам, в Республике Казахстан в 2010 году был установ-
    лен двадцать первый памятник Александру Сергеевичу Пушкину, из них
    девятнадцать сохранились до сих пор.
    Впервые в Степном крае скульптура Пушкина появилась в 1937 году
    в Актюбинске. Это была массовая модель, какие в год столетия гибели
    поэта повсеместно устанавливали в Советском Союзе. И радостно, что спу-
    стя семьдесят два года скромный памятник — по-прежнему достоприме-
    чательность в городском парке этого областного центра.
    Из всех монументов, установленных в советскую эпоху, только в Ка-
    раганде и Петропавловске Александр Пушкин был изображён во весь рост,
    остальные памятники — это бюсты. Слово "были” относится к Петропав-
    ловску, где официально аким благословил разрушение скульптур русских
    писателей, среди которых и статуя Пушкина, исполненная по модели
    скульптора А. Мануйлова.
    А вот администрация Караганды приняла решение заменить гипсо-
    бетонный памятник на подобный ему, но вылитый в бронзе. И теперь един-
    ственный в Казахстане Пушкин-лицеист находится в сквере на проспек-
    те Мира шахтёрского города.
    К двухсотлетнему юбилею памятники поэту появились в старой и в
    новой столицах Казахстана. В Алматы был установлен поясной монумент.
    Гордиться нам или расстраиваться, что скульптор такие же точно извая-
    ния подарил ещё двум столицам: Мехико (Мексика) и Сантьяго (Чили).
    Зато вдохновенно шагающий Пушкин как единственный и неповторимый
    вариант застыл на постаменте в Астане.
    У памятников, как и у людей, есть своя судьба, своя история с при-
    ключениями и неожиданными поворотами. Вот одна из них. В 1999 году в
    тихом сквере юной Астаны на улице Пушкина был установлен необыкно-
    венный монумент. С тростью в одной руке и шляпой-цилиндром в другой
    Александр Сергеевич Пушкин замер в момент стремительного шага. Опи-
    раясь всего лишь на одну ногу, он, казалось, парил в воздухе. Установлен-
    ный невысоко, поэт, как и его творчество, был легко доступен окружаю-
    щим. Этого-то и не предусмотрели инженеры и архитекторы. Молодые
    люди в пылкости чувств, а скорее всего от невоспитанности, часто забира-
    лись на свободно висящую ногу и раскачивались на распростёртых руках
    бронзового поэта. Что только не предпринимали специалисты: и усилили
    сваркой треснувшие швы, и подставили опору под ногу, и установили до-
    полнительное освещение в ночное время — ничего не помогло. Памятник
    время от времени начинал падать, и в один из дней он совсем исчез. А
    через некоторое время был воздвигнут в другом месте, на набережной реки
    Акбулак в сквере перед университетом имени Л. Н. Гумилёва на более вы-
    соком постаменте.
    Можно наблюдать определённую закономерность — памятники Пуш-
    кину в большинстве своём устанавливаются не на широких площадях, а в
    скверах, парках или на зелёных аллеях, будь то в столицах, или област-
    ных, районных центрах, или в небольших сёлах, таких как, например, в
    Мырзакенте Южно-Казахстанской области или в Волошинке на севере
    Казахстана.
    В новом веке воздвигнуты пушкинские монументы в Таразе и Лиса-
    ковске, а совсем недавно ещё в Усть-Каменогорске и в Костанае. В Казах-
    стане уже становится традицией одновременно открывать памятники
    двум поэтам, символам национальных литератур — Абаю и Пушкину. И
    положили тому начало в Петропавловске.
    Двойные памятники — нередкое явление. Рядом с Пушкиным изоб-
    ражены, к примеру, Владимир Даль в Оренбурге, Крылов в Пушкино Мос-
    ковской области, Наталья Гончарова в Красноярске и Белгороде, Ершов в
    Ишиме Тюменской области, бабушка поэта в подмосковном Захарове, няня
    в Пскове, есть и польский поэт Мицкевич в Москве и Варшаве. Но все они
    современники поэта, вознесённые с ним на один пьедестал. А вот вели-
    кий Абай родился через восемь лет после гибели Пушкина. И тактичнее
    при всех условиях изображать казахстанского и российского поэтов врозь.
    Как это сделали в Усть-Каменогорске, в один день открыв памятники Абаю
    перед акиматом и Пушкину перед библиотекой. А вот в Петропавловске
    двух поэтов установили на один постамент. Но, в конечном счёте, скульп-
    тор — исполнитель заказа. Сказали вместе, значит, вместе. Только вот
    какое отношение к казаху и русскому имеет античная колоннада за их
    спиной? По-моему, никакого. Но главное недоразумение — расположение
    памятника по отношению к солнцу. В течение дня разглядеть лики поэтов
    невозможно, потому что дневное светило сверкает лучами им в затылок, а
    зрителю в глаза. В Усть-Каменогорске рассудили иначе и установили па-
    мятник Абаю лицом на юго-восток. И не важно, что спиной к областной
    администрации. В Петропавловске же поэты смотрят на окна акимата
    (или из окон любуются ими). Такова, наверное, была воля акима области
    Таира Мансурова, увековечившего себя в гравировке на мраморе рядом с
    именами скульптора и архитекторов как руководитель проекта.

    Полностью читайте на нашем сайте в формате PDF

    Категория: Критика и литературоведение | Добавил: Людмила (09.09.2011)
    Просмотров: 643 | Теги: Василий КОНОПЛЁВ | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz