Пятница, 21.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Критика и литературоведение

    Л. Аннинский. Дело не в нём, дело в нас
    № 4, 2011

    Крупный российский литературный критик, историк и футуролог,
    член редакционной коллегии хорошо известного всей современной библио*
    сфере журнала "Дружба народов” (Москва), обозреватель авторитетно-
    го исторического журнала "Родина” (Москва) не впервые со всей присущей
    ему обстоятельностью и творческой зоркостью размышляет над приме-
    чательными произведениями давнего автора "Нивы”, известного истори-
    ка, прозаика, публициста Владислава Васильевича Владимирова.
    Предлагаем вниманию наших читателей очередную публикацию Льва
    Аннинского, снискавшего среди многочисленных почитателей его ориги-
    нального дарования титул "бесстрашного Виссариона (Белинского) на-
    ших дней”.

    Лев АННИНСКИЙ
    Дело не в нём, дело в нас

    "Пугачёвы приходят и уходят, а Россия остаётся”.
    Владислав Владимиров "Притяжение”

    Внимательный читатель знает, чью памятную фразу переверстал
    здесь знаменитый казахстанский публицист; я постараюсь это "притя-
    жение” объяснить. А пока из эпохи, когда "товарищ Эренбург упрощает”
    германский вопрос, вернусь в эпоху, когда вопрос стоит вовсе не германс-
    кий, и решают его отнюдь не публицисты.
    А кто?

    "Как тебя звать, Емеля?”

    Финальная ситуация в истории взаимоотношений Суворова и Пуга-
    чёва известна довольно широкому кругу историков и любопытствующих
    читателей, а вот первое знакомство великого полководца и великого само-
    званца известно куда меньше.
    Финальная ситуация — это когда Михельсон, разбивший и пле-
    нивший Пугачёва, сдаёт его Суворову для дальнейшего препровожде-
    ния к эшафоту, а Суворов, демонстрируя своё фирменное чувство юмо-
    ра, недоумевает, как везти- "в клетке, что ли?” и клетку, прицепившись
    к его шутке, немедля сколачивают... теперь эта клетка — в московском
    Историческом музее.
    Разговор же Суворова (ещё не генералиссимуса, а генерал-поручи-
    ка, но уже овеянного славой — за баталии с турками и польскими кон-
    федератами) и Пугачёва, уже не лжеимператора, а смутьяна, собрав-
    шего и потерявшего тысячные толпы приверженцев и прихлебателей,
    его теперь предавших), разговор этот реконструирован Владиславом
    Владимировым в первом томе Собрания его сочинений, который мне и
    хочется откомментировать.1
    Суворов теперь не сразу узнаёт в угрюмом пленнике того расторопно-
    го хорунжего, который когда-то, — на исходе очередной (пятой!) кампании
    против османов, — когда потребовалось допросить взятого в плен турка, а
    переводчика на месте не оказалось, — вовремя подвернулся и столмачил
    допрос, за что растроганный полководец обласкал его так-
    — Как тебя звать? Емеля? А знаешь, что это по-русски означает? При-
    ветливый. Понял? А меня Александром нарекли, что значит- защитник
    мужей. Обидят, к Александру беги! Защитит! Не к Александру Македонс-
    кому, ко мне беги!
    И дал приветливому Емеле серебряный рубль.
    Каким же чудом сохранил Пугачёв этот суворовский рубль в кровавой
    эпопее бунта, бог весть, но — сохранил. И при последнем свидании, уже,
    можно сказать, под стук сколачиваемой клетки, протянул дарителю, уг-
    рюмо объяснив-
    — Заберите обратно, Ваше сиятельство. Не принёс он мне удачи.
    — Ай-ай-ай! — захлопотал полководец, в полном соответствии со сво-
    им стилем хлопая себя по бёдрам. — Тот самый рубль! И ты его не пропил?!
    (Какое там "пропил”! Хранил как талисман, приносящий удачу! Да
    вот удача отвернулась). Велел полководец принести горячего чаю, напоил
    преступника и повёз на суд праведный.
    А мы теперь вернёмся к тому их первому контакту, когда надо было
    снять допрос с турецкого башибузука, и помог тогда Суворову никому не-
    ведомый хорунжий Емеля.
    Владислав Владимиров блестяще владеет материалом, но расходует
    его прицельно и экономно. И сообщает он нам в этот момент следующее.
    "... Суворов хорошо владеет европейскими языками, цитирует в раз-
    говорах и письмах Вольтера, Руссо, Монтескье, Лафонтена, Фильдинга...”.
    Ну понятно. Славный полководец среди своих чудачеств числит на-
    дежду, что потомство со временем признает его и как писателя.
    "... однако от языков восточных далёк”.
    А приветливый хорунжий — полиглот, что ли?
    Не полиглот. И даже, по видимости, не грамотей. Впоследствии (то
    есть в ходе следствия) от грамотеев в своём войске отречётся. Напрасно- и
    грамотеи были, и у самого язык подвешен. Помимо смачного разлюбезно-
    го русского мата — смолоду может объясниться "с татарами по-татарски,
    с башкирами — по-башкирски, с хохлами — по-украински”, и всё это —
    ещё до побега из крепости, в ходе выпрашивания милостыни под присмот-
    ром стражников (часть выпрошенного отбиравших).
    А уж в роли "государя Петра Фёдоровича” — "помимо турецкого, та-
    тарского, башкирского, польского языков знал даже несколько галантных
    выражений по-французски и по-немецки...”.
    Стоп! Вот тут-то, на немецкой ноте, и сделала боевую стойку госу-
    дарыня Екатерина Алексеевна, урождённая Августа-Софья-Фредери-
    ка, когда оренбургский губернатор Рейнсдорп переправил ей очеред-
    ную порцию перехваченной у Самозванца переписки, наткнувшись на
    эпистолу, написанную на её родном языке, она повелела немедленно
    выяснить, кто именно — сочинитель немецкого письма и откуда среди
    злодеев чужестранец.
    Сочинитель, переметнувшийся к злодеям, — Шванвич 2. Но дело
    не в нём, дело в том, почему так страшен был властям даже призрак
    2 Кто интересуется, может перечитать "Капитанскую дочку” — Пушкин вывел
    этого грамотея под именем Швабрина.
    европейского участия в Пугачёвской смуте, — неспроста немца Рейнс-
    дорпа "бросило в жар”, когда ему доставили перехваченное у пугачёвцев
    то самое письмо.
    Поневоле думаешь, что деятели, вроде бы затиснутые Историей в да-
    лёкий XVII-й век, предчувствуют, какое значение получат двести с лиш-
    ним лет спустя этнические гены.
    То есть, какое значение всё это приобретает сегодня, в XXI-м веке,
    когда национальное происхождение вылезает из-под эполет, камзолов,
    армяков, клобуков и мантий . Да что далеко ходить- теперь никто не упус-
    тит заметить, что Иван Иваныч Михельсон, числившийся по тогдашней
    шкале "немцем”, на самом деле эстонец. Да и Александр Васильич Суво-
    ров, по молве и самоаттестациям природный русак, имеет в жилах изряд-
    ную долю армянской крови...
    В условиях этнобесия наших дней это соблазнительно-важно!
    В век Екатерины важно другое- кому служишь; тут, как водится, вы-
    бор из двух возможных станов. Хотя и внутри "станов” свои градации. Сре-
    ди именитых русских дворян — не буквально, конечно, но по общей при-
    надлежности- партия "рюриковичей” и партия "чингизидов” (среди пос-
    ледних особенно известен Державин, прямой потомок тюркских ханов,
    рождением казанец, матушка, между прочим, сидит в казанской осаде,
    когда её сын, молоденький офицер, ещё не чает написать оду Фелице, а
    чает изловить Самозванца, и пробует, но без успеха, зато с успехом пишет
    и редактирует воззвания к смутьянам).
    Восток в этой Смуте представлен- башкирами, калмыками, тата-
    рами, казахами (по тогдашней ономастике — киргиз-кайсаками). За-
    пад, соответственно- французами, шведами, немцами... а если следо-
    вать тогдашней политкорректности, которую блестяще использует Вла-
    дислав Владимиров, то там "мстительные ляхи, фанатичные османы и
    хитрые галлы”...
    ... Из коих никто, как выясняется, за спиной Злодея не стоит и за
    ниточки не дёргает. Хотя в Питере всё время ищут, не стоит ли кто. Нету!
    Зато на Востоке — настоящая национальная радуга. Недаром при-
    ветливый Емельян смолоду толмачит по-басурмански. Судьба разворачи-
    вает-таки его в Степь.
    Не будем преувеличивать важность того факта, что сбежавший из ос-
    трога Пугачёв (ещё не ставший предводителем Пугачёвщины) первым де-
    лом рванул "в деревню, где живут татары”.
    "Странно было бы, если бы там обитали негры”, — философствует по
    этому поводу Владимиров, а объясняет сей факт вполне практическими
    соображениями-
    "То, что деревня была этнически однородной, оказалось на руку бег-
    лецам, русские, украинцы, немцы-колонисты непременно выдали бы бег-
    лецов кому следует. Но по обычаям мусульман и в ту пору любой гость почи-
    тался выше отца. Да и к тому же дело упрощалось тем, что эти гости пред-
    почли не задерживаться в татарском селе после оказанного им внимания
    с сытным угощением в придачу, а погони за ними никакой не было”.
    А что было — так это погоня за рекрутами-новобранцами впослед-
    ствии, так что на всём протяжении Пугачёвского бунта оба стана (и Госу-
    дарыня в Питере, и самозваный "государь” на Урале) внимательно всмат-
    ривались в "национальный вопрос”.
    Пробороздив все возможные архивы и пропахав бессчётное количество
    литературы за два с лишним века, включая ту, что была задвинута в совет-
    ские годы (когда хотели видеть в Пугачёве исключительно народного вожа-
    ка), Владислав Владимиров скрупулёзно выверяет реквизиции и грабежи с
    точностью до последнего вола или коня и мобилизации — с точностью до
    рекрута. Саксоны и конфедераты (немцы-колонисты и поляки-ссыльнопо-
    селенцы), сколь ни малыми количествами прихвачены были в оба стана, —
    исчислены тоже. Где кто сколько забрал, увёл, а чего не схватил — спалил. И
    со стороны "федеральной власти” (назовём её так), которая тоже кормится в
    Степи самохватом, и со стороны Самозванца, который напрямую зовёт к
    себе всех, кто горазд, а кто сопротивляется — тому петля.
    Если степняки и отвечают на все эти кровавые погромы, то далеко не
    всегда с ведома своих султанов и ханов, а если с ведома, то не от хорошей
    их жизни. Ибо и ханы-султаны крутятся и выкручиваются, как могут. И
    потому, что боятся раздразнить ту или иную сторону. И потому, что наде-
    ются извлечь выгоду у той стороны, с которой удастся поладить. Хан Млад-
    шего казахского жуза Нуралы, как может, держится центральной власти
    (при всех "неизбежных увёртках”),— а его двоюродный брат, хан Среднего
    жуза Досали, держит сына у Пугачёва в "аманатах”, надеясь с помощью
    Самозванца захватить место, спихнув своего брата.
    Вот так. Попробуйте бросить в любого из них камень. Во времена Ба-
    тыя русские князья ездили в Орду за ярлыками, подпихивая друг друга
    под ханский гнев, а теперь ханы засылают аманатов к русским во власть,
    подпихивая друг друга под гнев... чей? Императрицы? Или Пугачёва, кото-
    рый объявил себя императором?
    Вот и кружатся степняки, выживая в дикой ситуации, выжимая из
    ситуации что можно, и выжидая, чья возьмёт "у этих насмерть схватив-
    шихся русских”.
    А русские-то с чего схватились?

    Бегство в бунт

    А сказал же Суворов- обидят? Беги! Пугачёв и бежит. Бежит из-под
    стражи — в ту деревню, "где живут татары”. И что интересно- бежит он
    вдвоём с одним из стражников.
    "Совершенно неизвестна судьба стража, совращённого в бега Пуга-
    чёвым, — пишет Владимиров. — В любом разе среди его верных и невер-
    ных сподвижников этот человек не значится”.
    Хорошо сказано! "Не значится”, — потому что тут не столько личный
    выбор, сколько статистика. Два стражника назначены стеречь — один
    сбегает, изменив присяге, долгу (об убеждениях умолчу). Это ж, стало быть,
    половина контингента готова переметнуться!
    Куда? Куда выйдет! К Суворову не получается — так к кому угодно! К
    Александру Невскому! К Александру Македонскому!
    Подвернулся Пугачёв — бегут к нему. Оказался он "Петром Фёдорови-
    чем” — неважно! И зная эту склонность людей к побегу и бунту, вербует он
    всех подряд с успехом, который в свою очередь грозит новым, встречным,
    обратным, двойным, тройным предательством. И сколько из навербован-
    ных им бунтовщиков переметнутся обратно в каратели — не угадать. Мо-
    рок перекупки висит в воздухе.
    "Из посланных на его разгром полутора тысяч донских казаков толь-
    ко 400 вернулись обратно, а остальные переметнулись на его сторону”.
    Другая сторона решает те же проблемы. Один из расторопных про-
    хиндеев по фамилии Долгополов (протеже Гр. Орлова!) обещает своему пат-
    рону, что яицкие казаки за мзду по сто рублей на брата "готовы скрутить
    самозванца и выдать его властям”. Враньё это или правда, лучше не спра-
    шивать, это и то, и другое, в зависимости от того, какое враньё на тот мо-
    мент окажется правдой.

    Полностью читайте в журнале или на сайте www.niva_kz.narod.ru в формате PDF.


    Категория: Критика и литературоведение | Добавил: Людмила (27.06.2011)
    Просмотров: 565 | Теги: Владислав ВЛАДИМИРОВ, Лев Аннинский | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz