На «Ниве» родной культуры - 14 Ноября 2011 - Памяти Владимира Гундарева
Суббота, 21.01.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Новости Казахстана [5]
Новости планеты [5]
Памяти Гундарева [23]
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 241
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » 2011 » Ноябрь » 14 » На «Ниве» родной культуры
    10:20
    На «Ниве» родной культуры
    Без малого двадцать лет в столице Казахстана Астане выходит «Нива» – русскоязычный литературный журнал. О том, какую миссию несёт такое издание и с какими проблемами поневоле сталкивается, размышляет основатель и главный редактор журнала Владимир ГУНДАРЕВ – поэт, прозаик, публицист, переводчик, член-корреспондент Российской академии поэзии.

    – Владимир Романович, как вы решились на переломе эпох, в 1990 году, основать такое недоходное предприятие, как литературный журнал?

    – Наверное, по простоте душевной. На протяжении многих лет творческая интеллигенция нашего края мечтала об издании литературно-художественных журналов. Первый номер «Нивы» вышел на плохонькой газетной бумаге, форматом «Юности», но меньшим объёмом. Мы наивно считали, что только цивилизованное общество в состоянии преодолеть кризис, вырваться из тисков противоречий, междоусобиц, хаоса, напряжённости в межнациональных отношениях. А без опоры на культуру – все усилия тщетны. Мы не поднимем страну, если не возвысим себя до высот духовности и нравственности. Самый страшный и опасный из дефицитов – это дефицит культуры. Он порождает все остальные.

    «Ниве» на первых порах повезло. Мы встретили поддержку со стороны руководителей ряда властных структур, ведомств, предприятий, оказавших финансовую помощь. И в последующий период палочкой-выручалочкой журнала была спонсорская поддержка. Но с углублением экономического кризиса этот источник практически иссяк, и «Нива» оказалась на грани закрытия. Чтобы спасти журнал, сохранить в новой столице наше издание, АО «Республиканская газета «Казахстанская правда» в 1999 году сделало «Ниву» структурным подразделением. Важную роль в этом сыграл тогдашний главный редактор «Казахстанской правды», поэт и прозаик Валерий Михайлов.

    Журнал окреп, «потолстел», стал выходить ежемесячно в книжном формате, иллюстрированным. На его страницах освещались актуальные проблемы и достижения театра, кино, музыкального и изобразительного искусства. Правда, с начала 2003 года «Нива» снова существует в «свободном плавании» и в режиме жесточайшей экономии. Определённую финансовую подпитку редакция получает от Минкультуры и информации на основе госзаказа – через участие в тендерах. Но эти средства надо отрабатывать публикацией материалов общественно значимой тематики, к тому же их хватает лишь на то, чтобы покрыть убытки. Так вот и держимся. С моей точки зрения, проза, поэзия, критика, публицистика, художественный перевод с начала 90-х годов минувшего столетия до сих пор переживают трудные времена. И если русская литература ещё существует, то во многом благодаря подвижничеству её творцов, поскольку писательский труд ныне практически не оплачивается, в том числе «Нивой» и «Простором», выходящим в Алма-Ате. Нет материальных стимулов, нет авторского вознаграждения, нет поощрения премиями. Так что сейчас настоящая литература – удел энтузиастов, бессребреников и сумасшедших (о графоманах я не говорю). Утешает лишь то, что талантливые личности – как в поэзии, так и в прозе – у нас есть, вопреки всем реалиям действительности.

    – Журнал «Нива» удостоен международных наград. Расскажите, пожалуйста, об этом.

    – Есть такая международная организация Business Initiative Directions (B.I.D.) со штаб-квартирой в Мадриде. Её экспертная служба, состоящая из квалифицированных инженеров, экономистов, физиков, архитекторов, адвокатов, журналистов, социологов, психологов, исследует и изучает огромное количество частных и общественных источников по всему миру, включая СМИ. Под «прицел» B.I.D. попал и наш журнал, получивший все три награды в категориях «Золото», «Платина» и «Бриллиант». Мне трудно судить, за что «Нива» удостоена этой чести, но президент и генеральный директор B.I.D. господин Хосе Э. Прието уверяет, что награждённые компании являются моделью стремления к лидерству, новым технологиям и инновациям, служат примером для других предприятий в соответствующей отрасли.

    – Что такое сегодня русскоязычный литературный журнал в независимом Казахстане? Какой вы видите его миссию?

    – С самого начала редакция поставила перед собой благородные, скажем так, цели: содействовать духовному и нравственному возвышению личности, развитию культуры, воспитанию бережного отношения к богатому историческому наследию, вековым народным традициям и обычаям, укреплению дружбы народов, тесному взаимодействию и сплочённости между ними на казахстанской земле, взаимообмену национальными духовными ценностями в интересах всего населения. Журнал был призван выявлять и поддерживать литературные дарования, объединять вокруг себя творческие силы, давать дорогу молодым, расширяя их возможности для публикаций, печатать талантливые произведения, создаваемые на русском языке, а также переведённые с казахского и других языков.

    Конечно, одна из основных целей русского журнала в независимой национальной республике – поддержка и развитие русской литературы Казахстана, всего того, что составляет духовное, нравственное и интеллектуальное богатство второй по численности диаспоры в республике. В общем, если кратко сформулировать основную концепцию «Нивы», то её можно свести к известному крылатому выражению: «сеять разумное, доброе, вечное».

    Без ложной скромности скажу, что по существу алма-атинский «Простор» и астанинская «Нива» в какой-то мере отражают современный облик и процесс русскоязычной литературы Казахстана. В «Ниве» опубликованы роман Николая Верёвочкина «Человек без имени» (кстати, ставшего в прошлом году одним из лауреатов «Русской премии»), повесть Леона Костевича «Графиня, я стрелялся на дуэли» (он получил «Русскую премию» в этом году), роман Герольда Бельгера «Туюк су» (Герольд Карлович – замечательный представитель трёх культур: немецкой, казахской и русской), повесть Виктора Мосолова «Закон энтропии», поминальная повесть Владислава Владимирова «Михаил Николаевич» (о Тухачевском), повесть Маргариты Розен «Элемент неожиданности», документальное повествование Юрия Поминова «Хроника смутного времени», серьёзные прозаические произведения Владимира Третьякова, Адольфа Арцишевского, Александра Сергеева, Светланы Ермолаевой, Ильи Шухова, Николая Зайцева и т. д. В «Ниве» регулярно появляются превосходные поэтические подборки Валерия Михайлова, Любови Шашковой, Надежды Черновой, Ольги Григорьевой, Татьяны Фроловской, Владимира Шестерикова, Виктора Семерьянова, Василия Колина, Михаила Немцева, Сергея Лешакова, Иосифа Брейдо, Ольги Шиленко и других. Именно произведения этих авторов в поэзии и прозе определяют художественный уровень журнала.

    Следует иметь в виду, что у нас в республике много одарённых поэтов и прозаиков – казахов, пишущих на русском языке. Это наши постоянные авторы Бахытжан Канапьянов, Орынбай Жанайдаров, Фарид Байгельдинов, Амантай Ахетов, Марат Конуров, братья Марат и Июлай Масалины, Турсун Барлыбаев и др.

    Кроме того, мы охотно печатаем авторов, которых тоже можно считать «нашими»: они жили и работали в Казахстане, затем волею судьбы и обстоятельств оказались в ближнем и дальнем зарубежье – преимущественно в России и Германии. В частности, это Александр Шмидт, Леонид Биль, Виталий Штемпель, Евгений Мауль, Ольга Олгерт, Фёдор Фатин, Лиля Фогельзанг, Геннадий Гоц, Владимир Бояринов, Владимир Шемшученко, Николай Корнилов, Владимир Дегтярёв, Алексей Бусс, Пётр Кузнецов, Асель Омар, Евгений Курдаков, Геннадий Кругляков, Николай Скромный (к сожалению, последние трое уже в мире ином).

    Ныне у российских солидных литературных журналов в Казахстане (как и в других странах на постсоветском пространстве) по разным причинам очень мало подписчиков. Чтобы хоть как-то восполнить этот пробел, редакция «Нивы» старается укреплять плодотворные связи с деятелями культуры, литературы и искусства России, регулярно публикуя в журнале произведения видных русских прозаиков и поэтов: Валентина Распутина, Юрия Кузнецова, Владимира Личутина, Евгения Носова, Михаила Алексеева, Виктора Бокова, Льва Аннинского, Аркадия Кутилова, Анатолия Кима, Николая Переяслова, Александра Сегеня, Сергея Куняева, Владислава Артёмова, Николая Калягина, Виктора Брюховецкого, Николая Коняева, Дианы Кан, Евгения Семичева, Виктора Кушманова, Николая Дмитриева, Владимира Жукова, Бориса Лукина, Александра Ананичева, Станислава Золотцева, Татьяны Коти…

    – «Нива» тесно сотрудничала с зарубежными изданиями. Есть ли дальнейшие планы в направлении международного сотрудничества?

    – Хотя возможности у нас и ограниченные, мы эту линию будем продолжать. Прежде всего, развивать сотрудничество с «Дружбой народов». В самое ближайшее время представим читателям «Нивы» журнал «Радуга», выходящий на русском языке в Киеве, позже нашими гостями станут журнал «Арт» («Лад»), издающийся в далёком Сыктывкаре, «Волга. XIX век» из Саратова и курганский альманах «Тобол».

    – Какова редакционная политика журнала?

    – «Редакционный портфель» переполнен, что просто удивительно. Рукописи идут сплошным потоком, мы только отбираем из этой массы произведения, отвечающие нашим требованиям. В своей политике стараемся следовать традициям русской классической литературы. Современные изыски нас, честно признаться, не прельщают, хотя изредка мы всё же пытаемся дать читателю представление о направлениях сегодняшних поисков. Но у нас наложено табу на ненормативную лексику, полагаю, в литературе ей не должно быть места. Художественная литература и безнравственность – понятия взаимоисключающие. Кстати, «Нива», пожалуй, единственное издание в Казахстане, в котором по примеру «Литературной газеты» восстановлена в «правах гражданства» буква ё. Это тоже показатель отношения к «великому и могучему».

    – Вы – автор двадцати поэтических и художественно-документальных книг, вам принадлежат слова песни «Деревенька моя», которую когда-то пел весь Советский Союз. Работа издателя не мешает работе поэта?

    – Не просто очень мешает, а пожирает всё моё время. Из-за финансовых трудностей (а я не только главный редактор, но и учредитель журнала) в небольшом штате редакции только минимум технических работников. Поэтому сам читаю поступающие рукописи, в основном сам их редактирую, от первой до последней строчки прочитываю вёрстку каждого номера. Потому уже много лет я все выходные и праздничные дни провожу на работе. Даже на Новый год – 1 января – я тоже на своём посту в редакционном кабинете. Иногда урывками кое-что удаётся писать, исподволь появляются стихотворные строчки. Интересных замыслов немало. А вот сумею ли их реализовать – Бог весть. Впрочем, успел подготовить на следующий год очередной однотомник избранных стихов «Розы и полынь» (предыдущий – «Исповедь сердца» – вышел четыре года назад).

    – Вы сибиряк, русский поэт. Как произошло ваше «врастание» в казахстанскую почву?

    – В Целиноград я приехал, когда мне ещё семнадцати не было. Так что вся моя жизнь (за исключением трёх лет армейской службы в Баку) прошла на благословенной казахстанской земле. И «врастал» я в неё легко и непринуждённо, самым естественным образом. Мне очень повезло. Творческий путь я начинал корреспондентом радио, с репортёрским магнитофоном объездил необъятную степь, бывая и на самых отдалённых пастбищах у чабанов-казахов, и у новосёлов в целинных совхозах. Сама эпоха прикоснулась к моей судьбе. Я, как и многие сверстники, был охвачен романтическим созидательным порывом. Народ съезжался отовсюду, и целина провела своего рода естественный отбор. А знаменитые герои целины стали и моими героями.

    Мне было 14 лет, когда умер отец. И на руках матери, кроме меня, оставалось ещё трое мал мала меньше. Получается, что Казахстан усыновил меня. На ваши вопросы лучше всего отвечают, как мне кажется, такие строки:

    Здесь живут мои по духу братья,
    Нашу дружбу трепетно храня.
    Казахстан, раскрыв свои объятья,
    Родиной второй стал для меня.
    А с друзьями всякая невзгода
    Пылью рассыпается вдали.
    «Русский сын казахского народа», –
    Неспроста меня так нарекли.
    Здесь я крылья обретал и силы,
    Птицей плыл над степью в вышине.
    Но частица матери России
    Незабудкой навсегда во мне.

    Россия и Казахстан в моём сердце единое целое. И ощущаю я себя российско-казахстанским поэтом и гражданином.

    Беседу вела Асель ОМАР

    http://www.lgz.ru/article/id=6125&top=26&ui=1223546486856&r=530
    Категория: Памяти Гундарева | Просмотров: 3239 | Добавил: Людмила | Теги: Гундарев | Рейтинг: 1.5/2
    Всего комментариев: 1
    1  
    Интересный материал.
    Спасибо, Людмила!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz