Четверг, 27.04.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Конкурс на лучший короткий рассказ 2010 [25]
Наше творчество [39]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения
Конкурс "Мой родной дом" [20]
Памяти Владимира Романовича Гундарева 19 июля 2014 г. - 70 лет со дня рождения
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » 2013 » Декабрь » 13 » Стихотворения Асель Омар
    13:17
    Стихотворения Асель Омар
    КАШТАНЫ
    Алма-Ате

    В летнем городе гул, маета и бронхит,
    Только вечером в парке они замолчат,
    В сизых сумерках тонко и нежно горит
    Канделябром ампира каштана свеча.

    Так давай же забудем про лесть и хандру,
    Про печальную участь казаться милей,
    И в прекрасную мы вовлечемся игру –
    Менуэт воробьев, полонез площадей.

    И неоновым светом рекламных зарниц
    Этот танец проспект будет нам освещать.
    Лишь каштановый лист – след диковинных птиц –
    На асфальте серебряном будет лежать.

    * * *
    Охота. Тревога. Все дышит желаньем
    Добычи, погони, осенних полей.
    И воздух морозный расписан дыханьем
    Людей и горячих упрямых коней.
    Охотничьи дроги чернеют во мраке,
    И инеем стелется путь на поля,
    И с привязи рвутся борзые собаки,
    И солнце встает из кустов чингиля.
    Встревоженный топчется в путлищах беркут
    На сильной руке молодого ловца.
    Хозяйские ружья на солнце не меркнут
    Серебряным корпусом, полным свинца.
    Все стихло. Исчезла из глаз кавалькада.
    С добычей их ждет поутихший Акжал.
    Сынишка хозяйский внимательным взглядом
    Охотников долго еще провожал.
    О, если бы знали тогда эти люди,
    Какой же они покорятся судьбе –
    И ружья, и седла, и золота груды
    Наследники бросят в тени МГБ.
    Подобных картин сын потом не приметит –
    Охоты, борзых – никогда, никогда.
    А помнят, как жили старухи да степи,
    Да терпкая, стройная в поле джида.

    * * *

    Серый камень в наряде неоновом –
    Третий Рим замирает в ночи.
    И бензиновым, пасмурным оловом
    Твое вольное небо горчит.
    Добрый вечер, кручина старинная,
    Драгоценный пронзительный стих, -
    Не покину я, ой, не покину я
    Задушевных пределов твоих.

    Пусть с годами характер все тверже,
    Пусть природную мягкость хранит,
    Пусть она, как знакомый прохожий,
    Станет рядом на темный гранит.
    И торговою ношей согбенная,
    Да, рассыпав, поклоны кладет, -
    Там старухою жалость каленая
    По мосту, как по небу, идет.

    Взяв такси – на Большую Никитскую,
    Чтоб забыться на часик-другой.
    Там в кофейне о нежности чистой
    Прочитает поэт молодой.
    Снова музыкой сердце наполнится,
    Станет мне и теплей, и светлей,
    Так взмахни, городская бессонница,
    В небе крыльями голубей.

    СУМЕРКИ

    Туман. Собака у канавы,
    Пустынный дворик из окна,
    Куда бы деться, боже правый,
    От этих сумерек и сна.

    Замолкнет скоро бес столичный,
    И слог и ленится, и лжет,
    Да с улицы простой мотивчик
    Сбивает с мысли в свой черед.

    А счастье было рядом где-то,
    О нем подумаю с утра,
    В стекло, в своем стремленье к свету
    Все бьется, бьется мошкара.

    * * *

    Осень. Изморозь. Близость распада.
    Ожидание смерти в природе.
    Пишут тихо листы винограда
    Краткий очерк о прожитом годе.
    Вот теперь, когда сонные выси
    Наполняет живительный холод,
    Здравствуй, радостный бог Дионисий, -
    Ты, как прежде, и весел, и молод!
    И впустую прожитое время
    Начинает саднить, может статься,
    Время полного уединенья
    Лучше прочих любых констатация.
    Колизейский козел, дикий «трагос»,
    Пьяный, наглый, небрит, не подкован,
    И трагедий возвышенный пафос
    Вырастает из очень простого.
    Потому и в языческой пляске,
    В листопадном моем карнавале
    Трагедийные корни сквозь маски,
    Сквозь века каждый год прорастали.
    Это мой Новый год, междулетье,
    Нынче полны плодами фазенды –
    Надо встретить, дождаться, успеть мне,
    Когда римские грянут календы.
    Прикрепления: Картинка 1
    Категория: Конкурс "Мой родной дом" | Просмотров: 661 | Добавил: Aselina | Теги: стихи об Алматы, поэзия Асель Омар, стихотворения Асель Омар, Асель Омар, стихи о Москве, стихи об Алма-Ате | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz