Четверг, 24.08.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [55]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Критика и литературоведение

    И. Шухов. Загадка двух Васильевых
    № 5, 2010

    Начну с признания. Не предполагал я, что столетие поэта Павла Ва-
    сильева подвигнет меня на новые архивные разыскания.
    Отмечали юбилей в декабре 2009 года. Центром событий был Павлодар,
    где уже около двадцати лет работает Дом-музей поэта. В этом городе немало
    людей, для которых имя Васильева значит многое. С некоторыми из них я
    знаком уже немало лет. Дружеские отношения поддерживаем с директором
    музея Любовью Степановной Кашиной. С Наумом Григорьевичем Шафером
    — известным учёным-музыковедом, литератором и коллекционером...
    Началось всё с междугородного телефонного звонка. Любовь Степа-
    новна, взявшая на себя основные юбилейные хлопоты, предложила напи-
    сать о поэте для намеченного к выпуску сборника. Что я, не откладывая, и
    сделал: выслал почтой краткую, в несколько машинописных страниц, ста-
    тью "Земли казахской русский сокол”, включив в неё свеженаписанное
    одноимённое стихотворение.
    Упоминаю об этом потому, что всё в жизни взаимосвязано: статью
    прочёл Наум Григорьевич, всегда с доброжелательным интересом следя-
    щий за моими публикациями.
    Но — обо всём по порядку.
    Утром тридцатого декабря снова позвонила Любовь Степановна. Рас-
    сказала, как прошёл Васильевский юбилей. А потом спросила — читал ли
    я в журнале "Нива” статью Шафера "Максим Горький и Павел Васильев”?
    Сигнальный экземпляр "Нивы” со статьёй демонстрировал участникам
    торжеств главный редактор ежемесячника Владимир Гундарев.
    Нет, журнала я не видел: дойти в нашу "южную столицу” он к тому
    времени ещё не успел.
    — Вам обязательно надо найти и прочесть, — сказала Любовь Степа-
    новна. — Там про Павла тако-о-е написано!
    И тут же расшифровала эту экспрессивно произнесённую фразу.
    — Вы только посмотрите: Шафер делает ссылку на Горького и пишет —
    якобы Павел Васильев бил свою жену! Но ведь — не было этого! Как он мог
    бить жену Галину Анучину, от которой родилась его дочь Наталья?! Горький
    имел в виду другого Васильева — не Павла. Об этом сказала при нашей встрече
    в музее дочь бывшего редактора "Известий” Ивана Михайловича Гронского
    Светлана Ивановна — приезжала по нашему приглашению из Москвы.
    — Обязательно прочтите! — повторила Л. С. Кашина. — У нас тут
    васильеведы негодуют, хотят в прессе выступить.
    Она явно ждала моей реакции на это сообщение. Но я, не зная ста-
    тьи, не мог тут же встать на чью-то одну сторону и высказался в том плане,
    что обсуждение в печати делу не повредит, а поможет прояснить истину.
    Да, заинтриговала меня собеседница. Придётся только дожидаться,
    когда декабрьская "Нива” появится у нас.
    Но — вопрос в тот же день вдруг разрешился неожиданным образом.
    Вечером опять раздался телефонный звонок — и я услышал знако-
    мый, чуть глуховатый приветливый голос Шафера.
    Первым делом Наум Григорьевич сказал, что прочёл мою статью и она —
    в отличие от других — многословных, академически-сухих и наукообразных
    — была для него "глотком свежего воздуха”. Про стихотворение моё он не упо-
    мянул, и я не удержался — спросил. "Да-да, и стихотворение хорошее”.
    — А мою статью в "Ниве” читали? — послышался встречный вопрос.
    Тут я ответил так же, как Любови Степановне: непременно прочту, но
    пока придётся просто ждать.
    — А знаете, давайте поступим так: сделаю ксерокопию и вышлю сра-
    зу после праздника — третьего января.
    Замечательная черта — обязательность, отличающая людей глубоко
    интеллигентных! Не прошло и недели, как почтальонка принесла заказ-
    ную бандероль. Внутри оказалась помеченная именно третьим января
    открытка с добрыми пожеланиями по случаю Нового года и Рождества и
    аккуратно сброшюрованные скрепками страницы ксерокопии.
    Наум Григорьевич и раньше посылал мне ксерокопии своих журналь-
    ных публикаций, неизменно столь же аккуратно оформленные, и мы с
    женой с увлечением читали, а то и перечитывали его полные интересней-
    ших подробностей воспоминания о приезде в Алма-Ату в 19-4 году Михаи-
    ла Шолохова и другой, также насыщенный меткими наблюдениями и
    документальными свидетельствами ушедшей эпохи мемуарный очерк
    "История моих псевдонимов”...
    Поэтому, вскрыв бандероль, я незамедлительно принялся читать об-
    стоятельную, занявшую двадцать журнальных страниц шаферовскую ста-
    тью. Её герои — Максим Горький и Павел Васильев — личности для меня
    особые: оба оставили глубокий след в литературной судьбе моего отца —
    Ивана Петровича Шухова. Об этом — его воспоминания "Встречи с
    А. М. Горьким”, "В гостях у Е. П. Пешковой”, "Великий Учитель”. А с Павлом
    Васильевым, редкий талант которого отец боготворил, они были дружны и —
    более того — состояли даже в родстве: были женаты на сёстрах Анучиных —
    Евгении и Галине. Павла Васильева Иван Петрович считал лучшим совет-
    ским поэтом, о чём писал открыто и чуть было не поплатился за это головой…
    Но — как всё, однако, в жизни переплелось! Два дорогих для отца че-
    ловека, между которыми "век — волкодав” проложил трагический разлом.
    Что и послужило после их ухода — и служит до сих пор! — поводом для
    всяческих конъюнктурных, нередко абсолютно бесчестных трактовок и
    умозаключений.
    Скажем, в расхристанные девяностые годы пошёл жёсткий антигорь-
    ковский накат. В чём только не обвиняли Буревестника новоявленные
    историки и критики-либералы! Даже добились того, что всем знакомый
    характерный профиль Горького был убран с титула "Литературной газе-
    ты”, несмотря на то, что именно благодаря ему в начале тридцатых изда-
    ние после длительного перерыва было возобновлено.
    Тогда в газетных и журнальных публикациях и даже в солидных ака-
    демических томах появилось множество материалов, искажающих фак-
    ты жизни, общественной и творческой деятельности великого писателя,
    основоположника советской литературы.
    Мне, например, уже приходилось писать о хулиганской — иного слова
    не подберу — статье некоего И. Кондакова в энциклопедическом томе "Рус-
    ские писатели 20 века”, изданном в Москве в 2000 году. В статье этой немало
    места отведено роли Горького в литературной судьбе моего отца. Здесь с пер-
    вого же абзаца очевиден тенденциозный, недоброжелательный подход, что
    по определению недопустимо в энциклопедии. Но в конце девяностых годов
    стало возможным всё! Похоже, Кондаков, поступившись научными да и про-
    сто человеческими принципами, пошёл на сделку с совестью, лишь бы вы-
    полнить заказ своего академического начальства. Ведь и по сей день есть те,
    кому не даёт покоя шуховский талант, который напутствовал Горький.
    Назвав опус хулиганским, я ничуть не преувеличиваю. В самом деле,
    где это видано, чтобы в научной статье допускались бы в угоду заданной
    схеме подтасовки, искажение фактов, неточное цитирование, а то и при-
    писывание конкретным литераторам несуществующих высказываний в
    адрес фигуранта!
    Здесь и подхожу к магистральной теме нашего разговора. Пытаясь зани-
    зить горьковскую характеристику шуховского творчества, оклеветать писате-
    ля, учёный-пасквилянт идёт на следующий подлог. Он пишет: "Горький пола-
    гал, что менее грамотные люди не имеют права руководить более профессио-
    нальными и талантливыми литераторами, развернув в печати дискуссию "о
    языке”, апофеозом которой явилась серия его статей "Литературные забавы”
    (Правда, 193-, 18 и 24 янв.), в которой он не только резко выступил против
    засилья малограмотных писателей-партийцев, но и пренебрежительно ука-
    зал на ряд их выдвиженцев, плохо владеющих языком и отличающихся край-
    не низкой культурой…”. Завершается сей тезис фразой, словно полоснувшей
    по глазам: "Среди этой группы писателей фигурировал и Ш.”.
    Неужели?! Быть такого не может! Интуиция подсказывала, что здесь явно
    скрыт подвох. И, несколько забегая вперёд, скажу: к счастью, я не ошибся.
    Задавшись целью разыскать ту давнишнюю публикацию в "Правде”, я
    отправился в Национальную библиотеку. Мне повезло: нашлось всё, что было
    нужно. Внимательнейшим образом проштудировал "Литературные забавы”,
    на которые ссылается Кондаков. И — никакого "Ш.”, то есть Шухова, не обна-
    ружил! И сделал при этом такое открытие: прочитанные мною статьи, оказа-
    лось, были продолжением серии, а начало печаталось в "Правде” раньше —
    14 июня 1934 года. И заголовок был несколько иной — "О литературных заба-
    вах”. В этой большой, занимающей целую полосу горьковской статье много
    писательских имён. Но Шухов и здесь опять-таки не "фигурирует”.
    Поднялась же рука у горе-учёного приписать к тексту классика эта-
    кую злокозненную отсебятину!
    Поистине — дело случая. Не окажись в библиотеке газеты с этой публи-
    кацией — а такое тоже нередко бывает — не смог бы я найти истину. Но тогда
    и думать не думал, что позже "засекреченная” статья послужит главным ар-
    битром в прояснении ещё одной историко-литературной коллизии.
    … Итак, вскрыв бандероль, погрузился в чтение. В преамбуле
    Н. Г. Шафер пишет, что почти вся русская литература Казахстана выпес-
    тована и вышла на широкий простор благодаря инициативе и активному
    содействию Максима Горького. Подтверждение тому — имена Александ-
    ра Новосёлова, Антона Сорокина, Всеволода Иванова, Николая Анова, Сер-
    гея Маркова, Павла Васильева, Ивана Шухова.
    Однако пестовать — не означает только хвалить. В публицистичес-
    ких заметках Горького встречаются резкие суждения о современных ли-
    тераторах. Достаётся и Павлу Васильеву, который своими экспрессивны-
    ми поступками, граничащими порой с хулиганством, не единожды давал
    Алексею Максимовичу, рекомендовавшему поэта в Союз писателей, повод
    для жёсткой критики. В подтверждение чего Н. Г. Шафер приводит соот-
    ветствующие цитаты. И — одна вызвала у меня сомнение.
    "А вот — Васильев Павел, он бьёт жену, пьянствует. Многое мной в
    отношении к нему проверяется, хотя облик его и ясен. Я попробовал пого-
    ворить с ним по поводу его отношения к жене.
    — Она меня любит, а я её разлюбил. Удивляются все — она хорошень-
    кая… А вот я её разлюбил…”.
    Эти строки — из письма некоего партийца, переданного Алексею
    Максимовичу одним знакомым литератором.
    Комментируя текст, Наум Григорьевич пишет: "Давайте мысленно
    снова представим себе, какие мысли стали его одолевать, когда ему рас-
    сказали о несчастной жене Павла Васильева. В чём же смысл Октябрь-
    ской революции, раскрепостившей женщину? В чём нравственное пре-
    восходство социализма над дикими нравами прежней деревенской Руси,
    если даже член Союза советских писателей глумится над беззащитной
    женой? Имеет ли он право называться поэтом, несмотря на талант? И муж-
    чина ли он в конце концов, если бьёт слабую женщину?”.
    Когда я прочёл это, что-то подтолкнуло достать папку с ксерокопиями
    давних горьковских литературно-публицистических заметок. В высшей
    степени доверяя Науму Григорьевичу, решил всё же сверить текст с перво-
    источником.
    Перечитав "Литературные забавы”, процитированных слов об избие-
    нии я не обнаружил. Зато в статье "О литературных забавах”, напомню,
    опубликованной 14 июня 1934 года и занявшей в "Правде” вместе с фото
    Горького целую газетную полосу, встретил-таки строки, совпадающие с
    вышеприведённой цитатой. Всё — слово в слово — за исключением… име-
    ни фигуранта! В "Правде” текст выглядит так: "А вот Васильев Сергей, он
    бьёт жену, пьянствует…”. И далее — по тексту до конца абзаца.
    Вот так казус! Васильев — да, но другой: Сергей, а вовсе не Павел!
    Можно ли предположить, что в газете допущена была такая серьёзнейшая
    ошибка? Нет и ещё раз нет! Ведь публикации в "Правде” приравнивались, как
    замечает сам Н. Г. Шафер, к правительственной оценке, тщательнейшим обра-
    зом выверялись; за опечатки тогда грозили самые суровые кары.
    Дочитав статью, я тут же позвонил в Павлодар. Трубку взяла Наталья
    Михайловна: хозяина дома не оказалось. Сказав, что статья Наума Григо-
    рьевича мне понравилась — своей убедительностью, твёрдой авторской
    позицией в защите великого писателя от незаслуженных наветов и — как
    всегда — хорошим литературным слогом, добавил:
    — Правда, хотелось бы обсудить один момент…
    — А что такое? — насторожилась Наталья Михайловна.
    И я сообщил о своём неожиданном открытии.
    — Но ведь у нас есть текст! Наум Григорьевич давал всё по тексту!
    В этот момент появился хозяин, и я повторил ему только что сказанное.
    — Да что вы, Илья Иванович! Я же взял тот абзац из Собрания сочине-
    ний Горького. Вот он под рукой у меня, этот том — двадцать седьмой, вот
    статья "Литературные забавы”. Вот эти слова…
    Вполне можно понять чувства автора: цельная, выстраданная ста-
    тья — и вдруг такая крайне досадная неточность! Однако от факта никуда
    не уйдёшь — от первоначальной "правдинской” публикации.
    — Но всё же моей вины нет: я слово в слово воспроизвёл текст по
    книге. Вот только ошибка моя, о которой жалею: надо было дать ссылку
    на двадцать седьмой том. Обычно делаю ссылки, а тут… — голос собе-
    седника был полон горечи.
    Да, досадно! Хотя — вины автора здесь действительно нет. Если же ис-
    кать виновных — так это тех, кто пошёл на подлог в академическом собрании
    горьковских сочинений. Расчёт их, осуществивших подлую акцию, скорее все-
    го, строился на том, что ни Горького, ни Павла Васильева давно уже не было в
    живых. Надо было только поглубже спрятать концы, что облегчало и такое об-
    стоятельство: до второй половины пятидесятых годов прошлого века имя опаль-
    ного, загубленного режимом поэта оставалось под строгим запретом.
    Но — кому всё-таки понадобилась та подмена?
    И здесь на первый план выступает коллизия двух поэтов-однофамиль-
    цев, в которой главную роль сыграл, пожалуй, самый стойкий, неизжива-
    емый "человеческий фактор” — зависть и мстительность.
    Сергей Васильев был почти ровесником Павла. Писал стихи. В 1933
    году выпустил первый поэтический сборник. Павел был лично знаком с
    этим не отличающимся особым дарованием стихотворцем и при встречах
    не скрывал резких критических суждений об его опусах…
    Огласку получил такой случай: однажды они сошлись в московском
    ресторане. Разгорячённый спиртным Павел стал громогласно костерить
    Сергея и потребовал: смени фамилию, не позорь её!
    Естественно, тот стал огрызаться, и тогда Павел, схватив со стола та-
    релку, опрокинул содержимое на голову своего "противника”!
    Можно представить себе, какие чувства после той баталии испыты-
    вал стихотворец к своему безмерно талантливому, подававшему огромные
    надежды, бесшабашному сопернику!
    После трагической гибели Павла Васильева в 1937 году, литератур-
    ный путь поэта-однофамильца продолжался без творческих взлётов. Зато
    ему везло в другом — карьерном росте. В пятидесятых годах Сергей Васи-
    льев был крупным литературным чиновником, секретарём правления
    Союза писателей СССР. Понятно, имелись у него и весьма влиятельные,
    могущественные покровители. Словом, тогда настал самый подходящий
    момент отомстить за давнюю, но не забытую обиду. А тут — намечался
    выпуск очередного тома горьковских сочинений… Остальное было, как
    говорится, делом техники. Чтобы замести следы, издатели-злоумышлен-
    ники пошли даже на такое: перенесли часть текста из одной статьи в дру-
    гую. Заметки же "О литературных забавах”, содержащие тот самый разоб-
    лачительный для секретаря СП СССР абзац, были изъяты, от них оста-
    лось в комментариях одно только название. Не были они включены и в
    изданный вскоре после Собрания сочинений однотомник М.Горького —
    "О литературе”. Не найти тех заметок ныне даже в Интернете!
    Вот какие интриги разворачивались в те времена. Впрочем, времена
    тут, думается, ни при чём. Как заметил Владимир Солоухин, человеческая
    натура сходна с "чёрным ящиком” в самолёте: происходит катастрофа, лай-
    нер разрушается, а "чёрный ящик” остаётся невредимым. Неизменными
    остаются и далеко не лучшие свойства души. И в нашу либерально-демокра-
    тическую эпоху они, эти свойства, вовсе не сданы в архив. Свежий и весьма
    наглядный пример — приписывание тому же Алексею Максимовичу Горько-
    му чужих слов в упомянутом современном томе "Русские писатели 20 века”.
    И — устранять эти злоумышленные "ошибки”, дающие неверные ори-
    ентиры исследователям, похоже, никто пока не собирается. Но рано или
    поздно это будет непременно сделано. Ведь известно: со временем всё тай-
    ное становится явным.
    г. Алматы.
    Категория: Критика и литературоведение | Добавил: Людмила (14.11.2010)
    Просмотров: 723 | Теги: И. Шухов | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz