Простой, как песня - 29 Августа 2012 - Памяти Владимира Гундарева
Вторник, 21.02.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Новости Казахстана [5]
Новости планеты [5]
Памяти Гундарева [23]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 242
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » 2012 » Август » 29 » Простой, как песня
    10:02
    Простой, как песня
    У поэта Владимира Гундарева всегда было много читателей. Стихи его любили. А весь секрет в том, что читатель ищет в стихах понятные слова, простые, как в песне. Гундарев именно так и писал, и находил такие слова. Простые, да не простые. Был в них особый магнит, который даруется вместе с талантом, было дыхание глубинной, народной поэзии, бесхитростной, на первый взгляд, но достающей до сердца. Недаром его раннее стихотворение, написанное в начале 70-х годов прошлого века, «Деревенька моя деревянная» стало поистине народной песней. Ее поют до сих пор. В ней прославил он сибирскую деревню Кыштовку. Владимир Романович Гундарев – почетный гражданин Кыштовского района Новосибирской области Российской Федерации. Там он и родился, 19 июля 1944 года, перед самым концом войны, и перенес все тяготы послевоенной жизни.

    Но он был рожден от неунывающего, крепкого крестьянского корня и трудностей никогда не боялся, а еще он всю жизнь был романтиком. Это видно и по его стихам, и по его житейскому поведению. Именно романтика в 1961 году привела его, как и многих молодых энтузиастов, в Казахстан, в тогдашнюю столицу Целинного края – город Целиноград. Здесь он сложился как поэт, а в сложном 1990 году создал собственный литературный журнал «Нива», который сумел удержать на плаву, убеждая меценатов помогать литературе, выдерживая суровую конкуренцию на издательском рынке, привлекая в журнал лучших авторов Казахстана и стран СНГ.

    Журнал поначалу был региональным, а стал – республиканским. Помогали настойчивость, обаяние человека мягкого, искреннего и доброжелательного, а также, конечно, писательский авторитет и любовь к слову. Кропотливая, терпеливая, ежедневная работа с авторами не всем видна, но без нее невозможна успешная редакторская работа, которой Владимир Романович отдавал силы и время до последнего дня жизни. У «Нивы» – свои подписчики и читатели, журнал отмечен рядом зарубежных премий.

    Творчество самого Владимира Романовича тоже было отмечено и в Казахстане, и писательским сообществом СНГ: он стал лауреатом Международной литературной премии «Алаш», лауреатом Республиканской литературной премии им. Павла Васильева, награжден Пушкинской медалью, которую ему совсем недавно вручили в посольстве Российской Федерации в Астане за вклад в развитие культурных связей, за заслуги в области культуры и искусства, просвещения, гуманитарных наук и литературы.

    Владимир Романович прожил по нынешним временам короткую жизнь, и в то же время жизнь его была большой, наполненной, он многое успел, много написал. Писал до последних дней, несколько книг вышло совсем недавно. Он словно бы торопился исполнить задуманное. Он был полон жизнелюбия, несмотря на тяжелую болезнь сердца.

    Гундарев – автор более двадцати поэтических и документально-художественных книг, среди них такие известные, как «Деревня моя деревянная», «Зимопись», «Светлынь-река», «Ветка молнии», «Семь дней и вся жизнь», «В сердце и памяти поколений», двухтомник «Розы и полынь», «Душа стремится к небесам», «Без пяти двенадцать» и другие. Владимир Романович переводил поэтов Казахстана, Украины, Туркменистана. Его произведения переведены на казахский, украинский, немецкий, словацкий, корейский, французский, испанский, португальский и другие языки. Он был автором ряда сценариев кино-, видео- и телефильмов. Член Союза журналистов СССР (Казахстана), член Союза писателей СССР (Казахстана).

    У него были прекрасные замыслы, которые бы он выполнил непременно. Но – жизнь оборвалась. Он умер утром 25 августа. Умер мгновенно. Сердце остановилось. И в одной из последних его подборок в журнале «Простор» особой печалью пронизаны вот эти строки, которые звучат, как реквием:

    Белесое утро сливается с небом белесым.

    И утро, и небо совсем не имеют границы...

    А где-то в степи, а вернее, за степью, над лесом

    Нежданно и горько большие заплакали птицы.

    Струилось рыдание вместе с сияющим светом,

    Так в солнечной ткани – вплетенная нить расставанья.

    В поля уходил я, в заречные дали, но следом

    Текло, растекаясь, по августу это рыданье...

    И мы скорбим по тебе, Владимир Романович, и никогда тебя не забудем.

    Редакция журнала «Простор»
    http://www.kazpravda.kz/c/1346110679


    Категория: Памяти Гундарева | Просмотров: 992 | Добавил: Людмила | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz