Воскресенье, 28.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Проза [82]
Поэзия [107]
Документальная проза [29]
К 65-летию Великой Победы [9]
Культура. Общество. Личность [36]
Публицистика [0]
Далёкое — близкое [9]
Времён связующая нить [4]
Критика и литературоведение [22]
Искусство [24]
В семейном кругу [21]
Детская комната «Нивы» [2]
Публицистика [15]
Cатира и юмор [10]
Наследие [9]
Актуальный диалог [1]
На житейских перекрестках [12]
Приключения. Детектив. Фантастика [25]
Наш общий дом [15]
Из почты "Нивы" [9]
Философские беседы [2]
Летопись Евразии [8]
Параллели и меридианы [8]
Природа и мы [6]
Краеведение [5]
Слово прощания [1]
Горизонты духовности [6]
История без купюр [5]
Творчество посетителей сайта [52]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения.
Стихи Владимира Гундарева [5]
Проза Владимира Гундарева [4]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » Статьи » Критика и литературоведение

    О. Григорьева. «Самый даровитый поэт...»
    № 6, 2010

    Неизвестная публикация о П. Васильеве

    Очень короткой была жизнь Павла Васильева. И кажется, что за пять-
    десят лет, прошедших после его реабилитации, уже изучен каждый шаг,
    каждое произведение поэта и публикации о нём... Тем не менее, случают-
    ся ещё находки!
    В Государственном архиве Российской Федерации (Москва) находит-
    ся большой архив Павла Николаевича Милюкова (1859—1943) — россий-
    ского политического деятеля, историка, публициста, теоретика и лидера
    партии кадетов. Он был министром иностранных дел Временного прави-
    тельства первого созыва (1917 г.), после революции эмигрировал, с 1921
    года жил во Франции. Интересен его архив тем, что в нём собрано множе-
    ство публикаций из эмигрантских и советских газет, посвящённых раз-
    личным событиям и политическим деятелям, актёрам, писателям, учё-
    ным. Эти газетные вырезки П.Н. Милюков собирал и систематизировал
    всю жизнь. Вот в этом архиве и обнаружила я две публикации о Павле
    Васильеве [фонд 5856 (Милюков П. Н.), опись 1, дело 494].
    Причём, если одна из них хорошо известна литературоведам — это
    статья в "Литературной газете” за 12 декабря 1933 года критика О. Бески-
    на (1) "На новую дорогу. О "Соляном бунте” П. Васильева”, то вторую наход-
    ку вполне можно назвать сенсационной — это публикация о поэте в аме-
    риканской газете "Рассвет” (2) в 1935 году, то есть ещё при жизни Павла!
    Вначале, коротко, о первой из них. 1933 год был для Павла Васильева
    плодотворным, богатым на события. В апреле состоялся его творческий
    вечер в редакции журнала "Новый мир”, в мае начинается публикация
    поэмы "Соляной бунт” в "Новом мире” (3). Поэт готовит к изданию книги
    стихотворений "Ясак”, "Песни”, "Книга стихов” (в свет они, к сожалению,
    так и не вышли), работает над поэмами "Одна ночь”, "Синицын и К”. Двад-
    цатитрёхлетний Павел в расцвете творческих сил!
    Статья Осипа Бескина, опубликованная в конце этого года, — типич-
    ная для советских изданий тех лет публикация о поэте, в которой, говоря о
    несомненном таланте П. Васильева, автор обязательно подчёркивает его
    "реакционные качества”. Вначале О. Бескин пишет о связи Васильева с
    Клычковым и Клюевым и призывает читателя глубже проникнуть в твор-
    чество "этого большого, но свыше меры неуравновешенного и буйного по-
    эта”. Нужно отдать должное критику — он глубоко оценивает своеобразие
    литературного метода Павла Васильева:
    "… Бросается в глаза огромная смелость, индивидуальная образность,
    свободное обращение с настоящей, материально ощутимой и всегда осо-
    бенной плотью вещей. Его поэзия вобрала в себя ценнейшее наследие на-
    родного творчества, но не как штамп. Он качественно перерабатывает это
    наследие, оно окрашивается его собственной богатой поэтической инди-
    видуальностью”. Павел Васильев, по словам критика, насыщает свои стро-
    ки "какой-то особой клейкой связанностью специфических образов, мета-
    фор и сравнений. Локальная обработка стиха у Васильева на огром-
    ной высоте, причём это не "приём”, а острое языковое чутьё, прекрасное
    освоение материала”. О. Бескин делает справедливый вывод: "Перед нами,
    безусловно, большой поэт…”.
    Но — как же без политической оценки! — "с неблагополучным со-
    циально-поэтическим происхождением, с реакционными срывами в
    прошлом. …Уж больно насыщено всё произведение ЛЮБОВАНИЕМ (в
    тексте статьи выделено чёрным. — О. Г.) ядрённостью, "богатырской”
    силой, лихой разудалостью, крепостью домовитых устоев казацкой
    жизни… Образно-поэтическая акцентировка такова, что это "любова-
    ние” подталкивает поэта на классово враждебные нашей революции
    позиции…”.
    Это ещё не травля, но уже ощутимые укусы, "резкие удары критики”,
    благодаря которым Павел должен был "перевоспитаться” — как писала в
    своей статье в "Литературке” 11 мая 1933 года Елена Усиевич (4). Травля
    началась 14 июня 1934 года, когда газеты "Правда”, "Известия”, "Литера-
    турная газета” и "Литературный Ленинград” синхронно публикуют ста-
    тью М. Горького "О литературных забавах”, в которой резко осуждалось
    поведение поэта… В январе 1935 года П. Васильев исключается из Союза
    писателей. 14 мая происходит известный спровоцированный скандал на
    квартире поэта Алтаузена. 24 мая 1935 года в "Правде” публикуется пись-
    мо двадцати советских писателей, призывающих "принять решительные
    меры против хулигана Васильева, показав тем самым, что в условиях со-
    ветской действительности оголтелое хулиганство фашистского пошиба ни
    для кого не пройдёт безнаказанным”.
    Состоялся суд, поэта приговорили к полутора годам лишения свобо-
    ды. Вот это событие и послужило основой для публикации в чикагской
    газете "Рассвет”. Статья "О поэте Павле Васильеве” печаталась в двух но-
    мерах газеты — за 19 и 20 августа 1935 года.
    Публикация открывает для нас тот факт, что в 30-е годы 20-го века
    Павел Васильев был известен не только в Советском Союзе, но и далеко
    за границей, за океаном — в Америке. Интересна, прежде всего, оценка
    творчества поэта, которую даёт автор А. Курилович, называя Павла "са-
    мым даровитым поэтом сегодняшней сов. России...”. И если в литерату-
    роведческом плане эта статья не относится к каким-то основательным,
    глубоким исследованиям, то, в отличие от рецензии Осипа Бескина, по-
    литические акценты в ней расставлены безошибочно… Думаю, неслу-
    чайно П. Н. Милюков выбрал для своего архива именно эти две публика-
    ции о Павле Васильеве, как наиболее показательные — для советской
    прессы и для эмигрантской.
    Кроме всего прочего, статья А. Куриловича свидетельствует о том, с
    каким пристальным вниманием, даже, можно сказать, с какой жаднос-
    тью — и с какой болью! — следили в эмиграции за тем, что происходит в
    России. Интересен и тот факт, что до Америки доходили не только цент-
    ральные, московские издания, но и "Сибирские огни” из Новосибирска!
    … Ещё два года оставалось до рокового 1937-го, а журналист "Рассве-
    та”, там, за океаном, словно предвидя раннюю гибель Павла, уже написал
    строку — "пал жертвой гнусного заговора”, написал о "советской "обще-
    ственности”, убившей поэта советской России, П. Васильева…”.
    Поймёт ли наконец Россия — хотя бы в год столетнего юбилея по-
    гибшего поэта, имя которого до сих пор окончательно не вынуто из заб-
    вения — какого певца она потеряла!..
    Категория: Критика и литературоведение | Добавил: Людмила (12.11.2010)
    Просмотров: 677 | Теги: Ольга Григорьева | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz